Этические проблемы соавторства в научных публикациях

Соавторство в публикациях является общепринятым показателем оценки научного сотрудничества. Закономерна заинтересованность любого научного центра в работах своих ученых, написанных как внутренними коллективами, так и совместно с коллегами извне. В российских вузах соавторство с зарубежными учеными активно поощряется на уровне государственного управления: индикатор «Число статей, подготовленных совместно с зарубежными организациями» включен в перечень показателей мониторинга эффективности образовательных организаций высшего образования [17]. Обращение к этическим аспектам научного соавторства обусловлено актуальностью проблем этического регулирования современной российской науки и высшей школы. Отмечаемая, в том числе в масштабе международных конференций [47], девальвация профессионально-нравственных ориентиров академической среды, размытость и дефрагментарность вузовской этики в России неизбежно репрезентируются в публикационной деятельности научных работников, формируя серьезные вызовы. Соавторство в научных работах активно обсуждается в контексте вопросов научной и, в частности, публикационной этики. Этические проблемы соавторства обостряются в свете того факта, что данные о публикационной активности стали в современном научном мире индикатором эффективности ученого; это обусловливает пристальное внимание к объективной оценке вклада каждого автора в обнародуемые результаты исследования. Особенное значение имеет нравственное решение вопросов соавторства применительно к молодым ученым, так как адекватное отражение их вклада в публикацию становится зачастую решающим фактором будущей научной карьеры. Рост числа совместных работ, создаваемых в результате международного научного сотрудничества, дополнительно повышает степень сложности этических вопросов при оценке участия авторов в работе над публикацией.

Один из современных подходов к изучению этических нарушений, допускаемых при публикации научных работ в соавторстве, базируется на методе кейс-стади. Разнообразие этических ситуаций, возникающих в реальной практике, описывается как набор кейсов. Анализ кейсов позволяет диагностировать сложные случаи и вырабатывать наиболее продуктивные способы их решения. Следует подчеркнуть высокий потенциал кейс-подхода в обеспечении этической рефлексии, необходимой сегодня для российского академического сообщества. Этические ситуации, представленные в форме кейсов, плодотворно использовать для повышения уровня информированности и развития морального сознания авторов, издателей, редакторов, рецензентов, управленцев, будущих ученых. Этические кейсы, посвященные многообразным и сложным проблемам соавторства в научных публикациях, могут быть применены в образовательном процессе; системе дополнительного профессионального образования; профессиональном общении в формате ассоциаций, форумов, академических социальных сетей, семинаров и круглых столов; в исследованиях проблем научной этики. На официальном сайте Международного комитета по публикационной этике (СОРЕ) размещена обширная коллекция, насчитывающая сотни кейсов о нарушениях в сфере публикационной этики. СОРЕ объединяет в настоящее время более десяти тысяч редакторов и издателей рецензируемых научных журналов по всему миру. Коллекция кейсов СОРЕ постоянно пополняется. Каждый кейс представляет собою краткое описание реальной ситуации без каких-либо имен или названий журналов. Далее предлагается вопрос (вопросы) для обсуждения на форуме СОРЕ и в сжатой форме излагаются советы, которые дали участники форума. В завершение кейса (если кейс закрыт) описывается, как ситуация была разрешена в соответствии с полученными рекомендациями.

На основе сравнительного анализа сложившихся в международной и отечественной практике точек зрения на критерии и нормы регулирования научного соавторства рассмотрим в настоящей главе следующие вопросы.

  • • В каких сферах при публикации совместной научной работы возникают ситуации морального выбора?
  • • Каковы типичные этические нарушения в этих сферах?
  • • Какие примеры ситуаций из коллекции кейсов СОРЕ раскрывают случаи этических нарушений при публикации работ в соавторстве?

К настоящему времени существует достаточно обширный эшелон работ, в которых раскрытие темы научного соавторства коррелируется с вопросами этики и получает оценку с позиций морали.

В 2013 г. Швейцарская академия наук и искусств разработала рекомендации «Авторство в научных публикациях» [50]. В них утверждается, что вопросы авторства не только затрагивают личные интересы ученых, но тесно связаны с такими ценностями академической этики, как справедливость, честность и прозрачность. Неправильно указанное авторство, как считают составители рекомендаций, демотивирует ученых и подрывает систему ответственности и общественного доверия к науке [50, с. 8—9]. Этические аспекты соавторства в научных публикациях рассматриваются и в работах отечественных ученых. О важности такой нравственной ценности, как доверие во взаимоотношениях между учеными при определении авторства, пишет М. Г. Лазар [23]; он подчеркивает, что атмосфера недоверия между признанными учеными и учениками или младшими коллегами губительно сказывается на результатах научного труда. Н. М. Сергеев [37] отмечает, что этические взаимоотношения в науке, касающиеся авторства и цитирования, основаны на общечеловеческих нравственных нормах и ценностях, таких как открытость, демократия, традиции, уважение к вкладу других лиц, преемственность и т. д. Авторам настоящего учебного пособия близка точка зрения В. Д. Трошина [39], раскрывающего этические аспекты соавторства с позиций таких ценностей, как справедливость и равенство. Он считает, что при определении реального удельного веса участия в совместной работе через право на соавторство ключевое значение имеют совесть руководителя темы, его такт и справедливость; несправедливое распределение этого права создает недоверие и деморализует творческую группу [39, с. 21]. Как подчеркивает В. Д. Трошин, «любые вненаучные соображения не должны играть никакой роли в определении соавторов, порядке их упоминания. Субординация и иерархия в науке необходимы, но они не должны заслонять собой равенства всех ученых, независимо от их знаний и занимаемых постов, перед научной истиной, т. е. в решении сугубо научных вопросов [39, с. 22]. На отрицательном влиянии необоснованного соавторства в морально-нравственном отношении останавливается израильский ученый Ю. Н. Штейнгардт [45]. На примере показателей публикационной активности профессоров медицины четырех научно-медицинских центров одного из российских регионов он иллюстрирует, как понятие научного соавторства трактуется произвольно либо игнорируется, и предлагает создать «адекватные формы контроля за соблюдением установленных морально-нравственных и других принципов в науке, в частности в научных публикациях» [45, с. 53].

Этические аспекты соавторства можно концентрированно представить в форме вопросов, возникающих при публикации совместной научной работы. Эти вопросы латентно являются ситуациями морального выбора и, соответственно, могут породить в процессе их разрешения проблемы этического характера.

Вопросы следующие.

  • 1. Кого включать в соавторы и как определить личный вклад каждого соавтора?
  • 2. В какой последовательности приводить имена соавторов?
  • 3. Кого не включать в соавторы, а выразить признательность/благо- дарность?

Рассмотрим сложившиеся в международной и отечественной практике подходы к решению данных вопросов, возникающие при этом наиболее типичные этические нарушения и примеры кейс-подхода к анализу этих нарушений.

Кого включать в соавторы и как определить личный вклад каждого соавтора?

Рассмотрение сложившихся в российской и международной практике подходов к определению соавторства важно не только для выявления этических аспектов, но и для адекватного представления о границах изучаемого явления.

Остановимся в первую очередь на регулировании соавторства в российском законодательстве. В статье И. Н. Никифоровой [29] дан анализ правового статуса произведений, созданных в результате совместного творческого труда нескольких авторов. Как отмечается в статье, в России фигура автора является центральной в сфере регулирования интеллектуальных правоотношений; «условием совместно созданного произведения является то, что вклад лиц, претендующих на совместное произведение (соавторство), должен носить творческий характер» [29, с. 231]. В. А. Хохлов [42], анализируя правовой режим соавторства, указывает, что одним из признаков творческого характера вклада конкретного соавтора «является утрата произведением своих квалификационных признаков при отсутствии такого вклада» [42, с. 167].

В «Нормах научной этики» [30], принятых сенатом Общества Макса Планка, соавторство определяется следующим образом: «Если несколько ученых вовлечены в научное исследование и публикацию как результат этой работы, соавторами могут считаться только те, кто внес значительный вклад в разработку плана исследований или экспериментов, вычисление, анализ и интерпретацию данных и подготовку рукописи, причем они также должны дать согласие на ее публикацию. Авторы несут совместную ответственность за содержание публикации; “почетное авторство” не разрешается. О поддержке, оказанной третьими сторонами, следует упомянуть в примечании». По критерию «значительного вклада» в публикацию как основном для определения соавторства в западном научном сообществе достигнут консенсус. Однако в рекомендациях Швейцарской академии наук и искусств отмечается, что термин «значительный вклад» трактуется весьма широко в разных нормативных и методических документах, от вузовских этических кодексов до норм публикационной этики отдельных научных журналов. При разных подходах общее согласие есть в том, что «руководящая должность в научном учреждении не является достаточным основанием для оправдания авторства» [50, с. 11].

Совет научных редакторов (CSE) — международная организация, объединяющая профессиональных редакторов научных изданий — определяет соавторов как лиц, сделавших значительные вклады в работу и согласных нести ответственность за свои вклады. Они также должны быть в состоянии определить, какие из соавторов несут ответственность за другие части работы и быть уверены в их научной добросовестности. Все соавторы должны рассмотреть и утвердить окончательный вариант рукописи [63]. Ю. Н. Штейнгардт [45], опираясь на единые требования к рукописям, представляемым в биомедицинские журналы (Uniform Requirements for manuscripts submitted to biomedical journals), указывает, что право называться соавтором должно основываться на: «1) значительном вкладе в концепцию и структуру исследования или в анализ и интерпретацию данных; 2) написании текста статьи или внесении в него принципиальных изменений; 3) одобрении окончательной версии, которая и сдается в печать» [45, с. 52]. Американские ученые В. Физер и Дж. Симон [53] особо подчеркивают, что авторство означает не только признание и уважение ученого за вклад в работу, но и, как следствие, принятие на себя ответственности за эту работу. В сборнике, представляющем рекомендации по обновлению инструкций для авторов научных журналов [31], анализируется «Сингапурское положение о добросовестности научных исследований» (The Singapore Statement on Research Integrity), поддержанное целым рядом издателей. В положении указывается на ответственность авторов за передачу и использование информации и за признание ими вклада всех тех, кто участвовал в написании рукописи. Также при опоре на рекомендации

Международного комитета редакторов медицинских журналов (ICMJE) как обязательный критерий авторства выделяется ответственность за целостность всех частей рукописи [31, с. 16].

Таким образом можно выделить следующие признаки для признания того или иного лица соавтором научной публикации:

  • — значительный (в терминах российского законодательства — творческий) вклад в проведение исследования и подготовку текста публикации о полученных результатах, включая доработку и исправление текста;
  • — согласие на опубликование текста;
  • — принятие на себя вместе с соавторами ответственности за качество публикации.

Определение личной доли участия в совместно публикуемой работе, как отмечает В. Д. Трошин [39], является спорной и труднорешаемой проблемой. Это участие не всегда определяется количеством страниц текста. По мнению этого автора, ответственность и честность как нравственные качества ученого играют большую роль в справедливом определении личного вклада; большое значение имеет согласие и доверие между соавторами. От определения личной доли участия зависит как решение о том, кто будет включен в соавторы работы, так и то, в какой последовательности соавторы будут указаны.

Высокая вероятность этических нарушений в сфере соавторства и стремление объективно оценить личный вклад каждого соавтора логично приводят к появлению работ, излагающих различные подходы к определению качества и объема такого вклада. Так, в статье В. Г. Пол- никова [35] предложены термины, отражающие роли соавторов. Это «соавторы-хозяева», выполняющие творческую научную работу (генерацию идеи исследования, включая формулировку задачи и детальную ее постановку; воплощение идеи, т. е. реализацию решения поставленной задачи) и «соавторы-гости» (спонсоры, руководители всех рангов, коллеги по работе, коллеги по проекту, научные «рантье» и т. п.). В. Г. Полников также считает, что среди «соавторов-хозяев» всегда существует ключевой автор. Он выполняет основную часть работы по анализу результатов исследования и подготовке текста статьи.

В западном научном сообществе в последние десятилетия идут активные поиски способов измеримой оценки вклада соавторов. В 1990-е гг. ведущие биомедицинские журналы за рубежом начали применять так называемую модель контрибьюторства (contributorship), которая позволяет прозрачно представить вклад каждого в научную публикацию и тем самым предотвратить возможные нарушения публикационной этики в сфере соавторства. Редакторы научных журналов разработали систематизированное описание участия в исследовании с его начала до публикации: от получения финансирования для исследования до координации, сбора и анализа данных, написания и пересмотра рукописи. Были также определены функциональные роли соавторов: к примеру, главный исследователь, со-исследователь, статистик и т. д. [64]. Модель контрибьюторства предполагает, что каждый внесший вклад в публикацию информирует читателей о размере и сущности своего вклада в списке контрибьюторов; это повышает публичную ответственность за содержание работы. В 2003 г. в журнале Nature четыре ученых из университетов Великобритании и США предложили метод измеримой оценки авторского вклада, получивший название «Количественная унифицированная декларация авторства» (QUAD) [62]. Измерение вклада происходит в четырех категориях: вклад в концепцию и план исследования, вклад в сбор данных, вклад в анализ данных и выводы; вклад в подготовку рукописи. Каждый соавтор может претендовать на свою процентную долю в каждой из четырех категорий. Система QUAD была представлена российскому читателю в статье В. Е. Чернявской [43].

Обращаясь к описываемым в практике научно-публикационной деятельности случаям нарушения этических норм при определении соавторства и личного вклада каждого соавтора, следует выделить три вида наиболее частых этических нарушений. Они получили в научной литературе названия «автор-призрак» («невидимый автор»), «почетное авторство» (как вариант: «авторство в подарок», «незаслуженное авторство») и «гостевое авторство».

«Авторами-призраками» («призрачными», «невидимыми» авторами) называют лиц, которые пишут текст работы, но их имена отсутствуют в перечне соавторов и лиц, которым выражается признательность. Индийский ученый С. Бавдекар [51] указывает на такую форму «призрачного автора», как сокрытие вклада младшего коллеги (обычно аспиранта, докторанта или младшего научного сотрудника), который реально участвовал в проведении исследования и подготовке рукописи. Он также выделяет случаи, когда человек, который не связан с проведением исследования, пишет черновик текста и выполняет роль редактора для обеспечения лучшего качества рукописи, но не включается в соавторы. Еще одна форма «призрачного автора», встречающегося в медицинских науках, по мнению С. Бавдекара, наиболее опасна и аморальна. Ее суть в том, что текст заказывается «призрачному автору» фармацевтической компанией, а после одобрения со стороны компании издается под авторством имеющего солидную репутацию ученого. Такая практика квалифицируется С. Бавдекаром как «прямое нарушение доверия» [51], а Всемирной ассоциацией медицинских редакторов (WAME) — как нечестная и неприемлемая [54].

Случай «почетного авторства» («авторства в подарок», «незаслуженного авторства») означает, что в список авторов включен человек, который слабо связан с публикацией и не сделал в нее значительного вклада. В статье о «почетном авторстве» в радиологических исследованиях [51] описываются, в частности, следующие его разновидности:

  • — соавторство «дарится» коллегам более низкого академического ранга или имевшим мало публикаций в последние годы;
  • — в соавторы включается руководитель подразделения;

— в соавторы включаются люди, выполнявшие различного рода работу, связанную с публикацией, но не являющуюся авторским вкладом (к примеру, рецензирование или утверждение текста перед представлением его к публикации).

С. Бавдекар [51], анализируя причины «почетного соавторства», перечисляет в их ряду: желание поддержать хорошие отношения с коллегами, способ увеличить шансы на публикацию через включение в соавторы известного имени, действия по принципу «услуга за услугу», способ мотивировать и сплотить команду. Для некоторых учреждений или подразделений включение в соавторы руководителя является неписаным правилом. Часто обеспечение административной и финансовой поддержки, налаживание сотрудничества с другими научными центрами считаются достаточными причинами для включения в соавторы. О похожей практике в России пишет Н. М. Сергеев: «Еще один круг соавторов связан с руководителями или заказчиками предлагаемого научного документа. Это могут быть руководитель аспиранта, заведующий лабораторией, начальник отдела и т. д. Очень часто руководители не пишут статьи и не принимают повседневного участия в ее написании, однако “записывают себя” в авторы из соображений клановости, обозначая тем самым круг своего влияния» [37]. Такое же положение в российской науке через 14 лет после статьи Н. М. Сергеева констатирует и Ю. Н. Штейнгардт: «...почти повсеместный факт, что большинство, а часто подавляющая часть, продукции научного подразделения или учреждения, включая публикации по диссертациям, номинируется в соавторстве с вышестоящими по должности научными или административными консультантом, руководителем или иным сотрудником или иным патроном» [45, с. 52].

Случай «гостевого авторства» близок по существу «почетному авторству». В документах международного Совета научных редакторов (CSE), однако, «гостевое авторство» выделено специально. Оно охарактеризовано как ситуация, когда человек, не внесший никакого заметного вклада в публикацию, получает авторство исключительно на основании того, что включение его имени повысит шансы на опубликование работы или будет способствовать ее статусу [64]. В ряде публикаций «гостевое авторство» рассматривается в общем ряду с «почетным авторством» и «авторством в подарок». Так, В. Г. Полников [35] относит к «соавторам-гостям» следующие категории участников процесса подготовки или сопровождения научной работы: а) спонсоров; б) коллег по работе или по проекту; в) научных руководителей или консультантов всех уровней; г)руководителей научных подразделений, в которых выполняется работа; д) владельцев баз данных, измерительных установок, приборов, рабочих помещений и т. п. Лица, входящие в группы а), г) и д), классифицируются В. Г. Полниковым как «рантье» от науки.

Реальные случаи этических нарушений могут нести одновременно признаки «призрачного», «почетного» или «гостевого» авторства. К примеру, член президиума Европейской ассоциации научных редакторов

(EASE) А. Ю. Гаспарян, выступая на семинаре «Рекомендации по публикации в журналах, индексируемых Web of Science и Scopus» [38], говорил: «Бывает так, что платят крупному специалисту с именем, его имя включают в статью, а пишет материал третье лицо». Другими словами, А. Ю. Гаспарян описывает случай одновременно «призрачного» и «гостевого» соавторства.

Все три вида этических нарушений в сфере определения соавторства однозначно квалифицируются международным научным сообществом как неприемлемые: см., например, «Этические принципы при проведении научно-исследовательских работ и публикации результатов» крупнейшего в мире издательства научной литературы Elsevier [46]. Интересно отметить, что у российских авторов встречаются иные оценки, которые свидетельствуют об определенной «нравственной аберрации» и уже констатировавшейся ранее размытости норм отечественной академической этики. В. Г. Полников, в частности, считает наличие «соав- торов-гостей» в природе научных публикаций неизбежным, «поскольку оно обусловлено определенной моральной или даже материальной выгодой для всех, как “соавторов-хозяев”, так и “соавторов-гостей”» [35, с. 151].

Проиллюстрируем кейс-подход к анализу этических нарушений в сфере научного соавторства на материале официального сайта Международного комитета по публикационной этике. В качестве примера можно привести кейс «Неуместное соавторство в студенческой научной работе» [55]. Кратко суть кейса состоит в следующем: в журнал прислана статья, представляющая результаты научного проекта студентов последнего года обучения; первым автором указан руководитель, далее идут имена 13 студентов. Журнал запрашивает первого автора о том, насколько он удовлетворяет критериям авторства. После этого редактор получает письмо, подписанное авторами, о том, что они забирают статью для публикации в иностранном журнале. Через четыре месяца эта же статья поступает в журнал как новая. Авторы указаны те же; подписи студентов ксерокопированы. Вопрос для форума СОРЕ по данному кейсу был сформулирован следующим образом: «Какие шаги должен предпринять журнал, в частности, в отношении фальшивого авторства?» Участники форума рекомендовали редактору связаться с каждым студентом индивидуально, запросить разъяснение ситуации у первого автора и, если разъяснение окажется неудовлетворительным, связаться с его начальником в вузе и информировать о том, что этот человек нарушает правила авторства. Также редактору рекомендовали запросить вуз о наличии в нем утвержденной политики авторства. Как далее разворачивалась история со статьей, можно прочитать на сайте СОРЕ. Нам представляется важным специально обратить внимание на советы участников форума, в которых предлагается активное взаимодействие с вузом, где работает автор, вплоть до запроса о наличии в вузе политики авторства. В контексте этических ценностей это свидетельствует об анализе кейса с позиций совместной ответственности, под которой понимается осознание причастности к той или инои проблеме различных акторов (в рассматриваемом кейсе — индивидуальных авторов и руководство вуза) и принятие на себя общей ответственности за ее решение.

В какой последовательности приводить имена соавторов?

На настоящем этапе развития науки существуют разные принципы в определении последовательности указания имен соавторов. В рекомендациях Швейцарской академии наук и искусств [50] описываются четыре основных подхода, используемые в современной научно-публикационной практике:

  • — авторы указываются в порядке убывания вклада в работу; другими словами, первый автор имеет наибольший вес, а последний — наименьший;
  • — авторы указываются в алфавитном порядке; такая последовательность особенно подходит в тех случаях, когда все авторы сделали равные вклады в публикацию;
  • — делается акцент на указание первого и последнего автора; именно они имеют особую важность;
  • — авторы указываются в соответствии с вкладом в работу, выраженном в процентах; для этого используются различные системы измерения авторского участия (к примеру, уже упомянутая ранее система QUAD).

Несмотря на различные подходы к указанию соавторов, статус первого автора для большинства ученых имеет особое значение. Он ассоциируется с руководящей ролью и главной ответственностью за публикацию. Н. М. Сергеев констатирует, что «в соответствии с принятыми негласно этическими нормами первое место в списке авторов обычно занимает истинный лидер публикации» [37]. Однако он же указывает и на случаи, когда ведущие руководители научного направления предпочитают занимать последнее место в списке, уступая первое место более молодым коллегам.

Именно особое внимание к имени первого автора обусловливает возможность этического конфликта при публикации совместных научных работ. Здесь интересно сослаться на международное правило «N et al.» (<Geektim.es. Французский физик Жорж Аад (Georges Aad) в силу особенностей написания своей фамилии упоминается первым в числе соавторов, если список составляется по алфавиту, и ссылки на совместные публикации выглядят как «G. Aad et al.» («Ж. Аад и др.»). За последние десять лет он был указан как первый автор в 458 научных работах. «Из-за частого упоминания фразы “G. Aad et al. ” некоторые физики уже начали думать, что д-р Аад — не настоящий человек, 1бб а вымышленное имя, которое сотрудники детектора ATLAS выбрали, чтобы прекратить споры, кто должен быть указан первым среди соавторов научных работ» [21].

Еще одна проблема, возникающая при указании соавторов и имеющая этический аспект, была сформулирована Р. Мертоном и описана в наукометрии как «эффект Матфея» [58]. В Евангелии от Матфея сказано: «Ибо кто имеет, тому дано будет и приумножится, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет» (Мф. 25:29). Другими словами, более известному ученому, независимо от его места в перечне соавторов, будут приписаны основные заслуги за работу, тогда как вклад малоизвестных ученых будет оценен непропорционально низко.

Отступление от порядка приведения соавторов, ведущее к несправедливому отражению их вклада в публикацию, является основным этическим нарушением в данной сфере. При этом можно утверждать, что случаи искажения этических норм в последовательности указания соавторов являются следствиями нарушений, допущенных при определении соавторства и личного вклада каждого автора. Уже описанные ранее случаи «почетного авторства» и «гостевого авторства» детерминируют и отступления от правильного порядка приведения авторов. Понятно, что, к примеру, указание в качестве первого автора руководителя научного подразделения в силу правила «N и др.» с большой степенью вероятности обеспечит ему роль научного лидера и повысит показатели его публикационной активности. Отступление от этических норм произойдет тогда, когда это лицо будет введено в список соавторов по принципу «почетного автора», а не как следствие отражения его действительно ключевого вклада в публикацию. Если же рассматривать случай «гостевого авторства», то включение для повышения статуса публикации в список соавторов лица, не сделавшего значительного вклада в работу, но имеющего солидное научное имя, только усугубит в связи с «эффектом Матфея» несоблюдение норм, основанных на этических принципах справедливости и уважения, по отношению к другим соавторам.

Среди обсуждавшихся на форуме Комитета по публикационной этике ситуаций кейс «Изменение порядка авторов в представленной рукописи и опубликованной статье» [59] демонстрирует подходы профессионального сообщества к разбору нарушений в определении последовательности указания имен соавторов. В ситуации, описанной в кейсе, журнал получает статью семи авторов. После рецензирования статья принимается к публикации с небольшими доработками. Однако в доработанном тексте, присланном автором — контактным лицом, изменен порядок авторов: первый автор указан вторым, а второй — первым. В таком виде рукопись публикуется на сайте журнала в качестве предварительного документа, после чего к редактору с претензиями обращается автор, указанный первым в начальном варианте рукописи. Редактор просит авторов договориться о последовательности их указания и связаться с редакцией через автора — контактное лицо. Вместо этого он получает от бывшего первого автора один порядок авторов, от контактного лица — другой. Основываясь на последнем доработанном варианте текста, редактор принимает решение о публикации статьи с последовательностью автором, определенной автором — контактным лицом. На форуме СОРЕ обсуждался вопрос о том, следовало ли редактору действовать по-другому. Участники форума рекомендовали, в частности, такие меры, как временное снятие текста статьи с сайта журнала или размещение наряду со статьей комментария редакции о спорном случае в порядке указания авторов. Журналу также рекомендовали пересмотреть свою редакционную политику в части процедуры, касающейся авторских споров.

Кого не включать в соавторы, а выразить признательность/благо- дарность?

Выражение в специальном разделе научной публикации признательности (благодарности) за помощь в работе — достаточно широко применяемое правило. Ясно, что в перечень лиц, которых благодарят, авторы публикации не входят; поэтому четкое понимание сути авторства обеспечивает и справедливое разрешение вопроса о списке лиц, которым в публикации выражается признательность. В России имеющаяся юридическая практика дает возможность проиллюстрировать решение вопроса о том, как ограничивается содержание понятия «соавторство». И. Н. Никифорова [29] подчеркивает, что Верховный Суд РФ неоднократно указывал, что для признания соавторства не являются основаниями оказание автору или соавторам технической помощи (подбор материалов, вычерчивание схем, диаграмм, графиков и т. п.); оказание авторам финансовой помощи для создания произведения; решение вопросов продвижения созданного произведения.

В международной научно-публикационной деятельности достигнуто согласие относительно тех лиц, вклад которых в работу не может считаться авторством. Международный совет научных редакторов называет в их числе:

  • — профессиональных писателей, которые принимали участие только в подготовке рукописи и не участвовали в проведении исследования и анализе его результатов;
  • — консультантов;
  • — лиц, обеспечивавших площади для проведения исследования;
  • — лиц, обеспечивавших ведомственный контроль;
  • — лиц, добившихся получения финансовой поддержки исследования;
  • — лиц, проводивших отдельные анализы (изолированные анализы);
  • — лиц, предоставивших реактивы, пациентов, животных, другие материалы для изучения [64].

В рекомендациях по обновлению инструкций для авторов научных журналов [31] подчеркивается, что неавторский вклад в работу требует подтверждения и признательности. Как примеры неавторского вклада называются научное руководство, техническое и лингвистическое редактирование, корректура. Н. М. Сергеев считает, что к числу лиц, обычно не включаемых в список авторов, следует отнести тех, кто «давал консультации, предоставлял неопубликованные данные, отдельные химические соединения, высказывал критические замечания при чтении рукописи и др.». Он также указывает на технических исполнителей отдельных операций работы (в химических исследованиях — спектроскопистов или аналитиков); инженеров, техников и лаборантов, выполняющих сложные в техническом отношении этапы работы [37].

Опираясь на имеющиеся по вопросу работы, представляется обоснованным выделить следующие случаи неэтичной практики в выражении признательности (благодарности) в научной публикации:

  • — неоцененный неавторский вклад, т. е. отсутствие в тексте публикации выражения признательности лицам, таковую признательность заслуживающим;
  • — выражение признательности за вклад в работу, который, по сути, является авторским; об этом пишет, к примеру, Н. М. Сергеев: «Зачастую в тексте печатного произведения можно обнаружить благодарности за выполнение отдельных разделов исследования или его постановку, т. е. за то, что в большинстве случаев рассматривается как несомненное соавторство [37];
  • — выражение признательности профессиональному писателю за помощь в написании текста рукописи без указания информации о потенциальном конфликте интересов; на такой случай указывает Международный совет научных редакторов, предупреждая о недопустимости умолчания о том, была ли данная помощь оплачена и кем [64].

Кейс «Отсутствие признания за вклад» [57] из коллекции комитета по публикационной этике СОРЕ описывает случай, когда рукопись двух авторов отклоняется редакцией журнала по причине того, что в ней отсутствует выражение признательности третьему человеку. Последний вместе с одним из первых двух являлся автором неопубликованной работы и презентации Power Point, ряд фраз и идей из которых включены в статью для журнала. Автор, не выразивший признательности своему коллеге, оспаривает решение редакции и заявляет, что оно наносит вред его научной репутации и профессиональной карьере. На форуме СОРЕ обсуждались действия редакции. Мнение было единодушным: участники форума не рекомендовали отклонять статью, а считали более правильным опубликовать поправку с выражением признательности третьему лицу. Важно подчеркнуть, что отклонение статьи квалифицировалось обсуждавшими как форма наказания для авторов, и причины для такого серьезного наказания должны быть весомыми (например, уличение в плагиате). Журналу также предлагалось проверить свои правила отклонения рукописей на соответствие рекомендациям СОРЕ.

Завершая анализ этических аспектов научного соавторства, сформулируем основные выводы.

1. При публикации совместных научных работ ситуации морального выбора возникают в сферах решения следующих вопросов:

  • — кого включать в соавторы и как определить личный вклад каждого соавтора;
  • — в какой последовательности приводить имена соавторов;
  • — кого не включать в соавторы, а выразить признательность/благо- дарность?
  • 2. Типичными этическими нарушениями при определении соавторства и личного вклада каждого соавтора являются случаи «призрач- ного/невидимого авторства», «почетного/незаслуженного авторства» («авторства в подарок») и «гостевого авторства».
  • 3. Основным этическим нарушением при определении последовательности соавторов является отступление от порядка приведения соавторов, ведущее к несправедливому отражению их вклада в публикацию. Оно, как правило, выступает следствием допущенных ранее отступлений от этических норм при определении соавторов и их личных вкладов. При сочетаниях случаев «незаслуженного авторства» с правилом цитирования «N и др.» и «гостевого авторства» с «эффектом Матфея» в науке степень нарушений норм научной этики усиливается.
  • 4. При выражении признательности в научной публикации выделяются такие случаи неэтичной практики, как:
    • — неоцененный неавторский вклад, т. е. отсутствие в тексте публикации выражения признательности лицам, такую признательность заслуживающим;
    • — выражение признательности за вклад, который по своей значимости является авторским;
    • — выражение признательности профессиональному писателю за помощь в написании текста рукописи без указания информации о потенциальном конфликте интересов.
  • 5. Детальное знакомство с ситуациями этических нарушений при публикации работ в соавторстве, описанными в коллекции кейсов Международного комитета по публикационной этике и их анализом, сделанным участниками форума СОРЕ, раскрывает высокий потенциал метода кейс-стади для диагностики сложных случаев в этой области и их эффективного разрешения.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >