Гражданская война: результаты и последствия

Гражданская война — одна из наиболее трагических страниц русской истории XX в. Закончившаяся победой большевистской партии, монопольно распоряжавшейся властью в Советской России (СССР) вплоть до начала 1990-х гг., гражданская война расколола российское общество на идейно непримиримых белых и красных.

Обычно гражданской войной называют вооруженную борьбу за власть организованных политических и социальных группировок. В России ее предпосылками явились революционные события 1917 г. (от Февраля к Октябрю), усугубленные экономическим, социально- политическим и духовным кризисом русского общества, более трех лет испытывавшего на себя тяготы Первой мировой войны.

Гражданская война в широком смысле (с точки зрения истории России) продолжалась более пяти лет: с конца октября 1917 по 1922 г., в узком смысле (с точки зрения истории Советского государства и партии большевиков) — с весны — лета 1918 по осень 1920 гг., когда «военный вопрос» был главным для большевиков. Война привела к многомиллионным жертвам населения страны (точные цифры до сих пор не определены) — в большей степени не от потерь в боях и сражениях, а в результате массового террора, роста преступности, эпидемий, широкого использования принудительного труда, изъятия продовольствия и т. д. По словам В. И. Ленина, гражданская война — «это единственно законная, справедливая, священная война угнетенных и эксплуатируемых» против насильников и грабителей. Эта «законная» война закончилась победой партии большевиков, создавших в течение 1918—1920 гг. мощную армию. Красная армия была создана декретом правительства Ленина (СНК) 15 января 1918 г. 4 марта 1918 г. был учрежден Высший военный совет, которому подчинялись все центральные органы военного ведомства. Именно тогда стала реализовываться идея привлечения в «рабоче-крестьянские ряды» военспецов, что вызвало конфликт и отставку большевистского Верховного главнокомандующего Н. В. Крыленко. Вскоре на пост военного комиссара по военным и морским делам, а затем и председателя высшего военного совета республики был назначен Лев Давидович Троцкий (1879—1940) — один из наиболее ярких лидеров большевистской партии эпохи гражданской войны, талантливый публицист и партийный теоретик. В дальнейшем, когда обстановка в Советской России серьезно обострилась, был создан новый орган высшей военной власти в стране — Революционный военный совет Республики (2 сентября 1918 г.; с 1923 г. — Реввоенсовет СССР), объединивший функции Высшего военного совета и Народного комиссариата по военным и морским делам. Его председателем стал Л. Д. Троцкий. В годы гражданской войны РВС фактически был высшим коллегиальным органом военно-политического руководства обороной страны. После создания Политического бюро Российской коммунистической партии (большевиков) председатель РВС Троцкий стал и членом Политбюро (с 1919 г.). РВС занимался строительством вооруженных сил и организацией обороны, издавал приказы, обязательные для исполнения всеми органами вооруженных сил, устанавливал структуру военного управления и т. д. Это обилие вопросов вынудило создать (в ноябре 1918 г.) Совет рабочей и крестьянской обороны (в дальнейшем преобразованный в Совет труда и обороны). Чрезвычайный орган Советского государства возглавил Ленин; Троцкий стал полноправным членом Совета обороны.

В начале 1919 г. приказом РВС в составе Красной армии начали формироваться национальные и интернациональные части: немецкие, башкирские, латышские, китайские и корейские. Некоторые из этих частей печально прославились необычайной (даже в условиях гражданской войны) жестокостью по отношению к противнику и к местному населению, подозревавшемуся в сочувствии к белым. В целом Красная армия в эпоху гражданской войны строилась по принципу вооружения народа.

С чего же началась гражданская война в России, с какого времени можно говорить о реальной вооруженной борьбе? Известно, что гражданское противостояние в России, усиливавшееся день ото дня со времени падения самодержавия, особенно обострилось после захвата власти большевиками. 1918 год положил начало активному противостоянию новых носителей власти, надеявшихся на скорую всемирную революцию, и их противников (от социалистов до монархистов включительно). Резкое недовольство действиями советского правительства (о создании и политическом становлении которого речь пойдет в следующей главе), заявившего о выходе России из Первой мировой войны, проявили и страны Антанты. В марте 1918 г. Антанта высадила свои десанты в Мурманске. Первые попытки интервенции мотивировались желанием восстановить восточный фронт против Германии, тем более что центральные склады оружия и снаряжения, оставшиеся от царской армии, находились под контролем ленинского правительства.

Непосредственным началом гражданской войны традиционно считается мятеж чехословацкого корпуса, попавших в плен по ходу боевых действий Первой мировой войны и пожелавших принять участие в сражениях на Западном фронте. Весной 1918 г. началась их эвакуация через Сибирь во Владивосток, сопровождавшаяся постоянными инцидентами с местными Советами. Политические и национальные трения, подозрительность и неверные приемы государственных структур в итоге привели к взрыву. Детонатором его стали бои в Челябинске.

Почти сразу все города, где находились крупные части корпуса, оказались под его управлением. Создалась угроза власти Советов на обширных территориях за Уралом. Для борьбы с «белочехами» был образован Восточный фронт. Чехословацкая акция, повлекшая за собой роспуск местных Советов, обусловила появление в сентябре 1918 г. первого антибольшевистского правительства на Урале — так называемой Уфимской директории, или Временного всероссийского правительства. Создание Директории можно рассматривать как попытку консолидации социалистических антибольшевистских сил (эсеров и меньшевиков). Эти же силы, в дальнейшем названные демократической контрреволюцией, после захвата (в начале августа 1918 г.) войсками Антанты Архангельска, образовали Временное правительство Северной области.

Уфимская директория и была попыткой консолидации сил «демократической контрреволюции». Ее сформировали на основе эсеровского Комитета членов Учредительного собрания (Комуча), возникшего еще 8 июля 1918 г. — после свержения советской власти в Самаре. К августу 1918 г. «территория Учредительного собрания» охватывала, кроме Самарской, Симбирскую, Уфимскую и часть Саратовской губерний. Комуч провозгласил восстановление демократических свобод, ввел красный государственный флаг, установил восьмичасовой рабочий день, разрешил деятельность фабричных заводских комитетов и профсоюзов, созыв рабочих конференций и крестьянских съездов. Им поводилось восстановление городского и земского самоуправлений, денационализация банков и промышленных предприятий, возрождение частной торговли. На демократических основах была организована Народная армия. Однако попытки противодействовать большевизму демократическими методами в условиях гражданской войны оказались неуспешными, привели к политическому и идейному кризису антибольшевистских социалистических сил.

18 ноября 1918 г. в Омске адмирал Александр Васильевич Колчак (1873—1920) совершил переворот — социалистические противники большевизма были отстранены от власти, а он провозглашен Верховным правителем России и Верховным главнокомандующим всеми русскими армиями. Омский переворот знаменовал собой завершение периода «демократической контрреволюции» на большей части территории страны. Правда, Дальний Восток лишь номинально находился под властью Колчака, фактически с июля — августа 1918 г. там господствовали американцы и японцы, Владивосток был объявлен международной зоной. В городе высадились американские и японские войска. Что касается политических взглядов Верховного правителя, то прежде всего стоит отметить, что он предпочитал патриотическую риторику демократическим заявлениям, будучи по своим убеждениям монархистом. Выдающийся ученый, Колчак не являлся глубоким политиком, воспринимаясь антибольшевистски настроенными социалистами как реакционер. Первоначально оказавшись военным и морским министром Уфимской директории, он вызвал резко негативную реакцию остальных членов социалистического кабинета. 11 октября 1918 г. ЦК партии эсеров призвал даже к мобилизации и вооружению партии против «контрреволюции». Разногласия, разумеется, не уменьшились и после того, как Колчак стал Верховным правителем.

К весне 1919 г. в рядах колчаковских войск было до 400 тыс. человек; власть Верховного правителя была признана Временным правительством Северной области. О подчинении Колчаку 12 июня заявил генерал Антон Иванович Деникин (1872—1947), один из организаторов Добровольческой армии, воевавшей против большевиков на юге России. Однако на практике единого руководства Белым делом и единого командования антибольшевистскими силами Колчак осуществлять не мог: единого фронта борьбы так создано и не было, хотя материальные ресурсы для ведения борьбы у адмирала были: он располагал золотым запасом Российской империи, а также пользовался американскими кредитами, ранее предназначавшимися Временному правительству. Являясь сторонником «единой и неделимой» России, адмирал тем не менее не выступал с заявлениями о будущем устройстве страны, предпочитая решать тактические задачи борьбы с большевиками. Аграрная политика Колчака была направлена на восстановление частного землевладения и укрепление крепких хозяйств. По «Декларации о земле» (апрель 1919 г.), предназначавшейся для всей России, отобранные у хуторян и отрубников земли подлежали возвращению их владельцам.

Весной 1919 г. войска Колчака представляли наибольшую угрозу советской власти, проникнув в Поволжье — главную житницу России. Однако путем жестких мобилизационных мер командованию Красной армии удалось усилить Восточный фронт. Войскам Колчака летом и осенью 1919 г. были нанесены серьезные поражения, возрастало и партизанское движение в тылу. Все это постепенно привело к кризису режима Колчака. Боеспособность армии снизилась, солдаты Чехословацкого корпуса под влиянием революционной пропаганды уже с осени 1918 г. отказывались сражаться против Красной армии, требовали скорейшей отправки на родину. К осени 1919 г. страны Антанты (за исключением США) ослабили снабжение войск Колчака военными запасами. 14 ноября 1919 г. Красная армия вошла в бывшую колчаковскую столицу Омск. Попытки адмирала реорганизовать власть своего правительства для создания более широкой антибольшевистской коалиции завершились неудачей. 4 января 1920 г. Колчак издал указ о передаче верховной всероссийской власти А. И. Деникину, а государственной власти «на территории Российской Восточной окраины» атаману Г. М. Семенову (1890—1946). Потерпев военное поражение, адмирал оказался в роли политического заложника, был выдан руководителями «белочехов» антиколчаковскому «Политическому центру», который, в свою очередь, передал бывшего Верховного правителя Иркутскому военно-революционному комитету. 7 февраля 1920 г.

Иркутский ВРК расстрелял без суда Колчака и руководителя его правительства В. Н. Пепеляева (1884—1920). Впрочем, со смертью Колчака антибольшевистская борьба на Дальнем Востоке не прекратилась: приамурское правительство продержалось до ноября 1922 г., а последняя белая часть — дружина генерала А. Н. Пепеляева (1891—1938), брата В. Н. Пепеляпева, — была разгромлена и покинула Охотский край лишь в 1923 г. (сам генерал был захвачен в плен, приговорен в расстрелу, замененному на 10 лет тюрьмы).

В целом же продвижение Красной армии на Дальнем Востоке приостановилось ранней весной 1920 г. Не желая вооруженного конфликта с Японией, ленинское правительство пошло на образование Дальневосточной республики (ДВР). Республикой, ставшей по существу «буферной зоной», разделявшей Советскую Россию и Японию, руководили большевики, боровшиеся против поддерживавшихся интервентами белогвардейских групп. Япония была заинтересована в разгроме ДВР силами белогвардейцев, однако эти попытки завершились неудачей. В июле 1920 г. Япония заключила с ДВР перемирие и вывела войска из Забайкалья, а после разгрома белогвардейцев под Волочаевкой (в феврале 1922 г.) и в Приморской операции 1922 г. с территории Дальнего Востока были эвакуированы последние войска интервентов. В ноябре 1922 г., «по просьбе трудящихся», территория ДВР стала частью Российской Федерации. Таким образом, в начале 1920-х гг. гражданская война на Дальнем Востоке была завершена.

Неудачей закончилась и борьба антибольшевистских сил на юге России. Антибольшевистские силы стали формироваться на юге России уже в конце 1917 г. Первоначально их возглавили генералы М. В. Алексеев (1857—1918) и Л. Г. Корнилов (1870—1918). После смерти Алексеева и гибели Корнилова, с апреля 1918 г., во главе армии встал А. И. Деникин. В конце июня 1918 г. Добровольческая армия начала наступление на Кубань и захватила Екатеринодар. В июле — августе 1918 г. казаки атамана Войска Донского генерала П. Н. Краснова (1869—1947) развернули наступление на Воронеж и Царицын. К концу лета 1918 г. противникам большевиков удалось захватить % территории Советской Республики. В последующие месяцы войска А. И. Деникина сумели укрепить свое положение, хотя кардинального изменения в пользу Белого дела не последовало. Летом 1919 г. Деникин занял Донбасс, Донскую область, Киев, Одессу, Харьков и Царицын. Через Курск, Орел и Тулу генерал планировал выйти к Москве. Осенью 1919 г. «белая власть» была установлена в Курске и Орле. Одновременно с наступлением Деникина на Москву Северо-западная армия генерала Н. Н. Юденича (1862—1933) начала наступление на Петроград, в середине октября выйдя на ближние подступы к городу.

Однако эти наступления стали последними успешными крупными операциями белых армий. В ходе контрнаступления Южного фронта Красной армией уже в ноябре вновь была установлена советская власть в Орле, Воронеже и Курске. Ударной силой Южного фронта был конный корпус С. М. Буденного (1883—1973), легендарного красного командира (от его фамилии, кстати сказать, произошло и название армейских головных уборов Красной армии — буденовки). В декабре 1919 г. потерпевшие поражения войска Юденича вынуждены были уйти на территорию Эстонии. А три месяца спустя, в начале марта 1920 г., под советский контроль перешло ранее оккупированное интервентами Беломорье. Север России стал советским.

Во второй половине ноября 1919 г. Красная армия развернула мощное наступление против деникинских войск, расчленив их на две группировки. Главные силы Деникина отходили на Дон и Кубань, где им не удалось закрепиться. Одной из причин случившегося было то, что вооруженные силы юга России были ослаблены вспыхнувшим там анархическим восстанием крестьянского «батьки» Н. И. Махно. Стремясь исправить ситуацию, в декабре 1919 г. было заявлено о необходимости установить сотрудничество «власти и общества». С этой целью 30 декабря 1919 г. «Особое совещание» — высший орган гражданского управления, руководимый генералом Деникиным, было реорганизовано в «Правительство при Главнокомандующем Вооруженных сил юга России», в начале марта смененное Южнорусским правительством. В декларации этого правительства заявлялось о единении с Антантой, «упрочении отношений с Польшей» и другими славянскими странами, о готовности установить дружеские отношения с антибольшевистскими правительствами Грузии, Армении и Азербайджана, о признании «самостоятельности существования фактических правительств окраин, ведущих борьбу с большевиками». Задачей правительства провозглашалось «восстановление русской государственности» через Учредительное собрание. Однако эту задачу правительству не удалось осуществить. Деникинская армия терпела сокрушительные поражения. Концом эпопеи стала эвакуация (в конце марта 1920 г.) белых войск из Новороссийска в Крым. 30 марта в Феодосии Главнокомандующий упразднил Южнорусское правительство и, взяв на себя ответственность за поражение, отказался от командования (4 апреля 1920 г.), передав власть генералу Петру Николаевичу Врангелю (1878—1928). Врангель сумел восстановить боеспособность оставшихся сил (их было тогда около 100 тыс.).

25 мая 1920 г. Русская армия (как она теперь называлась) вышла из Крыма на север и успешно в течение пяти месяцев вела успешную борьбу в Северной Таврии и в Нижнем Поднепровье. В то время Красная армия была занята борьбой с Польшей. В союзе с украинским националистическим политиком, активным противником советизации Украины С. В. Петлюрой (1879—1926) руководитель Польши («начальник государства») Й. Пилсудский (1867—1935) в апреле 1920 г. начал поход на Украину. Его целью было расширение территории собственного государства. В мае был захвачен Киев, но Пилсудский просчитался в оценке военных сил большевиков. 26 мая 1920 г. началось контрнаступление Красной армии, сломившей оборону польских войск. В июле война была перенесена на польскую территорию, что позволило Пил- судскому подчеркнуть национально-освободительный характер войны и даже добиться победы. Из-за несогласованных действий красных военачальников война из-под стен Варшавы вновь была перенесена на русские земли, закончившись в октябре 1920 г. после подписания предварительного мирного договора.

Только после того, как большевики заключили перемирие с Польшей, и был брошен клич: «Все на Врангеля!», ситуация вновь, на сей раз окончательно, была изменена не в пользу белых, возглавлявшихся бароном Врангелем. Внутриполитические успехи барона, правительство которого стало проводить в Крыму земельную реформу, учитывавшую интересы крестьян, восстанавливало правосудие и порядок и провозглашало необходимость внесения в русскую жизнь «оздоровляющих начал гражданского строя», уже не могли поправить его военное положение. Уже в октябре 1920 г. войска белых покинули Таврию, а в середине ноября 1920 г. Красная армия, преодолев укрепления в районе Перекопа, в течение нескольких дней захватила Крым.

Белое дело было проиграно. Считать причиной его трагедии прежде всего «классовую направленность», очевидно, не вполне верно. Его ядром было офицерство, но это офицерство не было «дворянским» — за годы Первой мировой войны состав офицерства стал практически всенародным. Не было Белое движение и политически реакционным. Среди противников большевиков, воевавших в белых армиях, были и социалисты, и конституционные демократы, и монархисты различных толков.

Трагедия гражданской войны заключалась в том, что друг против друга сражались соотечественники, чем дальше, тем меньше имевшие возможности примириться. И это при том, что как в белых, так и в красных армиях сражались «бывшие» военачальники некогда единой Российской империи. В Красную армию многие из них попали после приказа РВС Республики от 30 сентября 1918 г., вводившего институт заложничества. В случае перехода «красных командиров» из «бывших» на сторону белых расплачиваться должны были их родные. Красный террор был возведен в государственный принцип. После того как в Петрограде 30 августа 1918 г. бывшим юнкером Л. Кане- гиссером был убит председатель местной Чрезвычайной комиссии М. С. Урицкий, а в Москве тогда же ранен эсеркой Ф. Каплан ранен В. И. Ленин, центральная газета большевиков «Правда» опубликовала призыв к рабочим, в котором заявлялось о необходимости очищения «от буржуазной гнили». Репрессии против «бывших», имевшие место и до 30 августа, в сентябре резко выросли — в отместку были расстреляны только по официальным подсчетам 2600 человек. В дальнейшем жертвы красного террора, по официальным данным, резко сократились: в октябре по приговорам чрезвычайных комиссий расстреляли 641 человека, в ноябре — 210, в декабре — 302, в январе 1919 г. — 144, а в феврале только 34 человека.

Однако это не означало, что террор был лишь вынужденным средством большевиков. Например, только в районе Ярославля в 1918 г. было расстреляно более 50 тыс. человек. Важно также знать, что из официальной советской статистики тех лет исключались сведения о массовых убийствах, сопровождавших подавления крестьянских и иных восстаний. А ведь только за 1918 г и за первые семь месяцев 1919 г. в России произошло 344, в большинстве случаев крестьянских, восстания. Крестьянская война достигла апогея в 1920—1921 гг. в Тамбовской губернии, где противодействие большевикам возглавил эсер А. С. Антонов (1888—1922). Ему удалось собрать целую армию — до 50 тыс. человек. Выступления «антоновцев», в советской литературе называвшиеся кулацко-эсеровским мятежом, были жестоко подавлены. В этом деле славу «победителя крестьян» стяжал будущий маршал М. Н. Тухачевский. Десятки тысяч офицеров и иных белых были расстреляны в 1920 и в 1921 гг. после победы над Деникиным и Врангелем.

Разумеется, во время гражданской войны имел место и белый террор, жертвами которого также становились тысячи невинных людей. Но этот террор был иного порядка; это были прежде всего эксцессы на почве разнузданности власти и мести. Ни в актах правительственной политики Колчака, Деникина и Врангеля, ни в белой публицистике не было террористического обоснования террора. Белой армии была присуща жестокость, свойственная войне вообще. Но на освобожденной от советской власти территории белые никогда не создавали организации, аналогичные советским чрезвычайным комиссиям и революционным трибуналам, не призывали к террору и взятию заложников.

И все же советская власть победила. «Историческое чудо» (как сказал на IX съезде партии в 1920 г. Ленин) произошло. Очевидно, что главная причина победы заключалась не в сознательной дисциплине и массовом героизме красных бойцов, а в том, что большевики были решительнее и последовательнее своих противников. Ленин с самого начала не стал спорить о пределах «единой и неделимой» России, декларировав независимость всех тех народов, кому эту независимость нельзя было не дать. Большевики использовали доходчивые идеологические формулы, не стесняясь обещать то, что потом сами же отобрали. Так, «рабочее-крестьянская власть» декларировала передачу земли крестьянам. В противовес этому решения белых правительств не давали столь однозначного, понятного и приятного для крестьян ответа. В такой ситуации крестьянское большинство часто соблюдало нейтралитет или выступало на стороне большевиков. Однако, несмотря на это, у большевиков в 1918—1920 гг. не было стопроцентной уверенности, что «колебания» крестьянства будут выгодны прежде всего для утверждения их власти.

Для устрашения врагов и инакомыслящих большевики не стеснялись применять самые жестокие меры; сохранить чистоту социалистических «риз» в условиях гражданской войны большевики не стремились, с легкостью переступая через демократические завоевания Февральской революции. Железным обручем, стягивавшим их военно-политическую систему 1917—1922 гг., была коммунистическая партия. Без преувеличения можно сказать, что именно она была «организатором и вдохновителем» побед, одержанных Красной армией, в которой к концу войны насчитывалось 5,5 млн человек. Почти V2 партийного состава (около 300 тыс. человек) в годы гражданской войны находились в армейских рядах. Советская власть превратила страну в единый военный лагерь, где все было нацелено только на победу. Ценой победы стало окончательное утверждение на территории бывшей Российской империи диктатуры пролетариата в форме Республики Советов, на практике постепенно превращавшейся в диктатуру одной партии, власть которой поддерживалась всеми возможными способами — от идеологических до террористических. Победа над белыми помогла советской власти утвердиться и на «окраинах». В Средней Азии совместный удар национальных и русских коммунистических отрядов помог провозглашению Хорезмской и Бухарской советских республик (в 1920 г.). По единому образцу происходила советизация Армении (в 1920 г.) и Грузии (в 1921 г.). В этих республиках самозванные военно-революционные комитеты объявляли себя центральной властью и обращались к Красной армии «от имени трудящихся» за военной помощью. Помощь, разумеется, немедленно предоставлялась.

Одержанная большевиками победа в гражданской войне стоила стране слишком дорого. Война разорила Россию. Согласно официальным статистическим данным ущерб, нанесенный народному хозяйству страны, составил около 50 млрд золотых рублей, промышленное производство упало до А—20 % от уровня 1913 г. Примерно вдвое уменьшилась численность рабочего класса. Сельскохозяйственное производство сократилось почти вдвое. Десятки, сотни тысяч бывших подданных российской короны вынужденно покинули Отечество.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >