ИНФОРМАЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ ЖУРНАЛИСТСКОЙ ПРОФЕССИИ

Журналист в информационном обществе

В конце XX в. мировое сообщество перешло в новое качественное состояние, характеризующееся резким повышением роли информационных процессов, в частности созданием целой индустрии производства информации. По прогнозам Э. Тоффлера, в эру компьютеризации, изменения характера производства, осознания роли информации и умения пользоваться знаниями возникнут «электронные коттеджи», жители которых будут управлять процессами производства с помощью индивидуальных электронных средств коммуникации и станут не только потребителями информации, но и ее производителями [Toffler, 1989, р. 19—22]. По мере развития средств массовой информации и информационных технологий в научных кругах все более активно велись дискуссии о функциях и роли информации в жизни общества, о тенденциях формирования глобального информационного общества. Авторы концепции «информационного общества» (М. Порат, Ф. Махлуп, Т. Умесао, Е. Масуда, К. Ясперс, Э. Тоффлер и др.) не пришли к единому мнению о природе его происхождения. Например, К. Ясперс связывал начало перехода к новому типу цивилизации с изменившимся бытием человека и средой его обитания, Э. Тоффлер — с изменившимся сознанием людей.

Для того чтобы удвоить количество знаний с начала нашей эры, человечеству потребовалось 1750 лет. Второе удвоение произошло к 1900 г., а третье — уже в 1950 г. По подсчетам исследователей, при росте объема информации за эти полвека в 8—10 раз скорость накопления знаний также росла пропорционально. Так, компьютерная эра вывела простой закон: удвоение максимальных размеров памяти носителей информации каждый год. В 1990 г. стандартный 3,5-дюймовый диск имел объем 2 Мб. На 2005 г. самый распространенный формат — DVD-диск — вмещал уже больше 4 Гб (в 102 больше). Причем тенденция к росту развивается перманентно: объем знаний к концу 2010 г., по прогнозам ученых, должен был вырасти в два раза, но объем информации в мире, в том числе передаваемой при посредстве массмедиа, увеличился более чем в 30 раз [Олешко, 2006, с. 238—247].

Это явление, получившее название информационный взрыв, указывается среди прочих симптомов, свидетельствующих о начале информационной эпохи. В 2008 г. в России была принята Государственная стратегия развития информационного общества, а в 2010 г. Государственная программа «Информационное общество 2011—2020» (http:// minkomsvjaz.ru), что свидетельствует об актуальности данной проблематики для всех сфер жизнедеятельности. Но реализация данных стратегических разработок, по мнению экспертов, пока идет медленно и трудно, в частности, из-за наличия институциональных, технологических, экономических, мотивационных и других проблем, а в целом, по словам А. А. Давыдова, «Россия в настоящий момент времени находится на начальной стадии роста в жизненном цикле информационного общества. ...Имеются основания предположить, что в 2041 г. развитие российского человека в российском информационном обществе будет существенно отставать от развития человека в информационно высокоразвитых странах мира» (http:// www.isras. ru/files/File/Blog/ Internet_HDI_l .pdf).

Главное отличие информационного общества состоит прежде всего в информационном наполнении, связанном с новыми технологиями, созданием информационных систем, высокоразвитой базы средств передачи и анализа сколь угодно большого объема информации, с богатым информационным ресурсом. Информационный ресурс понимают как совокупность идей, концептов, программ, идеологий, позиций и т. д., которые являются возможными для реализации в управлении, социальной практике [Катлип, Сентер, Брум, 2000].

Информация, заняв место в одном ряду с такими категориями, как «материя» и «энергия», трансформировалась в необычайно широкое понятие, и сегодня, благодаря исследованиям в рамках информациологии, теории массовой коммуникации, филологии и ряда других дисциплин продолжает раскрывать новые грани.

Законодательно информацией являются все «сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления»[1]. В настоящее время понятие информации связывают также с понятием коммуникации (взаимосвязи субъектов) и социального управления. Ведь информация составляет и ту часть знаний, которая используется отдельными людьми, социумами и обществом в целом для ориентирования, принятия решений, активного действия, управления, т. е. в целях сохранения, совершенствования и развития различных систем. Необходимую информацию человек получает из непосредственного опыта, личного общения, а также из разнообразных источников информации (книги, радио, телевидение, журналы, газеты и другие источники знаково-символического характера). Причем закономерностью общественного развития является преобладание и резкое увеличение доли информации, получаемой из информационных источников, по сравнению с получаемой из непосредственного опыта и личного общения.

В современной науке можно выделить следующие основные значения понятия «информация»:

  • • сообщение, осведомление о положении дел, сведения о чемлибо, передаваемые людьми; уменьшаемая, снимаемая неопределенность в результате получения сообщений (в технике связи);
  • • сообщение, неразрывно связанное с управлением, сигналы в единстве синтаксических, семантических и прагматических характеристик (социальная информация);
  • • передача, отражение разнообразия в любых объектах и процессах (неживой и живой природы).

Е. П. Прохоров предложил рассматривать информацию в широком и узком смысле. Информация в широком смысле, по мнению известного ученого, — это «вся совокупность сведений (вербально и невербально зафиксированных), которую несет журналистика аудитории». В самой журналистике под информацией принято понимать более узкое ее значение — «сведения о новых фактах» [Прохоров, 2005, с. 38].

Используя теорию Прохорова, можно установить, в чем заключается информационная насыщенность, понимая под информационной насыщенностью текста «наличие в нем большого объема потенциальной информации и соответственно высокой предполагаемой потенциальной эффективности» [там же, с. 40]. Потенциальной информация является потому, что не вся кодируемая информация будет принята читателем и усвоена им. Чтобы добиться должного эффекта, необходимо учитывать три элемента:

  • 1) отображение действительности — фиксация факта;
  • 2) построение текста;
  • 3) восприятие текста читателем.

Создавая текст, журналист так или иначе кодирует информацию в соответствии со своими мировоззренческими позициями, стереотипами, шкалой ценностей. Таким образом, оценка информации изначально содержится в тексте, скрыто или явно. Это один из фреймов информационного текста. Под фреймом в Философской энциклопедии В. Кемерова понимается «форма интерпретации реальных объектов в виде хранимого в памяти пакета знаний» (www.dic.academic.ru). Сообщения могут выступать в форме описаний, мнений, сравнений, выводов и обобщений. Помимо явной, эксплицитной информации эти сообщения могут включать в себя имплицитный (неявный) слой информации (эмотивно-окрашенные ключевые слова, выражающие базовые политические ориентации и ценности, символы, эвфемизмы и пр.).

Вторым элементом служит непосредственно текст как «знаковая система» (www.dic.academic.ru), в которой зашифровано послание (месседж) читателю.

Третий элемент эффективного информационного сообщения — восприятие аудитории. Необходимо помнить, что, усваивая полученную информацию, читатель синтезирует новое знание. Собственно, эта производная информация и должна быть конечной целью журналиста.

Информация, согласно устоявшимся теоретико-журналистским представлениям, позволяет ориентироваться в фактах, реже — в процессах и явлениях. По степени общественной значимости различают информацию массовую, социальную, личную.

Социальная значимость информации определяется:

  • • социальной масштабностью (важностью, влиятельностью факта на жизнь людей);
  • • уникальностью, эксклюзивностью, исключительностью;
  • • соответствием, совпадением с интересами массовой аудитории;
  • • социальными последствиями факта;
  • • актуальностью;
  • • оперативностью.

Социальная информация является высшим и наиболее сложным и многообразным типом информации. Она активно воздействует на сознание людей, их поступки, причем это воздействие осуществляется далеко не всегда заметно и непосредственно. В сознании индивида протекают незаметные количественные изменения, которые в конечном счете приводят к конкретным качественным сдвигам. Функционирование журналистики в обществе обусловлено его потребностью в обмене социальной информацией, которая отражает информационные интересы.

Журналистские тексты включены в единую систему регулярного информационного обслуживания населения. Система информационного обслуживания тем эффективнее, чем больше учитываются информационные потребности аудитории.

Информационные потребности — это заинтересованность человека в информации, необходимой для ориентации в социальной среде.

Однако не следует забывать, что не любое произведение, опубликованное в газете, или передача, прошедшая по каналам радио или ТВ, участвует в управлении сознанием аудитории. Можно привести сотни примеров, когда вниманию читателей, слушателей и зрителей предлагаются «банальные» сообщения, неинтересные или же не подлежащие «декодированию» из-за сложности языка, стиля и композиции. Поэтому в журналистике с неизбежностью возникают вопросы ценности и доходчивости информации.

Ценность информации в общем смысле может рассматриваться как желаемое и получаемое приращение вероятности достижения цели, поставленной журналистом.

Доходчивость — это не просто понятность, прежде всего это степень преодоления различных «шумов» и «барьеров», возникающих при передаче и восприятии информации. Избирательность при восприятии информации и есть внешнее проявление действия внутренних «барьеров».

Таким образом, в качестве реальной информации выступает та часть потенциальной (переданной) информации, которая воспринимается аудиторией, осмысливается ею и включается во внутреннюю модель внешнего мира. В связи с этим можно заключить, что переданное сообщение может одной части аудитории нести много информации, другой — мало, третьей вообще ничего. Но если информация (в том числе и та ее составляющая, которую называют информационными материалами в газете, на радио и телевидении) — это лишь сообщение, которое участвует в управлении сознанием, в формировании внутренней модели мира, играющей весьма активную роль в определении поведения аудитории, то становится вполне очевидным, что традиционное определение информационных жанров требует серьезных добавлений. Это касается таких понятий, как «управление», «цель», «шум», «банальность», «избыточность», «ценность», «количество информации» и др.

Потенциально любое журналистское произведение несет в себе информацию трех типов — событийную, интерпретационную, базисную, т. е. факты; их анализ и объяснение; общетеоретические положения, с позиций которых факты интерпретируются. Та часть текстов, которая по преимуществу оперирует событийной информацией, фактами (хотя так или иначе несет информацию других типов), и называется в журналистике совокупностью информационных жанров.

Контент СМИ формируется профессионалами, имеющими специальную подготовку и реализующими цели и требования учредителя или издателя. Информационная продукция СМИ адресована аудитории.

Следует выделить особые черты, характеризующие практическую реализацию моделей информационного взаимодействия СМИ и аудитории с учетом фактора перманентного нарастания влияния новейших технологий сбора, обработки, передачи и хранения информации:

  • • стандартизация и унификация медиатекстов;
  • • единые требования к технологиям получения информации;
  • • гибридизация жанров;
  • • широкое использование иконических компонентов;
  • • интерактивность;
  • • конкуренция офлайновых и онлайновых СМИ;
  • • популярность блогов;
  • • влияние Интернета на речевой облик традиционных СМИ;
  • • беспрецедентное влияние аудиовизуальных СМК.

Ученые пишут о гипермедийном пространстве повседневности как о феномене информационного общества, в котором обострен статус реальности, ее изображений и имитаций [Зверева, 2003, с. 187].

  • [1] Об информации, информационных технологиях и о защите информации: Федеральный закон [от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ] // Рос. газета. 2006. № 165. С. 14.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >