Эволюция форм и механизмов социального обеспечения

Гарантия доходов — краеугольный вопрос жизнедеятельности людей. Поэтому общей для всех исторических отрезков остается проблема социального (материального) обеспечения людей, а именно: наличия доходов, требующихся для удовлетворения повседневных нужд, доступа к медицинской помощи и к субъектам социальной поддержки в случаях неблагоприятных жизненных ситуаций. Все без исключения люди нуждаются в защите от рисков утраты дохода в связи с болезнями, несчастными случаями, инвалидностью, старостью, безработицей, неэффективной экономической политикой государства, многообразными финансовыми рисками.

Из истории известно, что для защиты себя от окружающих физических опасностей и обеспечения необходимыми материальными ресурсами человеческие сообщества организовывались в разного типа группы, которые позволяли обеспечивать взаимную поддержку и защиту своим членам. Непрерывная борьба за выживание привела к укоренению в сознании людей непреложного факта: необходимость оказания помощи друг другу в трудных жизненных обстоятельствах — важнейшая предпосылка организации жизнедеятельности людей. Формирование такой жизненной позиции носит императивно необходимое условие для функционирования и выживания как отдельных людей, так и всего социума. Поэтому солидарная помощь и взаимопомощь были и остаются теми базовыми принципами, с помощью которых построено здание семьи и общества.

Поэтому во все времена важнейшими формами социального обеспечения инвалидов, сирот, пожилых людей являлись: семейная, соседская и общинная, цеховая (профессиональная) взаимопомощь, филантропическая деятельность церковных структур и общественных организаций.

В аграрном обществе, которое было основным типом общественного устройства с древнейших времен вплоть до конца XVIII в.1, главными формами организованной взаимопомощи выступали семья, сельские общины; в немногочисленных городах — гильдии, цеха, братства, монастыри. То есть механизмы социальной защиты основывались на семейных, общинных, корпоративных и церковных отношениях.

Органическое строение большой семьи (дети, взрослые, престарелые) позволяло использовать труд членов семьи для выполнения соответствующих посильных трудовых обязанностей и помощи друг другу: дети с раннего возраста привлекались к труду по уходу за домашними животными, престарелые по мере снижения их трудоспособности и больные выполняли более легкую домашнюю работу. Функция социальной защиты, как и труд, распределялись между членами семьи. Взаимопомощь выступала необходимым условием выживания семьи, группы и общины.

Одиноким пожилым (немощным), инвалидам, сиротам и вдовам оказывалась солидарная поддержка общиной в различных формах: выделения удобных сельскохозяйственных угодий и провизии, помощи при постройке жилья или временного постоя[1] [2].

Механизмы личной и семейной самозащиты, коллективной помощи и взаимопомощи видоизменялись в истории человечества под влиянием трансформации структур общества (община, семья, цех, корпорация) и государственного устройства, социальных доктрин церкви и степени цивилизованности общества (его социализации и структурированности). Они представляли собой механизмы помощи уязвимым категориям населения (сиротам, инвалидам, одиноким пожилым и бездомным), обеспечивая им условия для выживания на основе традиционных нормативных практик патернализма более сильных членов социумов более слабым. Для каждой эпохи были характерны экономические принципы распределения материальных ресурсов, расходуемые для оказания помощи.

Именно осознание необходимости взаимопомощи для выживания, что стихийно проявлялось в опоре на общности (семейная, профессиональные), стало базовым в утверждении феномена социальной защиты.

Первые примитивные формы общественной помощи историки находят в Древнем Востоке, Древнем Египте, Междуречье, Иудее, греческих государствах-полисах и Римской империи. До нас дошло немало свидетельств солидарных видов социальной помощи. О распространении солидарных видов социальной помощи говорится, к примеру, в Ветхом Завете: на полях и в садах рекомендовалось оставлять часть несобранного урожая для бедняков, а каждые 50 лет прощать долги должникам и отпускать на волю рабов.

Корабельщики-купцы Финикии и Древней Греции организовывали товарищества взаимопомощи, которые выплачивали своим членам убытки от кораблекрушений и иных морских опасностей на принципах равной их раскладки между всеми членами товарищества и по факту наступившего происшествия.

В Древней Месопотамии в законах царя Хаммурапи и в древневавилонской религиозной книге «Шурпу» (XII в. до н. э.) среди преступлений и грехов назывались: неоказание помощи нуждающимся в ней, непочтительное отношение к старикам и родителям1.

Древнекитайский философ Конфуций (551 —479 гг. до н. э.) писал о необходимости для «здоровья общества» оказывать почтение престарелым и проявлять сострадание к увечным[3] [4].

Исторические формы материального обеспечения так называемых уязвимых групп населения — пожилых, детей, вдов, инвалидов — зависели как от экономических возможностей семьи и общины, так и от культурных традиций. Согласно предложенной Дж. Вудберном характеристике экономических отношений в первобытных обществах, они основывались на принципах немедленного и отсроченного возврата. При этом категория «возврат» включает в свои характеристики обмен во времени труда, благ и услуг. Такие системы предполагают обязательное наличие определенной системы социальных отношений[5].

Круг угроз материальному обеспечению, жизни и здоровью людей велик, их множество обусловлено многогранной природой рисков, включая «внешние риски» для жизнедеятельности людей, а также связанные с онтологией самого человека — «существа биологического, социального и экономического». Так, человек как «существо социальное» весьма зависим от недоброжелательных действий отдельных людей, зачастую и государства, что приводит к его зависимому социальному положению, лишая возможности самостоятельно обеспечивать себе приемлемые условия жизнедеятельности.

Кроме того, человек как «существо экономическое» является субъектом и одновременно объектом различных видов рисков, связанных с его материальным положением: в повседневной жизни работники вовлекаются в водоворот экономической жизни общества, которая чревата угрозами потери места работы и утраты трудоспособности в связи с профессиональной деятельностью, несчастным случаем на производстве, старостью или болезнью.

Помимо этих двух «внешних» видов рисков, человек, как биологический вид, является легко уязвимым существом. Достаточно напомнить, что уже в 30-летнем возрасте на уровне клеточных изменений начинаются процессы биологического старения организма, а к 60—65 годам они становятся легкоразличимыми «возрастными изменениями». В итоге утраты трудоспособности возможности человека обеспечивать себя материальными средствами становятся ограниченными. Требуется использовать накопленные ранее финансовые или материальные ресурсы, либо рассчитывать на помощь близких, общины или государственных структур, что было характерно уже для времен Древней Греции и Рима.

Государство осуществляло защиту своих граждан лишь в исключительных случаях — массового голода и эпидемий, для чего в отдельных странах создавались запасы зерна, которое раздавалось в голодные годы (так называемое натуральное страхование). Упоминание об этом опыте можно найти в указах египетской царицы Маат (XXIII в. до н. э.).

В Древней Греции государство организует распределение материальных благ малоимущим гражданам в период праздников, предоставляет им возможность трудиться за плату на общественных работах. Гражданам, не способным к труду в силу различных физических недостатков или вследствие инвалидности, назначалось государственное пособие в размере одного обола в день, что составляло минимальный дневной заработок ремесленника. Государство организовывало помощь детям-сиротам, отцы которых погибли в войне1.

В Древнем Риме государство оказывает материальную помощь в экстраординарных ситуациях (стихийные бедствия, голод и неурожайные годы), регулируя цены на хлеб, организуя бесплатную раздачу хлеба и денег. На постоянной основе государство выделяло из государственной казны пособия на детей-сирот. Для социальных низов Древнего Рима государство организует сначала периодические выплаты, которые впоследствии принимают форму постоянных раздач. Эта политика достигла своего расцвета в период империи и будет определена императором Ювеналием как политика «хлеба и зрелищ»[6] [7].

Экономические формы социального обеспечения людей охватывают функции накопления, распределения и перераспределения материальных ресурсов, включая накопление имущества и собственности, передачу наследства и дарение приданного. В законах Хаммурапи (XVIII в. до н. э.) встречаются зачатки взаимного страхования вавилонских торговцев караванов, выплаты которых распределялись между участниками страховых соглашений по факту наступления неблагоприятного события1. Впоследствии страхование начинает строиться и на другой основе — посредством создания постоянного резервного фонда, что предполагало внесение страхователями регулярных страховых авансированных платежей.

Для справки

Ретроспективный анализ вопроса свидетельствует о том, что теория и практика социальной поддержки уязвимых слоев населения (сирот, инвалидов, престарелых, бездомных и т. д.) обусловливается институциональным устройством общества и уровнем развития производительных сил, формами организации труда и культурными традициями народов — т. е. всего того, что входит в такое емкое понятие, как «межпоколенческие отношения». Систему таких отношений часто называют социальным контрактом, под которым понимают комплекс нормативных отношений и традиций, ожиданий и обязательств, регулирующих отношения между поколениями и между возрастными группами, которые осуществляются непосредственно в рамках семьи, неформального родственного и дружеского окружения, а также через посредство общественных институтов[8] [9].

На уровне семьи существование социального контракта выступает в разнообразных экономических, социальных и культурных формах: выполнение обязательств по воспитанию детей и заботе о престарелых членах семьи, оказание материальных, моральных и социально-психологических видов взаимопомощи.

Экономические аспекты межпоколенческих отношений на современном языке обозначают понятием «межпоколенческие трансферты», под которыми понимается обмен[10] различными финансовыми ресурсами, трудовыми затратами и социальными услугами между поколениями как в семье, в сельской общине, так и в обществе[11]. В ходе формационных общественных преобразований межпоколенческие контракты пересматриваются.

Механизмы личной и семейной самозащиты, коллективной помощи и взаимопомощи видоизменялись в истории человечества под влиянием трансформации структур общества (община, семья, цех, корпорация) и государственного устройства, социальных доктрин церкви и степени цивилизованности общества (его социализации и структурированности).

Самые ранние попытки со стороны государства обеспечить приемлемый доход нетрудоспособным гражданам относились к лицам, служившим в армии или состоявшим на государственной службе, которые вследствие инвалидности или старости вынуждены были прекращать свою профессиональную деятельность.

В Древней Греции пенсии для военнослужащих были введены одновременно с установлением в войсках жалованья. Государственный совет в древних Афинах назначал старым и увечным воинам пенсии от одного до двух оболов1 в день[12] [13], что обеспечивало им достаточно высокий достаток.

В Древнем Риме ветераны римских легионов, прослужившие минимально установленный срок в 20 лет, обеспечивались земельными наделами, размер которых дифференцировался в зависимости от звания перед выходом в отставку и срока службы[14].

При римском императоре Августе ветеранам военной службы были установлены денежные пенсии из особой военной кассы[15]. Преторианской гвардии, обеспечивавшей охрану императора и поддержание внутреннего порядка, предоставлялись повышенные по размеру пенсии и большие по размеру земельные участки[16].

Отметим, что уже в Древнем мире важнейшим условием оказания помощи нуждающимся выступала обязанность заниматься трудовой деятельностью. В литературных памятниках Древнего Востока, Древнего Египта и Древней Греции зафиксирована эта общественно признанная позиция как непременная связь общественных видов социальной помощи и общественно полезного труда.

Солидарная взаимопомощь на уровне семьи и общины дополнялась различными видами благотворительной поддержки (творения блага) со стороны обеспеченных нуждающимся: сиротам, вдовам, увечным и т. д., которых было много во все времена.

Особый вид взаимопомощи издавна практиковался в среде торговцев. Его можно назвать профессиональным видом солидарной взаимопомощи в случаях типичных и очевидных рисковых ситуациях для сообщества торговцев. Товарищества взаимопомощи организовывали корабельщики-купцы Финикии и древней Греции, погашавшие своим членам убытки, которые они несли от кораблекрушений и иных морских опасностей, на принципах равной их раскладки между всеми членами товарищества по факту наступившего происшествия. Такие виды компенсации ущерба были первыми формами страхования материального ущерба.

В дальнейшем страхование стало строиться на основе создания постоянного резервного фонда, что предполагало внесение страхователями регулярных страховых авансированных платежей.

Для справки

Прообразы страхования жизни историки находят в организации деятельности римских цехов и военных коллегий. Следует отметить, что зачастую предназначение коллегий состояло в выполнении ими определенных функций. Так, ремесленники Рима организовывали кассы взаимопомощи, куда вносили вступительные взносы на случай смерти (по бытовавшим представлениям, похороны должны быть достойными и требовали значительных затрат)1.

Коллегии воинов за счет вступительных и регулярных взносов компенсировали непредвиденные расходы, связанные с переездом на службу в далекую провинцию, а также выдавали единовременное пособие в случае получения увечья в бою[17] [18].

В древнем Риме (Законах XII таблиц — датируются 450 г. до н. э.) применялись нормативные правила, регулирующие вопросы опеки и попечительства над сиротами, наследниками и вдовами с целью надлежащего использования имущества названных лиц и их материального обеспечения. При Александре Севере (222—235) торговцы и ремесленники всех видов труда были организованы в корпорации (corpora) и имели особых представителей (defensores), уполномоченных отстаивать общие интересы корпорации в органах власти[19].

Формы благотворительного попечения о бедных можно найти в литературных памятниках античного мира, в этот период оно постепенно оформляется в профессиональную социальную работу. Например, в Древнем Риме с помощью частных лиц появляются герантокомии — приюты для престарелых. Римский врач Гален (около 130—200 гг. н. э.) разработал набор медицинских рекомендаций о гигиене старости: гимнастика, массаж, посильная трудовая деятельность, ограничения в питании[20].

В начале нового летоисчисления серьезное влияние на организацию социальной защиты оказало христианство с его новыми моральными ценностями и установками, основывающимися на признании высокой значимости человека, необходимости милосердия и сострадания к обездоленным членам общества, оказания помощи вдовам, сиротам, инвалидам, старикам, больным и бездомным.

Во второй половине IV в. н. э. Василий Великий — один из выдающихся христианских мыслителей и отцов Церкви — впервые в истории человечества в Кесарии (провинции Малой Азии) организовал благотворительное учреждение-деревню, где оказывалась помощь больным, инвалидам и одиноким престарелым, которая получила имя своего основателя — Василия1, что ознаменовало важный шаг в развитии цивилизации — предоставление организованной, систематической помощи нуждающимся в ней. В деревне Василия, которая послужила прообразом будущих госпиталей, больниц и приютов, оказывалась медицинская помощь, предоставлялся кров для бездомных, были организованы мастерские для зарабатывания средств ее жителями. В течение короткого времени — всего одного- двух десятилетий (80—90-е гг. IV в.) в Византии, а несколько позже во многих городах Европы появились госпитали и приюты для бездомных. Так, в Галлии первые епископские госпитали в городах появились уже на рубеже V и VI вв., и их число быстро росло. С VI в. госпитали стали устраивать при монастырях[21] [22].

Сам факт образования деревни для облегчения участи больных, инвалидов и престарелых знаменовал крупный шаг в истории человечества в отношении слабых членов общества — оказание им организованной и систематической помощи, что разительно отличалось от установок языческих народов.

Еще один выдающийся отец христианской Церкви — епископ Константинополя Иоанн Златоуст — предложил следующую модель социальной поддержки бедных: пятьдесят тысяч самых богатых жителей Константинополя добровольно и солидарно поддерживают пятьдесят тыс. самых бедных. По мнению Иоанна Златоуста, такая солидарная помощь должна благотворно сказаться на ликвидации нищеты бедных, с одной стороны, и духовном оздоровлении богатых, с другой[23].

С V в. Церковь стала выделять на помощь (призрение) бедным четверть своих доходов. В VI в. Папа Пелагий организовал в Риме первый дом престарелых, который стал образцом при создании во многих монастырях специальных помещений для старых одиноких бедняков. Тогда же стали составляться специальные списки получающих регулярное вспомоществование, и распространяется возникший на христианском Востоке институт социального служения —дьяконат (дьякон — помощник священника), важнейшим направлением деятельности которого была забота о бедных, вдовах, сиротах и больных.

Солидарные формы социальной помощи, организуемые церковными общинами, находили практическое воплощение в благотворительности, приемных домах для одиноких больных и престарелых. В процессе накопления опыта предоставления социальной помощи нуждающимся и развития ее концептуальных построений Церковь приходит к выводу о необходимости их правового оформления. В 1100 г. Римская церковь издает собрание канонических установлений по теории и практике благотворительности — Decretum. Оно стало одним из первых установлений в области социальной помощи в Западной Европе. Считалось, что до четверти церковных доходов следует употреблять на благотворительные цели, основным источником доходов являлась церковная десятина.

Следует отметить, что добровольная безвозмездная помощь, основанная на альтруизме и любви к ближнему, хотя и имела место в жизни человеческих сообществ, но носила эпизодический характер. Благотворительные пожертвования не могли решить задачу помощи нуждающимся людям.

Важной формой материального обеспечения в старости служил институт наследования. В Европе издавна существовали две системы наследования земли — передача старшему сыну (майорат) и равномерное распределение между всеми наследниками. В каждой из этих систем наследования практиковался так называемый стариковский надел. Пожилые крестьяне (45—50 лет) получали небольшой надел земли. При этом заключался договор, по которому вступающий в брак сын обязан был ежегодно выделять старикам натуральное и/или денежное довольствие, как правило, значительно превосходящее физиологические потребности родителей. Делалось это по многим соображениям — чтобы освободить молодежь от воинской службы и дать возможность вступить в брак, чтобы повысить эффективность обработки почвы и т. д.1

Значительную роль в социальной поддержке престарелых людей в Западной Европе в период Средневековья играли госпитали. Они представляли собой удачную форму практического применения благотворительности и являлись связующим звеном между монастырями и частной благотворительностью. Английский исследователь У. Дж. Эшли отмечает, что «в XIV веке на протяжении длительного времени почти каждый более или менее зажиточный житель Лондона в своем завещании жертвовал часть средств в пользу одного из госпиталей на содержание стариков и старух»[24] [25].

Следует отметить, что добровольная безвозмездная помощь, основанная на альтруизме и любви к ближнему, хотя всегда имела место в жизни человеческих сообществ, но ее масштабы были не столь велики и носили эпизодический характер. Поэтому размеры и характер благотворительных пожертвований не могли в приемлемой мере решить задачу помощи нуждающимся лицам.

В Средние века, помимо благотворительности, использовались практики карательного воздействия на маргинальные слои и группы населения со стороны государства: контроль за перемещениями рабочей силы, репрессии в отношении бродяжничества, обязательный труд в формах общественных работ и работных домов. То есть в систему регулятивных механизмов организации труда и социальной защиты населения входили меры по сохранению статусного положения сословного общества (взятие на «содержание» муниципалитетами городов нуждающихся «добропорядочных» горожан), организации контроля за мобильностью населения. Они были призваны сохранить сложившийся общественный порядок, который в то время не мог предоставить свободный доступ к труду значительной части населения. Немногочисленные исключения из общих правил сводились к послаблениям во время сбора урожая за перемещениями деклассированных элементов, которые становились на 2—3 месяца поденщиками, зарабатывая себе и своим семьям «на жизнь».

Следует подчеркнуть, что оказание социальной помощи было строго регламентировано, она оказывалась не только в весьма скудных объемах, но и только определенным категориям нуждающихся. В XIV— XV вв. государственная политика в области социальной защиты начинает приобретать дифференцированный характер. С одной стороны, признаются социальные потребности уязвимых слоев населения (больных, инвалидов, вдов и сирот), требующих помощи, с другой — формируется негативное отношение к здоровым нищим1.

Критериями оказания социальной помощи выступали: принадлежность к местной общине и критерий неспособности к труду. Помощь предоставлялась предпочтительно членам группы и, прежде всего, со стороны близкого окружения[26] [27].

Таким образом, основными формами социальной защиты населения в Древнем мире и в период Средневековья являлись:

  • — семейная помощь;
  • — общинные и цеховые формы взаимопомощи;
  • — церковная благотворительность, включая больницы и приюты при монастырях;
  • — частная благотворительность;
  • — элементы имущественного и личного страхования;
  • — государственные привилегии для бывших воинов, государственных служащих и представителей привилегированных сословий;
  • — городские формы социальной помощи городским служащим;
  • — специальные работные дома для лиц, не имевших жилья и источников существования.

Общественные формы благотворительности носили название общественного призрения[28], мотивами организации которого являлись осознание солидарности между членами общины, обеспечение нуждающихся и предупреждение нищеты.

Для справки

Значение категории «призрение» в христианской семантике: «призреть» — означает «воззреть, полюбить, милостиву быть» (Лук. 1, 48). Антитезой категории «призреть» выступает понятие «презреть»: «смотреть поверх, презирать и пренебрегать»1. В России понятие «призрение» долгое время (до революции 1917 г.) использовалось для характеристики мер организованной помощи нуждающимся со стороны общества и государства. Категория «благотворение» означала «благодеяние, доброделание», и под ней понималось, прежде всего, с социальной точки зрения личное участие по оказанию милостыни или добровольного пожертвования в пользу неимущего.

В первой трети XVI в. правительства Испании, Франции и Англии (при Карле V в 1530 г., Франциске I и Генрихе VIII в 1536 г.) возложили на местные общины обязанность организации общественного призрения нищего населения. Следует отметить, что только в Англии данный закон получил развитие и практическое применение[29] [30]. Во Франции, в Германии и Дании общественное призрение развивалось в форме церковной помощи, организации больниц, приютов для сирот и одиноких стариков[31].

В Средние века некоторое распространение получили элементы страхования и взаимопомощи в рамках цехов и гильдий, в которых создавались фонды и организационные начала для оказания помощи своим членам. Данные формы социальной защиты сочетают в себе имущественное и личное страхование. При этом первоначально в качестве единственного страхового случая при личном страховании рассматривалась смерть члена союза; впоследствии перечень страховых случаев все более расширялся: пенсии по инвалидности вследствие несчастного случая на производстве, пособия членам семьи погибшего и пособия в случае продолжительной тяжелой болезни, а несколько позднее и материальная поддержка в старости[32].

Взаимопомощь в кризисных ситуациях (в случаях пожаров, кораблекрушения, ограбления, болезни и других причин) основывалась на взаимных клятвах членов гильдии, а организационной формой выступали братства. Будучи наиболее универсальной формой всех договоров о братстве, а значит, всех форм контракта, взаимная клятва в вопросах взаимопомощи создавала паритетные отношения взаимоответственности, т. е. служила способом устройства горизонтальных связей, которые пронизывали все средневековое общество.

Обратите внимание!

Важно подчеркнуть, что цеховая форма социальной защиты, основанная на принципе солидарной взаимопомощи членов цехов, получила свое фиксированное закрепление в письменных актах — в уставах цехов. Такое нормативное регулирование вопросов социальной защиты позволяло заблаговременно оценивать социальные риски с финансовых позиций. То есть расходы, связанные с утратой трудоспособности (тяжелая болезнь, инвалидность, смерть, а впоследствии старость), рассчитывались и увязывались с размерами пособий и требуемыми для их обеспечения размерами взносов в ремесленные фонды, которые в период Средневековья функционировали в форме средств товариществ и братств. Данный вид резервирования средств выступал формой взаимной социальной поддержки ремесленников за счет их регулярных взносов, которые предназначались для поддержки увечных и престарелых членов цехов.

Западные ученые отмечают широкое распространение такой формы взаимопомощи в период Средневековья. Купцы, ремесленники, студенты (школяры) и преподаватели университетов Болоньи, Парижа и Оксфорда, даже нищие объединялись между собой в гильдии и братства[33].

Цеха, гильдии, университеты, города-коммуны и союзы городов (немецкая Ганза, английская Ганза и т. д.) средневековой Европы послужили теми ячейками и лабораториями, в которых вызревали и формировались способы и виды помощи, взаимной поддержки людей и их социальной защиты — прототипы и элементы социального страхования (табл. 1).

Таблица 1

Этапы и вехи формирования элементов социальной поддержки в Древнем мире и в период

Средневековья

Период и время

Вид документа, исторический факт

Основные характеристики социальной защиты

Древний мир

XXIII в. до н. э.

Указ египетской царицы Маат о резервировании зерна на случай неурожайных гг.

Элементы государственной социальной помощи в чрезвычайных ситуациях

XVIII в. до н. э.

Закон царя Вавилона Хаммурапи о элементах взаимной помощи торговцев

Элементы имущественного страхования (кораблей и товаров)

XV—X в. до н. э.

Организация финикийскими купцами обществ взаимного страхования

X—Vb. до н. э.

Цеховые формы организации взаимопомощи в Римской империи

Элементы страхования жизни

Период и время

Вид документа, исторический факт

Основные характеристики социальной защиты

Период нового летоисчисления

IV в. (370 г.)

Организация Василием Великим деревни для больных, одиноких пожилых, инвалидов и бездомных в Кесса- рии (Малая Азия)

Элементы церковной (общественной) организованной социальной помощи

IV в.

Предложения Иоанна Златоуста о благотворительности богатых в пользу бедных

Моральные принципы добровольного перераспределения средств от имущих к неимущим слоям населения

VI в.

Организация в Риме Папой Пелагием первого дома престарелых, который стал образцом для создания во многих монастырях специальных помещений для престарелых одиноких бедняков

Элементы церковной (общественной) организованной социальной помощи

Средние века

X—XV вв.

Цеховые и городские формы социальной взаимопомощи, упоминаемые в статутах цехов и городов. В 1256 г. Рейнский союз городов учреждает налог в пользу бедных

Элементы страхования жизни, помощь городским служащим в старости

1084 г.

В Кентербери (Англия) открыт Дом милостыни для бедных

Общественная социальная помощь

XII в.

Создание в Италии, Франции и Англии религиозными братствами бесплатных больниц. К 1291 г. усилиями ордена госпитальеров создано 100 госпиталей: 60 — в Италии, 25 — во Франции, 7 — в Германии

Общественная социальная помощь религиозными братствами на регулярной основе

1215 г.

Принятие в Англии «Великой хартии вольностей»

Защита прав человека на свободу и личное достоинство

XIV— XV вв.

Применение в Италии и Франции аннуитетов, вкладов и завещаний на «старость»

Механизмы личного страхования, аннуитетов и завещаний имущества

1388 г.

Англия. Первый закон о бедных

Государственная политика дифференцирует «добропорядочных» и «недобропорядочных» бедных и запрещает нищенствовать здоровым людям

1454 г.

Организация приюта для старых моряков в Лондоне

Профессиональная и городская взаимопомощь

1474 г.

Организация большого приюта для старых моряков в Венеции

Профессиональная и городская взаимопомощь

Особую роль, например, прибрели взаимоотношения, основанные на взаимных обязательствах членов различных гильдий и братств, а также жителей городов. Они обретали конкретное выражение в самоуправлении и собственной юрисдикции групп, в выборности носителей функций и исполнении общественных обязательств, например, по участию в охране городов на время и по очереди. Сюда же относятся свободное (добровольное) членство в органах местного самоуправления, правовые способы делегации и кооптации в представительные учреждения.

Именно такие формы объединений социальных групп периода Средневековья закладывают основы будущих «союзов», «ассоциаций», «товариществ» Нового времени. За свою тысячелетнюю историю Средневековья различные формы групп, основанные на согласии и договоре, сформировали культуру взаимной поддержки.

Иными словами, определяющими формами становления элементов социальной взаимопомощи людей служили профессиональные объединения, а также города и союзы городов, те первичные структуры гражданского общества, в которых профессиональная солидарность выступала мощным двигателем социального объединения людей, формировала ответственность и образ поведения гражданина. Например, богатые торговые города Гент и Флоренция начиная с середины XIII в. регулярно поддерживают каждый более тысячи своих бедняков1.

В результате наложения этих культурных традиций и механизмов друг на друга возникли и получили свое развитие в реальной жизни определенные формы профессиональной социальной защиты в виде различного рода цеховой профессиональной взаимопомощи, самоуправление и городские групповые формы солидарной поддержки: социальная помощь, самоуправление, определенные правовые гарантии гражданам. При этом следует отметить их диалектическое единство и положительное взаимовлияние на развитие личности и группы как формы, под защитой которой происходила социализация личности. Ориентирами при этом выступало христианское учение о достоинстве человека и его труда, важности дружеской (братской) помощи друг другу.

Существенное влияние на упорядочивание правовых отношений, оказавших влияние на формирование принципов ответственности и страхования имущества и социальной защиты в средневековом обществе, было развитие торгового права, в котором разнообразные права и обязанности, связанные с коммерческими отношениями, стали закрепляться в формализованной правовой форме[34] [35].

Оборотные ценные бумаги; кредитные гарантии; совместные предприятия (commenda) как разновидности акционерной компании, в которой ответственность каждого ограничена размером его вклада; развитие депозитного банковского дела; замена более индивидуалистического греко-римского понятия товарищества более коллективистским — эти и другие правовые механизмы и институты способствовали формированию культуры правового государства, призванного регулировать вопросы социальной защиты своих граждан.

Новое время (XVI—XVIII вв.) — это период формирования регламентированных норм социальной поддержки нуждающихся. Меняются подходы к оказанию социальной помощи, упорядочиваются масштабы ее предоставления, расширяется применение не только в отдельных городах, но и в рамках отдельных регионов и стран.

В период с 1522 г. и до середины XVI в. 60 европейских городов организуют социальную поддержку на общих основаниях: подсчитывается количество нуждающихся, из списков получателей помощи исключаются чужеземцы, запрещается попрошайничество, помощь предоставляется дифференцированно по категориям получателей. Исключение чужих и бродяг позволяло более эффективно распределять скудные ресурсы между местными бедными, расширять виды помощи: не только уход и помощь больным и инвалидам, но и также обучение ремеслу детей бедняков, раздача пособий семьям, не имеющим работы, или тем, чьи доходы недостаточны для обеспечения их выживания1.

Налицо стремление к налаживанию систематической социальной помощи на местном уровне. Город финансирует программы социальной помощи, а также организует обучение детей бедняков и их трудоустройство, пусть и на не престижные рабочие места, но все же позволяющие получать регулярную плату.

Представляет интерес Указ 43, позднее получивший название Закона о налоге на бедных, изданный английской королевой Елизаветой I в 1601 г., основные положения которого в дальнейшем включили в свои национальные законодательства многие страны.

Суть Указа 43 состояла в признании необходимости применения всей силы государственной власти для борьбы с нищетой. Каждому городу и населенному пункту предписывалось заботиться о нетрудоспособных и престарелых нуждающихся гражданах. Если добровольные пожертвования оказывались недостаточными, то судьи должны были (имели на это законное право) налагать «контрибуцию» на всех состоятельных жителей города, которые отказывались жертвовать сообразно своим средствам. При этом организация распределения собранных средств осуществлялась церковными приходами, что позволяло легко выявлять категории нуждающихся и оказывать им адресную поддержку[36] [37].

Указ 43 послужил моделью возложения государством обязанностей для местных сообществ и их состоятельных граждан обеспечивать работой и заработком всех трудоспособных бедняков, проживающих в данной местности, а нетрудоспособных — вспомоществованием. Такая мера отвечала моральным христианским установкам оказания помощи нуждающимся, не ослабляя при этом «пружин трудолюбия».

Его основные положения впоследствии применили в своих национальных законодательствах практически все европейские страны. Указ 43 поручал местным органам власти и самоуправления Англии применять меры социальной поддержки за счет их финансовых и административных ресурсов, не устанавливая при этом единых по всей стране конкретных норм социальной защиты.

При этом предусматривались различные подходы к категории бедняков. Это выражалось в оказании помощи объективно нуждающимся — «достойным» бедным — одиноким старикам, инвалидам, больным и примерном наказании тех, кто нищенство сделал своей профессией. Последние подлежали наказанию и изоляции.

Указ 43 создал систему, управляемую на окружном уровне и финансируемую из коммунальных сборов. В Англии было примерно 1500 таких округов вокруг приходских церквей. Помощь тем, кто был болен или слишком стар для работы, так называемым беспомощным бедным (impotentpoor), осуществлялась в виде выплат или выдачи продуктов питания (приходской хлеб), одежды («помощь вне домов» — outdoor relief). Бездомных старых людей размещали в приходских богадельнях, хотя, как правило, это были частные благотворительные учреждения. Работоспособных нищих, которые отказывались трудиться, часто помещали в исправительные дома.

Елизаветинский Указ о бедных действовал во время, когда население было относительно немногочисленным (каждый знал каждого) и, следовательно, обстоятельства жизни людей были известны; нежелающие работать нищие не могли претендовать на приходскую помощь.

В 1662 г. появился Settlement Act, известный и как Акт о помощи бедным, который позволял предоставлять помощь только коренным жителям округа (по месту рождения или брачным связям).

Как отмечается в учебном пособии Международного бюро труда (МБТ), такая социальная помощь «впервые вводила государственную ответственность в отношении поддержки оставшихся без средств к существованию, выделяла (пусть и ограниченные по объему) средства на эти цели, охватывала основные виды социальных рисков, требующие социальной защиты, и ознаменовала применение основных принципов, которые стали определять системы социальной защиты спустя несколько столетий»[38].

Эта система была достаточно эффективной до второй половины XVIII в., успешно обеспечивала социальную стабильность вплоть до 1750 г., когда численность населения и его мобильность существенно возросли.

В XVI—XIX вв. в большинстве европейских стран принимают так называемые законы о бедных, что позволило им сформировать первую организационно-правовую форму социальной защиты — социальную помощь (или, как ее раньше называли, общественное призрение). К 1607 г. во всех графствах Англии были созданы работные дома. В 1723 г. Парламент Англии принял Акт о работных домах (Workhouse Test Act), предоставляющий законное право учреждать приходские работные дома как отдельным приходам, так и объединениям из нескольких приходов. К 1776 г. в Англии и Уэльсе было создано примерно 126 приходских и совместных работных домов, в которых находилось примерно 100 тыс. бедняков.

Получение помощи предполагало полное отсутствие у человека средств к существованию и возможности поддержки со стороны родственников, что зачастую сопровождалось для него лишением гражданских прав и принудительным помещением в дома призрения или работные дома1. Данная форма социальной поддержки носила унизительный характер и включала в себя элементы наказания и ограничения свободы человека.

Как отмечается в учебном пособии Международного бюро труда, «...несмотря на очевидные отрицательные моменты такой социальной помощи, она впервые вводила государственную ответственность в отношении поддержки оставшихся без средств к существованию, выделяла (пусть и ограниченные по объему) средства на эти цели, охватывала основные виды социальных рисков, требующие социальной защиты, и предзнаменовала применение основных принципов, которые стали определять системы социальной защиты спустя несколько столетий»[39] [40].

Еще одна форма социального призрения (вспомоществования) была применена в Англии с помощью так называемого Закона Спинхэмленда (1795 г.), по которому материальное пособие малоимущим стало представляться за счет местных налогов, уплачиваемых всем платежеспособным населением. Спинхемлендская система социальной защиты нуждающихся устанавливала правовой порядок выплаты пособий отдельным лицам и семьям, чей доход был ниже суммы, достаточной для покупки хлеба, необходимого для поддержания жизни всех членов семьи.

Так назывался город в графстве Беркшир (Англия), в котором в 1795 г. четыре мировых местных судьи постановили, что в дополнение к заработной плате наемным работникам (поденщикам), проживающим в сельской местности, следует выдавать денежное пособие в соответствии со специальной шкалой, привязанной к ценам на хлеб. Данная мера позволяла сдерживать значительную миграцию сельских бедняков в города, демпфируя издержки высоких темпов индустриализации, способствующей массовой пауперизации населения Англии в то время.

Спинхемлендская система социальной защиты нуждающимся сельскохозяйственным рабочим была впервые применена в период, когда вследствие ряда неурожайных лет и обусловленных этим высоких цен на продовольствие заработная плата трудящихся не могла обеспечивать даже скудное пропитание. Она устанавливала правовой порядок выплаты пособий отдельным лицам и семьям, чей доход был ниже суммы, достаточной для покупки хлеба, необходимого для поддержания жизни всех членов семьи.

С помощью такой формы дотаций к фактически получаемой заработной плате наемных сельских работников, крайне низкой по покупательской способности, им выдавалось денежное пособие или хлеб, с помощью которых обеспечивался минимальный семейный доход до прожиточного минимума. Исходя из принципа дотаций к семейному доходу, большие доплаты к заработной плате предоставлялись женатым работникам, а холостым — меньшие. То есть источником выплат являлись общественные средства, собираемые на уровне местной общины (местного прихода). Данная мера получила одобрение фермеров-работодателей, поскольку позволила переложить часть бремени содержания наемных работников и членов их семей на прочих состоятельных жителей прихода.

Масштабное применение Спинхемлендской системы социальной защиты во многих графствах Англии позволило снять наиболее острые вопросы, связанные с нищетой и безработицей, поскольку она способствовала распространению неполной занятости. Однако она имела и негативные последствия, в связи с тем, что подтолкнула работодателей к резкому сокращению размеров заработных плат наемных работников, поскольку доплаты к ней позволяют рабочему возможность жить, получая меньшее вознаграждение непосредственно за свой труд. Следуют заметить, что данная модель низкой заработной платы и доплат к ней из общественных средств была применена в советский период, что не могло сказаться на снижении мотивации к эффективному труду.

Следует подчеркнуть, что главную роль в системе помощи уязвимым слоям населения в Западной Европе на протяжении длительного времени играло не государство, а муниципалитеты и сельские приходы. Принцип, по которому город (или сельский приход) был ответственен за своих бедняков, стал главенствующим[41].

При этом деятельность городов (муниципалитетов, цехов и гильдий) в этой сфере приобретает системный характер. Все большую роль играет коммунальное попечение, организованное на принципах государственного патернализма и территориального попечения, когда государство с помощью законов обязывает местные сообщества оказывать материальную и организационную поддержку нуждающимся, зачастую открывает учреждения помощи, а муниципалитеты обеспечивают их финансами, организуют практическую деятельность соответствующих организаций, привлекая для этого широкие слои населения.

В Великобритании забота о пожилых людях помимо семьи и соседской помощи, организуемой без оплаты, осуществляется либо специальными службами, услуги которых они или местные органы власти оплачивают. Для этого практикуется посещение пожилых людей, нуждающихся в социальной поддержке, участковой медицинской сестрой и социальным работником. Некоторые благотворительные организации предоставляют услуги бесплатно.

Следует отметить, что Великобритания имеет давние традиции благотворительной деятельности. Так, регулирование благотворительной деятельности в современном виде началось в Англии и Уэльсе в 1853 г., когда была основана Комиссия о благотворительности в соответствии с Законом о Благотворительных фондах 1853 г., одной из основных функций стала регистрация благотворительных организаций.

Примером классической благотворительной организации стала религиозная филантропическая Армия спасения, важными направлениями деятельности которой стало создание приютов для стариков, лечебниц для алкоголиков, дневных приютов, реабилитационных центров для взрослых, родильных домов и приютов для рожениц, агентств по трудоустройству (в том числе для заключенных), бюро по проблемам семьи и центров по устройству на работу.

Важными вехами в развитии благотворительности стало принятие законов о благотворительной деятельности в 1960 г., 1985 г. и в 1992 г., в соответствии с которыми власти страны стали осуществлять тесную координацию работы местных благотворительных организаций и поощрять сотрудничество между ними и местными властями, действия которых дублируют или параллельны с некоторыми из них.

Благодаря вниманию и поддержке со стороны государства, упрощению некоторых процедур можно констатировать значительный рост числа благотворительных организаций, особенно в последние десятилетия. Если в начале 1970-х гг. их насчитывалось около 80 тыс., то в начале 1990-х гг. — более 170 тыс. В среднем ежегодно регистрировалось более 4 тыс. новых организаций1.

Наиболее известные благотворительные организации, которые обслуживают пожилых людей — это «Забота о пожилых»[42] [43], «Помощь пожилым»[44], «Услуги золушки»[45] и ряд других.

Текущий ежегодный объем услуг, предоставляемых благотворительными организациями Англии и Уэльса, был оценен в 2013 г. в 10,6 млрд фунтов стерлингов, а 25 крупнейших благотворительных фондов получили пожертвований и прибыли от своей деятельности свыше 900 млн фунтов стерлингов и направили их на реализацию своей деятельности[46].

Достаточно отметить, что в настоящее время около 50 % населения страны, как правило, женщины среднего возраста из среднего класса, принимают участие в какой-нибудь форме добровольческой деятельности, что составляет в среднем 62 млн часов в неделю[47].

По оценкам, стоимость неофициального ухода достигает почти 100 млрд фунтов стерлингов в год. Численность неофициальных помощников увеличилась на 11 % за период с 2001 г. до 2011 г. (с 4,9 млн до 5,4 млн человек).

В 2011 г. 36 % таких помощников ухаживали за нуждающимися в этом лицами по 20 часов и больше в неделю. Один из пяти помощников достиг возраста 65 лет.

Местные органы власти поддерживают неофициальных помощников. В 2013 г. 545 000 неформальных помощников (приблизительно 10 % от их общей численности) получили пособие помощника, являющееся платой помощникам с низкими доходами (которые осуществляют уход, по крайней мере, 35 часов в неделю).

Для справки

В Великобритании в 1891 г. был уточнен порядок финансового регулирования благотворительности, в круг ключевых вопросов были включены четыре основных раздела: доверительная собственность для оказания помощи бедным; доверительная собственность для развития образования; доверительная собственность для религии и доверительная собственность для других приносящих пользу обществу целей, не подпадающая под предыдущие разделы1.

Еще один пользующийся популярностью способ вспомоществования, являющийся дополнением к заработной плате — предоставление в аренду огородных участков. Цель (так же, как и в предыдущих случаях) — возместить работнику недостаточность получаемой им заработной платы[48] [49].

На развитие личного страхования оказали существенное влияние некоторые кредитные институты и, прежде всего, аннуитеты: обязательство платежа регулярной (как правило, ежегодной и пожизненной) ренты, устанавливаемое за единовременный взнос капитализируемых средств. Известные уже в XIV—XV вв. и получившие еще большее распространение в XVI в. аннуитеты являлись сначала для монастырей, а затем и для городов и государственной власти важным средством укрепления их финансов, удобной формой привлечения финансовых ресурсов, позволявшей к тому же обходить каноническое запрещение ссужать деньги под процент[50].

Серьезный импульс становлению методологии страхования жизни оказали работы английских исследователей Гранта и Галлея, предложивших в середине XVII в. методологические основы исчисления смертности и дожития населения[51].

Основы теории актуарных расчетов как особой отрасли науки страхования были заложены в XII—XVI вв. В 1202 и 1220 гг. Леонардом Пизано (Фибоначчи) были написаны две книги: «Книга о счетах» и «Книга о квадратах». В них итальянский математик на основе изучения методов математики, применяемых в то время в арабских странах, приводит способы решения многих математических задач, включая исчисление процентных выплат и применение для анализа числовых методов, связанных с ситуациями риска. В 80-е гг. XV в. другой итальянский математик Пацциоли в «Книге об арифметике, геометрии и процентах» предложил способы анализа вероятностных случаев. Итальянский математик Кардано в книгах «Великое искусство» и «О случайных играх» в 1545 и 1565 гг. заложил основы статистических методов для изучения закономерностей вероятностных случаев, которые стали теоретическими предпосылками создания теории комбинаторики и управления рисков1.

Следующим шагом стало решение вопроса о том, как люди осознают вероятностный характер рисковых ситуаций и реагируют на них. В основе личного страхования используются теории вероятностей (закон больших чисел) и демографии, а также долгосрочных финансовых исчислений. Начало положил англичанин Джон Грант, использовавший сбор и анализ данных по продолжительности жизни лондонцев в период с 1604 по 1661 гг., включая данные об их рождаемости и смертности. Опубликовав эти данные и свои аналитические результаты по ним в 1662 г.[52] [53], Грант тем самым заложил основы вероятностных методов исчисления продолжительности жизни людей, послужившие основой демографических и страховых методов оценки рисков утраты доходов.

Полученные Грантом результаты заложили ключевые теоретические положения, включая такой метод, как статистическая выборка возрастных групп населения. В это же время голландец Ян де Витт предложил методологическое обоснование для страхования жизни на основе метода исчисления страховых взносов в зависимости от возраста застрахованного и нормы роста денег.

Примечательно, что данные методы вскоре нашли практическое применение.

На их основе к концу 70-х гг. XVII в. в голландских городах была создана система пожизненной ренты, представляющая своего рода прототип системы страхования жизни, а к началу XVIII в. английское правительство предприняло попытку покрывать свой бюджетный дефицит за счет продажи полисов пожизненной ренты[54].

Следует отметить, что слабое понимание законов демографии в XVIII в., когда английское правительство ввело этот вид добровольного страхования, привело к тому, что этот опыт на первых этапах оказался финансово неудачным. Так, страховые контракты были одинаковыми для всех независимо от возраста и заключались на одну и ту же сумму. В результате правительство понесло серьезные финансовые убытки.

Английский ученый Э. Галлей придал методам исчисления возрастных групп населения достаточно завершенный вид. Он обосновал теоретические положения вероятностных характеристик дожития и смертности, ввел понятие средней продолжительности жизни при выходе на пенсию, предложил математический инструментарий для расчета тарифов по страхованию жизни и пенсии — т. е. обосновал все важнейшие демографические закономерности и опубликовал эти данные в 1693 г. Однако английскому правительству и страховым компаниям понадобилось целое столетие, чтобы начать принимать в расчет ожидаемую продолжительность жизни после выхода на пенсию1.

Значительную роль в развитии личного страхования, которое с точки зрения экономических механизмов и математического аппарата сложнее, чем страхование имущественных рисков, сыграли страховые общества Англии. Начиная с середины XVII в. они были «первопроходцами» в данной области, вводили и отрабатывали основные элементы и методы страхования жизни, которые используются и в настоящее время. С этой целью формируется статистическая база на основе построения таблиц смертности, получает свое развитие теория вероятностей.

Следует отметить, что на развитие личного страхования в Англии оказал влияние пожар в Лондоне в 1666 г., унесший жизни более 70 тыс. человек. После этой трагедии в Англии возникли многочисленные взаимные и акционерные страховые общества, введено государственное страхование жизни через почтовые учреждения.

Трудности с регулированием вопросов приемлемого уровня доходов для трудящихся приводили к росту социальной напряженности в английском обществе, что вынуждало государство принимать упреждающие меры. Так в 1799 и 1800 гг. были приняты так называемые Антикомбинационные акты, направленные против объединения рабочих для защиты своих прав, призванные сохранить на низком уровне заработную плату наемных работников в масштабах всей страны. Это привело к «замораживанию» заработной платы, падению ее покупательной способности в первой трети XIX в., что послужило одной из причин серьезных волнений среди рабочих, вызвав такие явления, как «луддизм»[55] [56] и «чартизм»[57].

В конце XVII — начале XVIII вв. происходит постепенное отделение домов для престарелых от больниц, впервые формулируется необходимость назначения пенсий по старости для наемных работников. В это время значительную роль в организации социальной помощи нуждающимся играют благотворительные, как правило, церковные общества, которые находятся под законодательным контролем государства. В круг их деятельности входит не только сбор и распределение средств материальной помощи, но и меры по оказанию содействия в предоставлении общественных оплачиваемых работ, обучению сирот и детей бедняков профессиональным навыкам и воспитанию их в моральным отношении.

Данной модели присущи такие свойства, как децентрализация финансовых ресурсов, отсутствие единых подходов к социальной помощи, зачастую репрессивные способы ее организации, периодический характер деятельности. Ее отличительными чертами являются применение территориальных подходов к помощи и поддержке нуждающихся (местного сеньора и местной общины), формирование определенных социальных стандартов, которые сводятся к обязательному минимуму предоставляемой помощи, как правило, на уровне физиологически возможного выживания. Финансирование базируется на территориальном принципе солидарного участия различных состоятельных слоев населения в сборе и распределении материальных средств.

Следует отметить, что неудовлетворительное положение с материальным обеспечением большинства населения было характерным для всего этапа аграрного общества. Это было связано с общим низким уровнем развития производительных сил, высокой зависимостью сельскохозяйственной деятельности от погодных условий, что приводило к массовой бедности, хроническому недоеданию большинства населения.

В Новое время основу социальной защиты населения от рисков материальной необеспеченности в старости, инвалидности, утраты кормильца составила модель социальной поддержки (общественного призрения)[58], сочетающая элементы средневековых (патриархальных) традиций помощи нуждающимся с государственными законодательными регламентациями, регулирующими частные и общественные формы оказания помощи социально уязвимым слоям населения.

Постепенно утверждается позиция, в соответствии с которой организация помощи уязвимым лицам должна осуществляться не только в форме благотворительности, а прежде всего на законодательно установленной основе. Важнейшие этапы формирования элементов социальной поддержки населения в Новое время представлены в табл. 2.

Таблица 2

Этапы и вехи формирования элементов социальной поддержки населения в Новое время

Период и время

Вид документа, исторический факт

Основные характеристики социальной защиты

1563

Статут о ремесленниках (Англия)

Государственное регулирование труда ремесленников и государственных служащих

1601

Указ 43 Елизаветы I (английской) о налоге «на бедных» — социальная поддержка неимущих и немощных престарелых людей

Обязательное по закону перераспределение средств от имущих к неимущим слоям

1662

Акт об оседлости (Англия)

Борьба против бродяжничества и установление минимальных норм поддержки бедных

1666

Большой пожар в Лондоне и введение элементов личного страхования жизни

Элементы добровольного личного страхования жизни и имущества

1697

В Бристоле (Англия) открыт первый работный дом

Государственная форма исправительных учреждений

1765

Первое страховое общество по страхованию жизни в Англии

Организованная договорная форма страхования жизни

Существенное изменение условий жизнедеятельности населения было связано с промышленной революцией. Становление индустриального общества во второй половине XIX — первой трети XX вв. кардинально изменило роль наемного труда и всего комплекса социальнотрудовых отношений[59]. Однако только промышленная революция в Англии привела к замещению экономики, основанной на земледелии, экономикой, основанной на энергии, получаемой из полезных ископаемых. Уголь начал обеспечивать большую часть тепловой энергии для промышленности, а с появлением парового двигателя и для транспорта (судоходства и появившихся железных дорог) стал источником фактически неограниченных ресурсов механической энергии.

Определенный интенсивный рост, приводящий к увеличению душевого дохода, наблюдается на этапе качественного нового этапа в повышении степени разделения и кооперации труда — этапе мануфактуры и связанным с ним расширением масштабов торговли.

Для справки

Согласно Международной классификации статуса занятости (МКСЗ—93), «наемными работниками» являются работники, которые выполняют «оплачиваемую работу по найму», т. е. работу, основное вознаграждение за которую не зависит напрямую от доходов работодателя. К наемным работникам относятся: постоянные работники, работники, выполняющие работу на условиях краткосрочной занятости, временные работники, домашние работники, сезонные работники и другие категории работников, выполняющие оплачиваемую работу по найму[60].

В период промышленной революции, вызвавшей быстрой рост численности наемных работников, положение которых полностью зависит от рынка труда, обострились угрозы безработицы, стали более высокими риски заболеваемости, связанные с работой во вредных условиях труда, несчастными случаями на производстве, многие из которых заканчиваются инвалидностью и летальным исходом, преждевременным старением.

Высокая стоимость новой техники побуждала предпринимателей к применению трехсменных режимов ее эксплуатации, т. е. к организации практически круглосуточной работы. При этом правовое регулирование условий и охраны труда в это время практически отсутствовало. Это касалось как организационных аспектов условий труда (продолжительности рабочего времени и времени отдыха, применения труда детей и подростков во вредных и опасных производствах, регулирования вопросов заработной платы), так и вопросов охраны труда (безопасность техники, обучение безопасным приемам работы и т. д.).

Продолжительность рабочего дня обычно составляла 14—16 и более часов. Во многих случаях рабочие спали и принимали пищу, не отходя от станков. Женщинам и детям за одинаковую с мужчинами работу часто платили в 2—3 раза меньше, их труд нередко использовался на физически тяжелых производствах, в том числе и на шахтах.

Впервые законодательное регулирование условий и охраны труда начала применять Англия, которая приняла ряд законодательных актов, получивших название фабричного законодательства.

Целью фабричного законодательства стало:

  • — нормирование продолжительности рабочего дня;
  • — запрещение применения труда женщин и детей на тяжелых и вредных для здоровья производствах, прежде всего на шахтах;
  • — страхование отдельных профессий рабочих от последствий производственного травматизма;
  • — использование независимой государственной инспекции труда для контроля безопасности и гигиены труда наемных рабочих.

Согласно принятым фабричным законам в 1820—1840 гг. продолжительность рабочего дня была снижена до 12 часов, минимальный возраст приема на работу был повышен до 9 лет, запрещалась ночная работа для подростков в возрасте до 16 лет.

В 1834 г. в Англии была учреждена «фабричная инспекция», что знаменует собой важную веху по организации государственного надзора за безопасностью и гигиеной труда на производстве. Со второй половины XIX в. инспекции труда, как полномочные государственные органы надзора и контроля в сфере охраны труда, были созданы практически во всех странах Западной Европы1.

Фабричные, промышленные, горные инспектора законодательно наделялись независимым от местных властей правовым статусом и существенными полномочиями. Им вменялось в обязанность осуществлять надзор за безопасной эксплуатацией техники и безопасной организацией работ, направленный на предотвращение производственных аварий, особенно на шахтах и при работе с паровыми котлами. Они выступали в качестве контролеров, уполномоченных государством обеспечивать надзор за исполнением работодателями фабричных законов, имели право накладывать на нарушителей (работодателей) административные штрафы или возбуждать судебные иски. В первой четверти XX в. инспекции труда были созданы практически во всех европейских странах.

Параллельно с фабричным законодательством развивалось законодательство по безопасности в горнорудной промышленности[61] [62].

Крупным нововведением в области социальной защиты рабочих стал закон, принятый в 1897 г. в Англии: «О компенсации рабочим при несчастных случаях и профессиональных заболеваниях». Он положил начало рассмотрению несчастных случаев на производстве с позиции событий неотвратимой силы и тем самым заложил основы особой правовой процедуры рассмотрения исков рабочих к работодателям по поводу компенсации утраты трудоспособности.

Экономическое положение наемных работников в период становления индустриального общества было нестабильным и весьма уязвимым. Ему угрожают внешние риски (безработица, несчастные случаи и т. д.) и личностные (болезнь, старость), которые приводят к утрате заработной платы, выступающей единственным источником дохода.

С начала XIX в. в Великобритании принимается ряд законов, направленных на социальную защиту наемных работников. Так, в 1802 г. принимается Акт о здоровье и морали подмастерьев, регулировавший работу учеников (в основном детей) на текстильных фабриках, который положил начало последующим изменениям в фабричной системе.

Акт предписывал уделять большее внимание здоровью и нравственности учеников, для этого работодателям вменялось в обязанность поддерживать должное состояние рабочих помещений; они обязаны были обеспечивать надлежащее медицинское обслуживание учеников, запрещалась ночная работа детей, их рабочий день не должен был превышать 12 часов. Теперь владельцев предприятий обязывали обеспечивать детей-рабочих одеждой, обучать их чтению, письму, арифметике, кроме того, предписывалось уделять внимание религиозному воспитанию детей — отправлять их раз в месяц на церковную службу, в остальные воскресенья проводить службу на фабрике.

Поскольку потребность в рабочих руках была велика, сторонники использования детского труда утверждали: фабрика играет роль института производственного обучения, т. е. настаивали на том, что рабочих надо рассматривать как подмастерьев, а существование ремесленных школ называли излишним делом. Вопреки этой позиции противники детского труда, выражая возмущение фабричными условиями, организовывали мастерские для обучения, рассматривая их как альтернативу.

В 1817 г. принимается Акт о трудоустройстве бедняков, который обеспечил их работой на строительстве каналов, дорог и мостов, в 1833 г. — Акт о сокращении продолжительности рабочей недели до 67,5 часов в неделю, а для детей — до 48 часов в неделю.

Позиция Дж. Милля на расширение социальных функций государства находит все большее распространение в общественных взглядах во многих западноевропейских странах во второй половине XIX в. и, прежде всего, в Великобритании, Франции, Германии и Нидерландах.

Например, главным результатом общественных дискуссий в Великобритании по вопросам труда детей на фабриках в первой четверти XIX в. стало признание плачевного положения малолетних работников и необходимости повышения роли государства в лице представительного органа, парламента по регулированию трудовых отношений, по меньшей мере, в сфере детского труда.

Согласно принятым в Великобритании законам в 1820—1840 гг. продолжительность рабочего дня была снижена до 12 часов, минимальный возраст приема на работу был повышен до 9 лет, запрещалась ночная работа для подростков в возрасте до 16 лет.

Аналогичные процессы по формированию новых механизмов социальной защиты наемных работников наблюдались и в других странах. Так, во Франции примерно в тот же период (1827—1841 гг.) проходила масштабная кампания за принятие законодательства о детском труде, которое, когда оно наконец было принято, по выражению английского ученого К. Хейвуда: «стало первым примером социального законодательства в стране. До этого государство никогда не вмешивалось в отношения между работодателем и работником»[63].

К середине XIX в. атрибуты капиталистического общества приобрели устойчивые характеристики: ведущая роль промышленности, развитые рынки капитала, товаров и труда, урбанизация. На фоне быстрого роста экономики сохранялся низкий уровень заработной платы наемных работников.

Важнейшими характеристиками социально-трудовых отношений на первом этапе становления индустриального общества являлись:

  • — высокая интенсивность труда, низкая зарплата, нерегулярность ее выплаты, что обусловливало пауперизацию и пролетаризацию почти половины работающего населения Англии, Франции, других стран Западной Европы;
  • — рост численности наемных работников и удельного веса наемного труда на постоянной основе. Если в начале XIX в. такая форма занятости была характерна для четверти трудоспособного населения, то к середине XX в. увеличившись в 3 раза, подобная занятость охватывала четыре пятых трудоспособного населения западноевропейских стран;
  • — административные формы закрепления рабочей силы посредством уставов предприятий и жесткой фиксации их соблюдения с помощью трудовых книжек;
  • — социальная защита наемных работников при несчастных случаях на производстве регулировалась архаичными гражданско-правовыми отношениями, что приводило в случае наступления инвалидности и утраты кормильца к повышенной социальной напряженности (суды западноевропейских стран в середине XIX в. были буквально завалены судебными исками работников, получивших увечье на производстве, к работодателям).

Если в доиндустриальном обществе бедность была связана с низким спросом на труд, то в новых условиях неурегулированные трудовые отношения приводят к высоким масштабам бедности наемных рабочих и их семей. Идея личной предусмотрительности, рассматривавшаяся на протяжении длительного времени, как способ преодоления превратностей на жизненном пути, во второй половине XIX в. уже не казалась исчерпывающей для всех случаев. Возможность их наступления грозила буквально каждому человеку: неспособность более выполнять работу по причинам болезни, несчастного случая, старости или утраты места работы, обусловливало потерю источника дохода, а, значит, материальных средств к существованию, утраты социального статуса. Широкое распространение социальных рисков, приводящих к утрате трудоспособности или места работы, требовало применения механизмов их компенсации.

Эволюция индустриального общества на протяжении второй половины XIX в. все в большей мере демонстрировала пределы социальной регуляции, основанной на принципах индивидуальной ответственности и гражданско-правовых условий найма при оформлении трудового договора. Производственная функция большой семьи делегируется предприятиям и учреждениям, функция обучения переходит к школе, средним и высшим учебным заведением, работодатели и государство берут на себя функции социальной защиты работников и членов их семей от последствий социальных рисков утраты трудоспособности[64].

В период промышленной революции и становления индустриального общества качественно изменились взгляды на труд, что сопровождалось изменением всего комплекса социально-трудовых отношений в обществе, требующих участия в их регулировании государства. В индустриальном обществе возникает необходимость в новых социальных институтах, организуемых государством, — профессиональной подготовке работников и трудоустройстве, регулировании минимального размера заработной платы, контроле за состоянием условий и охраны труда, обязательных социальном пенсионном, медицинском и других видах социального страхования.

В большинстве западноевропейских стран (Великобритания, Бельгия, Франция, Германия, Швеция и др.) на протяжении всего XIX в. и первой половины XX вв. рабочий класс вел бескомпромиссную борьбу за повышение заработной платы, ограничение продолжительности рабочего дня и рабочей недели и получение стабильных источников доходов при наступлении старости и инвалидности.

При формировании индустриальной модели организации труда и социальной защиты наемных работников на протяжении XIX — первой половине XX в. стали следующие знаковые вехи:

  • — переход от нестабильных и периодических форм найма работников, базирующихся на индивидуальных взаимоотношениях работодатель-работник, к постоянному найму, регулируемому с помощью нормативного и коллективно-договорного трудового права;
  • — повышение регламентации труда и исполнительской дисциплины, разработка подробных регламентов работы, контроль за соблюдением режимов труда и отдыха;
  • — применение дисциплинарных методов воздействия на наемных работников, например, применение трудовых книжек для регистрации правонарушений работников (Франция);
  • — расширение рамок трудового договора и включение в него затрат на профессиональную подготовку, оплату нерабочего времени (выходных дней и отпусков), на материальное обеспечение работников (и их семей) в пределах не только трудовой деятельности, но и в случаях утраты трудоспособности (болезни, инвалидности, старости, утраты кормильца), что в конечном итоге привело к формированию институтов коллективного социального страхования, обязательного по закону для применения всеми работодателями и работниками.

Значительную роль в регулировании трудовых отношений сыграли профсоюзы. Так, в 1868 г. был создан Британский конгресс тред- юнионов, а в 1871 г. принят закон, признающий юридический статус профсоюзов, как выразителей интересов и требований рабочих. Профсоюзы наделялись правом обращаться в суды с исками в пользу работников и быть ответчиками по искам работодателей.

Важными вехами становления современного по форме трудового договора стало принятие в Великобритании Закона о трудовых спорах 1906 г.[65] и французского законодательства 1919 г. о коллективных соглашениях, согласно которым наемные работники стали рассматриваться в качестве коллективного трудящегося. Отношения между профсоюзами и предпринимателями (работодателями) были зафиксированы юридически, отныне работники были существенно социально защищены и получили новый более высокий статус.

Главным нормативным актом, регулирующим трудовые отношения в дореволюционной России, стал Закон от 3 июня 1886 г. «О найме рабочих и правилах надзора за фабричными заведениями». Договор найма заключался путем выдачи работнику расчетной книжки, в которой отражались основные условия найма рабочей силы. Закон резко ограничивал основания прекращения трудовых отношений.

В большинстве европейских стран и США в конце XIX в. государственное посредничество в разрешении споров между работодателями и профсоюзами в вопросах защиты прав работников стало важнейшим фактором развития трудового права

В этот же период происходит процесс формирования новых индустриальных институтов социальной защиты наемных работников и их семей в форме обязательного социального страхования.

Для справки

Ключевой предпосылкой возникновения социального страхования на этапе крупного машинного производства явилась материальная зависимость наемных работников от единственного источника их доходов — заработной платы. Риск ее потери по причинам объективного и массового характера (болезни, несчастный случай, старость, утрата места работы) полностью лишал работника и его семью средств к существованию. Потребовалась принципиально новая форма социальной защиты, которая включала бы как и прежде существующие подходы — самоответственность и личную предусмотрительность, так и новые — социальную справедливость и солидарную взаимопомощь.

Крупной вехой в их формировании стало законодательное введение в период 1880—1890-х гг. в Германии институтов коллективного социального страхования работников наемного труда: страхования от несчастных случаев на производстве, пенсионного и медицинского страхования. Эти три института страховой системы были концептуально объединены в единую законодательную базу в 1911 г. с помощью Кодекса социального страхования.

  • [1] По отношению к общей численности населения доля занятых в сельском хозяйстве на протяжении XVII—XVIII вв. в Западной Европе оставалась примерно на одномуровне — около 80%. Только к концу XIX в. она снизилась в среднем до 40 %, составивв некоторых государствах (например, в Великобритании) менее 20 %. В России она быласущественно выше — не менее 75 % от общей численности экономически активногонаселения. См.: Сусоколов А. А. Культура и обмен: введение в экономическую антропологию. М. : «Русская панорама», 2006. С. 131.
  • [2] Миронов Б. Н. Социальная история России. Т. 1. СПб. : Изд-во «Дмитрий Буланин»,1999. С. 424—486.
  • [3] См.: Григорьев А. Д. История социальной работы в 2 ч. Ч. 1. Минск, 2006. С. 17.
  • [4] См.: Васильев Л. С. История Востока в 2 т. Т. 1. М., 1998. С. 265.
  • [5] Цитируется по: Артемова О. Ю. Первобытный эгалитаризм и ранние формы социальной дифференциации // Ранние формы социальной стратификации. М. : Наука,1993. С. 60—62.
  • [6] Фирсов М. В. История социальной работы : учеб, пособие. М. : КНОРУС, 2019.С. 62—65.
  • [7] Там же. С. 71—75.
  • [8] Серебровский В. И. Избранные труды. М. : Статут, 1997, С. 280.
  • [9] См.: Денисенко М. Б. Тихая революция // Отечественные записки. № 3(24). 2005.С. 42—43.
  • [10] Такой обмен носит безвозмездный и возмездный характер.
  • [11] Денисенко М. Б. Тихая революция. С. 43.
  • [12] Обол — медная (позже серебряная) монета в Древней Греции равная 1/6 драхмы.
  • [13] См.: Вестник Древней истории. 1960. № 1. С. 108—109.
  • [14] Там же. С. 109.
  • [15] Там же. С. 110.
  • [16] Там же. С. 111—112.
  • [17] Во II в. н. э. по закону, изданному императором Андрианом, низшим классам населения Римской империи разрешалось организовывать общества (коллегии), имевшиецелью обеспечить их членам место погребения. Это было связано с отсутствием организованных общих кладбищ, а поэтому в среде городского населения стали возникатьобщества, имевшие целью сооружения за счет вступительных взносов здания (колумбарии), в котором каждый пайщик получал определенное число мест для постановки урнс прахом, в зависимости от величины взноса.
  • [18] Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л.: Изд-во АН СССР,1947. С. 50—70.
  • [19] Кулаковский Ю. А. История Византии. Т. 1. СПб. : Изд-во «Алетейя», 1996. С. 51.
  • [20] Григорьев А. Д. История социальной работы в 2 ч. Ч. 1. Минск, 2006. С. 108.
  • [21] См.: Кордес П. И. Он первым возлюбил нас. Новосибирск : ЦЭРИС, 2000. С. 113.
  • [22] Словарь средневековой культуры / под ред. А. Я. Гуревича. М. : «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2003. С. 43—44.
  • [23] Полное собрание творений Св. Иоанна Златоуста в 12 т. М. : Изд-во «Златоуст»,1994. Т. 3. Книга первая. С. 263—267, 345—348.
  • [24] Сусоколов А. А. Культура и обмен: введение в экономическую антропологию. М. :«Русская панорама», 2006. С. 139.
  • [25] Эшли У. Дж. Экономическая история Англии в связи с экономической теорией. М.,1997. С. 606, 607.
  • [26] Первый закон о бедных принимается в Англии в 1388 г., который предписываетзапрет на нищенствование здоровым людям.
  • [27] Например, сирота принимался на иждивение близкими или далекими родственниками, или соседями. Инвалид или престарелый одинокий находили минимум социальной помощи в деревенской общине или городском цеховом братстве. Критерийнеспособности к труду также должен быть очевидным. Например, одинокий сиротаили немощный старик выступали наглядными примерами необходимости оказанияим помощи, поскольку они не способны трудом удовлетворять свои потребности.
  • [28] Милостыня исходит от индивидуума, субъектом же общественного призренияявляется коллектив (община или земская единица). См.: Энциклопедический словарь:репр. воспроизведение изд. Ф. А. Брокгауз — И. А. Ефрон. Т. XXV. СПб., 1890. С. 165.
  • [29] Полный церковно-славянский словарь / сост. Григорий Дьяченко. М. : Издательский отдел Московского Патриархата, 1993, С. 496, 485.
  • [30] В Указе 43, изданном английской королевой Елизаветой I в 1601 г., который применялся на протяжении XVII—XIII вв. Подробнее об этом будет дальше.
  • [31] Энциклопедический словарь : репр. воспроизведение изд. Ф. А. Брокгауз —И. А. Ефрон. Т. XXV. С. 165—170.
  • [32] Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л.: Изд-во АН СССР,1947. С. 57—61.
  • [33] Эксле Отто Герхард. Действительность и знание: очерки социальной историиСредневековья : пер. с нем. М., 2007. С. 215—217.
  • [34] Кастелъ Р. Метаморфозы социального вопроса. Хроника наемного труда : пер.с фр. Н. А. Шматко. СПб., 2009. С. 51.
  • [35] См.: Берман Г. Дж. Западная традиция права : пер. с англ. М. : Изд-во МГУ, 1998.С. 328—340.
  • [36] См.: Кастелъ Р. Метаморфозы социального вопроса. Хроника наемного труда /пер. с фр. Н. А. Шматко. СПб., 2009. С. 53; Левандовский А. П. Карл Великий: через Империю к Европе. М. : Молодая гвардия, 1999. С. 92—96.
  • [37] Историческая хрестоматия по новой и новейшей истории / сост. Я. Г. Гуревич.СПб., 1895. Т. 1. С. 705.
  • [38] См: Social Security: Workers Educational Manual. Geneva.: International Labour Office,1970. P. 3.
  • [39] Работные дома были впервые открыты в 1610 г. в Англии и в 1612 г. во Франции.Наиболее известным стал впоследствии работный дом в Бристоле (открыт в 1697 г.).В конце XVIII в. количество работных домов в Англии достигает 126.
  • [40] См: Social Security: Workers Educational Manual. Geneva : International Labour Office,1970. P. 3.
  • [41] Муниципалитеты создают для этих целей специальный орган — полицию для бедных, которая выполняет функции контроля: за охраной здоровья (борьба с инфекциямии эпидемиями), социальным попечением (в основном организация деятельности госпиталей для инвалидов и сиротских домов), регламентированием труда для трудоспособных бедняков и за дисциплиной нравов (борьба против праздности и распущенностидеклассированных элементов).
  • [42] См.: Social Trends. London, 1977. Р. 218$ Britain 1993. Р. 147.
  • [43] См.: Age Concern. From Wikipedia. One of these is Age Concern Manchester: http://www. silverservice. org.uk/
  • [44] Cm.: Help of Aged. From Wikipedia.
  • [45] Cm.: Cinderella services. From Wikipedia.
  • [46] Cm.: British Democracy in Action. London, 2013. P. 15.
  • [47] Григорьева И. Социальное обслуживание пожилых и развитие сообществ: применим ли западный опыт в России? // Отечественные записки. 2005. № 3 (24). С. 157.
  • [48] Vinten G. The Charity: pivotal social policy role // Int. Jorurnal of Sociology and SocialPolicy. 1994. Vol. 14. № 3/4/5. P. 95.
  • [49] Дж. Милль оценивал эту форму социальной поддержки весьма сдержанно. Он считал, что хотя этот способ в нравственном и социальном отношении предпочтительнееприходских пособий, но он в принципе ведет к тому же экономическому результату,а именно — к снижению цены труда. См.: Милль Дж. С. Основы политической экономиис некоторыми приложениями к социальной философии : пер. с англ. М. : Эксмо, 2007.С. 426—428.
  • [50] Райхер В. К. Общественно-исторические типы страхования. М. ; Л. : Изд-воАН СССР, 1947. С. 101—102.
  • [51] Бернстайн П. Против богов: укрощение риска : пер. с англ. М. : ЗАО «Олимп-Биз-нес», 2000. С. 92—94, 104—106.
  • [52] Бернстайн П. Против богов: укрощение риска. С. 42, 61, 65, 72.
  • [53] Книга называлась: «Естественные и политические наблюдения, касающиеся свидетельств о смерти». См.: Бернстайн П. Против богов: укрощение риска. С. 92.
  • [54] Бернстайн П. Против богов: укрощение риска. С. 75.
  • [55] Бернстайн П. Против богов: укрощение риска. С. 105.
  • [56] Луддизм — стихийное (неорганизованное) движение социального протестафабричных и мануфактурных рабочих в Англии в период промышленного переворота(конец XVIII — начало XIX вв.). Его участники (луддиты) разрушали станки и машинына шерстяных и хлопкообрабатывающих фабриках, с которыми ремесленники не могликонкурировать. Правительство Англии жестоко подавило движение луддитов. Уничтожение машин (индустриальный саботаж) было объявлено преступлением, наказуемымсмертной казнью, и 17 человек были казнены в 1813 г. Значительное количество луддитов было отправлено на каторжные работы в Австралию. Войска занимались подавлением луддитских восстаний сильнее, чем сопротивлением Франции Наполеона, с которой Великобритания находилась в состоянии войны.
  • [57] Чартизм (от англ, charter — хартия), первое массовое организованное рабочеедвижение в Великобритании в 1830—1850-е гг. Требования чартистов были изложеныв виде законопроекта («Народная хартия», 1838). В 1840 г. была основана Национальнаячартистская ассоциация. В 1840, 1842, 1848 гг. чартисты внесли в парламент петициис требованием введения всеобщего избирательного права (для мужчин), ограничениярабочего дня, повышения зарплаты и др.; петиции были отвергнуты. После 1848 г. чартизм вступил в полосу упадка.
  • [58] Формы общественного призрения различались в зависимости от финансовогоисточника, например, церковное призрение, публичное призрение (общинное, государственное). См. Гаген В. А. Право бедного на призрение. Т. 1. История и современноеположение законодательства об обязательном призрении бедных в Германии, Франциии Англии. СПб., 1907. С. 1 ;Ашротт П. Ф., Мюстенберг Э. Призрение бедных. СПб., 1902.С. 3—7.
  • [59] Прежде наемный труд был по преимуществу подневольный и принудительныйтруд у феодала, владельца мануфактуры или цехового мастера. Причем доступ к трудубыл существенно ограничен. Его недоставало для всех, в нем нуждающихся.
  • [60] См.: Доклад «Заработная плата в мире в 2014—2015 годах». Заработная платаи неравенство доходов / Группа технической поддержки по вопросам достойного трудаи Бюро МОТ для стран Восточной Европы и Центральной Азии. М. : МОТ, 2015. С. 75.
  • [61] Законодательные акты по этому вопросу были приняты во многих Европейскихстранах в следующие годы: Пруссии (1853 г.), Дании (1873 г.), Франции (1874 г.), Швейцарии (1877 г.), объединенной Германии (1878 г.), Австро-Венгрии (1883 г.), Бельгии,Нидерландах, Финляндии, Швеции (1889 г.).
  • [62] В 1842 г. в Англии было принято несколько законов в области безопасности горного дела, которые впоследствии регулярно обновлялись и совершенствовались: «Акто регулировании металлических рудников» 1872 г., «Акт о регулировании угольныхкопий» 1887 г., «Акт о регулировании карьеров и открытых разработок» 1894 г. Аналогичные законы были приняты во второй половине XIX в. во многих промышленноразвитых странах Западной Европы и США.
  • [63] Heywood Colin. Childhood in Nineteeth-Century France: Work, Health and Educationamong the «Classes Populates». Cambridge Univ. Press, 1988. P. 231.
  • [64] Побережников И. В. Переход от традиционного к индустриальному обществу: теоретико-методологические проблемы модернизации. М. : Изд-во Российская политическая энциклопедия, 2006. С. 121.
  • [65] Лютое Н. Л. Исторический аспект разрешения коллективных трудовых споровв Великобритании, США и ФРГ // Право и политика. 2001. № 5. С. 17.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >