Культура информационного общества

Специфика высшего типа организационных систем, характеризующих человеческую жизнедеятельность, состоит в проявлении социальной системы порождения, хранения и переработки информации — культуры общества. Л. Н. Коган, рассматривая культуру как общественную систему, отмечал, что основная ее функция содержит и ряд подфункций. К их числу относятся:

  • • передача социального опыта от одного поколения другому;
  • • регулирование общественных отношений средствами политической, правовой, нравственной, религиозной, экологической культуры, культуры управления и т, д.;
  • • осуществление коммуникации, связи между людьми по поводу производства и освоения культурных ценностей;
  • • оценка явлений окружающей жизни с позиции той или иной культуры.

Все эти подфункции культуры, тесно связанные между собой, объясняют разнообразие определений культуры. Причем некоторые ученые признают главной именно информационную функцию культуры и соответственно определяют культуру как социальную информацию, позволяющую обществу ориентироваться в действительности, формировать внутреннюю модель внешнего мира. Благодаря глобальности и всепроникающему характеру массовой коммуникации создаваемая средствами массовой информации картина социокультурной реальности является самой доступной и релевантной мировосприятию огромных масс [Мансурова, 2003, с. 144]. Картина мира — это «совокупность знаний о реальности, предъявляемой социуму системой журналистики в период становления информационного общества» [Мансурова, 2003а, с. 6]. Образ реальности, создаваемый системой средств массовой информации в эпоху превалирования информационных технологий, по мнению В. Д. Мансуровой, представляет собой особый тип виртуальной социокультурной реальности — медиареальность.

Культура медиареальности, или медиакультура, «детище современной культурологической теории», по определению Н. Б. Кирилловой, есть особый тип культуры информационного общества, являющийся посредником между обществом и государством, социумом и властью [Кириллова, 2008, с. 7].

Информационная культура — предельно широкое социальное явление, и оно имеет сложную структуру. Важнейшие виды и проявления информационной культуры можно выделить по различным критериям: по характеру и содержанию (это материальные и духовные компоненты), по сфере деятельности (в нашем случае это средства массовой коммуникации и конкретно СМИ), по наличию субъекта и объекта (в журналистике это творческие работники и аудитория СМИ) и т. п.

Следует отметить, что однозначного определения информационной культуры в научной литературе не существует из-за разности дисциплинарных методологических подходов. Одни ученые определяют ее как информационные качества личности, другие просто как системную и многомерную информационную деятельность, дополняя аспектами аксиологического характера. Третьи акцентируют внимание на гармонизации внутреннего мира личности в ходе освоения всего объема социально значимой информации. Есть и другие точки зрения, в частности когнитивистского, коммуникационного, институционального характера.

К примеру, Е. В. Грунт, уделив в своем новейшем исследовании особое внимание анализу соотношения понятий «культура», «актуальная культура», «информационная культура», «компьютерная культура», для рассмотрения этой проблемы предлагает структурно-функциональный анализ информационной культуры личности и факторный анализ ее формирования. Грунт трактует проблему термина информационная культура в контексте оптимизации эффективного взаимодействия в информационной среде, способствующего развитию культуры личности [Грунт, 2010].

И. В. Юшкина под информационной культурой понимает «общественное явление интегративного характера, которое складывается из системы информационных представлений и деятельности» [Юшкина, 2001, с. 33]. Другие авторы рассматривают информационную культуру «как часть общей культуры, состоящую из сплава информационного мировоззрения, информационной грамотности и грамотности в области информационно-коммуникационных технологий» [Формирование информационной культуры личности, 2006, с. 26]. В. А. Лозовой, И. Н. Пугина и некоторые другие ученые исследуют эту проблему через структуру интеллектуальной деятельности человека [Лозовой, Пугина, 1991].

Вместе с тем никто из исследователей не отрицает, что есть элементы, присутствующие во всех уровнях информационной культуры: деятельность, язык, артефакты, ценности, нормы, правила, традиции и обычаи. Материальные и духовные компоненты информационной культуры тесно связаны между собой и являются причиной друг друга. Ведь материальное здесь (к примеру, такой продукт, как отдельный номер газеты или журнала) есть следствие развития идей, результат человеческого мышления. Причем не только отдельного журналиста, но и всего коллектива, а также предшественников, развивавших традиции отечественной или даже мировой журналистики.

Понимание и анализ информационной культуры как системы заключается в ее многоплановости как социального явления и постоянной трансформации форм ее проявления в конкретных видах человеческой деятельности. Если усвоение культуры еще совсем недавно осуществлялось в основном «путем научения, передачи опыта и знаний» [Зборовский, 2010, с. 101], то усвоение современной информационной культуры наряду с этим предполагает также овладение новыми технологиями получения и видоизменения в собственных интересах различного рода информационных продуктов.

Последнее можно считать уже феноменом XXI в. Достаточно вспомнить стремительное развитие в Интернете социальных сетей, повсеместное увлечение созданием собственных веб-блогов и микроблогов. Хотя при этом «на первый план выходит проблема поиска путей, возможностей использования Интернета и телевидения, формирования культуры отношения к ним. Ведь Интернет на самом деле представляет новое культурное пространство со своим особым языком, особым содержанием, которое невозможно проконтролировать, со своими способами научения, внушения, предпочтения» [Фельдштейн, 2010, с. 29].

К тому же сегодня стало нормой ведение многими известными политиками, артистами, спортсменами, просто постоянными посетителями Всемирной сети собственных «живых журналов», в которых они отражают свое отношение к различным событиям и фактам, оперативно (зачастую в режиме реального времени) представленным в СМИ на тех или иных сайтах. Популярная телеведущая Тина Канделаки призналась в эфире радиостанции «Эхо Москвы», что если раньше для поддержания имиджа публичным людям приходилось регулярно посещать различного рода «тусовки» и модные столичные мероприятия, то теперь в любой точке мира достаточно иметь мобильный телефон с выходом в Интернет: «Если есть десять тысяч подписчиков вашего “живого журнала”, то вы и есть СМИ» (http://www.echo.msk. ru/programs/echonet). Это утверждение отражает определенную тенденцию фокусирования внимания массовой аудитории на тех или иных информационных потоках.

Оптимальным следует считать определение информационной культуры как актуализированное социальной практикой «пространство», включающее в себя различные значения, культурные коды, способы и новейшие технологии их производства и воспроизводства, передачи и хранения, а также тексты и иные формы материализации информации, как правило, непосредственно связанные с массмедиа. Причем культура в данном случае понимается и как «пространство», из которого люди черпают какие-то штрихи к собственной идентичности, к собственным образам, к собственному пониманию [Зверева, 2003, с. 188].

Особо акцентируем внимание на том, что при обращении к проблематике формирования и развития информационной культуры как отдельной личности, так и представителей различных социумов правомерно выделять культуру производства массовой информации в качестве одного из структурообразующих факторов.

Важно отметить и тот факт, что в сегодняшней российской действительности информационная культура как часть общей культуры и непременный компонент массовой культуры в условиях глобализации и виртуализации современного общества становится не только одним из важнейших ресурсов конструирования идентичности личности, но и полем для ее репрезентации. Связано это в первую очередь с новыми технологическими возможностями средств массовой коммуникации.

Неоспорим и тот факт, что социальное бытие и процессы функционирования и развития информационной культуры находятся в единстве. Она приобретает социальное влияние прежде всего в качестве необходимого аспекта повседневной деятельности человека, даже не включенного в прямой контакт со средствами массовой информации, поскольку они в определенной мере задают характер и способ его действий даже опосредованно: через неформальную коммуникацию (слухи, сплетни как непременный компонент массовой прессы) или с помощью таких социально-психологических механизмов, как внушение и подражание.

Для журналистского сообщества проблема влияния тенденций развития информационной культуры на повседневную практику становится год от года не просто все более актуальной, но во многих компонентах системообразующей.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >