ЗАКОННОСТЬ И ПРАВОПОРЯДОК КАК СОСТОЯНИЕ, ЦЕЛЬ И РЕЗУЛЬТАТ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Законность как состояние государственно-правового регулирования общественных отношений

Переход от тоталитаризма к демократическому правовому государству характеризуется существенными изменениями в юридической науке. Эти изменения коснулись и категории «законность». Изменения в сущностном содержании законности обусловлены изменениями основополагающих категорий «право» и «государство».

Чтобы уяснить суть изменений в понятии «законность», необходимо обратиться к прежнему содержанию этого понятия. Ранее эта категория называлась «социалистической законностью» и идеологически была связана с понятиями «социалистическое государство» и «социалистическое право».

Первоначально понятие законности возникло, как требование государственной власти к населению соблюдать изданные ею законы, а затем требование о соблюдении законов стало предъявляться и к самой власти.

Под законностью стали понимать строгое и неуклонное соблюдение закона всеми государственными органами, общественными и хозяйственными организациями, должностными лицами и гражданами[1]. Некоторые авторы и в настоящее время так определяют понятие законности[2].

В других источниках интерпретировано по сути сходное определение, но как принцип законности. В обоих случаях акцент делался на исполнении законов и других нормативных правовых актов, и игнорировалось их содержание, а они-то могли быть неправовыми. Неуклонное и повсеместное исполнение таких законов и приводило к нарушениям законности. Так, в Уголовном кодексе РСФСР 1926 г. содержалась статья 17, предусматривавшая возможность привлечения к уголовной ответственности по аналогии. Институт аналогии являлся правовой основой проведения в стране репрессий. Формально осуществлялось неукоснительное соблюдение требований закона, а фактически — повсеместное нарушение законности.

С появлением понятия правового закона возникла необходимость уточнения и понятия законности. Так, Н. В. Витрук определяет законность как идею, требование и систему (режим) реального выражения права в законах государства, в самом законотворчестве, в подзаконном нормотворчестве[3], В. Н. Кудрявцев — как определенный режим общественной жизни, метод государственного руководства, состоящий в организации общественных отношений посредством издания и неуклонного осуществления законов и других правовых актов[4].

Еще раньше в разное время законность определялась как режим, как метод, как средство, как принцип, как способ, как орудие, как функция, как требование и обеспечение, как система организации, как форма и т. д.[5], что являлось следствием исследования отдельных аспектов данной проблемы.

В настоящее время единого понимания законности в публикациях авторов не наблюдается, но предложен некий комплексный подход к определению данного понятия, т. е. трактовка законности в трех аспектах: как принцип государственно-правовой жизни, как метод государственного руководства обществом и как режим жизни общества[6].

Все существующие определения данного понятия свидетельствуют о его неразрывной связи с правовым регулированием: и с правотворчеством, и с реализацией права. Данное обстоятельство позволяет рассматривать законность в качестве свойства правового регулирования, отражающего его перманентное состояние. Иными словами, законность — это перманентное состояние правового регулирования, т. е. совокупность основных параметров и характеристик регламентации общественных отношений, а также реализации субъективных прав и выполнения юридических обязанностей их субъектов. Естественно, что на этапе правотворчества свои параметры и характеристики, а на этапе реализации права — свои.

Таким образом, законность можно определить как перманентное состояние правового регулирования общественных отношений, представляющего собой совокупность основных параметров и характеристик правотворчества и реализации права[7].

Рассматриваемый подход к определению законности ставит под сомнение утверждение о том, что оно — самостоятельное политико-правовое явление. Законности вне правового регулирования не существует. Она не деятельность по формированию и реализации права, но свойство этой деятельности в виде некоего перманентного состояния.

Гарантиями этого перманентного состояния выступают положительно действующие условия, факторы и средства как внутри той или иной госструктуры, осуществляющей правовое регулирование, так и вне ее. Эти гарантии в литературе подразделяются на общие (экономические, политические и духовные) и специальные (правовые)[8].

Правовые гарантии включают следующие меры: совершенствование законодательства, выявление нарушений законности, охрана законности, ответственность за нарушение законности, надзор и контроль над соблюдением законности, профилактика нарушений законности.

Надзор и контроль над соблюдением законности включает:

  • — контроль над деятельностью высших представительных органов государственной власти;
  • — контроль над деятельностью высших исполнительных органов государственной власти;
  • — конституционный контроль и другие виды судебного контроля;
  • — прокурорский надзор;
  • — общественный контроль.

С гарантиями законности в юридической литературе тесно связываются принципы законности. Однако у состояния правового регулирования не может быть собственных принципов, т. е. законность не может их иметь. А вот основополагающие начала государственно-правового регулирования общественных отношений имеются, и они обеспечивают его перманентное состояние, т. е. законность. К их числу относят:

  • — принцип верховенства закона в правовом регулировании;
  • — единство понимания и реализации законов и подзаконных правовых актов на всей территории их действия;
  • — принцип компетентности субъектов правового регулирования;
  • — принцип обеспечения цели и результатов правового регулирования.

Достижение цели и результатов правового регулирования осуществляется путем охраны и обеспечения законности.

Охрана или защита законности связана с нарушением правовых норм и различного рода процедур в правовом регулировании общественных отношений. Обеспечение перманентного состояния правового регулирования, т. е. законности, подразумевает ее упрочение и профилактику правонарушений.

Защита законности предполагает систему мер со стороны государства по выявлению и пресечению нарушений права в правотворчестве и в реализации права. Эти меры направлены также на восстановление права и на привлечение к ответственности лиц, виновных в нарушении правовых предписаний.

Обеспечение законности в правовом регулировании состоит из двух подсистем мер: профилактики нарушений законности и ее упрочения.

Профилактика нарушений законности предполагает выявление причин и условий нарушений законности; устранение выявленных причин и условий, т. е. всех негативных факторов, явлений и процессов, которые ведут к нарушениям законности (экономическая и политическая нестабильность, низкая правовая культура населения, должностных лиц, деформация профессионального правосознания и т. д.).

Упрочение законности — это формирование и совершенствование такого перманентного состояния правового регулирования общественных отношений, которое оптимально обеспечивает их упорядоченность.

  • [1] Строгович М. С. Основные вопросы советской социалистической законности. М. :Наука, 1966. С. 10 ; Борисов В. В. Правовой порядок развитого социализма. Саратов,1977. С. 332.
  • [2] Бошно С. В. Теория государства и права. М.: Эксмо, 2012. С. 317; МелехинА. В. Теория государства и права : учебник. М. : Маркет ДС, 2012. С. 420.
  • [3] Витрук Н. В. Законность, понятие, защита и обеспечение. Конституционная законность и конституционное правосудие // Общая теория государства и права. Академический курс. Т. 2 / под ред. М. Н. Марченко. М.,1998. С. 15.
  • [4] Кудрявцев В. Н. Законность: содержание и современное состояние // Законностьв Российской Федерации. М., 1998. С. 4.
  • [5] Иоффе О. С., Шаргородский М. Д. Вопросы теории права. М. : Гос. Изд-во «Юридическая литература», 1961. С. 288.
  • [6] Морозова Л. А. Теория государства и права : учебник. М. : Юристъ, 2004. С. 348.
  • [7] Гавриков В. П. Теория государства и права: смена парадигмы. М.: Проспект, 2017.С. 329.
  • [8] Теория государства и права : учебник / кол. авт.; отв. ред. А. В. Малько. 4-е изд.,стер. М. : КНОРУС, 2012. С. 313—317.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >