Сообщение точных сведений.

Для того чтобы страховой договор имел все те последствия, на которые рассчитывали контрагенты, необходимо, чтобы в момент его заключения была наличность некоторых условий, предполагаемых законом. Страхователь должен доказать страховщику тот страховой интерес, который побуждает его к заключению договора, величину этого интереса, которою определяется размер обязанности, принимаемой на себя страховщиком; фактические обстоятельства, которыми обусловливается высота падающего на страховщика риска и назначаемой по его расчетам премии. Страхование предполагает добросовестное отношение друг к другу со стороны обоих контрагентов. Это договор uberrimae fidei, как называет его новый английский закон’.

Страхователь должен удостоверить, что в момент заключения договора у него имеется страховой интерес. Таково общее воззрение континентального права[1]. Английский закон, напротив, прямо постановляет, что наличность страхового интереса требуется в момент происшедшего несчастия, хотя бы он и не существовал еще в момент совершения договора[2]. Из категорического заявления нашего закона о том, что страхование почитается недействительным... когда кто отдает на страх... что-либо ему не принадлежащее', следует, что договор будет недействителен, если застрахована вещь, которая только впоследствии будет принадлежать страхователю, а отсюда необходимо сделать вывод, что страховой интерес должен быть в момент заключения договора.

Мало установить наличность страхового интереса. Необходимо еще, чтобы действительная ценность его не превышала указанной при заключении договора. Переоценка страхового интереса может произойти или умышленно по вине страхователя, или же неумышленно с его стороны. Если кто-либо на страх «умышленно отдаст в цене большей противу настоящей стоимости» и «будет доказано по суду, что сие было сделано с какою-либо противозаконною целью»[3] [3] [5], то 1) страхование почитается недействительным, а 2) страхователь теряет страховую премию и подвергается наказанию как за подлог'. Отсюда следует, что при недоказанности умысла при переоценке, происшедшей без вины страхователя, например при застраховании купленного за глаза через представителя, договор остается в силе, хотя, конечно, страховщик не обязывается возместить свыше действительного ущерба. В этой части договорные условия могут пойти далее и освобождать страховщика при всякой переоценке интереса, умышленной или неумышленной.

Закон возлагает на страхователя обязанность дать «обстоятельное показание об отдаваемом на страх»[6]. Это не обязанность, вытекающая из заключаемого договора, а условие, определяющее действительность заключаемого договора. Страхователь должен представить точные сведения относительно существа, доброты, свойства, количества и качества товара или груза либо существа и качества корабля или судна[7]. Всякое умышленное сообщение или умолчание, обнимаемые нашим законом под словом «утайки», влекут за собой недействительность договора, заключенного при таком условии. В частности, умолчание страхователя об известном ему обстоятельстве, что страхуемое судно или груз уже погибли, как обман, не создает никаких договорных обязанностей для страховщика, не лишая его, однако, полученной премии. Но и страховщик, со своей стороны, обязан проявить добросовестность, если желает, чтобы заключаемый договор имел юридические последствия. Получая от страхователя данные, существенные для предполагаемого договора, он, в свою очередь, должен сообщить страхователю те данные, которые могут иметь влияние на заключение договора. Как пример наш закон приводит тот случай, когда страховщик заключает договор о страховании, зная о благополучном прибытии судна на место назначения. Такой договор также почитается недействительным, причем страховщик обязывается возвратить полученную премию[8].

Понятно, уничтожающее действие неверных сообщений или умолчаний с той и другой стороны может быть принято только тогда, когда сообщение или умолчание касается существенного обстоятельства. С точки зрения закона существенным следует считать такое обстоятельство, «от коего зависело возвышение премии». Продолжая мысль закона, мы должны признать существенным и такое обстоятельство, от коего зависело бы решение страховщика вступить в договор. Применяя положение закона к страхователю, мы должны сказать, что и он вправе отступить от договора только тогда, когда страховщик умолчал об обстоятельстве, решающем вопрос о заключении договора, как в приведенном примере - знание о благополучном прибытии судна.

К числу обстоятельств, имеющих существенное значение для силы договора, относится и двойное страхование. Если договор страхования имеет силу только при наличности страхового интереса, то, очевидно, страхуя имущество, уже застрахованное у другого страховщика от той же опасности, на то же время, в пределах всего страхового интереса, - страхователь заключает договор страхования без страхового интереса. Двойное страхование может явиться результатом умышленного умолчания со стороны страхователя или незнания с его стороны о другой сделке, заключенной его доверенным, или без полномочия в его интересе, или же вследствие неумышленной переоценки страхового интереса. Если кто, застраховав свое имущество у одного страховщика, заключит затем новый договор с другим страховщиком, скрыв от него о первом договоре, покрывшем уже полностью интерес, тот совершает обман, который имеет своим последствием недействительность договора, сохранение премии у страховщика и уголовное наказание. Когда один и тот же предмет неумышленно будет застрахован вдвойне, то,.по нашему законодательству[9], первая страховка остается в силе, а вторая уничтожается. Однако второй страховщик может удержать в свою пользу полпроцента со всей застрахованной ценности в виде, очевидно, возмещения деловых расходов, так называемых Ges- chaftsgebuhr. При этом если окажется, что первым договором застрахован не весь груз (или не все судно), то страховщики, подписавшие последующие договоры, ответствуют только в той сумме, которая причитается за груз (за судно) сверх определенной в первом страховании'. По Гамбургским правилам, при неумышленном двойном страховании договоры сохраняют свою силу в порядке их заключения в пределах страхового интереса, а страховщики, отпадающие от договора, сохраняют в свою пользу часть полученной премии в качестве вознаграждения за деловые расходы[10] [11] [12].

  • [1] Также и по Гамбургским правилам, § 155.
  • [2] Англ, закон 21 декабря 1906 года, § 6.
  • [3] Т. XI, ч. 2, Устав торговый, ст. 564.
  • [4] Т. XI, ч. 2, Устав торговый, ст. 564.
  • [5] 1 Уложение о наказаниях, ст. 1195.
  • [6] Т. XI, ч. 2, Устав торговый, ст. 569.
  • [7] Т. XI, ч. 2, Устав торговый, ст. 564, п. I.
  • [8] Т. XI, ч. 2, Устав торговый, ст. 564, п. 2.
  • [9] Т. XI, ч. 2, Устав торговый, ст. 600.
  • [10] Довольно точное воспроизведение Франц, торг, код., § 3591. Так же решался вопрос вГерм торг, код., § 788 в ред. 1897 года, но законом 30 мая 1908 года решение измененоприменительно к сухопутному страхованию (см. Курс торгового права, т. II, стр. 400-401).Иначе по Итал. торг, код., § 608, который предоставляет предъявить требование к любому из нескольких страховщиков в пределах страхового интереса. В том же направленииАнгл, закон 21 декабря 1906 года, § 32, п. 2а.
  • [11] 1 Гамбургские правила, § 15. Теперь это положение стоит в противоречии с § 788 Герм,торг. код. в редакции 30 мая 1908 года.
  • [12] 1 Реш 4 Дсп. Прав. Сен. 1886, № 145 по делу Бернштейна.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >