Принципы построения многолетнего процесса тренировки ловкости

Для того чтобы наметить основные принципы тренировки ловкости, без которых трудно правильно использовать частные методические приемы совершенствования различных ее проявлений, важно обсудить несколько вопросов, связанных с результатами исследования, изложенными в главе и теоретическими выкладками раздела 10.3. К числу таких, заслуживающих особого внимания вопросов мы относим следующие.

  • • Почему систематические занятия такими видами спорта, как бокс, баскетбол, спортивная гимнастика, в которых к психомоторным способностям предъявляются особые требования, сами по себе мало влияют на совершенствование локомоторной ловкости (см. рис. 11 и 12, гл. 9.1)?
  • • Почему в то же время эти занятия оказывают заметное положительное воздействие на проявления ручной ловкости?
  • • Чем объяснить тот факт, что различия между показателями проявлений ловкости у юных спортсменов (особенно у баскетболистов) и у школьников, не занимающихся спортом, с возрастом сглаживаются (к 15 годам они становятся менее выраженными, чем в 11—12 лет на начальном этапе тренировки)?

Объяснить эти факты, не согласующиеся с привычными взглядами, в известной мере можно с позиций теории Н. А. Бернштейна, используя его представления о возрастном развитии двигательной функции. В соответствии с этими представлениями локомоторные действия связаны, как уже отмечалось, у человека и высших животных, главным образом, с функциями уровня пространственного поля (С). Этот уровень центральной нервной системы наиболее интенсивно развивается у человека в дошкольном и младшем школьном возрасте. При формировании новых локомоторных навыков и умений уровень пространства в этот период онтогенеза выступает в качестве ведущего уровня. Позднее эта роль начинает постепенно переходить к более высокому уровню управления — уровню действий (Д), интенсивное становление которого начинается в подростковом возрасте. Н. А. Бернштейн в этой связи отмечает, что нет такой двигательной задачи, с которой человек впервые встретился бы уже взрослым, и которая бы не потребовала от него ведущего управления уровня действий (Д), по крайней мере, на первое время.

Такая организация процесса формирования локомоторных умений значительно менее рациональна, поскольку она связана с необходимостью последующего переключения ведущего уровня (по мере овладения навыком, ведущим все же, становится уровень С), а это всегда весьма трудная задача. Именно этим объясняются те трудности, которые возникают у людей, пытающихся овладеть новым видом локомоций или стремящихся их существенно совершенствовать в достаточно зрелом возрасте. И именно с этим обстоятельством, по всей вероятности, связан выявленный нами факт несущественного влияния специальных занятий на совершенствование проявлений локомоторной ловкости у юношей. Ограничителем возможностей развития этого вида ловкости в данном случае выступает, скорее всего, моторный компонент.

Подтверждением того, что такое объяснение достаточно логично, могут служить данные, свидетельствующие о том, что в то же самое время те же занятия оказали заметное влияние на развитие ручной ловкости, совершенствование некоторых сенсорных процессов, то есть на те функции, прерогатива управления которыми находится в ведении уровня действий (Д). Для совершенствования видов деятельности, связанных с этим уровнем центральной нервной системы, возраст после 11—12 лет является как раз сенситивным периодом. Стоит отметить, что занятия боксом, баскетболом и спортивной гимнастикой оказали, в известной мере, интегративное влияние на успешность разных по своему характеру ручных действий, что в принципе противоречит существующему представлению о специфичности мануальных способностей. Мы объясняем это противоречие тем, что общепринятое представление основывается на результатах исследования тренировочных воздействий на взрослых людях, в основе структуры двигательных способностей которых лежит в основном накопленный двигательный опыт, а не генетически предопределенные задатки, как у детей и подростков.

Возможно и другое объяснение рассматриваемого феномена. Возраст от 11—12 до 15—16 лет совпадает, как известно, с периодом полового созревания. В этот период у многих подростков наблюдается определенное ухудшение координации движений, что особенно существенно проявляется в двигательных действиях типа локомоций и, прежде всего, у детей-акселератов. Вполне вероятно, что и это обстоятельство является одной из причин отсутствия достаточно значимого эффекта в тренировке локомоторной ловкости у юных спортсменов. Именно эта причина могла особенно заметно сказаться на соответствующих показателях у юных баскетболистов, большинство которых составляли высокорослые и быстро растущие подростки.

Нам представляется, что оба объяснения, поставленных в начале настоящего раздела вопросов, имеют под собой достаточную почву и в известной мере дополняют друг друга. Во всяком случае, полученные факты и высказанные соображения об их внутренней сущности дают основания для того, чтобы говорить в наличии определенных наиболее благоприятных (сенситивных) возрастных периодов для тренировки психических и моторных функций организма, лежащих в основе различных проявлений ловкости.

Если рассматривать ловкость как умение (или реализованную способность) целесообразно регулировать деятельность имеющимися у индивида знаниями и навыками, то вполне очевидно, что для формирования всяких умений надо располагать определенным запасом достаточно отработанных и закрепленных форм движений и необходимой суммой знаний. Следовательно, первоочередной задачей является накопление фонда двигательных навыков, то есть создание необходимой базы для последующего совершенствования моторных способностей, лежащих в основе различных проявлений ловкости (что касается знаний, то о них мы скажем ниже). Эта задача является первоочередной в возрастном плане. В свете современных представлений возрастной физиологии и спортивной педагогики ее реализация должна начинаться уже в дошкольном возрасте.

Судя по нашим данным и соответствующим сведениям, имеющимся в литературе, наиболее благоприятным периодом для овладения всеми основными видами локомоций является возраст от 5 до 10—12 лет. Для совершенствования двигательных действий, связанных с относительно сложными по координации движениями рук, сенситивный период наступает после 7—8 лет (Л. Е. Любомирский, 1974). Примерно с этого же возраста целесообразно начинать и формирование двигательных навыков с гетерогенной системой движений, в которых важная роль одновременно принадлежит как ручным, так и локомоторным действиям. Так обстоит дело в отношении подготовки базы для совершенствования основных видов ловкости.

Психофизиологические предпосылки для совершенствования способностей, лежащих в основе ведущих типов ловкости появляются позже. В младшем школьном возрасте целесообразна лишь тренировка, способствующая адаптации к деятельности в непривычных, но заранее установленных условиях. Развитие этого типа ловкости в значительной мере обеспечивается в процессе формирования новых двигательных навыков и умений при обучении различным вариантам их исполнения. Так что в возрасте 7—10 лет задачи, связанные с тренировкой основных видов и типов ловкости, решаются в принципе единым способом.

Специальная тренировка способностей, обеспечивающих успешность действий в относительно сложных вероятностных ситуациях, судя по нашим данным, становится достаточно продуктивной лишь после 11—12 лет. Этот возраст, непосредственно предшествующий у большинства детей половому созреванию, является особенно благоприятным периодом для совершенствования различных типов сенсомо- торных реакций, в том числе и достаточно сложных как по сенсорносмысловым, так и по собственно двигательным задачам. С 11—12 лет дети в состоянии успешно осуществлять действия, связанные со сложными реакциями выбора, а также требующие проявления так называемой перцептивно-рецепторной антиципации. В этом отношении наши данные совпадают с результатами исследования А. С. Шигаева, изучавшего сенситивные периоды для тренировки различных сенсомотор- ных реакций. При этом надо учитывать, что для получения достаточно заметного тренировочного эффекта целесообразно применять достаточно сложные и системы раздражителей, и системы ответных реакций. Однако от чрезмерно сложных (экстремальных) ситуаций в этом возрасте еще надо воздержаться.

Следует также обратить внимание на то, что более полезными условиями тренировки способности рационально действовать в вероятностных ситуациях оказываются такие, которые не только побуждают, но и вынуждают испытуемого действовать своевременно и адекватно. В этом отношении весьма действенными являются специальные тренажеры нашей конструкции и выпускаемые в последнее время нашей промышленностью детские игровые комплексы и компьютерные игры.

Надо отметить, что в возрасте до 11—12 лет тренировки ручной ловкости в вероятностных ситуациях слабо влияет на. повышение результативности локомоторных действий в тех же условиях. Нет и обратного переноса этой способности. Другими словами, тренировка этого типа ловкости у детей и подростков дает в основном специфический эффект, проявляющийся только в близких по двигательному составу действиях. В более старшем возрасте (к 15—16 годам) при надлежащей тренировке способность рационально действовать в вероятностных условиях становится более генерализованной и все меньше зависящей от особенностей биомеханической структуры двигательных действий. Таким образом, появляются условия для дополнительных и более избирательных воздействий на развитие психических качеств, лежащих в основе тех или иных проявлений ловкости, становится возможным и полезным, например, тренировать различные виды реакции в лабораторных условиях на ручных тренажерах. Подтверждением такой возможности являются данные ряда исследований, обнаруживших у взрослых испытуемых перенос способности к антиципации. Выработанная в одних условиях, она определенным образом может проявиться и в других условиях.

Есть и еще один заслуживающий внимания вопрос. Чем можно объяснить тот факт, что применение рекомендованной нами методики тренировки ловкости, основанной на использовании специальных тренажеров, дает существенно более значимый эффект, чем систематические занятия боксом и баскетболом, связанные с большим объемом деятельности в вероятностных условиях?

Есть основание думать, что существующая методика тренировки в этих видах спорта, преследующая, прежде всего, цель формирования и тщательной отработки определенных технических навыков и тактических умений, не создает нужных условий для совершенствования психомоторных способностей, лежащих в основе ловкости. Общепринятые формы организации занятий, хотя и включают в себя деятельность в условиях пространственно-временной и альтернативной неопределенности, однако эти условия, как правило, бывают однотипными (не достаточно вариативными) и в скором времени становятся для занимающихся привычными, не требующими максимального проявления волевых качеств, достаточной находчивости, инициативы и способностей к двигательной импровизации.

В этой связи необходимо указать на то, что и в вероятностных ситуациях адаптация к условиям деятельности наступает довольно быстро. Поэтому важно иметь в виду то, что эффект в тренировке ловкости определяется не только (а возможно, и не столько) сложностью применяемых психомоторных задач, но и их новизной и необычностью. Не случайно занятия спортивной гимнастикой, связанные с непрерывным процессом обучения новым формам движений, дают существенный эффект в развитии соответствующего типа ловкости — успешности деятельности в непривычных, но заранее известных условиях.

Степень новизны обстановки имеет важное значение и для развития способности рационально действовать в вероятностных и тем более в неожиданных ситуациях. Необходимо разумно варьировать условия тренировки, стремясь систематически ставить занимающихся в ситуации, требующие от них проявления сообразительности, находчивости, способности к экспромтным действиям.

В заключение необходимо сказать несколько слов о значении специальных знаний в совершенствовании различных проявлений ловкости. Р. Сишор выделяет среди психологических факторов, значимо связанных с успешностью в тренировке психомоторики, такие, как рассудительность, математические способности, технический опыт, направленность интересов, способность к планированию своей деятельности, понимание, устную речь, образность представлений. Все эти способности в той или иной мере базируются на определенных знаниях, которые надо формировать у занимающихся параллельно с накоплением соответствующих двигательных умений.

Многолетние наблюдения в процессе тренерской работы с юными и взрослыми спортсменами позволяют нам рекомендовать строить процесс обучения и тренировки с начинающими юными спортсменами, которыми в настоящее время являются в основном дети младшего школьного возраста, с таким расчетом, чтобы формирование доступных для них теоретических знаний осуществлялось на базе конкретного двигательного опыта. Другими словами, формирование двигательных навыков и умений в этот период должно предшествовать приобретению относительно сложных специальных знаний. В тренировочной работе с юношами и взрослыми, наоборот, чаще бывает полезно, чтобы процесс обогащения новыми знаниями предшествовал дальнейшему совершенствованию практических умений. В обучении и тренировке подростков возможно применение обоих вариантов сочетания теоретического и практического материала.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >