Область применения морского законодательства.

Положения морского права почти всюду ограничиваются в своем применении морем, плавание по озерам и рекам остается вне их действия. Только Итальянское торговое уложение нашло возможным разорвать с исторической традицией и дать вместо морского водное право, с применением его норм ко всем сообщениям по воде. По тому же пути проявило намерение идти новейшее бельгийское законодательство. Мы видели, что Устав о купеческом водоходстве 1781 года предназначался для судового движения по морю, рекам и озерам, но при составлении Свода законов этот источник послужил основанием только для морского плавания. Тем не менее в практике нашей проявляется стремление распространить действие правил морского права на плавание по внутренним водным сообщениям. Основанием к тому выставляют ст. 38 Устава путей сообщения, которая гласит: «подробные правила о строении, покупке и найме судов изложены в Уставе торговом». Против распространения норм морского права на речное судоходство, с догматической точки зрения, приходится сказать следующее: а) приведенная статья по своему содержанию не дает указания на то, что правила Устава торгового должны быть применяемы к речному плаванию. Ь) Приведенная статья не имеет под собой ни одной ссылки, оправдывающей ее происхождение и способной объяснить это распространение. с) Приведенная статья стоит в резком противоречии со ст. 84, в силу которой не считается торговлею продажа и покупка самых судов.

Однако, если даже признать, что сфера морского права ограничивается берегами моря, все же остается вопрос, что следует понимать под именем моря? Вопрос этот не имеет того значения для стран Западной Европы, какое он имеет в России ввиду существования у нас таких водных пространств, как Каспийское море, Аральское море, Ладожское озеро, Байкал, Ильмень. Следует ли подчинить плавание по ним морскому праву или оставить под действием сухопутного права наравне с плаванием по рекам? Можно ли удовлетвориться установившимся словоупотреблением и отнести Каспийское море к морскому праву, а Байкал, Ильмень, Чудское озеро исключить из-под действия его? Может ли физическая география дать руководящие начала в настоящем вопросе? Можно стать на ту точку зрения, что водное пространство, отрезанное от сообщений с океаном, не есть море. С этой точки зрения, Каспийское и Аральское моря, несмотря на свои названия, должны остаться вне морского права. И наш закон, противополагая морю внутренние воды', подает повод к принятию такой точки зрения. Можно проводить отличие по составу воды, и тогда те же Каспийское и Аральское моря, в противоположность Байкалу, будут отнесены к настоящим морям. Но едва ли следует становиться на точку зрения, притом весьма сомнительную, 1 Т. XI, ч. 2, Устав о промышленности, ст. 79, см. по Прод. Св. Зак. 1906.

физической географии. Правильнее стать на историко-экономическую точку зрения, с которой Каспийское море представляется хозяйственно связанным с Волгою, являясь как бы естественным продолжением движения по ней. Догматически вопрос разрешается в том же духе законом 6 мая 1902 года, который по поводу занятия должностей на мореходных судах противопоставляет Каспийское и Аральское моря озерам Байкальскому, Ладожскому, Онежскому'. С точки зрения законодательной политики Россия более чем какая-либо другая страна по состоянию своих вод требует объединенного права сообщений по воде, независимо от того, море ли то, озеро или река.

Второй вопрос заключается в том, распространяется ли действие норм морского права также на устья рек, впадающих в море? У нас в России этот вопрос возбуждается существованием рек с широкими и глубокими устьями, свободно открывающими доступ огромным морским судам. Таковы устья рек Невы, Западной и Северной Двины, Амура, если не считать сравнительно мелкие устья Волги и Дона. Становясь на ту же экономическую точку зрения, следует признать, что тесная связь плавания в море и в устьях, примыкающих к этому морю, не допускает совершенно разделения права в отношении тех же самых морских торговых судов. Следовательно, отношения, возникающие по поводу прихода в то же устье пароходов, рейсирующих лишь по реке, не подлежат действию морского права.

Следует иметь также в виду, что, по установленному в международном праве воззрению, морское судно является продолжением территории того государства, флаг которого ему предоставлено носить. Поэтому вместе с морским судном передвигается и область применения морского законодательства.

Т. XI, ч. 2, Устав торговый, изд. 1903, ст. 178, п. 4, ст. 189.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >