МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ И ТРАНСДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ КАК ТРЕНДЫ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

Наши разъединенные, раздробленные, распределенные по дисциплинарным областям знания глубоко и чудовищно неадекватны для постижения реальностей и проблем, которые становятся все более глобальными, транснациональными, полидисципли- нарными, многомерными и планетарными.

Эдгар Морен

В главе рассматриваются особенности феномена трансдисципли- нарности в современной науке и его отличия от междисциплинарности и полидисциплинарности. Изучаются методологические принципы трансдисциплинарных исследований и основанные на этих принципах новые возможности синтеза научного знания. В качестве наиболее значимых областей современных трансдисциплинарных исследований рассматриваются теория сложности (theory of complexity), исследования будущего (futures studies), когнитивная наука (cognitive science) и связанная с когнитивной биологией научная стратегия, соединяющая концептуальные рамки экологии, эволюции и развития (eco-evo-devo- perspective). Показывается, что именно трансдисциплинарные исследования, судя по всему, определят облик науки в среднесрочном будущем.

От междисциплинарности к трансдисциплинарности

Наука в системе культуры XXI в. развивается, порождая все более сложные трансдисциплинарные комплексы знаний. Часто именно на трансдисциплинарных полях исследований осуществляется конструктивный диалог между специалистами разных дисциплин, рождается новое знание, происходят прорывы в понимании мира.

Рассмотрим, прежде всего, специфические особенности трансдисциплинарных исследований и некоторые нюансы различия между транс- дисциплинарностью и гораздо более привычным термином «междисциплинарность».

Итак, наряду с термином «междисциплинарность» для характеристики научных направлений, подобных современной теории сложности или прогнозированию (исследованиям будущего), сегодня все чаще используется термин «трансдисциплинарность». Кроме того, иногда можно услышать и о такой характеристике знания, как полидис- циплинарность. Хотя эти три термина достаточно близки друг к другу по содержанию, между ними можно все же можно провести некоторые концептуальные разграничения.

Полидисциплинарность, или как ее называют в международном сообществе — мультидисциплинарность {multidisciplinarity), является специфической особенностью такого исследования, когда какой-либо феномен или объект (Земля, человек и т. д.) изучается одновременно и с разных сторон несколькими научными дисциплинами. Полидисциплинарность — это неинтегративная смесь дисциплинарных подходов, в которой каждая дисциплина сохраняет собственную методологию и собственные теоретические допущения, не видоизменяя и не дополняя их, подвергаясь воздействию со стороны других дисциплин. Полидисциплинарность отличается от междисциплинарности характером отношений, которые устанавливаются между различными дисциплинами. Внутри полидисциплинарного комплекса знаний кооперация может быть взаимной и кумулятивной, но не интерактивной, взаимно корректирующей или взаимно стимулирующей. Междисциплинарность же сплавляет различные теоретические допущения, методологии и практики, которые приходят от вовлекаемых в научное исследование дисциплин.

«Междисциплинарность» означает, прежде всего, кооперацию различных научных областей, циркуляцию общих понятий для понимания некоторого явления. Междисциплинарность как термин и мощное движение в научных исследованиях — плод развития науки XX в. Но некоторые ученые обнаруживают его предтечи в античной философии, а именно в ее устремленности к построению единой науки, к универсальному знанию, к синтезу и интеграции знания. Один из наиболее ярких примеров интеграции знания в эпоху Древней Греции — союз философии и медицины. Пифагор и Эмпедокл были в равной мере и великими философами, и великими врачами.

В XX в. термин «междисциплинарность» первоначально применялся для обозначения определенных способов образования и педагогической практики. Но теперь слово «междисциплинарность» используется гораздо шире, часто достаточно продуктивно, но порой и чисто декларативно как дань нынешней моде в науке, для привлечения внимания к своим исследованиям, для лучшего прохождения заявок на гранты. Будучи рассмотренной в позитивном смысле, междисциплинарность предстает как закономерный откат от дисциплинарной ограниченности, как исправление вредных последствий чрезмерной узкой специализации научных дисциплин и их отдельных разделов. Междисциплинарность часто употребляется также как синтез теоретического знания и технологий, знания и умений (know what и know how), причем и те и другие построены на определенных когнитивных стратегиях, т. е. эпистемологический контекст междисциплинарных исследований является неотъемлемой их компонентой. Именно в этом смысле междисциплинарны современные конвергентные технологии (био-, инфо-, нано- и когнитехнологии).

Трансдисциплинарность характеризует такие исследования, которые идут через, сквозь границы многих дисциплин, выходят за пределы конкретных дисциплин, что следует из смысла самой приставки «транс». Тем самым создается холистическое видение предмета исследования. Трансдисциплинарные исследования характеризуются переносом когнитивных схем из одной дисциплинарной области в другую, разработкой и осуществлением совместных проектов исследования, связанных с переносом таких схем. Термин «трансдисциплинарность» первоначально использовали научные центры франкоговорящего мира. В первую очередь это Центр Эдгара Морена (р. 1921) (CETSAH — Центр трансдисциплинарных исследований в социологии, антропологии и истории) в Париже. Следуя Морену, целесообразнее говорить о полидисциплинарных исследовательских полях, междисциплинарных исследованиях и трансдисциплинарных стратегиях исследования.

Любопытно рассуждение по этому поводу Морена в книге «Хорошо устроенная голова. Переосмыслить реформу о реформировать мышление», который заостряет различия между понятиями «междисциплинарность» и «трансдисциплинарность»: «Междисциплинарность может означать только и просто то, что различные дисциплины садятся за общий стол, подобно тому, как различные нации собираются в ООН исключительно для того, чтобы заявить о своих собственных национальных правах и своем суверенитете по отношению к посягательствам соседа. Но междисциплинарность может стремиться также к обмену и кооперации, в результате чего может становиться чем-то органическим... Что касается трансдисциплинарности, здесь часто идет речь о когнитивных схемах, которые могут переходить из одних дисциплин в другие, иногда настолько резко, что дисциплины погружаются в состояние транса. Фактически, именно интер-, поли- и трансдисциплинарные комплексы знания работают и играют плодотворную роль в истории науки; стоит запомнить те ключевые понятия, которые здесь привлекаются, а именно кооперация, точнее говоря, соединение или взаимосвязь или, выражаясь еще более точно, совместный проект»[1]. Намечая важнейшие направления современной реформы образования, которая, с его точки зрения должна быть основана на внедрении в систему образования всех уровней принципов сложного, нелинейного мышления, Морен показывает, что лучше иметь «хорошо устроенную голову», чем «голову, наполненную многочисленными знаниями».

В «голове, наполненной знаниями» аккумулирован большой объем знаний, но эти знания лишь сложены в штабеля, а не подвергнуты надлежащей обработке, тщательному отбору, они еще должным образом не организованы. В «хорошо устроенной голове» знания не просто собраны и накоплены, но и связаны в целостную систему. Такого рода голова имеет двоякое преимущество:

  • 1) обладает общей способностью ставить и решать проблемы;
  • 2) оперирует принципами организации, позволяющими связывать знания и придавать им смысл.

Только «хорошо устроенная голова» обретает способность применять трансдисциплинарные стратегии в поиске нового научного знания.

  • [1] Morin Е. La tete bien faite. Repenser la reforme О Reformer la pensee. Paris : Editionsdu Seuil, 1999. P. 136.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >