Местное самоуправление

Местное самоуправление в виде губернского и уездного земств — создание искусственное по пространству его деятельности, по своему составу и по предоставленным ему правам.

Губернское земство не имеет под собой действительной почвы; так, например, относительно Воронежской и Харьковской губерний, в которых северная и южная части совершенно различны и по племенному составу и по естественным условиям, совсем непонятно, зачем понадобилось объединение, в них общественного начала самоуправления. Различие их составных частей создает постоянно столкновения и пререкания в земском деле. Вообще губернии — слишком крупная единица для самоуправления, и слишком мелкая для общности направления, т. е. слишком крупная для полезной деятельности и слишком мелкая для выяснения областных нужд.

Уездное земство более соответствует своему назначению, но в зависимости от размеров уездов. Есть уезды менее, чем в 2000 кв. верст, и есть уезды в 450 000 кв. верст, т. е. пространством более губернии. Необходимо увеличить количество уездов и установить более однообразный и мелкий размер их. При этом условии уездное самоуправление будет иметь действительное значение в смысле местного самоуправления в том, что местное хозяйство будет ведаться выборными от населения, близко знакомыми с местными нуждами и могущими заниматься общественным делом, не бросая своего личного.

Земское чиновничество создалось у нас от того, отчасти, что земское дело сосредоточилось или в губернском городе, или в уездном, вследствие чего управление земским делом перешло или к лицам, приглашенным по найму, или, если и к местным жителям, то принужденным за дальностью расстояний и размерам общественного дела бросить свое хозяйство и переселиться из деревни в город.

В то же время все более и более сознается всеми, как противниками, так и защитниками земства, необходимость учреждения более мелкой хозяйственной общественной единицы.

Земское чиновничество стоит за сохранение главного управления земским делом в уезде и в губернии и за учреждение волостной мелкой земской единицы, подчиненной уездной и губернской. Между тем, вернее искать разрешения этого вопроса в бытовых началах русской народности.

Русская народность всегда развивалась в церкви и вокруг церкви. И, подобно тому, как к церковным праздничным дням приурочиваются базары и ярмарки, так же должно приурочиваться к церкви, т. е. к местному приходу, местное хозяйственное управление.

Приход, где каждый друг друга знает, где все собираются если не каждое воскресенье, то по большим праздникам в церковь, где необходима и близкая лечебная помощь, и школа, и ссудосберегательное товарищество, и сельскохозяйственное общество, и исправление дорог, и противопожарные мероприятия, — должен быть начальным средоточием местного самоуправления.

Приход, как хозяйственная единица, должен не только быть независимым от уездного земства, но, напротив, уездное земство должно обслуживать приход.

Приход, как хозяйственная единица, должен строго отличаться от церковно-приходского управления, и духовенство должно иметь в нем участие только в качестве представителями известных имущественных интересов.

Приходское хозяйственное управление должно быть бессословное, основание на землевладении и имущественной самостоятельности.

Приход не должен иметь права самообложения. Обложение, как общественное, так и местное, есть дело государственное и не может быть передаваемо учреждениям общественным. Оно — дело государственное от того, что только для государственной пользы могут быть ограничены личные или имущественные права обывателя, от того, что только государственная власть может правильно и беспристрастно распределить тяготу обложения. Для правильного земельного обложения необходима государственная оценка доходности всех облагаемых нужд, предоставляя сбор его по приходам уездному земству.

Государственное вмешательство в приходское самоуправление должно выразиться в установлении обязательных расходов по удовлетворению неотложных народных нужд, как то: по народному образованию, по народному здравию, сельскому хозяйству, мелкому кредиту, по путям сообщений, личной безопасности и т. д. При развитии приходского самоуправления личный состав и деятельность уездного земства вполне изменятся.

Гласными в уездном земстве будут выборные от приходов и в уездном земском собрании будет обсуждаться распределение земских средств между приходами.

Не менее, чем вопрос о мелкой единице самоуправления, назрел вопрос о выяснении и удовлетворении нужд целых областей, обнимающих несколько губерний. Таких областей в европейской России, имеющих свое племенное и географическое различие, можно насчитать около семнадцати. Именно: Северную, Приозерную, Белорусскую, Московскую, Прикамскую, Верхне-Волжскую, Среднюю Волжскую, Низовую Волжскую, Заволжскую, черноземную Малороссийскую, Юго-Западную, Новороссийскую, Войско Донское, Терское, Кубанское и Уральское. У каждой из названных областей есть свои особенные, общие для всего ее населения и, в то же время, местные потребности и вопросы. До настоящего времени они рассматриваются случайно и разрозненно в петербургских канцеляриях и, понятно, неудовлетворительно. В Высочайшем Манифесте 26 февраля 1903 года имеется намек на желательность передачи этих вопросов из Петербурга на места, но до сих пор Высочайшая воля не исполнена, и начальствующие лица своих соображений по этим вопросам не представили.

Есть одна область, которая особенно может дать много указаний, каким образом должны быть устроены областные управления и каким образом петербургское чиновничество сделало все, что могло, чтобы уничтожить ее самобытность. Область эта — область войска Донского.

Область войска Донского завоевана без всякой помощи правительства донскими казаками у среднеазиатских народов, и права войска Донского при каждом новом царствовании подтверждались Высочайшею Властью, но петербургское чиновничество не могло допустить областной самостоятельности, и, мало-помалу, все права войска хотя на бумаге и сохранены, но на самом деле от войска отобраны.

Не говоря уже о заселении части области крестьянами и о праве, предоставленном донским земледельцам, продавать свои имения не казакам, чем нарушено право на областную землю войска, причем в том и другом виновны отдельные казаки, искавшие своих выгод вместо пользы общественной, — непосредственное нарушение прав войска Донского состояло в назначении наказных атаманов и их штабов из лиц неказачьего происхождения. Наказные атаманы, чуждые войску, а, главным образом, их начальники штабов, конечно, являлись представителями не Донского казачества, а петербургского правительства и, благодаря им, войско Донское лишилось своих доходов от торговли вином и почти миллиона десятин земли, отведенного под частное коневодство для кавалерийского ремонта. Всего же вреднее отозвалось на положении войска Донского подчинение его, наряду с другими казачьими войсками, Главному Управлению казачьих войск, состоящему исключительно из военного чиновничества и ничего общего с казачеством не имеющего.

В то же время на войско налагались все новые и новые общегосударственные тяготы в виде требования боевого снаряжения и обмундировки по современным дорогостоящим образцам, улучшения конского состава; а в последнее время для борьбы с революцией призыв полков 3 очереди без соответствующего вознаграждения со стороны государства вконец разорил казачье население.

В военном строе тоже проводились начала, уничтожившие исторический дух казачества. Своеобразный казачий строй, доказавший свое значение во всех войнах России, мало-помалу исчезает под влиянием вводимого «регулярства», как в силу общих требований, так и при посредстве назначения полковыми командирами не казаков, а офицеров из регулярной кавалерии, уничтожения самостоятельных казачьих дивизий и распределения казачьих полков по драгунским дивизиям.

Все эти преобразования и нарушения прав Области войска Донского вовсе не вызваны необходимостью предупредить какие-либо противогосударственные веяния в войске. Войско всегда было твердо в своей преданности Престолу и, напротив, если что может его пошатнуть, то это именно разлагающее его общественный строй петербургское чиновничество. В данном случае, как и вообще в своей деятельности, петербургское чиновничество не понимает различия между управлением и подчинением, между направлением и уничтожением самобытности.

Задача государственного объединения — управлять общественным строем и его направлять к общегосударственным целям, а не подчинять всякую самобытность ограниченным исполнителям Высочайшей Воли, уничтожая на местах всякую свободу действия.

Относительно Области войска Донского государственная задача состояла бы в сохранении за войском всех прав относительно занимаемых им земель, всех прав относительно его самоуправления, при условии общего надзора за областным управлением, назначением должностных лиц областного управления из Донского казачества, требованием для проверки всех отчетов по войсковым суммам, установлением обязательных расходов, утверждением приходорасходной сметы и, соразмерно со средствами войска, требованием выполнения своих общегосударственных обязанностей.

Хозяйственная областная самостоятельность войска Донского должна быть восстановлена не введением земства, при участии населения неказачьего, а устроением станичных и областного казачьего управления; учреждением самостоятельного земельного банка Области войска Донского для выкупа земель у иногородних и ипотечного кредита для казаков. Земельная собственность войска во всей Области может быть восстановлена как путем выкупа земель у иногородних, так и приемом части из них в состав казачьего войска и, наконец, возвращением войску коннозаводской степи. Возвращением войску части питейного дохода будет решен для России общий вопрос распределения средств питейного дохода между потребностями государственными и местными.

Восстановлением самобытности Области войска Донского выяснится и способ установления областного управления во всей европейской России.

В перечисленных 17 частях европейской России должны быть учреждены областные управления, объединяющие от трех до пяти губерний с гражданским главноначальствующим и при нем областное управление из выборных от губерний, входящих в состав области по разным отраслям государственного и народного хозяйства. Областное управление по назначению и задачам должно исполнять обязанности генерал-губернаторских управлений и съездов земских деятелей по разным вопросам народного государственного хозяйства. Выборные от губерний должны вызываться в областное управление не чаще раза в год и собрания их должны иметь характер съездов. Значение их — совещательное при главноначальствующем.

Губернское земство должно быть упразднено и вместо него усилено губернское правление выборными членами от уездных земств.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >