Россия в системе международного движения капитала

Россия всегда активно участвовала в системе мирового движения капитала. В Россию постоянно ввозили капиталы Франция, Бельгия, Германия и Англия. По данным В. Д. Андрианова[1], в 1900 г. ввоз общего объема капитала составлял 750 млн руб., а в 1914 г. нерезиденты владели акциями российских фирм на сумму 1500 млн руб. Контролируя до 90% добычи платины, руд черных металлов, нефти, угля, 70% производства чугуна, иностранный капитал злоупотреблял свободой на рынке России, нещадно эксплуатировал природные ресурсы и сдерживал развитие отраслей, которые могли бы обеспечить экономическую независимость страны. Вывоз капитала в Китай, Монголию, Персию (с 1935 г. — Иран) и другие азиатские страны был заметным уже в конце XIX в. С 1889 по 1914 г. Россия экспортировала 2,3 млрд руб. (70 млрд современных долларов).

После 1917 г. ввоз и вывоз капитала строго контролировался государством. Вывозился капитал вначале в Турцию, Афганистан, Египет, Иран, Монголию, а затем в страны Западной Европы и другие регионы. В конце 1980-х гг. с участием капитала СССР работали сотни фирм (по переработке сырья, газо- и нефтепроводы, железные дороги) на территории СССР и за его пределами. Например, услугами международной фирмы дунайских пароходств Болгарии, Венгрии, Чехословакии и СССР «Интерлихтер» пользовались ФРГ, Австрия, СФРЮ и другие страны. Успешно работали предприятия «Эрдэнэт» и «Мон- голсовцветмет» (СССР — Монголия), «Дунай» (СССР — Болгария), «Висмут» (СССР — ГДР), «Вьетсовпетро» (СССР — СРВ). Тогда же были созданы и успешно функционировали ТНК СССР: «Аэрофлот», «Ингосстрах» и др. Около 65% зарубежных совместных фирм с участием СССР функционировали в Западной Европе, 14 — Америке, 13,3 — Азии, 4 —Африке, 3,4% — в Австралии. С 1945 по 1989 г. Советский Союз построил за рубежом 3575 объектов и еще 1560 объектов находились на стадии строительства или подготовки к строительству.

С 1990-х гг., благодаря полной либерализации внешних связей, массовой приватизации, появлению российского рынка ценных бумаг и его переплетению с мировым, потеряна основная часть функционирующего за рубежом совместного и чисто национального имущества СССР.

С принятием в 1991 г. Указа президента России «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» начался новый период участия России в международном движении капитала.

Ввоз в Россию всех форм зарубежного капитала, особенно после 1990-х гг., в целом нарастает: с 1995 по 2013 г. его ввоз вырос с 3 млрд до 170,2 млрд долл. Но, особенно в последние годы, ввозится капитал неравномерно, например в 2011 г. в экономику России всего поступило прямых иностранных инвестиций (с 2014 г. Росстат публикует данные только по ПИИ) 55,0 млрд долл., в 2014 г. — 22,0, в 2015 г. — 6,8, а в 2016 г. — 32,5 млрд долл.[2] По данным ЮНКТАД, в 2016 г. по сравнению с 2015 г. объем притока в Россию ПИИ увеличился с 12 млрд до 38 млрд долл.[3] и составил 2% от всего притока во все страны ПИИ (для сравнения: в Китай и его провинции в тот год поступило 263 млрд долл.).

В Россию ввозят капитал субъекты более 100 стран мира, но основная его часть поступает из таких стран и территорий, как Кипр (откуда, по нашим расчетам, в разные годы поступает от 10 до 17% общего объема ввозимого капитала; в отдельные годы инвестиции Кипра в Россию в разы больше объема ВВП этой страны, скорее всего, из Кипра — бывшей офшорной зоны временами возвращается «на заработки» ранее незаконно сбежавший туда российский капитал), Нидерланды (8—14%), Люксембург (2—25%), Германия (4—13%), Франция (1,5— 25%), Великобритания (5—35%), США (не более 3%). Из стран СНГ в Россию поступает около 10% всех форм инвестиций, в основном из Казахстана, Белоруссии и Украины.

В Россию ввозится в основном (в отдельные годы до 87%) прочий, во многом спекулятивный капитал, который используется для финансирования негосударственных фондов. К примеру, в 2012 г. в общем ввозе капитала (154,6 млрд долл.) ПИИ составляли 12,1%, портфельные — 1,2%, а прочие — 86,7%Г

Значительная часть ПИИ направляется на рынок государственных краткосрочных обязательств и носит чисто спекулятивный характер. Их резкий отток в кризисные 1998 и 2008 гг. дестабилизировал экономику, ускорил экономический кризис и усугубил его последствия.

До 80% всех иностранных инвестиций приходится лишь на 10—12 в основном сырьевых и приграничных регионов — Москву (где остается до 50% всего ввозимого в страну капитала), Санкт- Петербург, Сахалинскую, Тюменскую, Омскую, Московскую, Иркутскую, Нижегородскую области, Краснодарский край, Республику Татарстан, Республику Коми.

Основные сферы приложения возимого в Россию капитала: производство нефтепродуктов, пищевых продуктов, напитков, табака, куда поступает более 30% от всего ввезенного капитала, финансовая сфера — 28—30%, добыча полезных ископаемых — 10—12%, сельское хозяйство — менее 1%.

В последние годы, по данным Росстата, на территории России функционирует от 23 тыс. до 24 тыс. разнообразных форм предприятий с участием иностранного капитала. Из общего их количества в российском сельском хозяйстве в последние годы действует более 700 ед., в добыче полезных ископаемых — около 500, в оптовой и розничной торговле, а также в разного рода ремонтных организациях — свыше 8 тыс., в обрабатывающем производстве — более 4 тыс., в гостиничном и рестораном бизнесе — около 700, занятых операциями с недвижимым имуществом, арендой и предоставлением услуг — более 5 тыс., в строительной отрасли — около 1,5 тыс.

Практика показывает, что иностранный капитал в России действует в интересах ее нерезидентов, проявляет крайне низкую для экономики эффективность, до 60% от его доходов вывозится, а темпы роста этого вывоза часто выше темпов прироста ВВП России от всех внутренних инвестиций. [4]

Особо отметим, что официальные данные Росстата зачастую существенно отличаются от данных других институтов, в том числе зарубежных. Например, по официальным данным, иностранный капитал контролирует около 30% добычи российской нефти, а по другим данным — минимум 70%. При этом государственные предприятия России добывают на своей территории только 4% нефти. Кроме того, по некоторым данным, энергетика, водоснабжение и другие сферы на 70—90% принадлежат компаниям Франции, Италии, Испании, Германии и других стран. Проще говоря, по неофициальным данным, удельный вес иностранного капитала в экономике России превышает все разумные пределы.

Ввоз капитала в Россию имеет значительные возможности для нерезидентов: крупные масштабы производства, емкий внутренний рынок, богатство экономических ресурсов, включая высококвалифицированную и дешевую рабочую силу, высокий научный потенциал.

Но, по официальным данным, на Россию приходится лишь 3—4% мирового движения капитала, и при этом укрепляются следующие факторы, сдерживающие его приток в Россию и низкую эффективность: нежелание иностранных инвесторов поддерживать крупнейшего в мире потенциального конкурента; высокие издержки использования в России капитала из-за неблагоприятных природных условий, которые в 2—3 раза хуже, чем в США и Европе; «тихая» конкуренция между проникшими в Россию ГК, каждая из которых не желает большего присутствия других; несоблюдение со стороны развитых стран по отношению к России общепринятых стандартов в сфере международных отношений; несоблюдение Россией в последнее время некоторых требований и условий кредиторов, противоречащих ее национальным интересам; пропавшее желание руководства России поддерживать «цветные» перевороты в бедных и постсоветских странах; ограниченность в мире свободного капитала; высокие внешние долги России; наличие в экономике России значительной доли криминального капитала; бюрократизация российской экономики; нежелание российских инвесторов возвращать из-за рубежа и вкладывать свой капитал (полученный во многом незаконно) в национальную экономику (что является важным фактором утечки капитала). Ликвидация или смягчение этих факторов может способствовать росту притока иностранного капитала в Россию и росту его эффективности для российской экономики.

Таким образом, практика показывает, что иностранный капитал, ставший частью российской экономики, не оказывает реального положительного влияния на активизацию инвестиционного процесса, а нерациональная отраслевая и региональная его структура, низкая эффективность в сочетании с самоустранением государства от влияния на эти процессы не способствуют экономическому росту, ведут к усилению внешнеэкономической зависимости и контроля других стран и ГК над экономикой России. Особенно четко это проявилось в отраслях ТЭК и цветной металлургии. Расчеты показывают, что только для обновления изношенных основных фондов необходимо 3—4 трлн руб. Западные ежегодные инвестиции составляют менее 1% этой суммы. Поэтому необходимо рассчитывать преимущественно на свои внутренние возможности.

Вывоз капитала из России с 1990-х гг. также увеличивается, по общему объему не уступает его ввозу, а с учетом нелегальной утечки значительно превышает ввоз. В 1990-е гг. в России появились и используются следующие новые формы вывоза капитала: размещение капитала субъектами России на счетах зарубежных банков; приобретение за рубежом земли, островов, вилл, яхт, футбольных клубов; вывоз наличности (инвалюта, золото, раритеты); вывоз капитала через ФПГ, ГК и т.д. В настоящее время, по некоторым данным, около 70% общего объема вывозимого капитала размещается на накопительных счетах в зарубежных банках или вкладывается в недвижимость.

Вывозится капитала из России также неравномерно, в последнее время появилась тенденция резкого снижения этого процесса. Так в 2011 г. за границу было направлено ПИИ на общую сумму около 67 млрд долл., в 2014 г. — 57,0, в 2015 г. — 22,0, а в 2016 г. — 22,3 млрд долл.[5] По данным ЮНКТАД, вывоз из России ПИИ в 2016 г. составил 27 млрд долл, (для сравнения: Китай в тот же год вложил в других странах ПИИ в объеме 242 млрд долл.)[3]. А в соответствии с базовым сценарием Минэкономразвития России, экспорт частного (и других форм) российского капитала получил долгосрочную тенденцию к резкому сокращению: с 58 млрд долл, в 2015 г. до 30 млрд долл. — в 2017 г., 25 млрд долл. — в 2018 г. и 20 млрд долл. — в 2019 г.[7]

Столь резкое сокращение вывоза российского капитала вызвано не только и, пожалуй, не столько санкциями хозяев западных государств. Важными причинами этого можно признать: резкое ухудшение конъюнктуры мирового рынка в целом, но особенно нефтяного рынка; резкое, примерно в два раза, падение валютного курса рубля; сокращение в экономике страны рублевых средств и соответствующее завышение процентной ставки; снижение внутренним частным бизнесом России расходов на финансирование собственных проектов; снижение общей деловой активности предпринимательских структур, а также в российской экономике в целом; введение со стороны западных стран санкций относительно России.

Крупнейшими получателями российского капитала в 2016 г. были субъекты Кипра, которым было направлено российских прямых инвестиций на общую сумму в 9,8 млрд долл., Британских Виргинских островов — 1,8, Швейцарии — 1,4, Багамских островов — 1,2, Турции — 1,2, Ирландии — 1,1 млрд долл. Примерно по 0,8 млрд долл, в тот же год было направлено российских прямых инвестиций в Сингапур, США, Нидерланды и в Украину, которая, кстати, увеличила импорт российских прямых инвестиций с 0,6 млрд долл, в 2015 г. до 0,8 млрд долл, в 2016 г. В 2016 г. по сравнению с 2014 г. почти в 2 раза снизился объем получения российских прямых инвестиций субъектами США и некоторых других стран.

Официально считается, что за рубежом функционирует около 1 тыс. фирм с российским капиталом. Однако точное их количество никто не знает, так как создаются они там часто в обход законодательства России.

Особенностью российских революционных преобразований в 1990-е гг. стало небывалое ранее бегство капитала за рубеж (около 80% в США). По разным данным российских исследователей, с 1990-х гг. в офшорные зоны ушло от 800 млрд долл, до 2 трлн долл., что равно ВВП России 2017 г., а по данным исследования, проведенного профессором Колумбийского университета Дж. Генри, к концу 2014 г. из России в офшоры было вывезено 1,3 трлн долл., и этот показатель увеличивается в среднем на 9% в год[8].

Под бегством (утечкой) капитала в узком смысле понимается ускоренное и внезапное бегство за рубеж краткосрочного капитала, а в широком смысле — массовое бегство разных форм капитала и на разные сроки. Реальные масштабы бегства капитала оценить практически невозможно.

В мировой практике для оценки размеров бегства капитала используют четыре метода: 1) общий метод, при котором учитываются сумма прироста иностранных активов (кроме ЗВР) и статья «Ошибки и пропуски» платежного баланса; 2) определение долга частного сектора, когда учитываются рост внешнего долга за счет переводов банков, небанковских институтов и статья «Ошибки и пропуски» платежного баланса; 3) метод углубленного анализа, при котором учитываются сумма краткосрочных переводов капитала из небанковского частного сектора и статья «Ошибки и пропуски» платежного баланса; 4) косвенный метод, при котором определяется доля иностранных активов, недекларируемых для налогообложения (по этому методу, по оценке МВФ, до 2/3 вывоза капитала может рассматриваться как «бегство» капитала).

В России с 1990-х гг. использованы следующие, практически все известные в мире каналы и механизмы утечки за рубеж капитала:

  • официальное разрешение Банка России, которое, по действующему законодательству, может легко получить любое лицо; а с 2001 г. любой россиянин получил право открывать счета на сумму до 75 тыс. долл, в 34 развитых странах и без всякого разрешения;
  • нерациональность внешней торговли, например при торговле с субъектами США экспортеры России покупают там товары лишь на четверть вырученных долларов, а остальной капитал остается в банках США;
  • — элементарный невозврат валютной выручки зарубежными покупателями. По данным МВД России, невозврат выручки только за 1995—1997 гг. по 22 тыс. внешнеторговых контрактов на поставку российских товаров за рубеж составил 12 млрд долл., в том числе за ядерные реакторы и оборудование к ним — 3,1 млрд долл., нефть и нефтепродукты — 1 млрд долл., летательные и космические аппараты — 762 млн долл, и т.д. Невозврат средств осуществляется путем использования различного рода мнимых сделок;
  • мнимые торговые сделки, которые заключаются с нерезидентами на импорт товаров с предоплатой (например, российская фирма поставляет зарубежной фирме валюту, а та из-за своей «непорядочности» или внезапного исчезновения не поставляет товары, оставляя эту валюту на счетах российских партнеров в зарубежных банках); «сделки» на экспорт товаров с последующей оплатой (фирма России поставляет зарубежной фирме свои товары, а та не оплачивает их); завышение или занижение цен контрактов (официально устанавливается одна цена на товары, а реально используется совсем другая с пользой для торговых партнеров); подмена товаров (сделка оформляется на нефть, а реально поставляются продукты ее переработки); оплата мнимых зарубежных услуг, проверить и оценить которые практически невозможно, и т.п.;
  • выдача мнимых кредитов зарубежным субъектам, которые не возвращаются вовсе или по ним устанавливаются официальные и неофициальные процентные ставки с выгодой для партнеров;
  • использование офшорных зон (центров) и фирм. Россия лидирует по количеству регистрируемых офшорных компаний, через которые организуется бегство капитала путем оформления мнимых и им подобных сделок;
  • использование пробелов в валютном контроле страны. До
  • 1994 г. такой контроль в России отсутствовал вовсе, поэтому валютная выручка в страну не возвращалась очень часто. В начале XXI в. около 30% российских валютных сделок вовсе не попадали под валютный контроль, который, кстати, распространялся лишь на два из 15 российских таможенных режимов. И сегодня государственные таможенные институты остаются вотчиной частных лиц[9];
  • вывоз валютной наличности, золота и других ценностей;
  • внутреннее бегство капитала к иностранной валюте в виде долларизации российской экономики. По данным экспертов, доллары, купленные в России, возвращаются в США утроенными, но в форме нефти, газа, ценных металлов, других средств национального богатства;
  • действия международных и внутренних валютных игроков;
  • официальный вывоз определенных капитальных средств правительством России, например хранение в странах НАТО значительной части золотовалютных и других ресурсов страны, что представляет собой утечку капитала на государственном уровне.

Эти и другие каналы и механизмы утечки капитала стали для России настоящим бедствием. По утверждению С. М. Игнатьева — бывшего председателя Банка России (2002—2013), только «одной хорошо организованной группой лиц» осуществляется криминальный вывод из России 49 млрд долл, в год. По его мнению, незаконные финансовые операции, по всей видимости, связаны с оплатой поставок наркотиков, финансированием серого импорта, взятками чиновникам и менеджерам, осуществляющим закупки в крупных частных компаниях, реализацией схем по уклонению от уплаты налогов и пр.[10]

В мировой практике сложились следующие экономические и внеэкономические меры сдерживания утечки капитала: повышение доверия резидентов страны к правительству и к национальной валюте; укрепление экономической и политической стабильности в стране и национальной безопасности; реальная борьба с «теневой» экономикой; прямой контроль государства над ввозом и вывозом капитала и регламентация этих процессов; упрочение связей, разработка совместных мер и действий с правительствами стран — партнеров по движению капитала и др.

Таким образом, Россия все еще не играет заметной роли в мировой миграции капитала, а мировая миграция капитала не играет заметной положительной роли в российской экономике. Поэтому, рассчитывая в основном на внутренние возможности, одновременно необходимо разработать и реализовать экономическую политику, предполагающую сдерживание утечки капитала, стимулирование импорта ПИИ, усиление государственного контроля над деятельностью всех субъектов, втянутых в мировое движение капитала, как и в международные отношения в целом.

  • [1] Андрианов В. Д. Россия в мировой экономике. М. : ВЛАДОС, 2002. С. 265.
  • [2] Российский статистический ежегодник. 2017: стат. сб. С. 507.
  • [3] Доклад ЮНКТАД о мировых инвестициях. 2017. URL: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2017_overview_ru.pdf.
  • [4] Российский статистический ежегодник. 2017: стат. сб. С. 507.
  • [5] Российский статистический ежегодник. 2017: стат. сб. С. 307.
  • [6] Доклад ЮНКТАД о мировых инвестициях. 2017. URL: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2017_overview_ru.pdf.
  • [7] Отток капитала из РФ сократился в 5 раз. URL: http://expert.ru/2016/08/10/kapital/.
  • [8] Исследование выявило отток из России в офшоры $1,3 трлн // РБК. URL: https://www.rbc.ru/economics/09/05/2016/572fc4839a79479bd682e3eb.
  • [9] Владимир Путин потребовал ликвидировать частные таможни. URL: https://www.kommersant.ru/doc/665341.
  • [10] Игнатьев рассказал напоследок об утечке 760 миллиардов. URL: https://utro.ru/articles/2013/06/19/1126117.shtml.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >