РАЗВИТИЕ ЛОВКОСТИ В ШКОЛЬНЫЙ ПЕРИОД ОНТОГЕНЕЗА

Как мы уже отмечали, изучение ловкости во всем ее многообразии, потребовало создания определенной системы (классификации), позволяющей свести все множество проявлений этой способности к возможно меньшему числу типичных разновидностей. Это сделано с помощью структурного анализа, раскрывающего взаимосвязи между различными проявлениями ловкости и позволяющего выявить ее основные стороны.

Структура ловкости и ее возрастная изменчивость

Данные факторного анализа (приложение 4) позволяют говорить о наличии двух основных, мало связанных друг с другом, видов ловкости. К первому виду следует отнести проявления ловкости при действиях руками (ручная ловкость), второй вид проявляется в двигательных действиях, требующих участия мышц туловища и нижних конечностей. Этот, второй вид ловкости наблюдается, прежде всего, в действиях, связанных с перемещением тела в пространстве (локомоторная ловкость). Во всех возрастных группах показатели, характеризующие эти два вида проявлений ловкости, разложились по разным факторам.

Анализ собранных данных весьма отчетливо подтвердил правомерность нашей гипотезы о наличии определенных разновидностей проявления ловкости, связанных с условиями деятельности. Как мы предполагали, факторный анализ выделил три типа двигательных задач, различающихся по характеру внешних ситуаций. В обоих основных видах ловкости (ручной и локомоторной) можно различать проявления двигательной активности в непривычных, но заранее известных условиях, в условиях вероятностных и в неожиданных ситуациях. Такое трехтипное разделение внешних условий, в которых проявляется ловкость, особенно отчетливо наблюдается в возрасте 11—12 лет.

У младших школьников показатели, характеризующие ловкость, в заранее известных и вероятностных условиях выделились в один общий фактор. Специфической по отношению к этой, видимо, достаточно генерализованной в данном возрасте способности, выглядит деятельность в неожиданных ситуациях.

У старших школьников (15—16 лет) факторная структура ловкости оказалась более дробной и несколько иной по своей организации, чем у детей 7—8 и 11—12 лет. В возрасте 15—16 лет взаимосвязи между различными проявлениями ловкости определяются, по всей вероятности, не только внешними ситуационными условиями, но и внутренней сущностью психомоторных задач, то есть теми требованиями, которые предъявляются к сенсорно-перцептивным и моторным процессам, обеспечивающим достижение конечного результата. Так позволяет думать, например, тот факт, что у старшеклассников в одном случае показатели ручной и локомоторной ловкости оказались объединенными в одном факторе (фактор IV). В этом случае психомоторная задача существенно различалась по своему моторному компоненту (элементарное ручное действие и «челночный» бег), но была совершенно идентичной по сенсорно-перцептивной нагрузке (усложненный вариант реакции выбора — тесты 5 и 13).

Можно полагать также, что у 15—16-летних мальчиков в большей мере, чем у детей 7—8 и 11—12 лет, влияет на организацию структуры ловкости двигательный опыт (наличие определенных двигательных навыков). Об этом в известной мере свидетельствует появление у них частного фактора VIII. В этот фактор выделился тест 3 (игра «За рулем» по заранее обусловленной программе), в котором формирование соответствующего навыка оказалось более доступным и быстрым делом, чем в других примененных тестах. Следует отметить, что тест 6 (также игра «За рулем», но в условиях альтернативной неопределенности), полностью идентичный с тестом 3 по двигательному составу, но отличающийся от последнего своей сенсорно-перцептивной частью, выделился у старших школьников также в качестве самостоятельного (частного) фактора (фактор VI). В целом же, несмотря на отмеченные особенности, в факторной структуре ловкости у 15—16-летних испытуемых просматриваются общие тенденции, то есть разделение показателей в принципе на те же виды и типы проявлений, которые наблюдаются и в более раннем возрасте.

Таким образом, одним из выводов этой части исследования является то, что структурной организации ловкости присущи некоторые общие черты, которые, однако, по мере возрастного развития приобретают определенные особенности. Эти особенности можно рассматривать в качестве закономерностей возрастной изменчивости структуры ловкости. Такой наиболее важный, как в теоретическом, так и в методическом плане закономерностью является дифференциация с возрастом структуры ловкости, усиление специфичности отдельных ее проявлений. Об этом свидетельствует не только увеличение числа факторов (распадение общих факторов на частные), но и существенное уменьшение достоверных корреляционных связей между отдельными проявлениями ловкости (табл. 30).

Количество достоверных корреляционных связей между показателями тестирования различных проявлений ловкости у мальчиков школьного возраста

Возраст (лет)

Связи на уровне 0,05

Р

Связи на уровне 0,01

Р

7—8

86,7

23,6

<0,01

<0,05

11—12

53,6

29,4

<0,01

<0,01

15—16

29,4

15,5

Представленные данные дают, на наш взгляд, достаточные основания для того, чтобы рассматривать в дальнейшем проявления ручной и локомоторной ловкости относительно самостоятельно. Это, однако, не означает, что между ними нет вообще никакой связи.

В возрасте 7—8 лет большинство проявлений ручной и локомоторной ловкости коррелируются друг с другом, но уровень соответствующих коэффициентов невысок (R = 0,3—0,4), хотя и достоверен (таблица 31).

Таблица 31

Количество достоверных корреляционных связей между проявлениями ручной и локомоторной ловкости у мальчиков разного возраста (%)

Возраст (лет)

Связи на уровне 0,05

Р

Связи на уровне 0,01

Р

7—8

78,5

32,9

<0,01

<0,01

11—12

45,8

24,2

<0,01

<0,01

15—16

17,4

10,0

Лишь в одном случае в этом возрасте коэффициент корреляции составил 0,72. Такая высокая связь была выявлена между уже упоминавшимися тестами 5 и 13, в которых психомоторная задача включала сложную сенсорную часть, идентичную в обоих случаях (сложная реакция выбора), и различалась лишь моторным исполнением (элементарные ручные действия и «челночный» бег). Высокая связь между этими показателями была выявлена и в других возрастных группах (0,66 у 11—12-летних и 0,6 в возрасте 15—16 лет).

В старшем возрасте эти два теста, как уже отмечалось, выделились в одном факторе. Данный фактор дает основание говорить еще об одной закономерности, связанной с характером психомоторной задачи. По-видимому, чем сложней сенсорно-перцептивный компонент действия, тем меньше влияние на конечный результат оказывает способ его выполнения.

С возрастом количество достоверных связей между проявлениями ручной и локомоторной ловкости существенно уменьшается (табл. 32).

Корреляционные связи между показателями ручной и локомоторной ловкости мальчиков разного возраста

Таблица 32

№ тестов

Ручная ловкость

1

2

3

4

5

6

7

Локомоторная

ловкость

8

45

  • 42
  • 39
  • 42
  • 40
  • 41
  • 38
  • 57

37

  • 39
  • 46

37

9

49

Е

37

  • 38
  • 41
  • 43
  • 37
  • 47

10

39

41

  • 42
  • 57
  • 40
  • 44
  • 39
  • 42
  • 38
  • 50

11

  • 42
  • 37

40

39

42

  • 46
  • 40
  • 40
  • 43
  • 50

Е

12

  • 42
  • 59
  • 42
  • 43 55
  • 40
  • 36
  • 52
  • 62
  • 52
  • 47
  • 49
  • 50
  • 42
  • 60

13

42

36

  • 43
  • 37
  • 43
  • 42
  • 72
  • 60
  • 40
  • 47
  • 74
  • 39
  • 38
  • 49

14

  • 50
  • 49
  • 37

38

37

39

38

42

15

  • 37
  • 40

36

  • 36
  • 39

42

40

  • 52
  • 40

16

40

38

42

  • 54
  • 45
  • 36
  • 43
  • 49

58

  • 43
  • 42

Е

17

42

51

Примечания: коэффициенты корреляции увеличены в 102. В каждом тесте — результаты корреляционных связей: верхняя строка — 7—8 лет, средняя — 11—12, нижняя 15—16.

Уровень значимости 1 % - R = 0,36 (коэффициенты ниже этого уровня опущены).

Прежде чем перейти к более детальному рассмотрению возрастных особенностей проявления ручной и локомоторной ловкости, целесообразно осветить еще один аспект структурного анализа.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >