ПОЧЕМУ БАЗЕЛЬСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ 1988 г. НЕОБХОДИМО ИЗМЕНИТЬ?

Общепризнано, что недостатки правил первоначального Базельского соглашения 1988 г. связаны с пятью основными причинами.

Во-первых, коэффициенты, взвешенные но риску, в текущих правилах в недостаточной степени отражают различия между рисками банковских активов и являются в некотором смысле абсурдными, например они предполагают, что заем корпоративному контрагенту генерирует кредитный риск, который в пять раз превышает величину кредитного риска для займа банка ОЭСР независимо от кредитоспособности соответствующих заемщиков. Это означает, что кредит корпорации «Дженерал Электрик» (General Electric Corporation), компании с рейтингом ААА, должен иметь резерв капитала в пять раз выше по сравнению с аналогичным кредитом мексиканскому (ВВ) или турецкому (В) банку. Дженерал Электрик также считается значительно более рисковой компанией, чем государственный долг Турции или Мексики. Очевидно, что это противоречит истинному положению вещей.

Во-вторых, правила/нормативы подразумевают, что все корпоративные заемщики имеют одинаковый кредитный риск, например заем корпорации с рейтингом АА требует такой же величины капитала, как и заем корпорации с рейтингом В. Э го также неверно.

В-третьих, Соглашение 1988 г. не учитывает должным образом сроки погашения, например соглашения о револьверном (возобновляемом) кредите со сроком менее одного года не требует нормативного капитала в соответствии с нормативами, в то время как краткосрочные кредиты со сроком погашения 366 дней связаны с таким же уровнем капитала, как и долгосрочные. (Револьверный кредит — это соглашение, которое позволяет компании брать заем и погашать заем без ограничений в течение определенного периода времени.) Очевидно, что банк рискует, когда предлагает краткосрочные револьверные кредиты, поскольку срок составляет менее одного года и нормативный капитал не требуется. Это привело к появлению большого количества банковских кредитов на 364 дня, при которых банк кредитует только на 364 дня и непрерывно возобновляет кредит на следующий год, — явный пример того, как банки меняют свою политику, чтобы перехитрить регулирующие правила. (Такой кредит не требует капитала, даже если сроки кредита таковы, что в случае отмены обязательства должник имеет право вернуть сумму, растянутую на многие годы.)

В-четвертых, Соглашение не предусматривает методы смягчения кредитного риска, например использование кредитных производных инструментов (одни из наиболее активно развивающихся в данный период рынков по управлению рисками).

В-пятых, Соглашение не рассматривает сложные вопросы, например влияние эффекта портфеля, даже несмотря на то, что кредитный риск в любом крупном портфеле частично компенсируется диверсификацией но эмитентам, отраслям и географическому положению, например банку необходимо иметь такую же сумму нормативного капитала для одного корпоративного займа в 100 млн долл. США, как и для портфеля 100 различных и несвязанных (независимых) корпоративных займов на сумму 1 млн долл. США. В то время как со 100-миллионным займом могут возникнуть проблемы, слишком маловероятно, что 100 займов с таким же сроком погашения в полностью диверсифицированным портфеле одновременно станут проблемными.

Эти недостатки привели к искаженной оценке фактических рисков, а также к нерациональному использованию капитала. Проблема заключается в том, что по мере того, как определение нормативного капитала искажает понимание банков об истинной величине рискового капитала, необходимого для покрытия позиции (например, экономического капитала), банки сталкиваются с инициативой играть в «регулятивный арбитраж».

Регулятивный арбитраж описывает стремление банка изменить поведение таким образом, чтобы нести меньшие капитальные затраты и в то же время подвергаться такому же уровню фактического риска, — подобно избежанию налогов, связанных с риском нормативного капитала. Часто банки делают это, используя финансовый инжиниринг, например секьюритизацию различных типов облигаций, обеспеченных долговыми обязательствами (CDO), и кредитные производные инструменты.

Банк иногда прекращает передачу рисков с высоким рейтингом из банковского портфеля в торговый или за пределы банковской системы, таким образом, чтобы эти риски не были связаны с нормативным капиталом. По это означает, что качество активов, оставшихся в портфеле, снижается, — в точности обратный результат тому, который предполагался регулирующими органами.

Устранение регулятивного арбитража может быть достигнуто только посредством лучшего выравнивания регуляторного и экономического капитала, т.е. через убеждение в том, что регуляторный капитал действительно отражает величину экономического риска, который несет банк. При таком подходе у банков нет стимула обходить правила.

Даже если бы Базельское соглашение 1988 г. оценивало риск более точно, оно бы не соответствовало условиям функционирования современных банков, в силу темпов изменений и инноваций в банковской сфере. Улучшения в процессах управления внутренними рисками, принятие более передовых методик оценки рисков и учащение использования методов смягчения риска, например секьюритизации и кредитных производных инструментов, изменили в значительной степени способы контроля и управления рисками в последние несколько десятилетий.

Эти проблемы, вызванные несовершенством Базельского соглашения 1988 г., привели к тому, что более крупные банки утверждают, что они должны иметь возможность разработки собственных внутренних моделей кредитного портфеля с целью определения VaR для кредита вместо излишне простых стандартов, принятых Соглашением 1988 г. Эти кредитные модели VaR должны быть утверждены регулирующими органами и использоваться для расчета минимального требуемого уровня регулятивного капитала для кредитного риска, связанного с традиционными займами в банковском портфеле.

Однако при разработке новых правил для включения в Базель II регулирующие органы в ближайшем будущем не намерены принимать данные требования. Вместо этого они создали список усовершенствованных подходов для расчета кредитного риска, которые предусматривают использование более сложной кредитной модели портфеля. Давайте более подробно рассмотрим некоторые ее моменты.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >