Эволюционный подход к познанию

Эволюционный подход к познанию был развит в эволюционной эпистемологии в стиле Альтенбергского кружка, т. е. в той первоначальной версии, основы которой заложил выдающийся австрийский этолог Конрад Лоренц. Альтенберг — это небольшое местечко под Веной, где в прежней родовой усадьбе Лоренца в начале 1990-х гг. по инициативе австрийского зоолога Р. Ридля (1925—2005) был создан Институт по изучению эволюции и познания. В настоящее время этот институт переместился в Клостернойбург, где ученики и последователи Лоренца (Э. Эзер, Ф. Вукетич, В. Каллебо и другие) продолжают развивать его идеи.

Основные тезисы эволюционной эпистемологии в том виде, как их представил Лоренц, идут в русле глобального эволюционизма. Человек не отделен от царства живых существ, а по многим параметрам и ключевым свойствам соединен с ним. Человек рассматривается как продукт эволюции, биологической — если мы рассматриваем его с точки зрения биологии, космической — если мы его рассматриваем его становление и эволюционную обусловленность его когнитивных способностей в русле космической эволюции. Человек — не единственный вид, который что-то знает. Знают и животные, но их знание, скорее, операциональное, знание-умение know how, а человек не только умеет, но и знает предметно, know what. Сама жизнь есть познание. Жизненная активность есть активность когнитивная, что находит выражение во введенной К. Лоренцем формуле Leben istLernen (Life is Cognition), где жизнь практически отождествляется с познанием. Ум подобен жизни, а жизнь подобна уму. Эту позицию сейчас называют позицией непрерывности жизни и познания.

Существует ли врожденное, точнее, априорное, доопытное знание, как это предполагал Кант? Лоренц показывает, что так называемое врожденное знание филогенетически приобретено, оно продукт эволюции человеческого рода (Homo Sapiens). То, что является априорным для индивида, апостериорно для вида.

Согласно корреспондентной теории истины, истина есть соответствие знания объекту. Но на чем держится это соответствие? Лоренц обосновывает, что структуры знания имеют приспособительный характер, они подогнаны к миру так, что только такая подгонка сделала возможным выживание человека и других живых существ. Знание имеет адаптивную ценность. Живым организмам не столь важно отобразить, что есть в реальности, главное для них — это правильная поведенческая реакция, которая обеспечивает их выживание и активную адаптацию к окружающей среде. Например, травоядному животному не так важно, какой именно хищник ему угрожает, чей рев он услышал, существенна правильная поведенческая реакция — вовремя спастись бегством.

Познание живого организма активно и интерактивно. Оно связано с правильно избранным действием в окружающей среде. Живой организм — это активная система, которая строит свою среду, свой мир как Umwelt (термин Я. фон Икскюля), которая петлями обратной связи воздействует на организм.

Это видение соответствует современной концепции универсального эволюционизма и представлению о коэволюции сложных систем, активного движения по коэволюционным ландшафтам. Субъект и объект познания, когнитивный агент и среда его активности, воспринимающий организм и воспринимаемый им окружающий мир соединены общей историей, самим ходом эволюции. Не только организм (когнитивный агент) адаптируется к миру, но и мир — к организму.

к к к

Итак, некоторые ключевые идеи Ч. Дарвина, Л. фон Берталанфи и К. Лоренца можно рассматривать в качестве предпосылок для развития современной концепции универсального эволюционизма. Тренд сегодняшнего дня — это не разделение знания естественнонаучного, с одной стороны, гуманитарного и социального, с другой, по их методологии, а наведение мостов, поиск способов объединения, синтеза. И тут и там нарративность, рассказ, повествование, историчность, и тут и там установление паттернов сложного поведения, схватывающих общие черты неживого и живого, жизни и познания, деятельности ума и тела, изменений субъекта действия (когнитивного агента) и окружающей его среды. И для животного, и для человека жизнь как познание есть конструирование своей среды и самого себя в этой среде. Универсальный эволюционизм можно рассматривать в контексте традиции философского натурализма (У. Джеймса, Дж. Дьюи, У. ван О. Куайна, Дж. Г. Мида и других). Натурализм снимает философию с метафизических высот и ставит в непрерывную связь с научными методами. Философский натурализм анти-трансцендентен, посюсто- ронен. Мы и животные сидим в одной лодке, как дед Мазай и зайцы. Человек погружен в мир природы и является продуктом эволюции жизни, представляющей собой определенную стадию эволюции космоса. Обладая креативным мышлением, свободным духом, создавая хитроумные технические приспособления, человек желает вырваться за пределы эволюционной природной ограниченности. Это ему отчасти удается, но лишь отчасти... Глубинное сродство человека и мира имеет результатом то, что, воспаряя разумом, в продуктах абстрактного мышления он порой узнает самого себя, а значит и лик самой природы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >