Кредитный договор

Кредитный договор традиционно рассматривается в литературе как одна из разновидностей договора займа, а в качестве обоснования приводится п. 2 ст. 819 ГК РФ, согласно которой к нему применяются правила о договоре займа, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа кредитного договора. Нельзя не отметить и то обстоятельство, что кредиту посвящены лишь три статьи, тогда как займу – 11. И если с чисто юридической точки зрения кредитный договор трудно назвать самостоятельным обязательством, отличным от договора займа, то с точки зрения экономики все выглядит ровно наоборот. За последние годы рынок кредитования в России вырос многократно и не будет преувеличением сказать, что именно данный институт служит весьма существенным источником денежных средств для экономики. В каком-то смысле кредитный договор – пример удачной юридически-экономической эволюции – от простых заемных отношений к сложным и куда более значимым кредитным.

По кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства {кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее (и. 1 ст. 819 ГК РФ).

Исходя из приведенного определения, можно дать следующую характеристику кредитного договора.

Во-первых, данный договор является консенсуальным, в отличие от реального займа (п. 1 ст. 807 ГК РФ). Законодатель не случайно связывает заключение договора с моментом достижения сторонами соглашения по всем его существенным условиям, а не с фактической передачей денежных средств. Заключая кредитный договор, заемщик гарантирует себе право требование передачи денежных средств даже в том случае, когда кредитор отказывается их предоставлять. Данное положение является справедливым по отношению к кредитору, поскольку таковым может быть только специальный субъект – банк или иная кредитная организация, основная цель деятельности которых непосредственно связана с денежным обращением.

Во-вторых, кредитный договор всегда является возмездным, поскольку деятельность по предоставлению денежных средств является предпринимательской, говорить о возможной безвозмездности не приходится. Для коммерческих юридических лиц заключение договоров дарения между собой прямо запрещено в ГК (подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ), а предоставление денежных средств на безвозмездной основе есть не что иное, как дарение. Безвозмездность в отношении с гражданами обесценивает экономическую суть кредита как одну из разновидностей предпринимательской деятельности кредитора.

В-третьих, кредитный договор является взаимным в отличие от одностороннего займа, поскольку у должника уже с момента заключения договора возникает субъективное право требования к кредитору о предоставлении денежных средств.

Особо следует отметить субъектный состав кредитного договора. Кредитором в таком обязательстве может быть только банк или иная кредитная организация. Понятие банка или иной кредитной организации содержится в ст. 1 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее – Закон о банках). Под таковыми понимается юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Банка России имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные данным Законом.

Как уже было сказано выше, целый ряд специфических черт кредитного договора вытекает в том числе и из его специального субъектного состава, в частности, исключительная возмездность, консенсуальность и взаимность, а также ряд иных особенностей, о которых будет сказано далее. В отношении заемщиков закон каких бы то ни было ограничений не содержит, а это означает, что кредитный договор может быть заключен с любым лицом, обладающим надлежащей правосубъектностью.

В ст. 819 ГК РФ в качестве предмета договора названы денежные средства без упоминания иных вещей, определяемых родовыми признаками, как это сделано в ст. 807 ГК РФ. Таким образом, законодатель сузил перечень объектов гражданских прав, которые могут быть переданы в кредит. В данном ограничении проявляется сугубо денежный характер кредитного договора, не случайно именно денежные средства являются средством и одновременно целью деятельности кредитных организаций. Возможно, что именно деньги, их универсальный ценностный характер и всеобщая в них потребность, особенно в XX и XXI вв., сделали кредит (в любых его проявлениях) фундаментом экономической жизни. Действительно, получая денежные средства, заемщик может купить с их помощью любые блага в требуемом количестве и качестве. Возврат кредита юридически также легок – достаточно вернуть то же количество денежных средств.

Законодатель в ст. 820 ГК РФ предъявляет квалифицированные требования к форме договора. Такой договор должен быть заключен в письменной форме под страхом недействительности в независимости от его суммы и субъектного состава. Для договора займа столь жесткие требования не применяются, а ссылка на возможную недействительность договора и вовсе отсутствует (ст. 809 ГК РФ). Повышенные требования к форме кредитного договора связаны, с одной стороны, с его общественной и экономической значимостью, а с другой – необходимостью внесения определенности во взаимоотношения между сторонами, включая защиту прав и интересов как заемщиков, так и кредиторов. Основным преимуществом письменной формы в данном случае выступает ясность в вопросе существования кредитных отношений между сторонами. Например, ошибочное зачисление денежных средств на счет клиента со стороны банка никогда не может быть квалифицировано как предоставление кредита.

Последнее, на чем следует остановиться в общей характеристики кредитного договора, – это его существенные условия. При определении существенных условий следует ориентироваться на нормы ст. 432 и ст. 819 ГК РФ [1]. Исходя из названных статей, необходимо признать, что единственным существенным условием кредитного договора является его предмет, т.е. размер и тип денежных средств, подлежащих передаче заемщику. Размер процентов, срок договора, иные условия к существенным отнесены быть не могут. Параграф, посвященный договору займа, также не содержит специальных правил о существенных условиях договора, которые можно было бы распространить на кредитный договор применительно к п. 2 ст. 819 ГК РФ . В связи с этим следует только поддержать позицию, изложенную в информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 сентября 2011 г. № 147 "Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре" (далее – Информационное письмо), о том, что требования к договору, изложенные в ст. 30 Закона о банках, носят специальный характер и распространяются на взаимоотношения Банка России, бюро кредитных историй, коммерческих банков и их клиентов и не содержат положений об условиях кредитных договоров, по которым банк должен прийти к соглашению с клиентом-заемщиком.

Предоставление денежных средств является главной обязанностью кредитной организации. В случае отказа от предоставления кредита заемщик вправе требовать исполнения в натуре. Реализация данной обязанности может быть произведена путем зачисления денежных средств на счет заемщика или выдачей наличных денег при условии, что такой способ не противоречит действующему законодательству, в частности не превышен лимит по расчетам наличными, установленный для юридических лиц. Поскольку главной целью получения кредита для заемщика является увеличение его экономических активов, при этом не имеет значения, происходит ли такое приращение прямым или косвенным образом, следует признать, что денежные средства могут быть предоставлены и иному лицу, но в соответствии с распоряжением заемщика. Например, заемщик просит банк зачислить денежные средства на счет контрагента по ранее заключенному договору поставки.

Закон не исключает исполнения кредитного договора путем произведения зачета по уже существующим долгам заемщика перед банком-кредитором. Такой кредит может быть, в частности, средством рефинансирования текущей задолженности по ранее заключенным договорам (с изменением процентной ставки и иных условий договора). Однако следует учесть, что для произведения зачета достаточно воли только одной стороны (ст. 410 ГК РФ) – в данном случае банка, т.е. одновременно с предоставлением денежных средств кредитная организация вправе автоматически списать предоставленную сумму в погашение иной задолженности. Очень часто и в договоре банковского счета предусматривается безусловное право банка на списание любых сумм в погашение задолженности владельца счета перед своим банком. Очевидно, что такое списание (без прямого указания заемщика) не отвечает истинной цели кредитного договора, но вместе с тем прямых норм, которые бы запрещали кредитной организации подобное поведение, ГК РФ не содержит [2].

Кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок (п. 1 ст. 821 ГК РФ). Данная норма направлена на предотвращение негативных последствий, связанных с предоставлением заведомо безнадежных кредитов. Долг, который очевидно не будет возвращен заемщиком, одинаково вреден как для самого должника, так и для кредитной организации. Большое количество "плохих долгов" негативно сказывается на состоянии банковской системы страны и экономики в целом.

Вместе с тем отказ от предоставления кредита должен отвечать определенным требованиям, а не быть инструментом, позволяющим банкам необоснованно уклоняться от исполнения принятых на себя обязательств. Какие же обстоятельства могут свидетельствовать о возможном невозврате долга? Прежде всего, это серьезное ухудшение финансового состояния заемщика, которое должно быть отражено в отчетности организации, негативные изменения на рынке, существенно повлиявшие на биржевые показатели компании, изменение конъюнктуры рынка, которое привело к резкому снижению стоимости основной продукции должника. Таким образом, обстоятельства, на которые ссылается кредитная организация, должны иметь объективную форму и способность к их оценке со стороны третьих лиц, включая самого должника или экспертов в соответствующей области.

В законодательстве не содержится пояснений относительно времени наступления неблагоприятных обстоятельств, т.е. они должны уже наступить к моменту отказа в предоставлении кредита или только с большой долей вероятности наступят в ближайшем будущем. Так, предполагается, что в следующем квартале спрос на продукцию заемщика существенно снизится, а вместе с этим снизятся финансовые показатели компании и ее кредитная устойчивость. Вправе ли банк отказать в предоставлении кредита с учетом перечисленных обстоятельств? По всей видимости, следует признать, что данные обстоятельства должны все-таки наступить, в противном случае право банка на отказ от исполнения договора будет чрезмерно расширено. К тому же вероятность наступления события и его возможные последствия оценить гораздо труднее, нежели состоявшийся факт.

Право выбора на отказ в предоставлении кредита полностью или в части принадлежит банку. То есть если наступят обстоятельства, о которых говорилось выше, банк вправе самостоятельно принять решение об уменьшении суммы кредита или об отказе в выдаче. Однако здесь необходимо отметить, что уменьшение суммы кредита является изменением условий договора, а следовательно, по общему правилу требует согласия должника. В ряде случаев уменьшение суммы кредита может привести к утрате интереса заемщика в договоре. Последнее, на что следовало бы обратить внимание, – это вопрос о том, возврату какой части кредита возникла угроза. Идет ли речь о сумме основного долга или процентов. Исходя из буквального толкования нормы следует признать, что законодатель имел в виду только угрозу невозврата суммы основного долга (предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок), поскольку проценты уплачиваются заемщиком из собственных средств, а не предоставляются кредитором.

Заемщик вправе отказаться от получения кредита полностью или частично, уведомив об этом кредитора до установленного договором срока его предоставления, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или кредитным договором (п. 2 ст. 821 ГК РФ). Из приведенной нормы вытекает, что заемщик вправе, безусловно, отказаться от получения кредита, но только до момента его предоставления, надо полагать, что имеется в виду именно фактическое предоставление денежных средств. Так, если банк в срок, предусмотренный в договоре, не перечислит денежные средства заемщику, последний не лишается нрава уведомить кредитора об отказе в получении кредита [3]. Поскольку право должника на отказ от кредита является по общему правилу безусловным, говорить об ответственности или наступлении иных негативных последствий в связи с таким отказом не приходится. В силу диспозитивного характера данной нормы стороны договора вправе предусмотреть иные правила и последствия отказа должника от предоставления кредита.

Следует отметить, что, как и в п. 1 ст. 821 ГК РФ, законодатель вновь говорит о возможном частичном отказе от исполнения обязательства, только в данном случае должнику, а не кредитору предоставлено право частично отказаться от предоставления кредита. Было бы справедливым применить уже упоминавшиеся выше правила изменения условий договора – при частичном отказе от получения кредита, должник (как и ранее кредитор) должен заручиться согласием другой стороны.

Важнейшей обязанностью должника (помимо собственно возврата предоставленных денежных средств) является обязанность уплачивать проценты за пользование кредитом. Сразу оговоримся, что действующее законодательство не содержит специальных норм, регламентирующих порядок взимания процентов, а главное – их размер. Поэтому стороны договора вправе самостоятельно определить размер платы за кредит, способ начисления процентов и сроки их уплаты.

Вместе с тем в практической плоскости неоднократно возникал вопрос о том, что именно может включать в себя понятие платы за кредит. Допустимо ли включать в договор иные платежи в пользу банка (не включенные в процентную ставку)? В ст. 29 Закона о банках предусмотрено, что процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям, устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом. Так, в кредитные договоры часто включают различные комиссии: за предоставление денежных средств, за обслуживание кредита, плату за ведение кредитного счета и пр. Данный вопрос частично разрешен в п. 4 Информационного письма. Главным условием правомерности комиссии является наличие самостоятельной услуги клиенту, которая и подлежит оплате. Здесь же следует упомянуть и правовую позицию, выработанную в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 ноября 2009 г. по делу 8274/09, в котором была признана незаконность комиссии, взимаемой банком с гражданина-потребителя, за открытие ссудного счета.

В ст. 810 ГК РФ называются условия, при которых заемщик вправе досрочно возвратить полученные денежные средства. Так, заемщик вправе по общему правилу досрочно погасить кредит в случае, если он предоставлен гражданину в потребительских целях. В иных случаях (для юридических лиц и граждан-предпринимателей) необходимо получать согласие кредитора. Порядок начисления процентов определяется в и. 4 ст. 809 ГК РФ. Кредитор имеет право на получение с заемщика процентов по договору, начисленных включительно до дня возврата предоставленных денежных средств [4].

Если заемщик возвращает кредит при отсутствии согласия банка (при условии, что таковое требовалось), банк вправе требовать взыскания убытков, которые он понес в связи с досрочным возвратом (включая упущенную выгоду в виде недополученных процентов). При этом суд вправе оценить реальный размер убытков, которые понес банк (снизить их), принимая во внимание, что последний является профессиональным участником финансового рынка (п. 6 Информационного письма).

В случае неправомерного отказа кредитора от предоставления денежных средств заемщик вправе требовать возмещение понесенных убытков на общих основаниях, если иное не предусмотрено кредитным договором. При этом в качестве реального ущерба может быть заявлена разница между процентной ставкой по заключенному кредитному договору и возросшей среднерыночной ставкой для данного заемщика при заключении нового кредитного договора на аналогичных условиях на момент такого отказа (п. 11 Информационного письма). Что касается упущенной выгоды, право на ее возмещение законом не ограничено, но ее размер должен будет определить суд с учетом всех обстоятельств дела.

Если нарушения в своевременном возврате кредита допущены заемщиком, кредитор вправе со ссылкой на ст. 811 ГК РФ потребовать досрочного возврата предоставленных денежных средств. Необходимо отметить, что в указанной норме речь идет только о сумме кредита, по не о подлежащих уплате процентах. Таким образом, если заемщик своевременно погашает тело долга, но игнорирует проценты, требование о досрочном возврате заявлено быть не может. При этом все иные санкции, включая проценты по ст. 395 ГК PФ, подлежат начислению.

Необходимо отметить, что требование о досрочном возврате долга не свидетельствует о прекращении обязательств должника по договору. У кредитора сохраняется возможность предъявлять к заемщику дополнительные требования, связанные с задолженностью по кредитному договору (взыскание договорных процентов, неустойки, обращение взыскания на предмет залога, предъявление требований к поручителям и т.п.) (и. 8 Информационного письма).

В качестве санкции может быть рассмотрено и право банка прекратить финансирование заемщика, если последний нарушает обязанность по целевому использованию предоставленных средств. Из данной нормы однозначно не вытекает, что именно имел в виду законодатель. Означает ли это, что банк вправе потребовать досрочного возврата предоставленных средств или же у банка прекращается обязанность предоставить оставшуюся часть кредита, т.е. прекратить будущее финансирование (что характерно для кредитной линии). Однако с учетом правил ст. 814 ГК РФ следует признать, что кредитор вправе не только приостановить дальнейшее финансирование должника, но и может требовать досрочного возврата суммы долга и причитающихся процентов.

В соответствии с п. 1 ст. 822 ГК РФ сторонами может быть заключен договор, предусматривающий обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определенные родовыми признаками (договор товарного кредита). К такому договору применяются правила § 2 гл. 42, если иное не предусмотрено таким договором и не вытекает из существа обязательства.

Как следует из приведенного определения, данный договор направлен на предоставление заемщику не денежных средств, как в классическом кредитном договоре, а родовых вещей. Об обязанности заемщика их возвратить в данной статье прямо не говорится, но таковая подразумевается. Несмотря на то что в нормах, посвященных товарному кредиту, отсутствует возможность применения правил о договоре займа, следует признать, что законодатель такую возможность прямо не исключил и посредством двойной отсылки (через п. 2 ст. 819 ГК РФ) применение норм § 1 гл. 42 все же допустимо. В частности, по аналогии с договором займа можно говорить о "бестоварности" такого кредита.

Существенным условием договора товарного кредита является его предмет, т.е. подлежащие передаче вещи, определяемые родовыми признаками, подлежат передаче заемщику. Причем условия о количестве, об ассортименте, о комплектности, о качестве, о таре и (или) об упаковке предоставляемых вещей должны исполняться в соответствии с правилами о договоре купли-продажи товаров (ст. 465–485 ГК РФ), если иное не предусмотрено договором товарного кредита.

В отличие от кредитного договора, товарный кредит не предполагает наличия специального субъекта на стороне заемщика. В данном случае таковым может быть любой субъект, включая, разумеется, и кредитную организацию. Поскольку к товарному кредиту применяются нормы о кредитном договоре, следует признать, что основные характеристики кредита справедливы и для товарного кредита, в частности консенсуальность, возмездность, двусторонний характер и требования к форме – она также должна быть письменная.

Коммерческому кредиту посвящена ст. 823 ГК РФ. Договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом.

По своей сути коммерческий кредит не относится к самостоятельному типу заемного обязательства в отличие от классического кредитного договора или товарного кредита. Коммерческий кредит следует рассматривать в качестве специального условия (отсрочка платежа, аванс) основного обязательства. Как правило, таким условием сопровождаются договоры купли-продажи, подряда, оказания услуг и пр. Можно сказать, что условие о коммерческом кредите представляет собой специальную форму кредитования без посредников. В таком обязательстве участвуют те же субъекты, что и в основном обязательстве. Не случайно законодатель отдал приоритет нормам, регулирующим основное обязательство, в ущерб правилам гл. 42 ГК РФ.

Некоторые затруднения на практике вызывает вопрос о заключенности соглашения о коммерческом кредите (косвенно это проблема затрагивает форму такого соглашения [5]). Как быть в том случае, если, например, отсрочка в платеже предоставлена, однако никаких оговорок о коммерческом кредите в договоре не содержится. В п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 13, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" сделан вывод о том, что специальные проценты должны быть предусмотрены соглашением о коммерческом кредите, но если такое условие отсутствует, допустимо начисление процентов по ст. 395 ГК РФ.

  • [1] Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
  • [2] Допустимость применения ст. 10 ГК РФ требует дополнительной дискуссии.
  • [3] Такой подход полностью согласуется с п. 3 ст. 405 ГК РФ.
  • [4] Введение указанного положения Федеральным законом от 19 октября 2011 г. № 284-ФЗ стало долгожданной реакцией на многочисленные злоупотребления, допускаемые банками в расчетах при досрочном возврате кредитов гражданами-заемщиками. Этим же Законом были уточнены основания, дающие заемщику право на досрочный возврат кредита.
  • [5] Особенно принимая по внимание квалифицированные требования к форме кредитного договора.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >