Этика взаимоотношений адвоката с коллегами

Этика взаимоотношений адвоката с коллегами включает в себя разнообразные нормы, наработанные десятилетиями юридической практики. Бо́льшая часть этих требований нашла закрепление в действующем Кодексе профессиональной этики адвоката. Конечно, кодекс не может предусмотреть и детально регламентировать поведение адвоката применительно ко всем ситуациям. В каких-то случаях он взаимодействует с другими представителями адвокатского сообщества, оказывается их партнером или же совместно с ними выполняет предписанные законом функции, в других – оказывается процессуальным противником. Кроме того, бывают обстоятельства, когда между адвокатами возникают конфликтные отношения. И если процессуальные обязанности адвоката, как правило, регулируются нормами законодательства, то область взаимоотношений между представителями адвокатского сообщества совершенно обоснованно относится преимущественно к сфере нравственного регулирования. Показательно, что Кодекс профессиональной этики адвоката однозначно устанавливает норму профессионального поведения: "Отношения между адвокатами не должны влиять на защиту интересов участвующих в деле сторон" (ч. 5 ст. 15).

Основные нравственные нормы, определяющие отношения между адвокатами, вытекают из единого правового статуса, которым законодатель наделил всех лиц, принадлежащих к этой профессии. Особую социальную и этическую значимость в связи с этим обретает тот факт, что конечной целью деятельности здесь выступает квалифицированная юридическая помощь физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию. Соблюдение высоких этических стандартов при исполнении адвокатами профессиональных обязанностей по отношению к доверителям оказывается возможно лишь при поддержании таких же стандартов во взаимоотношениях между коллегами.

Кодекс профессиональной этики адвоката в ч. 1 ст. 15 формулирует следующее положение: "Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав". Речь идет о лояльности – универсальном всеобъемлющем принципе, которого в любой ситуации, независимо от соображений практической целесообразности, собственных взглядов, симпатий или антипатий, следует придерживаться всем адвокатам. Адвокаты должны быть взаимно лояльны, т.е. не допускать действий, способных нанести ущерб или каким-то образом повредить своему коллеге. В известном смысле речь идет о своеобразной интерпретации золотого правила нравственности. Оно в своей негативной версии говорит: не поступай по отношению к другому так, как бы ты не хотел, чтобы поступали по отношению к тебе. Это тот необходимый нравственный минимум, вне которого не может существовать адвокат.

Стоит заметить, что любые этические ограничения важны не сами по себе. Они несут определенную функциональную нагрузку, связанную с исполнением профессиональных обязанностей. Например, в п. 2 ч. 2 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката говорится о недопустимости для адвоката использовать в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражения, порочащие другого адвоката, а также критики правильности действий и консультаций адвоката, ранее оказывавшего юридическую помощь этим лицам". Сходный запрет, но с более широкой сферой применения, содержится в п. 1 ч. 2 ст. 15 Кодекса. Представим типичную ситуацию, при которой граждане, обратившись за помощью к адвокату, начинают ему же жаловаться на действия его коллеги, к услугам которого они прибегали ранее. Как должен действовать адвокат?

Конечно, любой адвокат заинтересован в том, чтобы между ним и клиентами были установлены отношения доверительности. Может показаться, что, сочувственно выслушав жалобы на действия своего коллеги и выразив соответствующую негативную оценку, адвокат достигает открытости, лучшего взаимопонимания, усиления коммуникации между ним и клиентом. На самом деле это вовсе не так. Не зная всех обстоятельств дела, нельзя судить о степени обоснованности и правильности средств, которые были избраны другим адвокатом по представлению и защите законных интересов доверителя. Не является помощником в этом вопросе собственное отрицательное мнение адвоката о своем коллеге и методах его работы. Адвокат в этой ситуации вообще объективно не вправе давать оценку, поскольку не он, а адвокатская палата наделила того профессиональным статусом и соответствующими полномочиями. Следовательно, лишь сама адвокатская палата и уполномоченные ею органы в рамках дисциплинарного производства могут "обеспечить своевременное, объективное и справедливое рассмотрение жалоб, представлений, обращений в отношении адвоката" (ч. 3 ст. 19 Кодекс профессиональной этики адвоката).

Следует иметь в виду, что, начав обсуждать с кем бы то ни было деловые качества своего коллеги, адвокат не только не способен таким путем добиться повышения собственного престижа в глазах доверителя, но, скорее, даже достигает противоположной цели. Объективно урон наносится моральному облику самого адвоката, считающего допустимым в присутствии клиентов негативно отзываться о своих коллегах. Можно ли уважать и доверять такому человеку? Какими глазами должен смотреть после этого доверитель на того, от кого он ожидает помощи в сложном правовом вопросе? Очевидно, здесь действует своего рода эффект отражения. Страдает собственная репутация, страдает репутация коллег. Следствием такого поведения оказывается формирование неблагоприятного имиджа адвокатов и адвокатского сообщества в общественном мнении.

Особо деликатную сферу взаимоотношений между адвокатами образуют вопросы гонорарной практики и информации о предоставляемых услугах. Следует иметь в виду, что адвокатура – это некоммерческий институт. Адвокатская деятельность не направлена на извлечение прибыли. Выше уже говорилось о том, что ее целью выступает защита прав и законных интересов граждан, их объединений. Адвокат, осуществляя свою профессиональную деятельность, не может и не должен иметь в качестве основного мотива своей деятельности получение максимального гонорара. Следует говорить об адекватности вознаграждения, получаемого адвокатом в соответствии с затраченными усилиями, профессиональной компетентностью и опытом работы.

Суммируя сказанное, подчеркнем, что в отношениях между адвокатами недопустима конкуренция как коммерческий принцип. Поэтому, например, ст. 17 Кодекса профессиональной этики адвоката говорит о допустимости информации об адвокате и адвокатском образовании, но не рекламы адвокатом своих достоинств и отличий. Кодекс говорит, что размещение информации допустимо, если она не содержит:

  • 1) оценочных характеристик адвоката;
  • 2) отзывов других лиц о работе адвоката;
  • 3) сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов;
  • 4) заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызвать у них безосновательные надежды.

Аналогично в целях недопущения конкуренции между представителями сообщества адвокат должен воздерживаться от обсуждения с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями обоснованности гонорара, взимаемого другими адвокатами (п. 3 ч. 2. ст. 15 Кодекса). В случае если адвокат считает возможным для себя использовать такого рода предосудительные способы привлечения клиентуры, он тем самым вольно или невольно, но опять-таки объективно понижает нравственный статус адвокатуры в глазах граждан. Вопрос о размере гонорара за юридические услуги традиционно относится к числу щепетильных тем, публичное обсуждение которых не поощряется ни одним профессиональным сообществом. Применительно к рассматриваемой ситуации следует признать, что ни односторонняя критика размеров гонорара другого адвоката, ни обещание исполнить поручение за меньшую плату нельзя признать этически безупречными. Отсюда же логически вытекает запрет склонять лицо, пришедшее в адвокатское образование к другому адвокату, к заключению соглашения о предоставлении юридической помощи между собой и этим лицом (ч. 3 ст. 15). На профессиональном жаргоне описанная ситуация именуется термином "перехват клиента" и относится к числу действий, однозначно осуждаемых адвокатским сообществом.

Подытоживая сказанное, можно заметить, что нормы адвокатской этики, затрагивая самые разные аспекты профессиональной деятельности адвоката, образуют единый комплекс требований. Без их соблюдения невозможна реализация главной цели адвокатуры – служения защите прав и законных интересов граждан и их объединений, общества в целом.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >