Антропологизация психофизических исследований времени реакций

Исследования времени реакций, которые осуществляются до сих пор, особенно в связи с решением проблем инженерной или, например, социальной и юридической психологии, являются исследованиями, казалось бы, частными, и даже, имеющими лишь исторический, академический или чисто практический интерес. Но эти «частности» приобретают весьма актуальное значение, как только мы включаем в объем нашего внимания не только исследуемые объекты, но и особенности реципиентов, а также исследователей этих объектов.

Объективные, т. е. определяемые объектами или стимулами, — реакции являются еще и реакциями субъекта, — ив такой значительной мере, что эти объективные реакции становятся весьма произвольными в буквальном смысле этого слова: субъект на графиках показательных, логарифмических или степенных функций, как бы «присутствует на всей плоскости YOX». В конечном счете многое становится зависимым от установок исследователя и испытуемых. Например, от задающих условия определения времени реакций субъектов зависит то, какого именно вида могут быть кривые психофизических зависимостей.

Тогда возникает вопрос, — а действительно, какими вообще могут быть кривые этих зависимостей, если субъектам, — исследователям и испытуемым предоставить на самом деле полную свободу «передвижения» на данной плоскости YOX? При этом мы не должны терять из виду и полную нашу ответственность, как бы делегированную нам в этом случае теми учеными, материал исследования которых мы используем при такой постановке вопроса.

Вне этой ответственности может быть утрачен предмет обсуждения, т. е. искомое нами определение характера социальной, личностной и психологической активности человека с помощью введения временной ее координаты. Поэтому, в пределах нашей темы исследования «полная» свобода субъекта, видимо, определяется двумя предварительными выводами:

1. Все рассмотренные кривые психофизических зависимостей следует свести, все-таки к логарифмическим, — и не потому, что закон

Хика «правильнее», чем закон С. С. Стивенса. Эти законы в принципе равноправны в силу их объективного значения, определенного реальными, но различными условиями. В том и другом законе представлена мера восприятия информации человеком, но мера эта выражается логарифмически. Эта мера может быть, при изменении исходных посылок, выражена и степенной функцией, но остановиться следует на общепринятом ее логарифмическом выражении.

2.Сведение всех кривых к логарифмическому их представлению необходимо еще и потому, что энтропия и нэгэнтропия — также определяются логарифмически, а эти глобальные характеристики безусловно не могут не представлять, в той или иной степени, характер исследуемой нами культурной активности человека, распределенной по параметру культуры-времени

Но, сужая пределы темы нашего обсуждения в рамках объективации временного подхода, мы приходим к тому, что «свобода» субъекта, конечно, становится только потенциалом действительной его свободы, поскольку при объективации времени для субъекта остается только «свобода» проявления временных реакций. Вводимые ограничения, как это обнаружится ниже, отнюдь не помешают затем постепенно их снять, по мере установления необходимых для этого философских и культурных оснований, — тем легче разыскиваемых и переосмысливаемых, чем более строгими являются эти предварительные ограничения.

Оговорив это, отметим, что для детального обсуждения проблемы времени необходимо дальнейшее привлечение дополнительного материала, а именно материала исследований временных реакций, причем, желательно, как можно более современного и наиболее обобщенного.

Таким материалом в отечественной психологии являются данные об изменении времени реакций различных видов, обобщенные Е. И. Бойко и представленные на фоне онтогенеза человека Б. Г. Ананьевым. Графики изменений времени реакций в связи с возрастом по данным Клапареда, Гильберта, Майлса и других исследователей, включая результаты работы Л. Р. Лурия и сотрудников, представляют собой некоторые накопленные частоты проявлений указанных реакций в диапазоне приблизительно от 200 до 500 мсек, отнесенные к возрастам от 5 до 60—80 лет.

Фактически эти графики являются результатом последовательного соединения единственных точек целого веера логарифмических кривых, характеризующих каждый отдельный возраст с точки зрения времени реакций. В этом плане реконструкция того, как была получена обобщенная кривая Майлса в виде единой линии представлена Б. Г. Ананьевым на фоне кривых, полученных другими вышеупомянутыми авторами (8; 139). Смысл этой реконструкции — именно в форме кривой Майлса, корреспондирующей с особенностями построения кривой нормального распределения

В 90-х годах XX века, в связи со столетием со дня смерти Г. Фех- нера, отечественный исследователь К. В. Бардин, старший научный сотрудник института психологии РАН (Москва) вновь констатирует, что «пороговая проблема, по-видимому, не имеет общего решения», — только «парциальное» — «на путях дифференциальной психофизики» (16; 135). И вновь, — смысл его теоретических и прикладных изысканий обнаруживается в способах и форме построения кривых, представ- лющих результаты исследований.

Важно отметить главное в исследованиях К. В. Бардина: различение звука с привносимыми реципиентами дополнительными сенсорными характеристиками или без них обобщается им в форме построения двух логарифмических кривых, что позволяет ему подчеркнуть: «Степень выраженности такого качества, как когнитивная сложность является разной у разных наблюдателей» (16; 135), а поэтому различной является и степень смещения кривых относительно друг друга.

Таким образом, с одной стороны, вновь получает подтверждение приоритетное значение логарифмических характеристик временных реакций. А с другой прямо отстаивается значение субъектного дифференциального фактора в исследовании до сих пор считавшихся наиболее объективными во всей психологии психофизических зависимостей.

Обобщая, следует сказать, что появляется возможность повысить меру субъектности психофизических исследований, если расширить пределы обобщения результатов этих исследований. В таком случае нужно поставить два вопроса:

  • 1. Чем, в обобщенном их представлении, отличаются логарифмические кривые от других, если они настолько устойчиво проявляются во всех исследованиях времени реакций, где субъекты или реципиенты не демонстрируют преднамеренно своей когнитивной сложности?
  • 2. Какими, в обобщенном их представлении, являются кривые изменения объективной стороны психофизических исследований, — кривые сигналов, если также исключить преднамеренность организации подачи сигналов с точки зрения их высоты, тембра, особенностей включения и выключения и т. д.?

Ответы на эти два вопроса разместим по вектору движения от объективной стороны времени к стороне субъектной и субъективной. В таком случае следует начинать со второго вопроса, — тем более, что в уже упомянутой статье К. В. Бардина приведен пример спектра сигналов, составившего объективную сторону данного психофизического исследования.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >