Принципы судебной этики

К профессиональным этическим принципам, которые определяют как общую направленность правосудия, так и действия лиц, занятых в его отправлении, относятся справедливость, беспристрастность, независимость. Они имеют важное воспитательное и регулятивное значение, а также способствуют формированию профессионального мировоззрения юриста. Однако содержание и формы их проявления могут существенно различаться в зависимости от специфики функций, выполняемых теми или иными представителями юридического сообщества.

В юридической и философской литературе справедливость обоснованно рассматривается как основополагающий принцип, определяющий само назначение и роль правосудия в жизни людей. В регулятивном аспекте можно говорить о нем как одном из важнейших элементов, ценностей индивидуального и общественного нравственного сознания, в котором отражается представление о должном распределении между людьми прав и обязанностей, деяний и воздаяния за них, достоинств и вознаграждения. Положение, при котором достигается определенная гармония, мы называем справедливым; при несоответствии же указанных параметров принято говорить о несправедливости.

На протяжении всего периода истории общественной мысли понятие справедливости неизменно связывалось с представлением об этическом статусе ценности человека и его жизни в ряду иных базовых ценностей морали.

Основы понимания справедливости были заложены еще в Античности в философском учении Аристотеля. В своих представлениях древнегреческий мыслитель исходил из различия, существующего между двумя основными формами справедливости – распределительной (дистрибутивной) и уравнивающей (ретрибутивной).

Распределительная справедливость определяется тем, что в обществе существует необходимость учитывать заслуги каждого человека. Блага, будь то богатство и власть или же почести и слава, всегда дефицитны; по своей природе они не могут быть в равной мере распределены между всеми людьми. Именно поэтому так важно выработать некий регулятивный принцип, руководствуясь которым, мы могли бы адекватно оценить степень заслуг каждого и воздать ему по его заслугам. Распределительная справедливость, таким образом, придает легитимный характер существующему неравенству, основополагающее правило которого состоит в том, чтобы все "делить по достоинству". Тот человек, чей вклад признается обществом бо́льшим, получает соответствующее вознаграждение, и, наоборот, меньшие усилия должны, согласно установленному порядку, оцениваться по минимуму. Блага, попадающие в этом случае в распоряжение индивидов, принято рассматривать как частные. С ними люди могут совершать любые действия, согласуемые с разрешительным характером права и морали. Они отличаются от тех благ, которые могут принадлежать лишь всем людям сообща (например, окружающая нас природа). Поэтому в отношении последних должно действовать некоторое согласие, за пределами которого вступают в силу разнообразные запреты.

Уравнивающая справедливость, по Аристотелю, находит свое выражение в необходимой соразмерности выгоды и ущерба. С одной стороны, он распространяет ее действие на сферу рыночных отношений, где изначально осуществляются обмен и продажа товаров по их объективной стоимости. Здесь не имеет значения, кто ты, поскольку за основу принимается исключительно сложившаяся на данный момент оценка результатов труда разных производителей. С другой стороны, тот же принцип Аристотель фактически применяет к области уголовных наказаний, где все лица, совершившие преступление, оказываются в равном положении перед законом. Цель деятельности судьи как представителя государства заключается в том, чтобы возместить пострадавшей стороне понесенный ею ущерб посредством назначения виновнику наказания, соразмерного совершенному деянию. Тем самым постфактум достигается восстановление утраченного исходного порядка, необходимого баланса прав и обязанностей, сложившегося в отношениях между людьми в данный период.

Применительно к сфере судопроизводства на первое место, как правило, выходит именно уравнивающая необходимость, содержание которой состоит в неотвратимости возмездия за совершенное. Она ставит граждан в равное правовое положение, а потому правосудие вершится, невзирая на лица, социальное положение, служебный или имущественный статус, которым обладает тот или иной человек в обществе и государстве. Требование справедливости означает в этом контексте всестороннее и непредвзятое рассмотрение конкретного дела, независимо от каких-либо обстоятельств, в судебном заседании, где только и может быть определена конкретная вина либо отсутствие таковой у подсудимого. Требование справедливости распространяется не только на судопроизводство по уголовным, но также и по гражданским делам. Участники гражданского оборота изначально равны в своем юридическом статусе и в этом качестве вправе рассчитывать на справедливое разбирательство своего спора в суде.

При отсутствии четко очерченных и получивших закрепление критериев ее оценки справедливость как равенство нередко получает избирательный характер, тождественный произволу. Таково, например, изъятие определенных прав у разных категорий граждан СССР в 1920–1930-е гг., впоследствии смягченное и в модифицированном виде дожившее до конца 1980-х гг. в виде ограничения большинства свобод (передвижения, информации, слова, собраний и т.п.) для подавляющей части населения нашей страны. Соответственно, и распределительная справедливость получает ограниченную сферу обращения: нравственное признание обретают лишь те усилия, которые санкционированы свыше государством либо иным субъектом политического управления, тогда как не получившие предварительного одобрения могут иметь своим следствием наказание.

Справедливость в повседневной жизни часто выступает как моральное качество, присущее конкретному человеку. Оно означает, что индивид обладает способностью соотносить разного рода явления с точки зрения распределения добра и зла и следует этому в своих поступках. Это качество оказывается особенно важным в профессиональной деятельности юриста. Объектом направленности его усилий выступают люди, а это налагает дополнительную ответственность. Статья 2.7 разд. II Профессионального кодекса нотариусов РФ в качестве одной из основных заповедей провозглашает: "Руководствуйся справедливостью". Аналогичные установления содержатся в этических кодексах ряда иных корпоративных сообществ, образованных юристами-профессионалами.

В зависимости от особенностей положения, которое объективно занимает та или иная процессуальная фигура, содержание принципа справедливости будет существенно меняться. Так, для судьи при условии обеспечения гарантий состязательности процесса справедливость устанавливается, исходя из аргументов защиты и обвинения. Судья и присяжные должны руководствоваться только тем, что реально установлено, доказано, подтверждается представленными материалами и показаниями свидетелей. Никакие иные субъективные либо привходящие извне мотивы не должны иметь здесь места.

В деятельности адвоката справедливость обретает значение через отстаивание гражданских прав конкретного человека. Несомненно, что указанный мотив в идеале должен выступать главной движущей силой, которая направляет его действия на достижение законной и нравственно позитивной цели. Здесь мы имеем дело с оборотной стороной известного правового принципа, получившего закрепление в Конституции РФ: "Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи" (ч. 1 ст. 48). Правовая защищенность граждан соответствует содержанию принципа справедливости, и в этом случае можно утверждать, что единственная цель профессиональной адвокатской деятельности получает санкцию на свое осуществление со стороны общественной морали.

Неоднократно предпринимавшиеся два последних десятилетия попытки реформирования российской судебной системы неизменно ставят законодателей и теоретиков права перед проблемой обеспечения справедливости судопроизводства. Последнее, в частности, может осуществляться как через повышение этических требований, предъявляемых ко всем профессиональным участникам судопроизводства, так и путем усиления нравственной составляющей основ современного судопроизводства.

Принцип беспристрастности, во-первых, выступает важным условием достижения целей в осуществлении правосудия, а во-вторых, им подкрепляется требование справедливости, что может быть гарантировано лишь при условии непредвзятого и объективного рассмотрения того или иного дела в суде. В русском языке значение слова "беспристрастный" буквально определяется как не обнаруживающий пристрастия, т.е. справедливый.

Беспристрастность есть результат следования путем справедливости, достигаемой посредством соотнесения меры деяний и воздаяния за них. Она обеспечивается тем, что для правосудия не существует каких-либо необоснованных предпочтений и привходящих интересов, мнений. Именно поэтому мы говорим о равенстве всех перед законом. Однако для реализации этого положения оказывается необходимым, чтобы тот, кому доверено вершить правосудие, руководствовался исключительно стремлением к установлению истины, часто понимаемой как правда жизни. Статья 6 ГПК РФ, в частности, декларирует осуществление правосудия "на началах равенства перед законом и судом всех граждан независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств". А ст. 12 ГПК РФ содержит следующую формулировку целей судебной деятельности: "Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность... создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел".

На практике нарушение указанного правового и в своей основе нравственного требования может выступать в двух основных формах. Сюда, как правило, относится необоснованное проявление предпочтений и благосклонности по отношению к одной из сторон процесса, а равно – заведомое предубеждение и предвзятость против другой. Так, в уголовном процессе это может быть как открытое, так и до некоторой степени неявно выраженное расположение к позиции государственного обвинения, которую представляет прокуратура. В гражданском судопроизводстве и арбитражном процессе, к сожалению, нередки случаи необъяснимого благоволения судьи по отношению к интересам государственных либо муниципальных органов власти, а так же лицам, имеющим какое-либо отношение к данным структурам.

Показательно, что законодатель в ряде законодательных актов предусмотрел специальные условия, соблюдение которых способствовало бы беспристрастному, а вместе с тем справедливому, рассмотрению дел. Так, ГПК РФ в интересах обеспечения всесторонности и беспристрастности предусматривает несколько оснований для отвода судей и иных профессиональных участников судопроизводства.

Во-первых, это невозможность для судьи участвовать в рассмотрении дела и его отвод по причине того, что он "лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности" (ч. 3 ст. 16 ГПК РФ).

Во-вторых, недопустимо участие в процессе мирового судьи, а также судьи, если на предыдущем рассмотрении данного дела он "участвовал в нем в качестве прокурора, секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика" (ч. 1 ст. 16 ГПК РФ).

В-третьих, аналогичным образом разрешается ситуация в том случае, если судья "является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей" (ч. 2 ст. 16 ГПК РФ). Последнее обстоятельство имеет значение уже не только чисто юридическое, но также несет значительную долю этической нагрузки.

То же относится к прокурору (ст. 18 ГПК РФ).

Перечисленные условия могут показаться чем-то малозначительным, не играющим сколько-нибудь значительной роли в судьбе человека. Однако такое впечатление будет слишком поверхностным. При нормальном течении процесса отправления правосудия важность гарантий справедливого и беспристрастного рассмотрения дел не ощущается большинством граждан. Указанная проблема становится исключительно актуальной, как только у граждан возникает малейшее сомнение в обоснованности судебного решения. Поэтому на практике беспристрастность всегда определяется необходимостью обеспечения независимости судопроизводства от иных привходящих факторов и обстоятельств.

Принцип независимости в чистом виде применяется лишь в сфере судопроизводства. В буквальном смысле слова он означает, что правосудие осуществляется свободно от какого-либо или чьего-либо влияния извне. В равной степени это касается как этического, так и сугубо юридического аспектов проблемы. Показательно, что в странах с устоявшейся судебной системой исключительное значение придают именно обеспечению независимости в деятельности любого представителя юридической профессии. Вот как, например, формулирует свою мысль Раймон Муллерат, президент Совета коллегий адвокатов и юридических обществ Европейского Союза:

"Свободное сообщество и свободные люди не могут существовать без компетентных и независимых юристов.

Без независимых юристов не может быть беспристрастных судей.

Независимость – это квинтэссенция юридической деятельности" [1].

Независимость следует рассматривать в качестве универсального всеобщего принципа, распространяемого как на деятельность любого представителя юридической профессии, так и на сферу юриспруденции в целом. При этом независимость судебной власти особо оговаривается в Конституции РФ: "судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону" (ч. 1 ст. 120); ряде иных федеральных законодательных актов. В более широком смысле принято говорить о независимости суда относительно двух других ветвей власти – законодательной и исполнительной. В более узком, повседневном значении принцип независимости суда означает, что никто не вправе вмешиваться в осуществление правосудия, диктовать какие-либо условия или давать распоряжения любому из участников судебного процесса. Соответственно, не имеют значения цели и мотивы, которыми руководствуются лица, пытающиеся оказать давление на правосудие.

Вопросы обеспечения независимости судебной власти и тех, кто непосредственно участвует в ее отправлении, многократно конкретизированы в действующем законодательстве. Например, в ГПК РФ не только оговаривается собственно сам принцип независимости судебной власти и правовые гарантии ее практического обеспечения. Здесь в ст. 8 сказано: "Судьи рассматривают и разрешают гражданские дела в условиях, исключающих постороннее на них воздействие". Федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации" относит к числу лиц, которым при отправлении судебных функций гарантируется независимость, судей, присяжных, народных и арбитражных заседателей (ч. 2 ст. 5).

Суд самостоятелен и независим в своих решениях. Поэтому законодатель особо предусмотрел меры, направленные на охрану его от любых противоправных посягательств, вмешательства в работу по осуществлению правосудия. В УК РФ включена гл. 31 "Преступления против правосудия". Она оговаривает достаточно широкий круг деяний, совершение которых в этой сфере может представлять большую общественную опасность.

Требование обеспечения независимости судебных решений распространяется практически на всех, кто занят юридической деятельностью, осуществляется ли она непосредственно в сфере судопроизводства (адвокат, государственный обвинитель, судья) или же за ее пределами (нотариус, следователь, юрисконсульт). Процессуальная независимость профессиональной деятельности юриста обеспечивается постольку, поскольку она осуществляется в правовом поле, строго соответствует требованиям закона.

Независимость в профессиональной деятельности юриста в более общем плане оказывается не только условием успешности его деятельности, но и способствует обеспечению действительно беспристрастного и, следовательно, единственно справедливого подхода к любому делу. Именно таким образом оно воспринимается общественным мнением, получая соответствующую моральную санкцию. Правовое регулирование может быть эффективно лишь при условии, что в обществе действуют по-настоящему независимые юристы, которые в своей деятельности руководствуются исключительно требованиями закона и соотносят преследуемые интересы с требованиями профессиональной этики. Эта задача актуальна вне зависимости от того, обладает ли общество богатыми устоявшимися традициями в данной сфере или же переживает затянувшийся процесс становления правового государства [2].

  • [1] Муллерат Р. Независимость – основной принцип юридической этики // Профессиональная этика юриста. Адвокатская этика. СПб., 2002. С. 13.
  • [2] См.: Грибакин А. В. Понятие юридического закона как парадигма философии права // Бизнес, менеджмент и право. 2011. № 1.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >