ОБЩИЕ СВОЙСТВА КАРТОГРАФИЧЕСКОГО ИЗОБРАЖЕНИЯ

А. Содержание карты по его логическому характеру

Географическая карта — как и глобус и лепной рельеф, которые при этом рассмотрении могут быть подведены под понятие карты, — является при всем различии ее объектов всегда изображением земной поверхности и ее бесконечного многообразия; ибо явления, которые на земной поверхности везде одинаковы или различия которых нас не интересуют, не служат предметом картографического изображения. Карта имеет своим предметом все многообразие земной поверхности. И в этом она должна идти как можно дальше. Она может при изображении останавливаться только на крупных чертах, но эти черты должны обладать сходством с действительностью, должны быть заимствованы из нее, не должны вноситься в нее произвольно. Изображения, которые содержат только средние величины, вычисленные для целых государств или их частей, не будут картами, а будут картограммами, по удачному обозначению Ратцеля; они будут не географической, а статистической формой изображения.

Географическая карта изображает действительные, индивидуальные местности и пространства земной поверхности, она представляет собой идиографическое изображение в значении, которое придавал ему Виндельбанд. Большая роль карты в географии показывает нам поэтому, до какой степени эта последняя вообще направлена на охват индивидуальной действительности земной поверхности. Но в качестве средства изображения карта нуждается в терминологии родовых понятий, которые она выражает и в типовых условных знаках. Этим самым она представляет основу для географических законов; но сама она не может выражать никаких классификаций или законов, что предоставляется скорее литературному способу изображения. Карта содержит только фактические утверждения об отдельных местностях или пространствах или, говоря общее, об индивидуальной действительности земной поверхности. Карта никоим образом не ограничивается определенными царствами природы или категориями. Для нее безразлично, воспринимаются ли изображаемые на ней объекты зрением или другими чувствами, будут ли это материальные или духовные предметы или процессы. Но она может обозначать явления только определенным простым способом, она не может, подобно речи или картине, изобразить все детали, не может и объяснить, почему то или иное место на земле таково, как оно есть, или взвесить, какую эстетическую или практическую ценность оно имеет. Карта может изобразить наши познания о вещественном многообразии или временных изменениях, или причинной зависимости, или эстетической и практической ценности лишь постольку, поскольку нам удается изобразить их в простой, понятной форме. Только при таком упрощении понятий геологическая карта, например, может охватить вещественное разнообразие твердой земной коры, карта изотерм — температуру, карта растительности — растительный покров.

Карту называют часто изображением предметов и свойств земной поверхности. Это не совсем правильно: она содержит скорее высказывания (Aussagen) или, по логической терминологии, суждения. И все ее высказывания или суждения — хорологические, они относятся к пространственным условиям, к свойствам пространства. Карта дает не только изображение предмета, например, города Гейдельберга, но также и его положение: на таком-то месте причем положение можно обозначить географической широтой и долготой или по отношению к Неккару или Оденвальду и равнине Рейна или к другим городам находится город Гейдельберг; на такой-то линии, координаты которой можно определить, протекает Неккар, лежащая там-то равнина занята Оденвальдом. Карта представляет собой конкретное заполнение точек, линий, определенных площадей, а косвенно также и пространства, содержание разных частей земной поверхности.

Если карта содержит высказывания или суждения, то значит их надо с нее считывать. Герман Вагнер справедливо указал на то, как хорошо соответствует существу дела выражение «читать карты». Чтение карты, как и чтение текста, является искусством, которому нужно учиться; и это относится не только к топографической карте, но и к физико- географической и антропогеографической карте. Но существуют и различия. На общедоступных картах пользуются самыми простыми, легко понятными способами изображения; подобно тому, как книги для народа печатаются большими четкими буквами, и притом у нас в Германии не чужими латинскими, а привычными для глаза немецкими или готическими. Иногда здесь даже жертвуют правильностью для ясности. Для научного изучения географии, напротив, понимание изобразительных средств карты является необходимой предпосылкой. Далее, подобно тому, как для подписей и плакатов выбирают большие, издали видные буквы и выражаются для большей ясности как можно короче, так же и на стенных картах прибегают к грубым средствам изображения и предпочитают ограничивать количество материала, чтобы не вредить ясности. Справочными картами, напротив, пользуются только вблизи, их можно рассматривать детально и поэтому требование непосредственной наглядности отступает у них на второй план. И все-таки остается огромная разница в требованиях, предъявляемых к карте и к книге. Если карту можно читать только медленно, как книгу, то при этом пропадет одновременность впечатления, которая составляет самую сущность и большое преимущество карты перед словом. Не нужно, да и невозможно воспринимать сразу все содержание карты; но отдельные предметы, на которых сосредоточивается внимание, а также более крупные географические объекты, как государства, речные системы, горы должны быть легко обозримы; без этого картографическое изображение их будет малоценным. Эти главные предметы не должны заслоняться подробностями, мелкими предметами, но должны выделяться среди них. В этом смысле хорошая карта должна удовлетворять требованию удобообозримости (наглядности).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >