Александр III. Основные социально-политические события царствования

Трагедия 1 марта 1881 г. стала поворотом в государственной жизни империи, открыв новую страницу истории русского самодержавия. Трон получил сын убитого императора — Александр III. Его первоначально не готовили к роли наследника престола, что негативно сказалось на его образовании. Новый монарх искренне полагал, что случившееся — результат излишнего «либерализма», что самодержавными принципами поступаться нельзя. В этом его активно поддерживал обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев (1827— 1907), в течение последующих 13 лет царствования являвшийся одним из наиболее приближенных к Александру III лиц. Бывший учитель монарха призывал молодого императора отказаться от либеральных принципов прежнего правления. Попытка начать реформу, намеченную Александром II в конце февраля 1881 г,, была его сыном отвергнута, а 29 апреля 1881 г. император выпустил манифест, который уже окончательно и бесповоротно определял политическое будущее страны. В манифесте император заявлял о вере «в силу и истину самодержавной власти, которую мы призваны утверждать и охранять для блага народного от всяких на нее поползновений». На долгие годы охранительная идеология стала главенствующей в политической жизни России. При этом Александр III и его советники, прежде всего К. П. Победоносцев, стремились приспособить самодержавие к новым условиям экономической и политической жизни страны, сделать его пригодным для решения стоявших перед Россией задач. В первый же год царствования вспомнили о старых славянофильских мечтаниях: новый министр внутренних дел Н. П. Игнатьев подготовил проект манифеста о созыве Земского собора и 12 апреля 1882 г. представил его царю. Опубликование намечалось на 6 мая и было приурочено к 200-летию со дня открытия последнего Земского собора. Но против этого восстал К. П. Победоносцев, напугавший Александра III возможной революцией и гибелью России. Даже Земский собор представлялся ему шагом к конституции. Игнатьева отправили в отставку. В правительстве вообще прекратились какие бы то ни было обсуждения темы представительства.

С самого начала своей первой задачей новое правительство провозгласило «искоренение крамолы», т. е. борьбу с революционерами. 4 сентября 1881 г. было утверждено Положение об усиленной и чрезвычайной охране, в котором объединялись все исключительные меры властей, практиковавшиеся ранее. Принципиально нового в жизнь России этот закон не внес, но он усовершенствовал механизм репрессий. «Усиленная охрана» давала полиции возможность арестовывать любого мало-мальски неблагонадежного человека. В начале 1880-х гг. правительством Александра III были проведены существенные изменения и в области народного образования. По правилам 13 июня 1884 г. в ведомство православного исповедания были переданы все так называемые школы грамотности, т. е. народные школы низшего типа. При этом в законодательном порядке правила не были проведены. За земскими народными школами был усилен надзор, осуществлявшийся инспекторами народных училищ. Был ограничен доступ в гимназии и реальные училища детей непривилегированных сословий: циркуляр, получивший название циркуляра «о кухаркиных детях», был принят в 1887 г. В том же году установили процентную норму приема евреев в высшие и средние учебные заведения.

При Александре III (в 1884 г.) был принят новый университетский устав, упразднявший автономию и сокращавший права ученых советов. Назначение ректоров и замещение профессорских вакансий осуществлялось отныне министром просвещения, а деканов — попечителями учебных округов; был ликвидирован и университетский суд. Таким образом, устав 1863 г. был полностью пересмотрен. В 1886 г. были закрыты Высшие женские курсы. Эти меры не имели, как и можно было ожидать, желательных с точки зрения правительства результатов. Участие студентов в революционных организациях не прекратилось: участниками неудавшегося покушения на жизнь Александра III 1 марта 1887 г. были преимущественно студенты столичного университета. Наряду с университетами особенную опасность правительство видело в излишней свободе печати. Арсенал репрессивных мер, путем которых велась борьба с распространением крамолы, получил необходимое дополнение после издания Временных правил о печати (1882 г.), облегчавших административной власти закрытие периодических изданий.

Правительство всячески стремилось пересмотреть и земскую реформу предыдущего царствования. Главная мысль была проста: создать на местах сильную и близкую к народу власть. По убеждению Александра III крестьяне нуждались в опеке со стороны государства, а осуществлять опеку должны были дворяне-помещики. Этому убеждению царя вполне соответствовало Положение 12 июля 1889 г. о земских начальниках, облеченных сильной и произвольной властью как над отдельными крестьянами, так и над органами крестьянского самоуправления и суда. Неслучайно с введением земских начальников по личному требованию царя были уничтожены мировые судьи. В уездах мировые судьи были заменены земскими начальниками, в городах (за исключением Санкт-Петербурга, Москвы и нескольких больших городов), подчиненных съездам земских начальников. Земские начальники утверждали должностных лиц в сельских и волостных управлениях, а также волостных судей.

12 июня 1890 г. было принято новое Земское положение. Закон не упразднил земства, но по новому Положению гласные, ранее избиравшиеся крестьянами, стали теперь назначаться губернатором (на практике делом назначения ведали все те же земские начальники). Принято было и новое Городовое положение (11 июня 1892 г.), изменявшее (хотя и не коренным образом) Положение 1870 г. Отныне ни одно решение городской думы не могло было быть проведено в жизнь без разрешения губернского начальства, разумеется, не избиравшегося, а назначавшегося. Повысился избирательный ценз: из числа избирателей были исключены мелкие торговцы и приказчики. Правительство стремилось также провести пересмотр судебных уставов, принятых в предыдущее царствование. Впрочем, многого в этом деле достичь не удалось: реальные результаты пересмотра судебных уставов свелись к изменению в 1887 г. ценза для присяжных заседателей в пользу представителей дворянского сословия.

Стремлением поддержать материальное благополучие дворянского сословия объясняется и учреждение 21 апреля 1885 г. (в год столетнего юбилея Жалованной грамоты дворянству императрицы Екатерины II) Дворянского банка. Банк должен был содействовать тому, чтобы дворяне постоянно проживали в своих поместьях, активно участвуя в местном управлении.

В течение ряда лет правительство Александра III пыталось проводить русификаторскую политику, принимая всевозможные меры по стеснению «инородцев» и «иноверцев». Больше всего преследовались евреи и поляки-католики. И те и другие считались политически неблагонадежными. «Временные правила» 1882 г. лишили евреев права вновь селиться вне городов и местечек даже в пределах пресловутой «черты оседлости» (дальше которой евреи, без особого разрешения, жить не могли). Поляки испытывали значительные трудности при поступлении на государственную службу.

Таким образом, Россия сошла с пути Великих реформ. История правления Александра III доказала, что власть не хотела проводить реформы, но она не могла их не проводить и не способна была их возглавить. Правительство стремилось приспособить экономическое и социальное развитие России к политической доктрине «народного самодержавия». Время доказало, что это было невозможно. Отсутствие четко обозначенного политического и экономического курса вело к хаосу и кризису. Он не замедлил отразиться в трагических событиях неурожайных лет начала 1890-х гг. (о чем еще пойдет речь). Желание регламентировать жизнь огромной страны оказалось неосуществимым. Царь оказался жертвой собственных иллюзий, передав груз нерешенных проблем своему старшему сыну Николаю (1868—1918 гг.; всего у Александра III, женатого на датской принцессе Дагмаре, в православии Марии Федоровне, было пятеро детей).

Во внешней политике император стремился решать возникавшие проблемы мирным способом, избегая вооруженных конфликтов (неслучайно в официальной дореволюционной историографии Александра III именовали «миротворцем»). При этом Россия имела сильную армию: 900 тыс. солдат в мирное время можно было увеличить до 4 млн в военное. Международное положение России после Берлинского конгресса 1878 г. было чрезвычайно непростым. Не раз обострялись отношения с Англией (из-за расширений среднеазиатских владений империи) и с Австро-Венгрией (из-за влияния на дела Балканского полуострова). Желание русских дипломатов руководить политикой балканских стран привело к ухудшению отношений с Сербией и Румынией. Постепенно испортились и отношения России с Болгарией, что воспринималось особенно болезненно. Дипломатическим поражением Александра III стало избрание Болгарским князем Фердинанда Кобургского, состоявшего на австрийской службе.

Сложными были и отношения России с объединившейся в 1870 г. Германией, хотя первоначально линия на традиционную дружбу с Германией сохранялась. Так, летом 1881 г. в Берлине представителями России, Германии и Австро-Венгрии был подписан новый Союз трех императоров. По этому договору каждая из трех стран обязывалась соблюдать благожелательный нейтралитет в случае войны одной из них с какой-либо другой («третьей») державой. На практике это означало, что в случае войны России с Англией Австро-Венгрия и Германия будут нейтральны, точно так же как и Россия — в случае войны Германии с Францией. Договор заключили на три года, а в 1884 г. продлили еще на три. Однако его значение было подорвано конфликтом, возникшим между Россией и Австро-Венгрией из-за «болгарского вопроса».

В 1887 г. между Россией и Германией был заключен «Договор о перестраховке» на три года, предусматривавший взаимный нейтралитет в случае нападения на Россию или на Германию какой-нибудь третьей страны. «Договор о перестраховке» стал последним союзным договором между Германией и Россией. В 1888 г. немецкий император Вильгельм II посетил Россию, а в октябре 1889 г. состоялся ответный визит в Германию Александра III. В газетах писали о дружбе между странами, но на практике Союз трех императоров прекратил свое существование. Главной причиной этого было откровенное стремление Германии играть в Европе «первую скрипку», быть ее политическим хозяином. Реализовать подобное стремление Германия могла, только разгромив Францию. Однако ослабление Франции нарушало политический баланс сил в Европе и делало реальной всеевропейскую войну. Российская дипломатия прекрасно осознавала истинные пружины немецкой внешней политики. Тем более что еще в октябре 1879 г. был заключен оборонительный австро-германский договор, целиком направленный против России. Статья 1 договора утверждала, что если Австро-Венгрия или Германия подвергнется нападению со стороны России, то обе стороны совместно обязаны выступить на помощь друг другу. То же самое предусматривалось и в том случае, если на Германию или на Австро- Венгрию нападала какая-либо иная страна, которую, в свою очередь, поддерживала Россия. Договор был заключен на пять лет и в дальнейшем неоднократно продлевался. Так в Европе начал образовываться военно-политический блок во главе с Германией.

Три года спустя, в 1882 г., Бисмарку удалось привлечь на сторону Германии и Австро-Венгрии и Италию. Между этими тремя странами был заключен секретный союзный договор, направленный против Франции и России. Участники договора условились не принимать никакого участия в блоках и союзах, направленных против одного из них. При заключении этих договоров главную роль играла Германия.

Конфликты России с Германией в то же самое время происходили и на экономической почве. Поддерживая отечественную промышленность, русское правительство ввело большие пошлины на ввозимые из Германии товары. Современники говорили о настоящей «таможенной войне» между странами. Лишь после заключения в 1894 г. русско- германского торгового договора экономический конфликт был улажен. Кроме того, Россия принимала меры по «обрусению» Западного и Балтийского краев, где огромным влиянием всегда пользовались остзейские бароны. В 1887 г. на западной границе империи даже были сосредоточены русские войска.

Все это заметно осложнило отношения между Россией и Германией и в то же время подготовило почву для сближения с Францией. Когда император Вильгельм II в 1891 г. с особой торжественностью объявил о возобновлении Тройственного союза между Германией, Австрией и Италией, то и Александр III официально заявил о состоявшемся сближении между самодержавной Россией и республиканской Францией. Летом 1891 г. французская военно-морская эскадра под командованием адмирала А. Жервэ посетила Кронштадт, где была встречена с особым радушием и торжественностью. Чествуя французских гостей, император Александр III стоя выслушал национальный гимн Франции — революционную «Марсельезу». Для самодержавной России это было удивительное событие. В 1893 г. русская эскадра нанесла ответный визит. Моряки посетили Тулон и Париж. Обе страны одинаково были обеспокоены усилением Германии. Кроме того, на фоне экономических конфликтов, имевших место между Россией и Германией, франко-русские финансовые связи выглядели особенно впечатляюще. Россия получила возможность делать во Франции необходимые для развития отечественной промышленности займы, а французская буржуазия видела в этих займах выгодное размещение своего капитала. Следующим шагом на пути укрепления франко-русского союза стало подписание летом 1892 г. проекта секретной военной конвенции. Согласно этой конвенции, в случае если Германия нападала на Францию, Россия сразу же должна была начать войну против Германии. Точно такие же обязательства были и у Франции — в случае войны России с Австро-Венгрией и (или) Германией она должна была незамедлительно выступить на помощь своей союзнице. Франция должна была выставить против Германии армию в 1 млн 300 тыс. человек, а Россия — от 700 до 800 тыс. Если страны — участницы Тройственного союза начинали мобилизацию своих войск, Россия и Франция безо всякого предварительного соглашения также должны были приступить к мобилизации. Конвенция должна была действовать до тех пор, пока существовал бы Тройственный союз. 15 декабря 1893 г. русское правительство сообщило Франции об утверждении конвенции. Точно такое же заявление 23 декабря сделало русскому правительству французское. Окончательно конвенция стала обязательной в результате обмена письмами 27 декабря 1893 г. и 4 января 1894 г. между министром иностранных дел России Н. К. Гирсом и французским послом в Санкт-Петербурге Г. Монтебелло.

Итак, в Европе оформилось два противостоящих друг другу военных блока: германо-австрийско-итальянский и русско-французский. Так в Европе началась подготовка к войне за господство на континенте. Россия на многие годы вперед определила свои внешнеполитические ориентиры: вплоть до Октябрьской революции 1917 г. Франция оставалась ее главным союзником.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >