ПОЗИТИВНОЕ И НЕГАТИВНОЕ В ТЕОРИЯХ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

Осмысление происхождения социальных институтов государства и права занимает существенную часть всех теоретико-правовых концепций, которые включаются в содержание не только науки теории государства и права, но и истории политических и правовых учений. В содержание научного знания теории государства и права они включаются потому, что в этих концепциях описываются реально существовавшие процессы государственного и правового образования. Это тот позитив, который нуждается в изучении и обобщении. Однако в существующих теоретических концепциях о происхождении государства и права имеются и негативные аспекты: все они страдают односторонностью, либо преувеличивают одни аспекты в процессе образования данных социальных институтов, либо замалчивают или недооценивают другие факторы.

В юридической литературе, помимо материалистической марксистской теории, освещаются теологическая теория, патриархальная теория, естественно-правовая (договорная), органическая, психологическая теория, теория насилия и некоторые другие[1]. Сразу возникает вопрос: почему эти теории рассматривают происхождение государства и права отдельно друг от друга, если материальные и социальные причины и условия происхождения являются общими для государства и для права. Значит и теории происхождения для этих социальных институтов должны быть одними и теми же.

Теологическая теория довольно многоаспектная. Данное обстоятельство объясняется особыми историческими и материальными условиями существования различных государств — как Древнего Востока, так и Древнего Запада (Греция, Рим), восхождением политико-правовой мысли у древних народов к мифологическим истокам[2].

Теологическая теория настаивает на божественном происхождении государства и права. По утверждению многих она не является научной, но отражает реальность теократических форм первичных государств

(власть жрецов, роль храма, разделение власти между религиозными и административными центрами). Данная теория настаивает на том, что не только вся власть от Бога, но и законы от Него.

При оценке этой теории необходимо учитывать, что освещение власти божественным разумом в городах-государствах придавало ей и авторитет, и безусловную обязательность. Данное обстоятельство следует иметь в виду в процессе изучения истории государства и права, так как именно она объясняет популярность этой теории в средние века и ее использование для обоснования неограниченной власти монарха.

В своем объяснении происхождения права теологическая теория опиралась на религиозные книги, прежде всего на Библию, где утверждается, что основные законы (десять заповедей) были даны человечеству богом. Так, в Библии говорится: «Моисей возошел к Господу, и Господь показал ему дерево, и он бросил его в воду, и вода стала сладкой. Там Бог дал народу устав и закон, и там испытал его».

Эти законы были детищем своего времени, они обобщали и закрепляли опыт социальной и экономической жизни раннеклассовых обществ, а также отдельные стороны рабовладения. Теологическая теория придает им всеобщее универсальное значение, а власть монарха освещает авторитетом божественного разума.

Однако следует иметь в виду, что изложения теологической концепции происхождения государства и права в современных учебниках по теории государства и права носят упрощенный подход. Поэтому следует согласиться с доводами С. Н. Фролова, который, аргументируя данное положение, указывает, что осмысление Бога и его деяний в философии осуществляется с позиций не только теизма (греч. 0so<; — Бог) — в широком значении — вера в Бога или богов; в узком понимании — религиозно-философское мировоззрение, утверждающее существование монотеистического Бога, создавшего мир и продолжающего в нем свою активность)[3], как в учебниках по теории государства и права, но и с позиций пантеизма[4] (религиозное и философское учение, объединяющее и иногда отождествляющее Бога и мир. Слово «пантеизм» происходит от древнегреческого nav (пан) — «все, всякий», и Оеос; (теос) — «Бог, божество») и деизма (от лат. deiis — бог) — религиозно-философское направление, признающее существование Бога и сотворение Им мира, но отрицающее большинство сверхъестественных и мистических явлений)[4]. Второй его довод относится к неприемлемости объяснения теологической теории с позиций одной религии, как правило, христианской (католической). Помимо христианства существуют иудаизм, ислам, буддизм, и каждая из религий по-своему объясняет божественную природу права. Данное суждение подтверждается и исследованиями В. С. Нерсесянца[6]. Следующий довод С. Н. Фролова сводится к неприемлемости трактовки теологической концепции происхождения права в пользу формирования позитивистского его понимания. Наконец, он совершенно справедливо говорит о неприемлемости критики теологической концепции происхождения государства и права только с атеистических позиций, что делает эту критику поверхностной и необоснованной[7].

Кроме того, необходимо учитывать влияние этой концепции на формирование правовой идеологии, которая в некоторых правовых системах сохранилась до настоящего времени. В этой концепции впервые обращено внимание на проблему правовых и неправовых законов, актуальную до сегодняшнего дня.

Ирригационная теория основана на конкретных исторических фактах. Она объясняет происхождение государства из крупных общин, специально селившихся в долинах рек для совместной обработки земли. Строительство ирригационных сооружений потребовало привлечения на общественные работы большого количества людей. Прежние институты власти не могли справиться с организацией этих работ, а социальные регуляторы — с упорядочением общественных отношений. Возникла объективная потребность в принципиально новом институте власти и в принципиально новом социальном регуляторе. Эта потребность разрешается путем отделения умственного от физического труда. Из людей умственного труда, которые организовывали строительство ирригационных сооружений, и формируется публичная власть и государственный аппарат, который формулирует новые правила поведения. С этой логикой, построенной на реальных исторических фактах, трудно спорить, но это был один из вариантов, один из путей формирования государства и права. Данная теория не учитывает и другие факторы образования государства и права.

По патриархальной теории государство возникает из разросшейся семьи, утверждается, что власть монарха происходит или трансформируется из власти отца над членами его семьи, а право, очевидно, формируется на основе правил поведения в семье. О происхождении права в этой теории ничего не говорится. Зародившись в Греции, она так же, как и теологическая теория была направлена на обоснование неограниченной власти царя, монарха, но истоки этой власти видятся уже не столько в ее божественном происхождении, сколько в тех формах семьи, где существовала неограниченная власть патриарха — главы семьи.

Эта теория отражает отдельные реально существовавшие аспекты в происхождении государства и права. Например, появление на финальных этапах неолитической революции «больших семей» общинников земледельцев — основного звена раннеклассового общества, династическое присвоение должностей в раннеклассовых первичных городах- государствах. Это вполне реальные, научно установленные процессы, которые по-новому позволяют взглянуть как на содержательные, так и на ошибочные положения патриархальной теории. Отражая реальные, сущностные стороны перехода человечества от социально-организованной жизни в первобытном обществе к государственным формам в раннеклассовом обществе, данная теория ошибочно стремилась придать этим сторонам универсальный и определяющий характер.

Естественно-правовая (договорная) теория происхождения государства и права зародилась еще в Древнем Мире и получила распространение в XVII—XVIII вв. в трудах Г. Гроция, Дж. Локка, Т. Гоббса, Ж. Руссо, А. Н. Радищева и др.

Согласно этой теории государство возникает в результате заключения общественного договора между людьми, находящимися в так называемом «естественном» состоянии. Этот договор якобы превращает людей «естественного состояния» в народ и является основой создания гражданского общества с политической формой — публичной властью, т. е. государством, которому люди передают часть своих полномочий и свободы.

Договорная теория использовалась в разных целях. Например, Руссо и Радищев на ее основе обосновывали начала народовластия, народного суверенитета, поскольку первично власть принадлежала объединившемуся в государство народу и могла им быть отобрана от недобросовестного, некомпетентного правителя, имевшего производную от народа власть.

Положительным в данной теории является тот факт, что ее сторонники разработали и естественно-правовую концепцию прав и свобод человека и гражданина.

Договорная теория была крупным шагом вперед в познании государства и права, так как порывала с религиозными представлениями о происхождении государства и государственной власти.

Однако по данной теории человек в так называемом естественном состоянии вступает в соглашение с себе подобными и образует государство. Такого изолированного человека никогда не существовало, и естественно происхождение государства нельзя связывать с этой абстракцией.

Теория насилия получила распространение в XIX в. на Западе. Наиболее видными ее сторонниками были немецкий философ и экономист Е. Дюринг (1833—1921), австрийский социолог и государство- вед Л. Гумплович (1838—1909), а также ревизионист марксизма и один из теоретиков II Интернационала К. Каутский (1854—1938). Эта теория утверждает, что государство возникает в результате насилия внутреннего (экономического и политического) и внешнего (завоевание одним народом другого). Сторонники этой теории утверждали, что при столкновениях первобытных племен победители превращались в господствующую часть общества, создавали государство, использовали государственную власть для насилия над покоренными народами. Государство, по их мнению, возникало из силы, навязанной обществу извне. Многочисленные примеры образования новых государств содержатся в истории Великого переселения народов с конца IV в., характеризующегося усиленным передвижением племен в Европе, приведшего к падению Римской империи и образованию в Западной Европе новых государств. Например, авары, представлявшие собой племенной союз, совершали набеги на славян, франков, Византию. В шестом веке в бассейне Дуная на завоеванной территории они образовали государственное объединение Аварский каганат. В 429—439 гг. группа германских племен под общим названием вандалы завоевали Северную Африку и основали раннефеодальное королевство. Другое объединение племен под названием эфталиты, но уже в другом регионе, в V веке образовали государство на завоеванной территории Средней Азии, Афганистана и Восточного Ирана.

Данная теория, частично объясняя происхождение государства в отдельных регионах и у отдельных народов, не объясняет вопросов происхождения права. Более того, известный немецкий государствовед и правовед Г. Еллинек (1851—1911) не без основания утверждал, что эта теория предназначена не для объяснения причин и условий возникновения государства и права в прошлом, а для их обоснования в настоящем. Вот почему теория насилия была воспринята нацистской Германией в качестве официальной государственно-правовой идеологии.

Вместе с тем следует отметить, что в современных учебниках роль теории насилия в происхождении государства и права недооценивается. Ведь вся история развития человеческого общества характеризуется постоянными войнами. Войны (одних племен с другими, государственных образований между собой, а также между различными группами государств) представляют собой перманентное состояние развития человеческого общества. Кроме того, в теории насилия отдельно рассматривается фактор насилия внутри организации человеческого общества (племени, протогосударства, государства эксплуататорского типа). Поэтому фактор насилия необходимо учитывать в любом процессе государственного образования.

Органическая теория исходит из органической эволюции, разновидностью которой является социальная эволюция, обусловленная в общем виде материальными и социальными условиями, возникшими в процессе естественного разделения труда. Результатами социальной эволюции и объясняется происхождение государства. По этой теории общество и государство представляют собой общественный организм, состоящий из людей, подобно тому, как живой человеческий организм состоит из клеток. Ее истоки мы обнаруживаем в сочинениях древних мыслителей. Например, Платон (IV—III вв. до н. э.) сравнивал государство с живым организмом, а принимаемые в государстве законы — с процессами человеческой психики. Государство как продукт социальной эволюции имеет мозг (правителей) и средства выполнения его решений (подданных). В результате естественного отбора, происходящего в процессе борьбы и войн, выживают наиболее приспособленные конкретные государства, формируются правительства, совершенствуется структура управления. Процесс естественного отбора, обусловленный постоянными войнами, указывает нам на наличие в этой теории фактора насилия, о котором никто не упоминает. В этой теории имеется как рациональное зерно, так и ограниченный характер. Возникновение права, видимо, следует объяснять из функциональной направленности «клеток», из их взаимодействия. Об этом в данной концепции ничего не говорится.

Психологическая теория причины возникновения государства видит в свойствах психики человека, его биопсихологических инстинктов. Согласно этой теории государство возникает в результате психологических потребностей людей жить в рамках организованного общества и коллективного взаимодействия. Как справедливо замечает С. А. Комаров, эта теория, правильно выделяя определенные психологические аспекты права, по существу растворяет право в индивидуальной психике, делает его тождественным правосознанию и тем самым игнорирует реальную объективную природу права, искажает его связь с экономикой и государством[8].

Расовая теория основывается на постулате неравенства людей разных рас. Люди белой расы имеют превосходство над всеми остальными. Государство необходимо для обеспечения постоянного господства одних рас над другими. Разве это не факторы внутреннего насилия? Государство является средством возникновения и продолжения того насильственного социального процесса, в ходе которого происходит рождение лучшего человека, господствующего над остальной массой людей[9]. Эта теория не объясняет происхождение права.

Инцестная (половая) теория исходит из того, что подписание инцеста (кровосмешения) потребовало наличия особой группы людей, которые бы занимались контролем над соблюдением запрета и применяли принуждения за его неисполнение. В дальнейшем эта группа людей стала одновременно выполнять и другие общественные функции. С течением времени она превратилась в публичную власть. Именно таким образом постепенно происходило образование государственной структуры. Инцестная теория не способна дать полное представление о причинах возникновения государства[10], в ней не объясняется происхождение права, хотя и говорится о подписании договора инцеста.

Спортивная теория происхождения государства напрямую связывает его появление с происхождением игр и физических упражнений, необходимых человеку для успешной охоты и организации военного дела. Якобы из учителей физических и военных упражнений и формировался отряд людей умственного труда, превратившийся впоследствии в публичную власть.

Эта теория иллюстрирует один из немаловажных фрагментов жизни человечества, но не содержит убедительной аргументации причин возникновения государства и права.

Патримониальная теория исходит из того, что государство возникло из поземельной собственности (patrimonium — в римском праве имущество, доставшееся по наследству от отца). В первобытном обществе земля принадлежала общине (племени), и находилась в коллективной собственности. С концентрацией власти в руках вождей ими осуществляется и распоряжение землей, а образование публичной власти во главе с монархом ведет к тому, что он становится собственником земли. Из права владения землей власть автоматически распространяется и на людей, проживающих на ней. Таким образом, право собственности на землю является первоосновой господства над территорией. Представление о принадлежности всей земли монарху долгое время держится в Германии, Франции, Англии и России. Король, князь или другой государь жалует земли своим приближенным из числа помощников, военачальников, советников и т. п. Таким образом, образуется феодальный сюзеренитет. Логика этой теории опирается на многочисленные исторические факты, но в ней не учитываются другие факты, имевшие место в истории государственного образования: приобретение земель путем военного завоевания или иного насильственного их захвата.

Диффузионная теория объясняет процесс государственного образования передачей опыта управления большими отрядами человеческого сообщества от одних народов другим или как результат распространения опыта государственно-правовой жизни на регионы земного шара, где он еще не использовался. Разные народы в своем историческом развитии приобретают исторический опыт в разное время и с разной скоростью. Это объективный процесс, на него существенно влияют климатические, географические и природные условия проживания. Диффузионная теория носит научный характер, опирается на многочисленные исторические факты, ее положения многократно проверены практикой. Однако она не отвечает на вопрос, как появились первые государства и право, а также не раскрывает глубинных причин их возникновения.

Примирительная теория утверждает, что право возникло не для урегулирования отношений внутри рода или племени, а для упорядочения отношений между ними. Конфликты между родами разрешались путем заключения примирительного договора первоначально с помощью народного собрания, а затем — советов старейшин. Таким образом, возникло примирительное право. Очевидно, что данный термин используется не в современном смысле слова, это — не писаное, а обычное право. А где же здесь причины возникновения государства? Ответа нет.

Регулятивная теория рассматривает возникновение права для установления и поддержания порядка для всей страны. С этим, безусловно, необходимо согласиться. Действительно, право возникло для регулирования организации производящей экономики, установления и поддержания в обществе порядка. Данное обстоятельство подтверждается анализом договоров Древней Руси с Византией, а также текста «Русской правды». А агрокалендари подробно регламентировали жизнь земледельца в раннеклассовых государствах, возникших на основе крупных земледельческих общин. Снова в теории нет указаний на процессы государственного образования.

Историческая теория возникла в первой половине XIX в. как противовес теории естественного права, из которой вытекали демократические и революционные идеи. Теоретики исторической школы утверждали, что право возникло спонтанно, подобно языку из национального духа, народного сознания. Опять же ничего не говорится о происхождении государства.

Экономическая теория представляет появление государства как результат исторического прогресса, ведущим звеном которого являются экономические преобразования. Авторами этой теории считаются древнегреческий мыслитель Платон и французский просветитель Сен-Симон (1760—1825). Сен-Симон считал, что человечество закономерно развивается по восходящей линии. Идеи этой теории взяты на вооружение К. Марксом и Ф. Энгельсом, которые ее развили и создали свою теорию.

В отличие от других теоретических воззрений материалистическая (марксистская) теория в вопросе о происхождении государства и права указывает на объективно существовавшие общие материальные и социальные условия, которые обусловили возникновение этих социальных институтов.

Материальные и социальные изменения в жизни человеческого общества, обусловленные разделением труда, появлением прибавочного продукта, частной собственности, экономической дифференциацией общества, антагонистическими отношениями между классами, привели к возникновению государства и права. Эти социальные институты рассматриваются данной теорией как орудия систематического подавления экономически господствующего класса всех зависимых от него слоев общества. Здесь налицо присутствуют внутренние факторы из теории насилия. К сожалению, и эта теория не лишена недостатков — и существенных.

В отечественной теории государства и права длительное время происхождение государства и права определялось в соответствии с взглядами Энгельса и Ленина на этот процесс, которые и лежат в основе материалистической теории происхождения государства и права.

Указанные взгляды изложены в работе Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», написанной им в 1884 г. и лекции «О государстве», прочитанной В. И. Лениным в 1919 г. перед студентами юридического института. Указанные работы написаны авторами на основе имевшегося в то время исторического материала о первобытном обществе. Кроме того, они не могли обладать современными научными данными о первобытном обществе, и на них известное влияние оказывал политический фактор. Поэтому возникла необходимость переоценки отдельных положений рассматриваемой теории[11]. Безусловной заслугой Ф. Энгельса была систематизация взглядов американского этнографа, археолога и историка первобытного общества Л.-Г. Моргана, опубликованных в 1877 г. в его книге «Древнее общество», а также взглядов некоторых других этнографов на первобытное общество. Кроме того, Ф. Энгельс сумел показать доминирующую роль материальных условий жизни первобытного общества на появление и развитие государства. Им определены некоторые общие процессы в развитии первобытного общества и использованы знания о родовых связях североамериканских индейцев, изученных Л.-Г. Морганом, для объяснения аналогичных процессов в греческой, римской и германской истории. При этом, как справедливо отмечает А. Б. Венгеров, Энгельс под существующие взгляды Моргана «подвел» материалистическую основу и изложил в своей работе понимание разложения родового строя и перерастание его в государственную форму организации общества, классовый подход к появлению частной собственности и государства.

Вместе с тем в работе имеют место и недостатки, и даже ошибки, которые, по утверждению А. Б. Венгерова, частично вытекают из ошибок Л.-Г. Моргана и которые необходимо учитывать при знакомстве с рассматриваемой работой.

Во-первых, сама периодизация первобытной истории у Энгельса имеет в большей степени схематичный и искусственный характер. Так, Ф. Энгельс вслед за Л.-Г. Морганом писал о развитии человечества через определенные ступени развития. Он указывал, что дикость соответствует присваивающему хозяйству, варварство — производящему, а цивилизация — промышленности.

Несмотря на то, что отдельные догадки Энгельса нашли свое подтверждение дальнейшим развитием науки в XX в. и современная периодизация основана на двух самостоятельных способах существования человечества, данное обстоятельство не характеризует их как дикость или варварство. Цивилизация же современной наукой четко связывается именно с расцветом производящей экономики — становлением земледельческих обществ, раннеклассовых государств.

Кроме того, Ф. Энгельс весьма схематично связал развитие первобытного общества с так называемыми «решающими орудиями», которые якобы характеризуют главные эпохи общественного развития: лук и стрелы для дикости, железный меч для варварства, огнестрельное оружие для цивилизации. Как утверждают современные ученые, здесь налицо явное преувеличение так называемых производительных сил, потому что не оружие привело к крупнейшей в истории человечества неолитической революции, а всеобъемлющий экологический кризис, затронувший все стороны жизни первобытного общества[12].

Во-вторых, ошибки Ф. Энгельса касаются и многих представлений о происхождении семьи, ее формах и развитии. В частности, оказалось ошибочным стремление представить развитие семьи в связи с появлением частной собственности как процесс, идущий от матриархата к патриархату. Современной наукой доказано, что матрилинейные и патрилинейные связи не были замкнуты на зарождающуюся частную собственность, что у многих народов не только патриархальные формы семьи сменяют матриархальные, но имеют место и противоположные процессы. Более того, А. Б. Венгеров отмечает, что существовали одновременно и те и другие формы, а факторы, определяющие их, имеют демографический, культовый и субъективный характер[4].

Энгельс вслед за Морганом анализирует так называемую семью «пуналуа», тогда как ее в природе никогда не существовало, а сведения о ней получены Морганом из рассказов полинезийских миссионеров, носивших, как оказалось, ненаучный характер.

В-третьих, главная ошибка Ф. Энгельса заключается в том, что он уникальным процессам возникновения государственности у греков и римлян придал универсальное значение, и рабовладельческое государство было признано первичной формой государства, имеющей всеобщий характер. По утверждению А. Б. Венгерова, современной наукой достоверно доказано, что и римскому и греческому рабовладельческому государству предшествовали формы раннеклассовых государств, которые не были рабовладельческими.

В-четвертых, в работе Ф. Энгельса сделаны ошибочные выводы о природе государства и его судьбе. В частности, государство характеризуется как сила, стоящая над классами, как машина, созданная господствующим классом для подавления эксплуатируемого класса. В работе также утверждается, что поскольку государства не было при первобытном коммунизме, постольку оно отомрет, когда установится коммунистическое общество. Как известно, роль классов в происхождении государства в марксистской теории сильно преувеличена. Положение марксистской теории об отмирании государства современная юридическая наука расценивает как утопическое.

Уровень знаний XIX в. и исходные взгляды на некоторые положения материалистического понимания истории способствовали определенным ошибкам этой работы. Перечисленные и некоторые другие ошибочные положения книги Ф. Энгельса никак не умаляют ее конкретно исторического значения и роли, которую она сыграла в понимании происхождения государства.

Аналогично оценивается и лекция В. И. Ленина «О государстве», которая опирается на работу Ф. Энгельса. Поэтому В. И. Ленин повторил ряд ошибок и заблуждений Ф. Энгельса. В частности, он утверждал, что через общество рабовладельцев прошла вся Европа и громадное большинство народов остальных частей света, хотя даже история государственности России никогда не знала рабства в качестве ее экономической основы.

Лекция В. И. Ленина представляет определенный этап в эволюции теоретических знаний о происхождении государства. В ней в угоду сиюминутным, политическим конъюнктурным обстоятельствам и интересам придается универсальный характер отдельным сторонам государства. Государство характеризуется им как аппарат систематического насилия, как машина для поддержания господства одного класса над другим, утверждается также, что первое государство рабовладельческое.

Такая трактовка происхождения государства и его первичных форм определялась главным образом потребностями политической борьбы и гражданской войной. Кроме того, требовалось идеологически обосновывать разрушение предыдущего буржуазного типа государства и объяснять жесткие принудительные меры, осуществляемые пролетарским государством. Эти теоретические представления на долгие годы стали господствующими в советском обществоведении.

Ошибочными взглядами являются: преувеличение роли классов в создании государства, особенно господствующего класса; о принудительных, насильственных формах первичных государств; придание рабовладельческому государству первичного, универсального, типичного характера; многие утверждения о первобытном обществе, о происхождении семьи[14].

С учетом отмеченных недостатков материалистическая теория происхождения государства и права является основой для уяснения сущностной характеристики государства и права.

  • [1] См.: Кашанина Т. В. Происхождение государства и права. М. : Юристъ, 1999.С. 51—103, 316—332.
  • [2] См.: Комаров С. А. Общая теория государства и права : курс лекций. 2-е, испр.и доп. М. : Манускрипт, 1996. С. 32.
  • [3] URL: https://www.ru.wikipedia.org.
  • [4] Там же.
  • [5] Там же.
  • [6] Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства: учебник для вузов. М.: НОРМА,ИНФРА-М., 1999. С. 205—209.
  • [7] Фролов С. Н. Теологическая (божественная) концепция происхождения права:правильно ли мы ее понимаем? // История государства и права. 2006. №12.
  • [8] См.: Комаров С. А. Общая теория права: курс лекций. 2-е изд., испр. и доп. М. :Манускрипт, 1995. С. 90—91 ; Хропанюк В. Н. Теория государства и права : учеб, пособие / под ред. проф. В. Г. Стрекозова. М. : «Дабахов, Ткачев, Димов», 1995. С. 44.
  • [9] См.: Кашанина Т. В. Происхождение государства и права. М.: Юристъ, 1999. С. 63.
  • [10] Там же. С. 68.
  • [11] См.: Венгеров А. В. Теория государства и права : учебник. 3-е изд., испр. и доп. М.:Омега-Л, 2006. С. 48.
  • [12] См.: Венгеров А. Б. Теория государства и права. М., 2006. С. 48—59.
  • [13] Там же.
  • [14] Венгеров А. Б. Теория государства и права. М., 2006. С. 48—59.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >