Исследование социального здоровья: теоретико-методологический аспект

Здоровье человека как высшая ценность является основным критерием результативности образовательных систем в гуманистической парадигме. Определение сущности психологического и социального здоровья, его показателей в разные возрастные периоды — одна из исследовательских задач, решение которой поможет осуществлять мониторинг эффективности любых образовательных систем, эффективности государственных мероприятий, направленных на повышение уровня благосостояния людей, динамику развития общества в целом.

Важнейшим условием развития здорового общества являются социально здоровые люди, чье поведение соответствует как абсолютным нормам (универсальные нравственные нормы), так и нормам, специфичным для определенного этапа социально-политического и экономического развития общества, его культуры. В процессе социализации и воспитания субъект усваивает определенные когнитивные конструкты, модели поведения, формирует ценностные и смысложизненные ориентации, установки, детерминирующие эти модели поведения.

Разработка сущности понятия «социальное здоровье человека» поможет эффективнее исследовать проблему воспитания здоровой личности. Использование термина «социальное здоровье человека» позволит характеризовать гармонично и своевременно осуществляемый процесс социального развития ребенка, по образному выражению Д. И. Фельдштейна, «присвоения общественной сущности человека» [199, 200], который заключается в переходе от самовосприятия, рефлексии, самооценки, самоутверждения до самосознания, социальной ответственности, интериоризованных социальных мотивов, потребности в самореализации своих возможностей, субъективного осознания себя самостоятельным членом общества, пониманием своего места и назначения в нем.

В коллективной работе «Психология здоровья» под редакцией Г. С. Никифорова [165] сделан широкий обзор работ по проблемам здоровья, исследуемым в контексте различных психологических теорий. В частности, сделана попытка определить понятие и сущность социального здоровья. Автор отмечает, что социальное здоровье трактуется как оценка биологического состояния определенной части или всей человеческой популяции на основе интегрированных статистических показателей, составляющих так называемую социальную статистику [165, с. 143]. Таким образом, социальное здоровье рассматривается только как здоровье общества.

В то же время здоровье общества может рассматриваться как результирующая переменная социально детерминированного поведения людей. Существует синергетичная взаимосвязь этих двух феноменов — «здоровье общества» и «социальное здоровье каждого субъекта общественных отношений». Состояние социальной среды, социально-экономические и политические катаклизмы ведут к росту количества правовых нарушений, проявлению девиантного поведения, увеличению людей со стрессовыми состояниями, личностному кризису, пересмотру ценностей и личностных смыслов. Стрессы, переживания в кризисные социальные периоды служат причиной нарушений в субъективном психологическом благополучии индивида, приводят по психосоматическому механизму к соматической болезни.

Исследователи отмечают, что состояние здоровья общества определяют по уровню социальных девиаций. Девиантное поведение субъектов общества — это поведение, нарушающее кодифицированные или некодифицированные социальные нормы. Таким образом, чем больше будет людей с девиантным поведением, тем менее здоровым будет общество. Отмечается, что здоровье общества может оцениваться по таким видам девиантного поведения, которые непосредственно угрожают биологическому состоянию популяции, угрожают жизни и здоровью людей, приводят к снижению репродуктивного потенциала индивида [165, с. 145].

Следует заметить, что использование термина «социальное здоровье» лишь для характеристики состояния общества сужает возможность выявления синергетичных взаимозависимостей между здоровьем общества и здоровьем отдельных личностей или групп населения. Так, из истории различных стран можно выявить тенденцию, когда будущее развитие общества определялось не массой личностей, чьи смысложизненные ориентации гармонировали с общечеловеческими ценностями, а группой лиц, чьи ценностные ориентации соответствовали доминировавшим на данный исторический момент в государстве ценностным приоритетам (происходил государственный переворот). В опасные для любого государства такие периоды, когда нивелируются основные традиционные общечеловеческие ценности, очень важно сохраненить социальное здоровье детей и молодежи, развить у них сопротивляемость навязываемым сиюминутным ценностям, развить способность интериоризировать общечеловеческие вечные ценности и осуществлять свою жизнедеятельность в соответствии с ними.

В то же время в научной литературе понятие «социальное здоровье личности» используется очень редко и слабо разработано. Так, А. Л. Катков использует термин «интегральное социальное здоровье» и характеризует этот феномен как фундаментальную способность человека к активному улучшению собственных свойств через улучшение свойств окружающей среды, способность к устойчивому гармоничному развитию, которое обеспечивает высокое качество жизни индивидуума и общества в целом [96]. Однако этот ученый не рассматривает вопросы, связанные с разработкой путей формирования данной фундаментальной способности, средств коррекции, так как в условиях социализации детей, подростков, молодежи такая способность может быть подвергнута определенной деформации.

Исследование сущности социального здоровья личности возможно в контексте научного направления «Психология здоровья», интенсивно развивающегося за рубежом и в России. Рассматривая различные аспекты здоровья личности, ученые используют понятия «психическое здоровье», «психологическое здоровье», «личностное здоровье», «нравственное здоровье». Но сущность этих понятий раскрывается своеобразно в соответствии с разными методологическими подходами.

Согласно заявленным нами целостным (холистским), междисциплинарным, комплексным, метасистемным и гуманистическим подходам рассмотрим кратко работы ученых, чьи взгляды на проблему психологии здоровья помогут более полно обосновать сущность социального здоровья человека.

Среди отечественных ученых проблемой исследования сущности психического и психологического здоровья занимаются В. А. Ананьев [4—8], Б. С. Братусь [36, 37], О. С. Васильева, Ф. Р. Филатов [41, 42], И. В. Дубровина [71, 72,159,164], Г. С. Никифоров [143, 165], М. Ф. Секач [178], В. И. Слободчиков [185, 186], О. В. Хухлаева [213] и др.

В трудах отечественных психологов используются понятия «психическое здоровье», «психологическое здоровье», реже «личностное здоровье» (Б. С. Братусь).

Психическое здоровье как составляющая общего здоровья человека, по мнению большинства ученых, характеризует норму психических процессов и состояний и включает ряд компонентов-показателей:

  • — осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического я;
  • — чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях;
  • — критичность к себе и своей собственной психической деятельности и ее результатам;
  • — адекватность психических реакций силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям;
  • — способность управлять своим поведением в соответствии с социальными нормами;
  • — способность планировать собственную жизнедеятельность и реализовывать ее;
  • — способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств.

В исследованиях И. В. Дубровиной, О. В. Хухлаевой [71, 72, 159, 164, 213] используется понятие «психологическое здоровье», которое рассматривается как динамическая совокупность психических свойств, обеспечивающих внутреннюю гармонию личности, гармонию человека и общества, возможность полноценного функционирования человека в процессе жизнедеятельности. Критериями психологического здоровья определены: способность к саморегуляции (внутренней и внешней); наличие позитивного образа «я» и «другого»; владение рефлексией; потребность в саморазвитии.

В. И. Слободчиков исследует проблему психологии здоровья в антропологической парадигме, согласно которой в основе психологического здоровья лежит развитие субъективной реальности. Субъективность, по мнению ученого, проявляется в способности человека превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования, что и позволяет ему становиться действительным субъектом собственной жизни. «Интеграл» жизнеспособности и человечности индивида есть суть психологического здоровья. Человечность находит свое выражение в личностном способе жизни, предполагающем свободный, сознательный и ответственный выбор поведения на основе ценностносмыслового определения субъекта жизнедеятельности [185, 186].

В такой трактовке сущности психологического здоровья упускается важный момент — социальная направленность личности, обладающей психологическим здоровьем, ее позитивная роль в развитии общественных отношений, ее вклад в гуманизацию общественной жизни. Именно эти признаки присущи социально здоровой личности.

Б. С. Братусь отмечает сложный многоуровневый характер здоровья личности, понимает психическое здоровье в широком смысле и выделяет три уровня психического здоровья:

  • — уровень психофизиологического здоровья, который определяется особенностями нейрофизиологической организации психических процессов;
  • — уровень индивидуально-психологического здоровья, который характеризуется способностью человека использовать адекватные способы реализации смысловых устремлений;
  • — и наивысший уровень — уровень личностного здоровья, который определяется качеством смысловых отношений человека [37].

В контексте нашего исследования важно отметить критерии личностного здоровья, которые называет Б. С. Братусь: отношение к другому человеку как самоценности; способность к самоотдаче и любви; творческий характер жизнедеятельности; потребность в позитивной свободе; способность к свободному волепроявлению; способность само- проектирования будущего; внутренняя ответственность перед собой и другими; стремление к обретению сквозного общего смысла своей жизни [37].

Предлагаемый Б. С. Братусем третий, высший уровень психического здоровья, уровень личностного здоровья, который определяется качеством смысловых отношений человека, характеризует, на наш взгляд, социально здоровую личность, если ее смысложизненные ориентации направлены на благо и позитивное развитие общества.

Социальное здоровье человека является новообразованием, которое возникает и развивается вместе со становлением личности и детерминировано социальными отношениями, господствующими в той или иной социальной группе. Степень овладения растущим человеком социальным опытом отношений, осознание себя в обществе, вйдение себя в других людях, готовность к ответственной деятельности и участию в общественных отношениях относятся к показателям социального развития. По нашему мнению, содержание социальной позиции «я и общество» (Д. И. Фельдштейн) указывает на осознание себя субъектом общественных отношений и поэтому может служить одним из индикаторов социального здоровья или нездоровья, проявляющегося в девиантном, делинквентном поведении.

Гуманистическая сущность проблемы развития социально здоровой личности детерминирует методологические основы: интеграцию идей гуманистической психологии (К. Р. Роджерс, А. Маслоу), философской (М. Шелер, П. Т. де Шарден), педагогической и психологической антропологии (К. Д. Ушинский, Б. Г. Ананьев, В. И. Слободчиков), культурно-исторической концепции развития личности (Л. С. Выготский, А. Г. Асмолов), идей единства сознания и деятельности и концепции личности как субъекта жизненного пути (С. Л. Рубинштейн, К. А. Абульханова).

В работах по философской антропологии [218, 221], гуманистической психологии [131, 132, 169—172]), психологической антропологии [187] раскрываются представления о целостности человека. Образ здорового человека можно рассматривать как идеал общества и образовательной системы, конкретизируемых относительно их главного субъекта — развивающегося человека. Идея самосозидающего, трансцендирующего (выходящего за любые актуально данные пределы), открытого ко всяким возможностям человека — центральная для философской антропологии и гуманистических учений. Сущность человека — в движении, в постоянном духовном преобразовании себя, в актах выхода за свои пределы, в самостроительстве, в самовоспитании, в саморазвитии и самореализации. Человек — принципиально незавершенное существо, открытое для мира, для возможностей действия, способное и побуждаемое делать выбор. Субъективный мир человека сложно организован, он безграничен в пространстве и включает в себя все измерения времени: прошлое, настоящее, будущее и даже вечное. Человек как душевная и духовная реальность обладает не только сознанием, но и самосознанием и рефлексивным сознанием. Появление рефлексии детерминирует возникновение у человека внутренней жизни, противостоящей жизни внешней, приводит к появлению своего рода управления состояниями и влечениями, то есть к саморегуляции и свободе выбора. Рефлексирующий человек становится субъектом своей жизни, активным субъектом общественного строительства и самообразования. Социальная обусловленность рождения этой способности определяет одно из доминирующих мест рефлексии в структуре здоровой личности.

Другой особенностью человека гуманистическая психология называет врожденную потребность в поиске смысла жизни (С. Л. Франк, В. Франкл). В своем сознании человек открывает смысл своих действий, поступков, поведения. Человек не может жить вне смысла. Без субъективного смысла жизнь человека теряет свою ценность. В. Франкл [206] убедительно показывает, какое важное место в жизни человека занимает проблема смысла жизни и его поиска. Смысл жизни, высшие ценности, нравственные чувства и переживания, совесть, — проявления духовности человека, а значит, его психологического и социального здоровья. Положения философской и психологической антропологии, гуманистической психологии о духовной сути человека, целостности и уникальности его духовного мира ставят задачу перед исследователями уточнения сути здоровья личности и определения сущности духовности как показателя психологического и социального здоровья человека.

Самоактуализация является стержневым критерием здоровой личности в концепции А. Маслоу [131, 132]:

  • — основной источник человеческой деятельности, человеческого поведения — это непрерывное стремление человека к самоактуализации, к самовыражению; потребность в самоактуализации по своей сущности — гуманистическая потребность, потребность приносить людям добро;
  • — понятие «самоактуализация» — это врожденная потребность человека быть тем, чем он может стать, выполнить свою миссию, используя свои возможности и способности; потребность в самоактуализации возникает у любого здорового человека;
  • — самоактуализация — врожденное явление, которое входит в природу человека; человек рождается с потребностями к добру, нравственности, справедливости, составляющими ядро человеческих ценностей.

А. Маслоу выделял четыре гуманоидные способности человека: физиологические потребности продолжения рода, потребности в пище; потребность в безопасности, в защите; в истине, добре, справедливости. Последняя является содержанием обобщающей потребности в самоактуализации.

В разработанной А. Маслоу теории видное место занимает проблема мотивации [131]. По мнению ученого, не внешние факторы побуждают человека к деятельности; для возникновения потребности необходимы определенные ситуации переживания. У самоактуализирующихся людей заложена именно такая мотивация. Гуманистическая психология в личности здорового человека называет три основных аспекта: тенденцию к самодетерминации (внутренняя потребность к самоактуализации); принцип саморегулирования (у человека есть природный ритм развития); существование внутреннего гармоничного «я».

В соответствии с нашей концепцией все эти аспекты относятся к социальному здоровью человека, так как связаны с высшими проявлениями личности, все они социально обусловлены и все оказывают влияние на других людей, на состояние общественных отношений.

Остановимся на показателях самоактуализированной личности, определенных А. Маслоу [131]: отсутствие неврозов, психопатических особенностей, психозов или выраженных склонностей к ним; полное использование своих талантов или способностей; спокойствие и уверенность; ощущение принятия, уважения и любви; чувство самоуважения; познавательная мотивация; восприятие реальности; принятие; спонтанность; пиковые переживания; скромность и уважение к окружающим; этика межличностных отношений; цели и средства; чувство юмора; креативность; сопротивление к приобщению к культурным нормам; ценностные ориентации; разрешение противоречий.

Эти показатели А. Маслоу не структурирует. Опираясь на идею многоуровневой структуры здоровья личности (психического, психологического и социального), мы предлагаем сгруппировать эти показатели.

К уровню психического здоровья можно отнести следующие показатели самоактуализирующейся личности: отсутствие неврозов, психопатических особенностей, психозов или выраженных склонностей к ним; восприятие реальности.

К уровню психологического здоровья относятся: полное использование своих талантов или способностей; спокойствие и уверенность; ощущение принятия, уважения и любви; чувство самоуважения; познавательная мотивация; принятие других; спонтанность; пиковые переживания; креативность; разрешение противоречий; чувство юмора.

К уровню социального здоровья относятся: этика межличностных отношений; цели и средства; скромность и уважение к окружающим; сопротивление к насильственному приобщению к культурным нормам; ценностные ориентации.

В соответствии с нашей концепцией показатели самоактуализирующейся личности, отнесенные нами к уровню социального здоровья, соответствуют в полной мере признакам социально зрелого человека, так как они характеризуют те свойства личности, которые оказывают влияние на позитивное развитие общества, отражают социально-психологические особенности личности.

Однако это необходимое, но недостаточное количество признаков социального здоровья человека. Развивающаяся личность в процессе социализации усваивает ценности и культурные нормы, позволяющие адаптироваться к взрослой социальной жизни. Под влиянием различных факторов часто происходит формирование искаженных ценностных ориентаций, которые проявляются через внутренние и внешние стремления. В контексте решения заявленной нами проблемы интересны результаты исследования Т. Kasser, R. М. Ryan, К. М. Sheldon [228, 229], объединяющие личностные стремления в две группы: внутренние стремления и внешние.

Внутренние стремления интерпретированы как жизненные цели, обеспечивающие удовлетворение основных психологических потребностей в автономности, эффективности и привязанности, к ним относят личностный рост, любовь, служение обществу и здоровье. Внутренние стремления мы относим к социально здоровой личности. Внешние стремления — это стремления к материальному благополучию, социальному признанию через популярность, к физической привлекательности. По отношению к личностному «я» это стремления внешние.

Т. Kasser, R. М. Ryan, К. М. Sheldon установили, что внутренние стремления способствуют психическому здоровью, в то время как преобладание у человека внешних стремлений нарушает психическое здоровье человека. Доказано, что испытуемые, ориентированные на внешние ценности в ущерб внутренним, имеют низкие показатели психического здоровья.

Выявлена также обратная зависимость: положительная корреляционная связь между относительным преобладанием внутренних стремлений над внешними и показателями психического здоровья, связи между стремлениями и психическим здоровьем не зависят от пола, дохода и возраста [228, 229].

Эти исследования указывают на необходимость решения еще одной научной проблемы: выявления синергетической взаимозависимости между психическим, психологическим и социальным здоровьем человека.

Неразрешимая проблема выявления причин и следствия в состоянии здоровья общества также может быть решена в контексте идей синергетики и метасистемного подхода, когда понятие «социальное здоровье» может соотноситься с такими феноменами, как состояние общества, состояние отдельных групп общества и популяций населения, состояние личности.

Метасистемный подход служит методологическим основанием для объяснения феномена «социальное здоровье человека», для разработки его теоретической модели. В соответствии с названным подходом А. В. Карпов [94] выделяет метасистемный уровень в организации психики. Психика, рассмотренная с системных позиций, представляет собой класс систем со встроенным метасистемным уровнем. Такая система способна объективировать себя для своей же собственной активности (регуляции, организации, координации). Рефлексия и есть тот процесс, обеспечивающий связь общесистемного уровня организации психических процессов и метасистемного уровня организации психики. В соответствии с общеизвестным положением теории систем, а именно что любая система объективно находится во взаимодействии с определенной внешней по отношению к ней системой, можно утверждать, что существуют два класса системных взаимодействий:

1) внутрисистемные взаимодействия, интегрирующие систему, укрепляющие ее целостность;

2) внешние системные взаимодействия, обеспечивающие взаимодействие системы с внешней средой.

С. Л. Рубинштейн [175] обосновал идею диалектики внешнего и внутреннего в детерминации и функционировании психического.

В соответствии с идеями названного подхода метасистемный уровень является высшим уровнем, но в то же время открытым, то есть через него система взаимодействует с иными системами и развивается в таком взаимодействии. «Метасистемный» означает, что данная сущность и принадлежит системе, и лежит вне ее. Понятием метасистемности обозначается сам факт включенности той или иной системы в иные системы более высоких порядков, а также ее взаимодействие с ними.

Таким образом социальное здоровье человека можно рассматривать как метасистемный уровень в структуре его здоровья. Социальное здоровье человека находится в отношениях взаимозависимости со здоровьем общества. Метасистемный уровень не только встроен вовнутрь системы, но и локализован на вершине ее структурно-уровневой иерархии. Природа метасистемного уровня такова, что он может быть интерпретирован как локализованный и вне психики, и внутри нее. Он может быть корректно объяснен как имеющий двойную локализацию.

Взаимосвязь психического, психологического и социального здоровья человека теоретически обоснована нами в контексте матасистем- ного подхода: это внутрисистемные взаимодействия, интегрирующие систему внутреннего мира человека, указывающие на его гармоничное состояние. Социальное здоровье человека в контексте метасистемного подхода отражает внешнесистемные отношения личности со средой. Социальное здоровье личности, таким образом, как компонент принадлежит системе внутреннего мира человека и системе социальной среды.

Определить социальное здоровье человека можно как личностное новообразование, характеризующееся гармонией между личностными смыслами и деятельностью человека, способствующее его самоактуализации и позитивному развитию социума.

Научное значение решения проблемы социального здоровья детей и учащейся молодежи заключается в выявлении факторов и педагогических условий развития, сохранения и укрепления их психического, психологического и социального здоровья, в выявлении причинно- следственных взаимосвязей между этими видами здоровья.

В разработанной нами теоретической модели здоровой личности ядро составляет психическое здоровье, являющееся основанием для психологического здоровья, которое, в свою очередь, детерминирует социальное здоровье человека. Взаимосвязь этих уровней здоровья си- нергетична: характер каждого уровня обусловлен качественным состоянием других уровней.

Остановимся более подробно на теоретико-методологическом обосновании сущности и показателей социального здоровья детей и подростков в соответствии с метасистемным подходом и идеями гуманистической парадигмы: целостности и самоценности человека; духовности человека и роли рефлексии в развитии его субъектности; его уникальной способности определять жизненные перспективы, искать смысл жизни; определять для себя нравственные ценности и ориентиры; идее самосозидающего, трансцендирующего, открытого ко всяким возможностям человека; самоактуализирующегося человека.

Требованиям метасистемного подхода, при котором социально-личностное понимается как феномен, принадлежащий не только личности, но и социуму, обществу, полностью удовлетворяет теория личности В. А. Петровского [150, 152, 153] как базовая в нашей концепции для обоснования сущности социального здоровья человека и определения его критериев. Иерархическую структуру уровней здоровья личности мы выстроили в соответствии с идеями В. А. Петровского, согласно которым «личность индивида выступает в трех аспектах ее психологического понимания: интраиндивидной, интериндивидной и метаиндивидной атрибуции. Лишь в единстве отмеченных аспектов личность раскрывается со стороны своего строения, своей структуры. Она выступает как обнаруживающаяся и опосредуемая социальной деятельностью идеальная представленность индивида в других людях, в его связях с ними, наконец, в нем самом — как представителе социального целого» [152, с. 45]. Трехмерная структура личности включает интраиндивидную, интериндивидную и метаиндивидную подсистемы.

На интраиндивидном уровне личность индивида рассматривается в аспекте ее индивидной индивидуальности, личностное оказывается погруженным в непосредственное пространство бытия индивида, а он сам выступает перед нами как единственный носитель своей личности. К интраиндивидным свойствам относится структура характера, особенности темперамента, способности, психические процессы.

Гармонию свойств интраиндивидного уровня мы определяем как психическое здоровье.

Интериндивидная личностная подсистема заключается в интерпретации личности в системе взаимоотношений людей. Областью определения и существования личности становится пространство межиндивидуальных связей, то есть не сам по себе способный к общению и деятельности индивид, а процессы, в которые включены, по крайней мере, два индивида (В. А. Петровский).

Гармония элементов этой подсистемы характеризуется нами понятием «психологическое здоровье».

Метаиндивидная личностная подсистема, по мнению В. А. Петровского, — это личность индивида, которая выносится на этот раз за рамки не только индивидуального субъекта, но и актуальных связей этого субъекта с другими. Личность как системное качество индивида выступает в смысле идеальной представленности индивида в других людях как его инобытие в них, а также в себе самом как «другом». Осуществляется «вклад» одного индивида в другого как эффект воздействия, изменения поведения и сознания другого, которые значимы для самоопределения другого. Речь идет об активном процессе, о своего рода продолжении себя в другом. Отражаясь в индивиде, другой человек выступает как деятельностное начало, меняющее взгляд этого индивида на вещи, формирующее у него новые побуждения, ставящее перед ним новые цели. Эта способность осуществлять «вклады» в личности других людей относится нами к показателям социального здоровья личности. На этом уровне происходит процесс персонализации, в результате которого субъект получает идеальную представленность в жизнедеятельности других людей и выступает в общественной жизни как личность.

Гармония взаимодействия компонентов структуры метаиндивидной личностной подсистемы может быть определена как социальное здоровье.

Идеи В. А. Петровского [150, 152, 153] о персонализации дают основание для объяснения психологических механизмов взаимовлияния субъектов образовательного процесса в ходе педагогического взаимодействия. В частности, в образовательном процессе учебного заведения влияние социально здоровой личности педагога является одним из факторов развития социально здоровой личности ученика.

Таким образом в нашей концепции дается следующее определение этого понятия.

Социальное здоровье человека — это личностное новообразование, характеризующееся гармонией личностных смыслов, деятельности, взаимоотношений его с другими людьми, способствующее не только самоактуализации личности, но и позитивному развитию других людей, социума, общества и культуры в целом.

Социальное здоровье человека рассматривается нами как оптимальное сочетание гармоний (гармонии личностных смыслов, деятельности, общения и гармонии человека с социумом), способствующее позитивному развитию личности и общества.

Основанием для развития и укрепления социального здоровья детей и подростков является его психическое и психологическое здоровье. Возрастные особенности вносят свои нюансы в показатели социального здоровья. Эти особенности обусловлены процессами социализации: адаптацией, интеграцией и индивидуализацией.

Гипотетически основными критериями социального здоровья можно назвать:

  • — социально-психологическую адаптированность;
  • — самоактуализацию;
  • — социальную направленность (ценностные и смысложизненные ориентации, не противоречащие общечеловеческим ценностям).

Эти критерии составляют для нас основу для определения показателей социального здоровья разных возрастных групп.

Показатели по каждому критерию, естественно, в разные возрастные периоды будут различны.

Возрастная периодизация Д. И. Фельдштейна [198—200], в основе которой лежат идеи социализации — индивидуализации, позволит нам более четко определить показатели социального здоровья для разных возрастных групп. Кратко изложим идеи ученого, на которые мы опирались при отборе показателей социального здоровья детей.

По мнению Д. И. Фельдштейна, становление социальной позиции «я и общество» связано с актуализацией деятельности, направленной на усвоение норм человеческого взаимопонимания, обеспечивающей осуществление процесса индивидуализации. Развитие позиции «я и общество» начинается с ориентации младенца на социальные контакты (период от рождения до года), затем активно формируется в дошкольном возрасте (3—6 лет), подростковом (10—15 лет), когда интенсивно усваиваются нормы человеческих взаимоотношений. В процессе социализации поворотными рубежами в развитии социальной позиции «я и общество» являются 3 года, 10 лет, 17 лет [199].

Социальное развитие личности происходит в процессе деятельности, в спиралевидном процессе, при этом каждый следующий момент снимает и содержит достижения предыдущих периодов развития, обеспечивая формирование новых образований. Внутри развивающейся системы деятельности проявляются узлы социального движения, обеспечивая ребенку достижение определенной позиции его «я» по отношению к обществу. Идет социализация — индивидуализация как единство противоположностей. Во все эти периоды происходит постоянный процесс насыщения социальных позиций детей. Наиболее крупными ступенями социального развития личности в период от рождения до зрелости являются две фазы становления личности. Первая фаза (детство) — от рождения до 10 лет — характеризуется становлением личности на уровне еще не развитого самосознания. Во второй фазе (подростковый возраст) — от 10 до 17 лет — наблюдается активное формирование самосознания, выступающего в социальной позиции общественно ответственного субъекта. Проявляется ответственность за себя в общем деле, ответственность за общее дело, за других людей, актуализация себя в других, «выход за пределы самого себя» (С. Л. Рубинштейн). «Я» обретает и проявляет в обществе силы своего действия. Идет изменение доминирующих мотивов ребенка, свидетельствующих о социальной зрелости: от мотива, характеризующего стремление заявить о себе, о своем существовании, до мотива принести пользу обществу, проявить заботу о других людях.

Таким образом концепция Д. И. Фельдштейна о процессе социализации и социальной зрелости дает возможность определить показатели социального здоровья детей. У трехлетнего ребенка позиция «я и общество» указывает на выделение своего «я» среди других людей. К трем годам ребенок завершает первый цикл знакомства с человеческим миром, фиксируя свое новое социальное положение, выделяя свое «я», осознавая свою «самость», ставя себя в позицию субъекта. С этого узлового рубежа начинается новый уровень социального развития, когда не только общество определяет отношения с ребенком, но и ребенок начинает все более активно воздействовать на ситуацию, вступать в отношения с другими людьми. Это дает нам основание утверждать, что именно показатель субъектной позиции в отношениях будет доминирующим в диагностике социального здоровья ребенка в этот период.

У десятилетнего школьника происходит осознание общества как объективно существующего социального организма, где его «я» выступает наравне, предпринимается попытка выйти за рамки детского образа жизни, занять общественно важное и оцениваемое место, осуществлять творческую деятельность. И признаком социального здоровья подростка, мы считаем, должны выступать показатели сформированное™ субъектной позиции в общении и совместной социально значимой деятельности, социальная мотивация, готовность к самопознанию, ценностные ориентации, соответствующие общечеловеческим нравственным нормам. В 15 лет добавляются показатели нравственной самооценки, коммуникативной и кооперативной рефлексии, креативность, готовность к саморазвитию.

От 15 до 17 лет идет развитие абстрактного и логического мышления, рефлексии собственного жизненного пути, стремления к самореализации, проявления гражданской позиции. Поэтому основными показателями социального здоровья в 17—18 лет будут выступать социальная мотивация и гражданская позиция (показатели социальной направленности), рефлексивность и готовность к саморазвитию (показатели самоактуализации), личностное и профессиональное самоопределение, трудовые ценностные ориентации (показатели социальнопсихологической адаптированное™).

Исходя из характеристик развития личности в онтогенезе (Д. И. Фельдштейн) и теоретически обоснованных нами критериев социального здоровья человека, в ходе исследования были определены и экспериментально проверены показатели социального здоровья подростков, старших подростков, юношей и девушек.

В ходе исследования определялись следующие показатели социального здоровья подростков (12—14 лет).

Показатели критерия «социально-психологическая адаптированное™»:

  • — ценностные ориентации, адекватные общечеловеческим ценностям;
  • — умение сотрудничать, вести диалог, разрешать конфликты на основе сотрудничества.

Показатели критерия «социальная направленность»:

  • — ценностные ориентации, адекватные общечеловеческим ценностям, наличие достаточно широкого спектра личностно значимых позитивных ценностей;
  • — социальная мотивация;

зо

  • — социальная активность;
  • — адекватная нравственная самооценка.

Показатели критерия «самоактуализация»:

  • — готовность к самопознанию и саморазвитию;
  • — субъектная позиция в общении и совместной социально значимой деятельности (умения целеполагания, планирования, самоконтроля и саморегуляции);
  • — креативность.

В соответствии с этими показателями отобран комплекс методов диагностики: «Мотивация учения», «Готовность к саморазвитию», тест «Лидер», тест КОС (коммуникативные и организаторские склонности), методика М. Рокича, тест «Самооценка», тест «Оценка поведения в конфликтной ситуации».

Методика «Мотивация учения» позволяет выявить социальную мотивацию учения (широкие социальные мотивы), методика «Готовность к саморазвитию» выявляет у подростков готовность к самопознанию и саморазвитию, тест «Лидер» дает основания для выводов о социальной активности подростков, о наличии организаторских и лидерских качеств (умение управлять собой, осознание цели, умение решать проблемы, наличие творческого подхода, умение работать с группой, сотрудничать), тест КОС позволяет выявить способность вести диалог и сотрудничать, методика М. Рокича помогает определить инструментальные и терминальные ценности подростка, а тест «Самооценка» дает возможность определить адекватность самооценки и ее нравственное содержание.

Можно утверждать, что подросток обладает социальным здоровьем, если результаты диагностики дают гармоничное сочетание вышеназванных показателей.

Были определены также показатели социального здоровья старших подростков (15—17 лет).

Показатели критерия «социально-психологическая адаптирован- ность» (СПА):

  • — сформированная положительная я-концепция, чувство собственного достоинства;
  • — сформированность нравственных идеалов;
  • — владение рефлексивными умениями.

Показатели критерия «самоактуализация» (CAT):

  • — готовность к саморазвитию;
  • — успешное самоопределение, характеризующееся переживанием осмысленности своей жизни, размышлением о смысле жизни (наличие интереса к этой проблеме и ее обсуждению — признак формирующегося самоопределения);
  • — креативность;
  • — вйдение себя в будущем, долговременное планирование;
  • — эмоциональная окрашенность будущего (эмоционально привлекательное будущее).

Показатели критерия «социальная направленность»:

  • — социальная активность и социальная мотивация, опора на свои собственные силы, а не на внешние обстоятельства;
  • — выбор будущей профессии на основе трудовых ценностных ориентаций, приоритетными из которых являются труд на благо общества, профессия как средство самореализации, проецирование в будущее определенной нравственной позиции; профессия выступает как средство саморазвития и самореализации через внесение своего вклада в развитие общества;
  • — наличие представлений о путях достижения этих целей («организованность временного будущего»).

В соответствии с этими показателями отобран комплекс методов диагностики: «Мотивация учения», «Готовность к саморазвитию», методика «Ценностные ориентации» М. Рокича, тесты «Лидер», Т. Лири, КОС, «Самооценка», «Оценка поведения в конфликтной ситуации», «Рефлексивность», СПА, CAT.

Дополнительные методики при диагностике старших подростков дают возможность определить по тесту Лири, какие социально значимые межличностные отношения присущи респондентам (7-й октант — сотрудничающий и 8-й октант — альтруистический), доминирует ли сотрудничество в их стратегии разрешения конфликтов, осознанно ли они осуществляют свой выбор профессиональной деятельности (ДДО — дифференциально-диагностический опросник); тест «Рефлексивность» позволяет определить уровень рефлексивности.

Показатели социального здоровья 18—21-летних юношей и девушек (юность, ранняя взрослость) интегрированы на основе вышеперечисленных критериев:

  • — адаптированности личности как согласованности личностных тенденций с требованиями окружающей среды;
  • — приятия себя и других, чувства собственного достоинства, умения уважать других;
  • — открытости реальной практике деятельности и отношений, понимания своих проблем и стремления справиться с ними;
  • — реалистичной оценки себя и окружающей действительности;
  • — личностной активности в сочетании с социальной компетентностью;
  • — креативности;
  • — уровня осмысленности жизни, наличия целей, придающих жизни осмысленность;
  • — восприятия своей жизни как интересного, эмоционально насыщенного процесса в решении личных и общественно значимых проблем;
  • — ощущения продуктивности, плодотворности прожитой части жизни;
  • — восприятия себя как сильной личности, обладающей свободой выбора и ответственностью за свои действия и поступки;
  • — социальной направленности личности, способности гармонично сочетать личные интересы с общественными;
  • — персонализации, позитивного духовного вклада в других и тем самым в социум.

Показатели критерия «самоактуализация»:

  • — готовность к саморазвитию;
  • — успешное самоопределение, характеризующееся переживанием осмысленности своей жизни, размышлением о смысле жизни (наличие интереса к этой проблеме и ее обсуждению — признак формирующегося самоопределения);
  • — креативность;
  • — вйдение себя в будущем, долговременное планирование;
  • — эмоциональная окрашенность будущего (эмоционально привлекательное будущее).

Показатели критерия «социальная направленность»:

  • — социальная активность и социальная мотивация, опора на свои собственные силы, а не на внешние обстоятельства;
  • — выбор будущей профессии на основе трудовых ценностных ориентаций, приоритетными из которых являются труд на благо общества, профессия как средство самореализации, проецирование в будущее определенной нравственной позиции; профессия выступает как средство саморазвития и самореализации через внесение своего вклада в развитие общества;
  • — наличие представлений о путях достижения этих целей («организованность временного будущего»).

В соответствии с этими показателями отобран комплекс методов диагностики: «Социально-психологическая адаптированность» (СПА), «Смысложизненные ориентации (СЖО)» (Д. А. Леонтьев), методика диагностики самоактуализации личности (CAT) Э. Шострома, методика исследования системы жизненных смыслов В. Ю. Котлякова, методика «Самооценка личности», методика «Мотивация учения в вузе», методика М. Рокича «Ценностные ориентации», тест Лири, тест КОС, тест «Оценка поведения в конфликтной ситуации», дифференциально-диагностический опросник, тест «Рефлексивность», опросник креативности личности Дэвиса.

Данный комплекс методов психодиагностики соответствует возрасту и дает возможность соотнести уровень социально-психологической адаптированности с уровнем самоактуализации и характером смысложизненных ориентаций юношей и девушек.

Можно уверенно делать вывод об их социальном здоровье, если по методике «Социально-психологическая адаптированность» будет выявлен средний уровень социально-психологической адаптированности (в пределах 39—44 баллов), который будет сочетаться со средним уровнем самоактуализации (базовая шкала — «шкала опоры» — должна показать, руководствуется ли человек в жизни своими собственными целями, убеждениями, установками и принципами, так как признак самоактуализации — изнутри направляемая личность, то есть личность, обладающая внутренней поддержкой) и средним уровнем показателей субшкал по методике Д. А. Леонтьева СЖО (цель жизни, процесс жизни или интерес и эмоциональная насыщенность, удовлетворенность самореализацией, локус-контроль — я, локус-контроль — жизнь) в сочетании со смысложизненными ориентациями, связанными с самореализацией на благо общества по методике В. Ю. Котлякова (соотношение альтруистических жизненных смыслов и смыслов самореализации).

Диагностика ценностных ориентаций школьников среднего, старшего школьного возраста, а также юношей и девушек проводится с помощью методики М. Рокича. При обработке ответов респондентов следует обращать внимание на приоритет таких терминальных ценностей, как:

  • — счастье других (благосостояние, развитие и совершенствование других людей, всего народа, человечества в целом);
  • — активная деятельная жизнь (полнота и эмоциональная насыщенность жизни);
  • — интересная работа;
  • — общественное признание (уважение окружающих, коллектива, товарищей по работе);
  • — продуктивная жизнь (максимально полное использование своих возможностей, сил и способностей);

В иерархии инструментальных ценностей должны доминировать:

  • — ответственность (чувство долга, умение держать слово);
  • — независимость (способность действовать самостоятельно, решительно);
  • — смелость в отстаивании своего мнения, своих взглядов;
  • — широта взглядов (умение понять чужую точку зрения, уважать иные вкусы, обычаи, привычки);
  • — честность (правдивость, искренность);
  • — эффективность в делах (трудолюбие, продуктивность в работе);
  • — чуткость (заботливость).

Комплексы методов психодиагностики апробировались в школах Рязани и Рязанской области, в вузах и военных вузах. Научно-исследовательская лаборатория «Школа как развивающаяся система» и Центр психологической службы Рязанского государственного университета (РГУ) им. С. А. Есенина были координаторами теоретического и эмпирического исследования проблемы социального здоровья детей и учащейся молодежи. Констатирующий эксперимент показал, что обобщение результатов комплексной диагностики, их соотнесение и целостная интерпретация дают возможность определить проблемы в социальном здоровье подростков и юношей/девушек, разработать специальные программы для школ и вузов по развитию, сохранению и укреплению социального здоровья школьников и студентов.

Разработанные критерии социального здоровья детей и подростков позволили провести широкое изучение особенностей социального здоровья учащейся молодежи в образовательных учреждениях города Рязани. Проведенные аспирантами под нашим руководством диссертационные исследования социального здоровья школьников и студентов, осуществленные на базе научно-исследовательской лаборатории, прошли успешную защиту.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >