Теория самокатегоризации

Согласно теории самокатегоризации, человек стремится видеть мир понятным и предсказуемым. Чтобы достичь этой цели, он формирует представление о себе и окружающих людях. Этот процесс может происходить по-разному. В частности, человек может воспринимать себя на трех уровнях (Reicher et al, 2012).

На первом уровне мы воспринимаем себя как уникальную личность, подчеркиваем свое отличие от других людей. В этом случае у нас актуализируется личная идентичность.

На втором уровне мы воспринимаем себя как члена социальной группы, подчеркиваем свое сходство с одними людьми и отличие от других. В этом случае у нас актуализируется социальная идентичность.

На третьем уровне мы воспринимаем себя как представителей человечества, подчеркиваем свое сходство со всеми людьми. В этом случае у нас актуализируется общечеловеческая идентичность.

В теории самокатегоризации рассматривается второй уровень само- восприятия. Когда человек находится на этом уровне, он осуществляет самокатегоризацию — причисляет себя к какой-либо социальной группе. Осознав свою групповую принадлежность, человек классифицирует окружающих. Одних людей он причисляет к своей группе, а других — к аутгруппе.

Самокатегоризация выполняет важную психологическую функцию. Она позволяет нам сделать мир понятным и предсказуемым при наличии минимальной информации о том, что происходит. Благодаря самокатегоризации, мы можем сформировать представление о себе, других людях и выстроить стратегию поведения. Таким образом, причиной межгрупповых конфликтов является самокатегоризация, которая сопровождается делением людей на «своих» и «чужих». Возникает вопрос: почему простое разделение людей на членов своей и другой группы вызывает межгрупповое противостояние? Чтобы ответить на него, рассмотрим процесс самокатегоризации более подробно.

Как происходит социальная категоризация? Для того чтобы провести самокатегоризацию и классифицировать окружающих, нам нужны социальные категории. Взрослый человек обладает большим количеством самых разных социальных категорий, позволяющих ему быстро классифицировать людей на основе самых разных признаков от пола до хобби. Однако разные люди отдают предпочтение различным категориям. Например, для кого-то более важным является этническая принадлежность, а для кого-то — профессиональная.

При категоризации мы сравниваем свои особенности и особенности других людей с содержанием категории. Наша память хранит информацию о содержании категорий в виде схем, примеров и прототипов.

Схемы (стереотипы) — совокупность свойств (внешнего вида, поведения, психологических особенностей), которые приписываются представителям определенной категории («программисты серьезные и необщительные»).

Примеры — описание конкретных людей, которых можно отнести к данной категории («мой сосед, который работает программистом, — умный и малообщительный человек», «молодой человек моей подруги, который работает программистом, — умный и веселый»).

Прототип (prototype) — это описание наиболее яркого представителя категории. Как правило, это собирательный образ, поэтому ни один конкретный пример не соответствует прототипу полностью. Однако одни примеры больше соответствуют прототипу, чем другие.

Схемы и прототипы определяют центральную тенденцию категории: они гарантируют, что люди, которых относят к категории, будут похожи друг на друга по главным параметрам. Примеры обеспечивают изменчивость категории: они позволяют поместить в категорию людей, которые различаются второстепенными характеристиками. Однако сторонников теории самокатегоризации больше интересуют прототипы (см. вкладку 2.1).

По каким признакам мы сравниваем характеристики людей с содержанием социальной категории? Во-первых, по внешним, хорошо заметным признакам: строению лица и тела, цвету кожи, одежде и прическе, высоте голоса, акценту и терминологии и т.д. Во-вторых, по взглядам и предпочтениям: ценностям, политическим и религиозным ориентациям, оценкам отдельных явлений и событий. И наконец, в-третьих, классификация людей происходит на основании поступков, которые они совершают, деятельности, которую они выполняют. Однако если при самокатегоризации мы можем опираться на внутренние, плохо заметные окружающим особенности (например, ценности), то при категоризации других людей мы можем использовать лишь те признаки, которые хорошо заметны внешнему наблюдателю (например, ценности, которые человек выражает публично).

Категоризация людей происходит по принципу метаконтраста. Согласно этому принципу, нескольких человек можно отнести к одной категории, если различие между ними меньше, чем их отличие от членов другой категории, присутствующих в данной ситуации. Например, мы можем разделить людей на основании гендерной принадлежности, если нам кажется, что отдельные женщины больше похожи друг на друга, чем женщины в целом на мужчин в целом.

Как мы выбираем категорию? Социальная категоризация — это сложный процесс. Каждый человек может классифицировать себя и других людей по разным основаниям: полу, сексуальной ориентации, возрасту, национальности, идеологическим предпочтениям, увлечениям и т.д. Каждый раз человеку приходится выбирать, какую категорию он будет использовать в данный момент. В большинстве случаев этот процесс происходит автоматически: мы не раздумываем над выбором, а быстро используем категорию, которая кажется нам подходящей.

Вкладка 2.1. Кто такой «прототипичный лидер»?

Теория самокатегоризация была создана для объяснения разных групповых процессов: от социального влияния до межгруппового взаимодействия. На протяжении 1990-х и начала 2000-х гг. ее идеи активно использовались при изучении влияния большинства и меньшинства, социальной лености, групповой поляризации. Однако наиболее широкое применение эта теория нашла в исследованиях, посвященных лидерству. Лидерство — это процесс социального влияния, через которое отдельные люди привлекаются к участию в жизни группы и мобилизуются для достижения групповых целей. Соответственно, лидером является человек, который регулирует отношения между членами группы и организует процесс решения групповых задач.

Согласно теории самокатегоризации, представление человека о своей социальной группе включает в себя групповой прототип — описание наиболее яркого члена этого сообщества: «настоящего туриста», «настоящего студента моего факультета», «настоящего члена моей рабочей группы» и т.д. Эти прототипы формируются в ходе развития конкретной группы, а затем транслируются новичкам. Оценивая одногруппников, человек сравнивает их с групповым прототипом. Люди, соответствующие прототипу, получают более высокие оценки, чем те, кто ему не соответствует. Эта закономерность в полной мере проявляется в оценке лидера группы — человека, который организует групповую работу.

В целом люди более позитивно оценивают лидера, который соответствует групповому прототипу. Он воспринимается как настоящий член группы, который воплощает в себе ее нормы и ценности, вызывает большую симпатию и готовность выполнять его распоряжения. «Прототипичность» лидера играет очень важную роль в межгрупповом контексте. Люди отдают предпочтение лидеру, который ярко, в крайней форме выражает взгляды, распространенные в его группе. Такой лидер позволяет последователям провести четкое различие между своей и другой группой, подчеркнуть своеобразие ингруппы. Недостаток «прототипичности» может возместить лишь демонстрация лидером сильной идентификации с группой. Тот, кто выражает приверженность группе, производит такое же позитивное впечатление, как и человек, который соответствует групповому прототипу.

Однако существуют ситуации, когда люди отдают предпочтение лидеру, который не соответствует прототипу. Это происходит, когда группа подвергается серьезной критике со стороны окружающих. В этих случаях поддержка «непрототипичного» лидера может быть вызвана либо желанием улучшить имидж группы в глазах окружающих, либо впоследствии свалить на этого лидера все неудачи. Вместе с тем, когда ситуация становится полностью неопределенной, люди сильнее поддерживают любого лидера, вне зависимости от того, насколько он соответствует ингрупповому прототипу.

Чаще всего люди выбирают лишь одну категорию из нескольких возможных. Например, в одних случаях человек воспринимает себя как члена определенной профессиональной группы, но игнорирует свой пол, возраст и т.д. То же самое он делает и с окружающими людьми — подразделяет их на основе профессии. В других случаях он выбирает уровень дохода и т.д. Как правило, чтобы спровоцировать одновременную самокатегоризацию и категоризацию окружающих по нескольким основаниям, нужны специальные усилия.

При выборе категорий действует принцип функционального антагонизма. Согласно этому принципу, в каждый момент времени человек может использовать только один уровень самокатегоризации и категоризации других людей. Например, при использовании категории

«страна (место) проживания», мы можем провести различие на уровне конкретных стран (например, испанцы и немцы) или на уровне более крупных территориальных образований (например, Евросоюз и США). Однако мы не можем разделить окружающих на немцев и членов Евросоюза, поскольку Германия — это страна, которая входит в состав Евросоюза.

Согласно теории самокатегоризации, вероятность использования определенной категории зависит от характеристик человека, который осуществляет категоризацию (его мотивов, целей, ожиданий) и особенностей категории. Рассмотрим несколько основных правил выбора категории.

Во-первых, мы чаще используем категории, содержание которых соответствует характеристикам человека. Например, для категоризации блондина скорее подойдет категория «жители Скандинавских стран», чем «жители Африки», поскольку его цвет волос соответствует набору признаков, характерных для категории «жители Скандинавских стран».

Во-вторых, мы чаще используем категории, в соответствии с которыми участников взаимодействия можно разделить на членов ин- и аутгруппы. Например, в случае столкновения между болельщиками двух футбольных клубов у сторонников каждого из них актуализируется категория «болельщики определенного клуба» («болельщики Спартака», «болельщики Динамо» и т.д.), которая позволяет провести различие между ингруппой и аутгруппой, но не категории «молодые люди» и «футбольные болельщики».

В-третьих, мы чаще используем категории, которые легко приходят нам в голову. Доступность категории зависит как от индивидуальных предпочтений человека, так и от социального контекста. С одной стороны, разные люди обладают разным опытом категоризации и поэтому в новых ситуациях выбирают различные категории. Например, одни люди предпочитают категоризовать окружающих на основе пола, а другие — на основе профессиональной принадлежности. С другой стороны, на выбор категории влияет социальный дискурс. Например, категоризацию по политическому или религиозному признаку чаще используют члены сообщества, где активно обсуждаются вопросы политики и религии. При этом индивидуальные и ситуационные факторы могут действовать одновременно. Так, недавнее российское исследование показало, что категоризацию по этническому признаку чаще использовали люди с высоким уровнем национализма, а также те, кто незадолго до этого прочитал статью о мигрантах (Хухлаев, Тарасов, 2015).

Каковы последствия социальной категоризации? Социальная категоризация оказывает двойственное влияние. С одной стороны, она влияет на самовосприятие и поведение человека. При актуализации личной идентичности (восприятии себя как уникальной личности) человек приписывает себе черты, которые свойственны лично ему.

При актуализации социальной идентичности (восприятии себя как члена группы) он приписывает себе такие же черты, как и другим членам группы. В результате его представление о себе, самооценка и поведение сильно изменяются.

Например, в одном исследовании участников просили оценить себя по шкале «зависимый — независимый». Затем у одной половины респондентов актуализировали, а у другой половины не актуализировали гендерную идентичность. После этого участников вновь просили оценить себя шкале «зависимый — независимый». Оказалось, после актуализации гендерной идентичности мужчины оценивали себя как более независимых, а женщины — как более зависимых, чем до нее (Reynolds, Turner, 2006). Это происходило, поскольку «зависимость» часто рассматривается как часть женской идентичности, а «независимость» — как часть мужской.

Чем важнее для человека категория, которую он использовал при самокатегоризации, тем большее влияние она оказывает на его само- восприятие и поведение. Например, женщины, у которых актуализируют гендерную идентичность, используют менее уверенный стиль речи, чем мужчины с актуализированной гендерной идентичностью. Однако эти различия чаще возникают у людей, которые придают большое значение половой принадлежности (Palomares, 2004).

С другой стороны, социальная категоризация оказывает влияние на восприятие других людей. Человек делит окружающих на членов ингруппы и членов аутгруппы. После этого он приписывает этим людям характеристики, соответствующие содержанию социальных категорий. Представим, что категория «студенты университета А» включает в себя такие характеристики, как «высокий уровень интеллекта» и «амбициозность». В то же время категория «студенты университета Б» включает «дружелюбие» и «доброту». Встретив на межуниверситетском конкурсе студентов разных университетов, мы спонтанно оцениваем представителей университета А как умных и амбициозных, а представителей университета Б — как добрых и дружелюбных.

Интересно, что представление об одном и том же человеке может варьироваться в зависимости от того, к какой категории мы его причислили. Например, студенты-экономисты университета Амстердама давали различные описания другого студента-экономиста в зависимости от критерия сравнения. Если они сравнивали партнера со студентом из другого университета (т.е. использовали категорию «студент университета Амстердама»), то приписывали ему больше таких черт, как креативный, общительный, склонный к приключениям, спокойный, невозмутимый, переменчивый. В то же время, если участники сравнивали студента-экономиста со студентом-социологом университета Амстердама (т.е. использовали категорию «студент-экономист»), то приписывали ему такие черты, как ориентированный на построение карьеры, амбициозный, самоуверенный, процветающий, материалист (van Rijswijk, Ellemers, 2002).

Когда человек выбирает особенности для описания ин- и аутгруппы, он старается провести как можно более четкую границу между этими сообществами. В результате возникают два взаимосвязанных эффекта СReicher et al, 2012).

Во-первых, человек подчеркивает сходство между собой и членами своей группы (восприятие гомогенности ингруппы), а также между всеми членами аутгруппы (восприятие гомогенности аутгруппы). Например, при категоризации по этническому признаку мы подчеркиваем особенности, свойственные нашей этнической группе и другому этническому сообществу. Более подробно об эффектах гомогенности ин- и аутгруппы мы поговорим в главе 6.

Восприятие подобия между собой и членами ингруппы возникает в результате двух процессов (van Veelen et al, 2016). Первый процесс — это социальная проекция (social projection) — приписывание человеком своих особенностей другим членам ингруппы. Социальная проекция происходит, когда мы помещаем себя в новую категорию. Например, встречаясь с членами новой рабочей группы, мы автоматически приписываем им те особенности, которыми обладаем сами (например, дружелюбие или амбициозность).

Второй процесс — это самостереотипизация (self-stereotyping) — приписывание человеком себе характеристик, которые входят в состав категории. Самостереотипизация происходит, когда мы помещаем себя в хорошо известную и хорошо сформированную категорию. Например, при самокатегоризации по гендерному признаку мы автоматически выделяем у себя качества, которые, на наш взгляд, свойственны представителям нашего пола.

Во-вторых, человек подчеркивает различия между ингруппой и аут- группой. Вернемся к нашему примеру про студентов университета и представим, что категоризацию проводит студент университета А. Он будет воспринимать всех студентов своего университета как более умных и амбициозных, чем студентов университета Б. Одновременно он будет воспринимать всех студентов университета Б как более добрых и дружелюбных, чем студентов университета А.

Когда человек проводит различие между ингруппой и аутгруппой, он приписывает «своим» более позитивные характеристики чем «другим». Это происходит, поскольку представление об ингруппе тесно связано с Я-концепцией человека. Различие, проведенное в пользу ингруппы, соответствует позитивному представлению о себе. Однако это касается характеристик, которые человек считает важными. В то же время мы часто приписываем другой группе позитивные особенности, которые кажутся нам второстепенными.

Таким образом, теория самокатегоризации делает акцент на когнитивном аспекте социальной идентичности. Вместе с теорией социальной идентичности она образует наиболее популярный сегодня подход к изучению межгрупповых отношений.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >