Ошибки при описании биологической характеристики трупа

При наружном исследовании неверно определяется телосложение трупа человека как «среднее». Все типы телосложения человека, согласно табличным данным П. Н. Башкирова (1962), разделяют на астеническое (долихоморфное), нормостеническое (мезоморфное), гиперстеническое (брахиморфное), «среднего» — нет. Неуместно говорить о питании трупа, так как биологическая характеристика трупа включают степень упитанности трупа.

Довольно часто экспертами не описывается кожный покров, в том числе и в случаях смерти от механической асфиксии, при утоплении, малокровии, общем переохлаждении, отравлении этиловым спиртом, поражении техническим электричеством, инфекционных заболеваниях, когда общая характеристика кожного покрова может содержать целый ряд принципиально важных сведений. Например, известно, что при фибрилляции желудочков сердца кожный покров выраженно бледный, а при первичной остановке дыхания — с синюшным оттенком. При наличии в анамнезе сахарного диабета и цирроза печени, при подозрении на перитонит, как правило, наружный осмотр дает очень много ценной информации о глубине патологических процессов. Желтуха, ангиоэктазии, сухость, шелушение кожных покровов, «голова медузы» позволяют думать о далеко зашедшем циррозе печени. Землистость цвета кожных покровов, снижение тургора кожи, петехиальные кровоизлияния в месте наложения манжеты манометра, заострение черт лица говорят о глубокой интоксикации. Наличие постинъекционного флебита — «дорожки» из воспаленных вен, является основным морфологическим маркером употребления наркотических веществ и проявляется покраснением или пигментацией кожи, неравномерным уплотнением (склерозированием) сосудистой стенки. Нередко венозная стенка спаивается с прилегающей кожей и сместить ее при пальпации не удается.

В случае утопления не отмечается наличие или отсутствие наложений ила и водорослей в складках кожи и в преддверии рта, не ведется поиск признаков мацерации кожных покровов, что имеет значение для обоснования давности пребывания трупа в воде.

При наружном исследовании головы зачастую не определяется диаметр зрачков, в том числе в случаях черепно-мозговой и электротравмы, странгуляционной асфиксии, отравления морфином, где ани- зокория — патогномичный признак.

Не всегда отмечаются наличие и характер отделяемого из отверстий носа, рта, наружных слуховых проходов и носовых ходов. Между тем протяженные вертикальные потеки слизи, слюны, сукровицы из указанных отверстий рядом авторов относятся к видовым признакам повешения.

Высокая концентрация этилового спирта и опиатов в крови обусловливает гиперсекрецию слизистой носа, а наличие серой мелкопузырчатой пены у дыхательных отверстий характерно для утопления.

В случаях смерти от странгуляционной асфиксии из наружных ас- фиктических признаков отмечаются кровоизлияния под конъюнктиву и внутрикожные кровоизлияния на лице. Однако экспертами не производится измерение окружности головы, не отражается наличие или отсутствие внутрикожных кровоизлияний на шее, плечевом поясе, в слизистой ротовой полости. Даже при гнилостных изменениях трупа отражать наличие или отсутствие внутрикожных кровоизлияний на лице, шее и плечевом поясе необходимо, тем более что на гнилостной коже такие кровоизлияния различимы.

Прицельно не исследуются ладонные поверхности кистей рук с целью обнаружения каких-либо волокон или следов загрязнений от материала петли в случаях повешения, следов пороха при огнестрельной травме.

В случаях, когда с трупом представлены петли, эксперты определяют их длину и диаметр, но ничего говорят о ее рельефе, детально не исследуют срез. Неверно описывается петля, обнаруженная на шее трупа. Само описание петли на трупе представляется верхом краткости: «скользящая петля, изготовленная из синтетического ремня шириной. ..». Восстановить свойства петли по представленному описанию не представляется возможным. Не отмечено, в какой трети шеи располагалась сама петля, количество витков петли, плотность прилегания петли к шее, характеристика узла петли, место его расположения на шее, длина следообразующей части петли и ее свободного конца, характеристика свободного конца (был ли он пересечен, порван, пережжен, имел ли пряжку и т.д.), состояние концов прерванных или пересеченных нитей, способ, которым петля была снята с трупа.

Следует признать, что самым большим просчетом в описании петель на шее является применение бытового, непрофессиональною термина «петля-удавка». Опрометчиво брошенные, такого рода определения могут послужить поводами для допроса эксперта или вызова его в суд для разъяснений. В этом случае необходимо просто констатировать наличие на шее сложенной вдвое петли и указать место расположения точки продевания свободных концов через складку петли.

При описании борозд вдавлений, соответствующих петлям на кистях и голенях трупа, не отражается состояние кожного покрова дистальнее мест расположения борозд. Вместе с тем обнаруженный синюшный оттенок кожи, являясь признаком нарушенного местного кровообращения, в дальнейшем может пользоваться в качестве доказательства прижизненности связывания рук и ног. Кроме того, говоря о плотности прилегания петли к коже, так же как и при описании петли на шее трупа, следует отмечать, позволяет она или нет подвести под себя палец.

Крайне упрощенно описывается зубной аппарат трупов; довольно часто встречается стандартная фраза «зубы с желтоватой эмалью, естественные, не повреждены», которая используется как при исследовании трупов молодых лиц, так и при исследовании трупов пожилых людей. При исследовании грудной клетки и таза систематически не производится пальпация, даже при наличии в клиническом диагнозе переломов ребер.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >