вторая. ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОД КАК ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

Постановка проблемы

Представления о деятельности широко употребляются в современной психологической и методологической литературе. Кажется, что все хорошо понимают, о чем идет речь. Тем не менее, можно говорить о существовании методологической проблемы, связанной с этим представлением. Разные исследователи не только по-разному трактуют деятельность, но и, что более существенно, различно оценивают место этой категории в познании. С точки зрения одних исследователей, деятельность — это один из способов описания и объяснения действительности. Другие же считают, что категория деятельности задает саму реальность, что ничего кроме деятельности не существует. Придерживаясь первой точки зрения, можно ставить вопрос, например, об изучении определенных видов деятельности, как это делает В. В. Давыдов (он обращает внимание на то, что до сих пор мало исследований, посвященных происхождению и историческому развитию таких видов деятельности, как художественная и учебная, что недостаточно изучены культурно-исторические аспекты деятельности [44, с. 28—29]).

Однако в этом случае не ставится задача представить в деятельностной онтологии абсолютно все значимые в психологии или методологии явления, даже те, которые в ней плохо описываются и объясняются. Действительно, сегодня ряд известных исследователей считают невозможным истолковать в деятельностном плане такие феномены, как общение, творчество, культуру, сознание, семиозис, духовную жизнь, процессуальные образования. В частности, потому, что это ведет или к переупрощению изучаемых явлений или к полному игнорированию их природы. Обсуждая этот вопрос, С. Д. Смирнов пишет: «Общение является лишь одним из вариантов недеятельностной реализации человеческих отношений, делающих вклад в формирование личности. Деятельность не может быть единственной парадигмой научного психологического знания, как не может претендовать на эту роль и любая другая категория или объяснительный принцип, иначе слишком многое придется выносить за скобки в интересах «чистоты теории» [96, с. 24].

«Творчество, — отмечает примерно в те же годы Г. С. Батищев, — отличается от деятельности тем, что оно может именно то, что деятельность принципиально не может» [16, с. 29]. Примерно о том же пишет и В. П. Зинченко, разбирая в своей статье точку зрения — «что психологическая теория деятельности игнорирует или упрощает духовный мир человека, редуцируя его к предметной деятельности, что она бездуховна, механистична» [49, с. 44]. «Нужно, — говорит он, — преодолеть детскую болезнь и понять, что ни деятельность, ни культура не могут претендовать на формулирование исчерпывающего объяснительного принципа» [49, с. 50].

Напротив, сторонники второй точки зрения (утверждающие, что ничего, кроме деятельности, нет), уверены, что все указанные здесь феномены вполне объяснимы в рамках теории деятельности. Например, О. К. Тихомиров, развивающий теорию творческой деятельности, считает неоправданным противопоставление категорий «деятельность» и «взаимодействие», «деятельность» и «общение»; он старается показать, что взаимодействие реализуется через деятельность, а общение «включено в совместную деятельность» и при определенных условиях «само становится деятельностью» [101, с. 32].

В 2001 году «Вопросы философии» опубликовали подборку статей известных отечественных философов, методологов и психологов, посвященных проблеме деятельности и деятельностному подходу. И опять позиции разделились на «за» и «против». С одной стороны, признается кризис деятельностного подхода. Например, В. А. Лекторский в статье «Деятельностный подход: смерть или возрождение» констатирует, что «деятельностная тематика как в философии, так и в психологии утратила былую популярность» [60, с. 56]. В. С. Лазарев в статье «Кризис «деятельностного подхода» в психологии и возможные пути его преодоления» пишет, что «деятельностный подход, создававшийся несколько десятилетий назад для преодоления психологического кризиса, сегодня сам находится в кризисном состоянии» [59, с. 33].

С другой стороны, ведущие идеологи деятельностного подхода (В. А. Лекторский, В. С. Швырев, Ю. В. Громыко, В. И. Слободчиков) утверждают, что деятельностный подход не только не изжил себя, но при определенной модификации и расширении является весьма перспективным. Правда, некоторые участники дискуссии, например,

В. Лекторский, Ю. Громыко, В. Швырев, предлагают такое расширение (например, учет представлений, полученных в недеятельностных и антидеятельностностных концепциях и дискурсах), которое ставит под вопрос сам деятельностный подход.

Чтобы разобраться в этой полемике и проблеме деятельности, рассмотрим два примера — деятельностное объяснение в психологи проблемы «обучения и развития» и формирование понятия «деятельность» в одном из направлений методологии, а именно в Московском методологическом кружке (аббревиатура ММК). Эти примеры я буду использовать, с одной стороны, как модельные случаи, с другой — как частный материал для более общего обсуждения проблемы.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >