Торгово-политические идеи в царствование Петра I

Перехожу к развитию идей торговой политики в XVIII в. и этим закончу историю таможенной политики России в первый век ее «европейского» развития. Мне приходилось уже касаться в предыдущих лекциях вопроса об идейном обосновании нашей торговой политики и о влиянии на нее идей западноевропейского протекционизма. Меркантилизма в том смысле, как он существовал на Западе в XVII — XVIII вв., в России XVII в. не существовало, не было почвы для него. Любопытно отметить, что меркантилистические советы в духе оформившегося западноевропейского протекционизма дают в XVII в. иностранцы. Таковы, как известно, те советы, которые давал Михаилу Феодоровичу Дж. Мель или Алексею Михайловичу знаменитый Юрий Крижанич. Давались указания на то, что русские, учась у иностранцев, могли бы сами вырабатывать многие из привозимых к нам заморских товаров; пойти по этому пути развития нашей национальной промышленности мешает пассивное отношение государства к данному вопросу.

Иначе обстоит дело при Петре. В его царствование, еще в XVII в., происходит радикальный перелом: в обществе распространяются меркантилистические идеи, государство их воспринимает и чрезвычайно энергично претворяет в жизнь. Историки давно отметили тот факт, что Петр I действовал не в безвоздушном пространстве, как гласит историческая легенда с ее тенденцией подчеркнуть творческую, преобразовательную роль Петра. Современная историография, напротив, отмечает, что хотя Петру и приходилось вести борьбу, но все же его окружала и известная атмосфера сочувствия и понимания. До недавнего времени казалось, что И. Т. Посошков был единственным сочувственным Петру голосом из общества. Новейшие исследования П. Н. Милюкова и Н. П. Павлова-Сильванского показали, что Посошков был лишь одним из поборников петровских реформ.

С конца XVII в. начинается систематическое паломничество русских людей на Запад. Множество русских, побывав за границей по воле государя и по своей воле, познакомились на практике с жизнью и учреждениями Западной Европы и прониклись европейскими идеями. Тогда же появляется и тип русского западника.

Раньше, чем появляются писатели-теоретики, ограничивающиеся абстрактным, академическим усвоением западноевропейских теорий и идей, нарождается тип практического деятеля, путем личного опыта усвоившего практическое осуществление этих идей и стремящегося пересадить их на русскую почву. К этой категории западников нужно причислить, в первую голову, самого Петра. Таким же западником на основании практического опыта был спальник Ф. С. Салтыков, посланный в 1711 г. за границу «инкогнито, под видом российского дворянина», с поручением собрать сведения о продающихся во Франции, Голландии и Англии кораблях и «о способах, каким образом оные корабли купить возможно» так, чтобы приобретение было сделано

«дешевой ценой». Салтыков состоял в чине корабельного мастера, что являлось весьма почетной должностью по тому времени, и был одним из приближенных к Петру лиц.

Пребывая за границей и исполняя возложенное на него Петром поручение, Салтыков купил и отправил в Россию до 15 военных судов, но Петр настолько был недоволен этими покупками, что заподозрил Салтыкова в присвоении казенных денег и отправил в Лондон приказ об аресте его. Приказ об аресте не был приведен в исполнение, так как Салтыков как раз в это время умер (1715). Нужно указать, что историки сомневаются в справедливости подозрений Петра, так как Салтыков неоднократно предупреждал Петра о дороговизне судов, да и при строении и покупке судов он заведовал лишь технической стороной дела. Более того, можно установить с несомненностью, что Салтыков находился в бедственном материальном положении, так как совсем не получал из России жалованья и все время пребывал под угрозой долговой тюрьмы.

Находясь за границей, Салтыков «прилежно потщился выбрать из уставов здешнего английского государства и прочих европейских, которые приличествуют токмо самодержавию, а не так, как республикам или парламенту». Цель своей работы, представленной впоследствии Петру, Салтыков определяет так: «Учинить в Ваших государствованиях в прибылях как внутренних, так и внешних, вновь доходы великие, которые еще у нас неведомы, а людям ни малой тягости не будет». Наряду с фискальными мерами рекомендуется целая система «всенародного обучения во всех свободных науках и во всяких художествах». Любопытно отметить, что Салтыков обдумывал и писал большую часть своих проектов вполне независимо от преобразовательных планов государя или его ближайших сотрудников.

В своих «Пропозициях» Салтыков дает Петру меркантилистические советы по западному образцу. Так, для ремесленников он проектирует цеховую систему: «Если кто похочет в ученики какого ни есть мастерства или промысла, и ему записываться в ратушах в книги (с платежом пошлин1) и быть им в том мастерстве или промысле в учениках 7 лет (как в Англии), а через 7 лет учеников свидетельствовать в ратушах мастерам и выдавать грамоту (с платежом пошлин)». По его мнению, цеховые корпорации ремесленников наблюдают за доброкачественностью производства и помогут русским «вычистить свои ремесла и промыслы и привести в такую же изящность», в какую они пришли в Англии.

Салтыкову представляется желательным перенесение на русскую почву сословного строя западноевропейских государств, так как он видел в нем одну из главных основ европейской культуры. Он настаивал, в частности, на сохранении привилегии землевладения за дворянским сословием, к которому сам принадлежал, и на строгом обособлении его от сословия торгово-промышленного. [1]

Для развития промышленности и торговли Салтыков советует «велеть во всех губерниях учредить колонии или компании торговых людей и тем компаниям с принуждением велеть торговать в иные государства, которые к тем губерниям лежат». Мысль о желательности расширения внешнего рынка для наших товаров проводится Салтыковым настойчиво. В другом месте «Пропозиций» он повторяет: «Велеть тем компаниям посылать свои товары в Голландию, в Англию, в Стрецию, на Ост-Зеа, в Перейду, айв Сибири, в Китай, в Бухарию и в розные соседственные государства».

Он представляет себе совершенно ясно, что избыток производства «можно рассылать в иные государства, в продажу, и от того будет свой российский народ богатиться, а не чужие». Его проекты направлены к тому, чтобы «прибыли нашего государства были в наших властных купеческих руках, а иностранные купцы не богатились излишне нашего государства товарами». «Купечество есть твердое основание всех государств», — замечает Салтыков, указывая на пример Англии и Голландии.

Для приобретения азиатских рынков и вообще расширения рынка сбыта, Салтыков рекомендует агрессивные меры, сводящиеся к приобретению новых владений, либо путем завоевания, либо путем научного обследования. В Сибири, а также возле Астрахани, Красного Яра следует искать минералов, красок и «аптекарских специалов». В устье Енисея можно построить корабли и проехать кругом Сибири с целью поискать острова, которые можно было бы обратить в русское владение. Салтыков мечтает о систематическом завоевании передней Азии в торгово-промышленных и фискальных целях: «В тех государствах свойство — медь, железо, пряные зелья некоторые, виноград, лимоны, апельсины, шелк, бумага хлопчатая, китайки, пестряди».

Салтыков предпочитал повышение доходов фиска мерами торговой политики, нежели путем введения новых или увеличения старых налогов. Им рекомендуются лишь некоторые пошлины, например, при регистрации браков и рождений, при совершении купчих крепостей, вычеты из жалованья при пожаловании чина и т. д.

Салтыков сообщал и кое-какие чисто практические сведения, которые могли быть и отчасти были использованы Петром. Так, указом 1715 г. Петр воспретил вывоз льняного и конопляного семени, основываясь на сообщении Салтыкова о закупке для американских колоний льняного и конопляного семени и о возможной их конкуренции. Можно предположить, что и компания для устройства игольного завода, основанная в 1717 г., создана по идее Салтыкова.

  • [1] Забота об интересах фиска весьма характерна для Салтыкова и проглядываету него всюду.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >