РОССИЯ И СССР В XX В.

Россия накануне и в годы Первой мировой войны. Революция 1917 г.

Начало XX в. ознаменовалось углублением политических и экономических противоречий между крупнейшими европейскими странами, среди которых особая роль отводилась и Российской империи. К 1914 г. Европа была разделена на две крупнейшие военно-политические коалиции — Тройственный союз (1882 г.), объединявший Германию, Австро-Венгрию, Италию, и Антанту (от французского слова entente — соглашение), в которую входили Франция, Россия и Англия. При этом в отношениях между странами-союзницами не все было гладко. Германия, стремившаяся к новым колониальным захватам и устами своих политиков (прежде всего императора Вильгельма II) заявлявшая о стремлении расширить собственное влияние в мире, встречала активное противодействие Франции и Англии. В свою очередь, Россия, первоначально не желавшая идти на открытую конфронтацию с Германией, ослабленная поражением в войне с Японией и революционными потрясениями 1905—1907 гг., вынуждена была лавировать. Часть представителей старой бюрократии и дворянства видели в Германии оплот консервативных принципов, а в Вильгельме II — носителя «истинно-монархических традиций», близких по духу русскому самодержавию. В 1905—1906 гг. и в 1911 г. европейская стабильность зависела от разрешения так называемого Марокканского кризиса, главной причиной которого были претензии Франции и Германии на господство в Марокко. В октябре 1908 г. Австро-Венгрия объявила об аннексии Боснии и Герцеговины, балканских территорий, с 1877 г. временно оккупированных ее войсками. Аннексия явилась тяжелым ударом для союзницы России — Сербии, давно мечтавшей получить эти области, которые дали бы ей не только пахотные земли, но и выход к морю. Без этого Сербия была осуждена на экономическое рабство перед Австрией. Германия целиком поддержала аннексию, совершенную правительством Австро-Венгрии, в результате чего позиции сторонников дальнейшего сближения России с Англией и Францией усилились, а германофилы потерпели поражение. Ситуация на Балканах еще более осложнилась в результате двух балканских войн — 1912 г. и 1913 г. В первой войне против Турции выступили страны Балканского союза — Черногория, Болгария, Сербия и Греция. Турецкое владычество на полуострове было окончательно сломлено, но мир между членами союза, не сумевшими договориться о территориальных приобретениях, укрепить не удалось: летом 1913 г. Болгария напала на тех, с кем ранее вместе сражалась против турок, и проиграла. Симпатии России были на стороне Сербии, в то время как в Болгарии преобладали прогерманские настроения.

Балканские войны стали предвестием более грозных событий. Отношения между Антантой, с одной стороны, и Германией — Австро-Венгрией, с другой, становились все более и более натянутыми. Накануне войны в Германии правительство потребовало от Рейхстага (и получило) 1 млрд марок золотом на чрезвычайные военные расходы; во Франции совершился переход от двухлетней к трехлетней воинской повинности; в России Государственная дума приняла ряд законопроектов, которые должны были к 1916—1917 гг. значительно усилить численность и боеспособность русской армии. Вопрос о войне становился вопросом времени. Прекрасно понимали это стратеги Генерального штаба Германии, убежденные, что соотношение сил к началу 1914 г. в пользу Тройственного союза. Именно тогда идея «превентивной» войны получила безоговорочную поддержку в военных и политических кругах Германии. Франция и Россия, полагали немцы, к войне не готовы, а Англия воевать не будет, сдерживаемая как бурными волнениями в Ирландии, так и усилившимся соперничеством с Россией из-за влияния в Персии. Так обстояли события, когда 28 июня (по григорианскому календарю[1]* или новому стилю) 1914 г. всю Европу облетело известие об убийстве в Сараеве сербским гимназистом Гаврилой Принципом наследника австрийского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда. Это стало прекрасным поводом для Австро- Венгрии, подталкиваемой к войне Вильгельмом II: 23 июля (н. ст.) Сербии был предъявлен ультиматум, выполнение условий которого означало фактическую ликвидацию сербской независимости. 28 июля (н. ст.) Австро-Венгрия объявила войну Сербии. На следующий день Россия начала мобилизацию пограничных с Австро-Венгрией округов, а 30 июня (н. ст.) приступила к всеобщей мобилизации. Ультиматум Германии с требованием прекратить мобилизацию Россия игнорировала, прекрасно понимая, что войны избежать не удастся. В результате 1 августа (н. ст.) 1914 г. Германия объявила России войну. 3 августа (н. ст.) Германией была объявлена война Франции, а 5 августа (н. ст.) после нарушения немецкой армией нейтралитета Бельгии к союзникам по Антанте присоединилась Англия. В итоге в войну было втянуто 33 государства, включая Японию и Соединенные Штаты Америки. Германский план войны на два фронта предусматривал в начале разгром Франции (за шесть-восемь недель), а затем уничтожение на Восточном фронте русской армии. План реализовать не удалось: Россия поддержала союзника в самый критический момент, введя свои войска (армии генералов фон Ренненкампфа и Самсонова) на территорию Восточной Пруссии. В результате немецкое командование вынуждено было снять несколько корпусов с западного направления и перебросить их на восток. Ослабленная таким образом в самый критический момент германская армия столкнулась в сентябре 1914 г. с французами на огромном протяжении у берегов реки Марны. После упорной битвы немцы вынуждены были отступить к северу, окопавшись приблизительно в 90 км от Парижа. План молниеносной войны (так называемый план графа Шлиффена) рухнул. Франция не была уничтожена в шесть- восемь недель. Напротив, теперь стоило ожидать долгого кровопролития. Победа французов была достигнута ценой разгрома русских сил в Восточной Пруссии. В конце августа — первой половине сентября 1914 г. армии генералов фон Ренненкампфа и Самсонова, выступившие в поддержку союзника без надлежащей подготовки и недоукомплектованными, потерпели поражение. Более того, в течение всего 1914 и начала 1915 гг. германское командование, не тратя сил на разведку, в точности знало расположение русских войск: только к лету 1915 г. верховное командование России стало серьезно относиться к отдаче приказов по радиотелеграфу.

Одновременно с боями в Восточной Пруссии с 18 августа началась Галицийская битва, в которой армии Юго-западного фронта нанесли тяжелое поражение австро-венгерским армиям. 3 сентября (н. ст.) 1914 г. русские войска заняли австрийский город Львов, затем осадив крепость Перемышль, укрепив за собой Галицию и часть австрийской Польши. Австро-венгерская армия настолько утратила боеспособность, что правительство этой страны стало сомневаться в возможности продолжения войны. Успешно действовали русские войска и против Турции, война которой была объявлена 2 ноября (н. ст.) 1914 г. В 1915 г. германское командование приняло решение, обороняясь на Западе, направить главный удар против России. Цель была очевидна: вывести Россию из войны, заключить выгодный мир, а затем всеми силами разгромить Францию и Англию. Наиболее значительной операцией на Восточном фронте в 1915 г. явился Горлицкий прорыв. Австро-германским силам удалось 2 мая 1915 г. прорвать позиции 3-й русской армии, в результате чего весь Юго-Западный фронт с 10 мая (н. ст.) начал отступление. В мае-июне была оставлена завоеванная ранее Галиция. В июле 1915 г. потерпели поражение и русские войска в районе Варшавы. Польшу пришлось оставить. В итоге к октябрю 1915 г. русские армии закрепились на рубеже Риги, реки Западной Двины, Двинска, Барановичей, Дубно и реки Стрыпы. К этому времени против России действовало 107 дивизий противника, что составляло 54 % общих сил, боровшихся со странами Антанты. И тем не менее главная цель Германии — изменение хода войны — достигнута не была. Общая обстановка складывалась не в пользу Германии и ее союзников. Изменить положение на Западном фронте в ходе Верденской операции, начавшейся в феврале 1916 г., германскому командованию не удалось: французы сумели удержать фронт. Русский Юго-западный фронт также добился в 1916 г. крупных оперативных успехов: в мае в районе Луцка был прорван фронт противника. Австро-венгерская армия потеряла свыше 1 млн убитыми и ранеными, более 400 тыс. солдат и офицеров попали в плен (русские потери составили 0,5 млн человек). На Кавказском фронте Россия также имела определенные успехи: были взяты турецкие крепости Эрзурум, Трапезунд и Эрзинджан. В итоге к концу 1916 г. стратегическая инициатива перешла в руки Антанты. Германия, безуспешно искавшая возможность заключения мира, вынуждена была перейти на всех фронтах к стратегической обороне.

1917 год кардинально изменил положение — в России произошла революция, перевернувшая весь ход русской социально-политической и общественной жизни и похоронившая монархическую государственность. Революция была вызвана целым рядом сложных причин, вынудивших императора Николая II отречься от престола (2 марта 1917 г.). Император отрекся за себя и за сына в пользу своего брата великого князя Михаила Александровича (1878—1918), на что без предварительного изменения закона о престолонаследии не имел права. Идейный сторонник неограниченной власти, царь, очевидно, не видел особой ценности в ограниченной власти. Почему же пала российская монархия?

В течение войны, особенно в результате неудач, вопрос о причинах экономической неподготовленности страны быстро перешел и в политическую плоскость. Действительно, казенная военная промышленность не могла обеспечить армию снаряжением и боеприпасами в условиях затяжной войны. Переход частной промышленности на производство вооружения был начат с опозданием и занял много времени. Железные дороги не справлялись с возросшим объемом перевозок, из-за чего уже в первые недели войны возникли трудности со снабжением промышленности и городов топливом и горючим. Экономическая неподготовленность страны усугублялась политическим кризисом системы. По существу после начала боевых действий в августе 1914 г. в России сложилась странная ситуация двоевластия: Совет министров пытался решать проблемы военного хозяйства, в то время как в дела тыла все чаще стали вмешиваться офицеры Ставки Верховного главнокомандующего, которым был назначен дядя царя великий князь Николай Николаевич. Двоевластие Совета министров и Ставки быстро приобрело политическую окраску, незаметно Ставка превращалась в средоточие надежд официальной оппозиции монарху. Под нажимом Николая Николаевича в июне 1915 г. царь пожертвовал четырьмя крайне консервативными министрами (Н. А. Маклаковым, В. А. Сухомлиновым, В. К. Саблером и И. Г. Щегловитовым) и согласился на возобновление заседания Государственной думы, прерванного после вступления России в войну. Следствием летней сессии Думы 1915 г. стало создание системы органов военно-экономического регулирования — Особых совещаний, помогавших правительству решать вопросы, вызванные к жизни обстоятельствами военного времени. Летом 1915 г. в Государственной думе возник прогрессивный блок, объединивший разные политические силы страны, как националистов, так и либералов. Создатели блока видели в нем «последнее средство спасти монархию» и были готовы на союз с властью, выступая с лозунгом «министерства доверия». Однако получить такое министерство не удалось. Кадровые изменения не были системными.

Проблема заключалась в том, что император не желал отказываться ни от каких прерогатив самодержавной власти, наказав за вмешательство во внутренние дела Верховного главнокомандующего — в конце августа 1915 г. Николай Николаевич был отправлен наместником на Кавказ. Вместо него во главе армии встал сам Николай II. Однако это назначение ничего не изменило в отношениях военных и гражданских властей. Кризис продолжал углубляться, еще активнее поползли слухи, что супруга самодержца, Александра Федоровна, якобы «по прямому проводу» общается с Вильгельмом II, сообщая ему военные секреты России. Слухи о «предательстве» императрицы сопровождались также информацией о всевластии сибирского «старца» Григория Распутина (1869—1916), «друга» царской семьи. Недовольство Николаем II и его супругой с 1915 г. захватило даже членов дома Романовых, воспринимавших стремление царя ничего не менять как политическое самоубийство. Николай II верил, что после успешного завершения войны с Германией (на весну 1917 г. планировалось наступление) внутриполитические проблемы решать будет легче. В результате проблемы только множились, недовольство режимом росло. Власть все хуже могла справиться с продовольственным кризисом, для ликвидации которого в конце 1916 г. было решено ввести продразверстку. Но обязательные поставки, разложенные на губернии, не соответствовали товарным запасам. В сложившихся условиях недовольство столичных рабочих, усиленное войной, в начале 1917 г. слилось с озлобленностью солдат, вырванных из деревни, организованных и вооруженных. Нужен был только повод. Перебои с хлебом и стали таким поводом. Судьбу строя решили крестьянско-солдатские массы. За годы войны в них тоже произошла «революция возрастающих требований и ожиданий». К извечному крестьянскому ожиданию земли, обостренному тяготами, обрушившимися на деревню после 1914 г., добавилось ожидание скорого мира во что бы то ни стало. Ситуация оказалась роковой для монархической государственности только потому, что логически вытекала из всей экономической и политической конъюнктуры, порожденной войной. «Голодный бунт» быстро перешел в революцию, опрокинув слабое и не пользовавшееся авторитетом царское правительство как карточный домик. Образованный 27 февраля 1917 г. (после указа Николая II о роспуске Государственной думы) Советом старейшин Думы Временный комитет (ВКГД) во главе председателем Думы с М. В. Родзянко оказался у власти. Одновременно с ВКГД возник и Петроградский совет рабочих депутатов во главе с социал-демократом Н. С. Чхеидзе. Связующим звеном этих властей стал А. Ф. Керенский, член ВКГД и заместитель председателя Совета. События развивались стремительно — брат царя уже 3 марта отрекся от престола, как тогда писали, «в пользу народа», заявив, что примет власть, если на то будет воля грядущего Учредительного собрания. 8 марта император был арестован и помещен вместе с семьей в Александровском дворце Царского Села.

Власть получило Временное правительство: вместе с подписанием акта отречения от престола Николай II подписал еще два документа: о назначении главой исполнительной власти князя Г. Е. Львова и о назначении великого князя Николая Николаевича Верховным главнокомандующим. Временное правительство было создано по соглашению между ВКГД и исполнительным комитетом Петроградского совета. Местными органами власти этого правительства были губернские и уездные комиссары. Министры заявили о стремлении довести войну «до победного конца», неуклонно соблюдать договоры и соглашения с союзниками. По сути уже в марте в России установилась республиканская форма правления (хотя официально республика была провозглашена 1 сентября 1917 г.). 6 марта была проведена самая широкая в русской истории политическая амнистия — все осужденные за политические и религиозные преступления получили свободу; 17 марта было принято постановление «об облегчении участи лиц, совершивших уголовные преступления». В результате на свободу вышло большинство из 155 тыс. заключенных в российских тюрьмах (в местах лишения свободы остались не более 30 тыс.). 12 марта была отменена смертная казнь. В результате насилие захлестнуло страну: «завоеванная свобода» оказалась омрачена. Временное правительство законодательно оформило введенные революцией права на свободу слова, собраний и союзов; исчезла политическая цензура — газеты от правых до анархических распространялись свободно. Стихия демократизации захватила армию, способствуя ее окончательному разложению. Еще до отречения Николая II, 1 марта 1917 г., Петросовет издал Приказ № 1, в котором предписывалось немедленно выбирать солдатские комитеты, представителей в Совет, подчиняться прежде всего ему, не выдавать офицерам оружие и т. п. И хотя изданный 5 марта Приказ № 2 приостанавливал стихийно начавшиеся в столичном гарнизоне выборы солдатами начальников, результаты уже проведенных выборов были признаны. Навести порядок в армии после такого рода инициатив не представлялось возможным.

С первых шагов правительство взяло курс на создание светского государства — 14 июля было принято постановление «О свободе совести», закрепившее свободу выбора гражданами вероисповедания и право религиозных организаций на религиозно-общественную, проповедническую, благотворительную и педагогическую деятельность. Пост обер- прокурора Святейшего Синода был упразднен 5 августа; вместо него возникла должность министра исповеданий, которую занял церковный историк и общественный деятель А. В. Карташев. В целом же необходимо признать, что неполные восемь месяцев своего существования Временное правительство находилось в состоянии почти непрерывного переустройства. За это время сменилось четыре кабинета. Первый кризис, произошедший в апреле, был связан с нотой министра иностранных дел П. Н. Милюкова, заявившего о готовности России воевать до победного конца. Нота Милюкова по требованию Петросовета была «разъяснена», после чего инцидент был признан исчерпанным. Министр иностранных дел и военный министр (А. И. Гучков) 2—3 мая были выведены из состава правительства, в которое вошли шесть социалистов (эсеров и меньшевиков). «Заложник демократии» А. Ф. Керенский (как он сам себя называл) получил портфель военного и морского министра. Новый состав Временного правительства заявил о своем желании бороться с хозяйственной разрухой и о стремлении достичь всеобщего мира. Тогда же, 18 июня (1 июля н. ст.), было начато последнее наступление русской армии (на Юго-западном фронте) в Первой мировой войне. Наступление закончилось поражением: старая армия разваливалась, в ней происходил бурный рост антивоенных настроений. Два месяца спустя русские войска оставили Ригу, а в октябре германские войска овладели Моонзундским архипелагом.

Чем дальше, тем меньшим авторитетом пользовалось Временное правительство, в условиях стремительной «большевизации» (т. е. радикализации) народных масс и роста политического влияния Петроградского совета. По существу в России на тот момент существовало двоевластие. Оно было уничтожено только в дни июльского кризиса, поводом к которому явились неудачное наступление на фронте и расформирование отдельных воинских частей. 3 июля в Петрограде вспыхнули стихийные демонстрации под лозунгами «Долой Временное правительство!», «Вся власть Совету рабочих и солдатских депутатов!» и т. п. Руководство Советов запретило демонстрацию, но подстрекаемые радикальными призывами тысячи людей (в том числе солдаты воинских частей столичного гарнизона) вышли на улицу. Движение возглавляли большевики — сторонники В. И. Ленина, выступившего перед демонстрантами. По существу, это была первая попытка радикальных социалистов-ленинцев прийти к власти. Попытка оказалась неудачной (были убиты 56 человек, ранены 650). Временное правительство отдало приказ об аресте В. И. Ленина (контрразведка Петрограда с апреля вела наблюдение за штаб-квартирой большевиков, располагавшейся во дворце балерины М. Ф. Кшесинской, и лично за Лениным; к июлю были собраны сведения о финансовых связях большевиков с Германией). Однако задержать лидера большевиков не удалось.

После кровавых событий 3—4 июля Центральный исполнительный комитет Советов рабочих и солдатских депутатов и исполнительный комитет Советов крестьянских депутатов объявили Временное правительство, возглавляемое с 7 июля А. Ф. Керенским, «правительством спасения революции». Была предпринята попытка укрепить фронт —12 июля там ввели смертную казнь. 26 июля было сформировано второе коалиционное правительство, именовавшееся «правительством спасения страны». Однако громкие слова никак не мешали дальнейшему углублению политического кризиса в России. Пытаясь препятствовать развалу, новый Верховный главнокомандующий генерал Л. Г. Корнилов в начале августа потребовал от правительства милитаризации фабрик, заводов, железных дорог и введения смертной казни в тылу. Для мобилизации сил и разработки мер по стабилизации положения в стране 12—15 августа в Москве было собрано государственное совещание. Предпринимаемые Временным правительством меры явно не удовлетворяли военных, лидером которых стал в это время Л. Г. Корнилов. 25 августа он двинул войска на Петроград, потребовал отставки Временного правительства и выезда Керенского в ставку Верховного главнокомандующего. В ответ премьер объявил Корнилова мятежником, отстранил от должности и начал борьбу против него. В результате попытка Корнилова осуществить военно-республиканский переворот не удалась. Тогда же под влиянием новой волны революционного радикализма, поднятой призывами бороться «за дело революции», началась полоса массовой большевизации Советов. Сторонники Ленина приходили к власти.

Тогда же наступила пора последнего, самого продолжительного правительственного кризиса. 1 сентября в правящих кругах решили временно передать власть Совету пяти (или Директории). В состав Совета пяти входил премьер-министр А. Ф. Керенский, министры: военный — А. И. Верховский, морской — Д. Н. Вердеревский, иностранных дел — Терещенко, а также министр почт и телеграфов Никитин. Последнее коалиционное Временное правительство было сформировано 25 сентября и просуществовало один месяц. 25 октября Временное правительство, в состав которого входило 10 социалистов, было свергнуто большевиками, с 25 сентября возглавлявшими Петроградский совет. Демократические призывы Временного правительства оказались на поверку утопией, создать четко работающий механизм государственного управления «министрам-капиталистам» и «министрам-социали- стам» не удалось. Хозяйственная разруха и ожесточение политической борьбы укоротили срок деятельности Временного правительства. Сбылись слова бывшего министра внутренних дел России П. Н. Дурново, сказанные в феврале 1914 г. Николаю II. «Особенно благоприятную почву для социальных потрясений, — заявлял Дурново, — представляет Россия, где народные массы несомненно исповедуют принципы бессознательного социализма. Несмотря на оппозиционность русского общества, столь же бессознательную, как и социализм широких слоев населения, политическая революция в России невозможна, но всякое революционное движение неизбежно выродится в социалистическое. За нашей оппозицией нет никого, у нее нет поддержки в народе, не видящем никакой разницы между правительственным чиновником и интеллигентом».

  • [1] * До февраля 1918 г. Россия, в отличие от стран Европы, жила по юлианскомукалендарю, который в XX в. отставал от григорианского календаря на 13 дней. Поэтомупри упоминании дат, касающихся событий Первой мировой войны, специально указывается новый стиль (н. ст.).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >