Сельскохозяйственная промышленность

Сельскохозяйственной промышленности было сделано грозное предостережение неурожаем 1891 года, указавшим на необходимость государственных мероприятий по сбережению почвенной влаги и увеличению производительности земли ввиду прироста населения.

Из приблизительно 400 миллионов десятин земли европейской России только половина находится в частном и общинном владении и из них только 70 миллионов десятин под посевами. Урожайность этих 70 миллионов самая низкая в мире, благодаря первобытности обработки, севооборота и отсутствию общих мер борьбы с климатическими невзгодами и вредными насекомыми.

Само понятие о сельском хозяйстве не имеет еще в России определенного объяснения. Не так давно не допускалась мысль считать сельское хозяйство за промышленность; многие ученые русские экономисты говорили о продовольственных размерах землевладения.

Первое отрицательное определение неверно оттого, что если сельское хозяйство не имеет признаков промышленности и не дает дохода, то оно не жизнеспособно. Второе определение еще более ошибочно, так как обречение населения жить только от земли я только при земле, предопределяет его на существование, отсталое и приниженное.

Вследствие развития железнодорожного и пароходного передвижения и сообщений телеграфных и почтовых, в настоящее время нет страны в мире, которая не была бы вовлечена в общий круговорот торговых отношений и обмена мыслей. Современный строй человеческой жизни есть строй промышленный, где все оценивается и обменивается посредством денег. Сельское хозяйство в этом отношении не составляет исключения и вопрос не в том, производит ли оно предмет, необходимый для потребления населения, им занимающегося, а дает ли оно этому населению возможность выгодно применить свой труд и на полученный заработок обеспечить удовлетворительно свое существование. Сельское хозяйство есть промышленность, имеющая своей задачей извлечь из земли возможно больше и возможно более ценных произведений при наименьшей затрате труда.

При современных условиях сельскохозяйственного производства, сбыта сельскохозяйственных произведений единоличная предприимчивость нуждается в государственном содействии и в общности действий.

Государственное содействие в сельском хозяйстве необходимо прежде всего в обеспеченности пользования каждого, прилагающего к земле свой труд, знания или сбережения, — выгодами, которые от этого получаются.

Следовательно, нужны в деревне обеспеченность личности и имущества и законы, точно определяющие взаимоотношения всех участников в сельскохозяйственном предприятии, и суды, осуществляющие эти законы.

В этом отношении у нас — полное отсутствие обеспеченности личности от нападения, имущества от кражи. Это относится не только до частных землевладельцев, но еще больше до крестьян, живущих в деревнях. В деревне воруют, грабят и убивают, и полиция, в лице урядника, является на место преступления не ранее, как через три дня, а иногда через неделю; судебный же следователь — в неопределенный срок, и в большинстве случаев преступление остается или нераскрытым или же преступник наказывается через год или два после совершения преступления. Конокрадство — главное зло деревни, совершенно не преследуется, и в редких случаях поимка вора наказывается так легко, что население видит одно спасение в самосуде. С каждым годом увеличивается кража хлеба с полей, чего прежде никогда не бывало. Потравы же — явления настолько обычные, что на них уже и не обращают внимания. Земские начальники в настоящее время назначаются большей частью из лиц, совсем незнакомых с деревней и притом безвыездно живущих или при своей камере или в уездном городе.

Вследствие этого судебное дело сопряжено с поездками в камеру иногда за тридцать и даже более верст и настолько затруднено, что почти неосуществимо.

Взаимоотношения между нанимателем и рабочими, между владельцем земли и арендатором, между домохозяином и крестьянским обществом настолько не определены законом, что предоставляют возможность свободного толкования в ту или другую сторону, что подтверждается кассационными решениями Сената, в которых можно всегда найти такие, которые совершенно противоречат одно другому.

При преобладании мелкого и в особенности крестьянского общинного землевладения необходимо государственное содействие по улучшению земель и, главное, по превращению земель неудобных в удобные.

Неудобных земель насчитывается в европейской России до 65 миллионов десятин земли. К неудобным землям относятся болота, пески, безводные степи, солонцы. Пример осушения пинских болот показывает, насколько сравнительно небольшая затрата на десятину может превратить вредное для населения болото в доходные луга. Осушение болот и тундр Архангельской, Олонецкой, Вологодской и Вятской губерний на пространстве десятков миллионов десятин не только превратило бы их в полезные для сельского хозяйства луга и пастбища, а, может быть, и в годные земли для посевов, но и изменило бы к лучшему климат. В настоящее время многими примерами подтверждается влияние на климат той или другой местности, превращение ее из первобытного состояния в обработанный вид.

В южной половине России и даже в черноземной полосе средней России необходима борьба всеми государственными средствами с постепенным высыханием почвы и недостатком питьевой воды. Засаждение лесами берегов, расчистка источников, сооружение прудов, вырытие колодцев и, где нужно, артезианских, задержание вод в реках и обращение их в судоходные — вот главные задачи государственного содействия сельскому хозяйству, непосильные отдельным землевладельцам и сельским обществам, как ввиду необходимости общих мероприятий, касающихся целых областей, так и за недостатком у них средств, которые дешевле получит государство и тоже дешевле может и исполнить при правильной организации работ и постоянном штате инженеров.

В борьбе с песками и солонцами и вообще для увеличения производительности сельского хозяйства, государственная помощь должна выразиться в широкой постановке сельскохозяйственного опытного дела, как в виде главных, научно поставленных опытных полей, так и в виде мелких показательных. На юге России имеются крупные посевы подсолнечника, которые страдают от волчка и некоторых других болезней. Болезни эти настолько усилились, что в целых местностях бросили сеять подсолнух, невзирая на всю его выгодность. Относительно ржи, которая является главным продовольственным хлебом, опыт отдельных лиц показал, что, независимо от условий обработки и удобрения, — урожайность зависит от выбора того или другого ее вида, подходящего к местным условиям. И вот примеры того, где государственное содействие в опытном деле могло бы дать населению лишних десятки миллионов рублей, — и, между тем, ничего не сделано; немногие правительственные опытные поля действуют по петербургской чиновничьей указке без всякого приспособления к жизненным вопросам. Государственное содействие необходимо в устройстве во всех волостях складов орудий и семян и, главным образом, семян кормовых растений.

Ко всему этому, государственное участие, которое бы выразилось в широком содействии сельскохозяйственным обществам, начиная от приходских, включая волостные, уездные, областные и кончая Всероссийским Обществом сельского хозяйства, вызвало бы живое отношение к сельскому хозяйству всего населения, в особенности, если главной задачей обществ было бы устройство сельскохозяйственных выставок и съездов, как по растениеводству, так и по животноводству. Завершением всего должно быть широкое содействие всех государственных средств к обеспечению выгодности сельского хозяйства, переработки сырых в более ценные произведения и непосредственного сбыта их на мировые рынки потребления.

В настоящее время Россия вывозит за границу за бесценок жмых, отруби, кукурузу, ячмень, овес и даже сено, служащие для откорма скота. Кроме того, в России большое количество лугового сена пропадает даром или отдается за бесценок за недостатком скота, которому его скормить, и, наконец, переход от зернового хозяйства к многопольному, кормовому задерживается за отсутствием выгодного сбыта для продуктов животноводства. Возможность выгодно сбывать мясо и коровье масло дала бы необходимый толчок к увеличению кормовых посевов, удержанию зерновых и масляничных кормов в России и к развитию скотоводства, которое не только обеспечило бы внутреннее потребление, но дало бы выгодные предметы вывоза, обеспечило бы сельскому населению заработок в течении всего года, заставило бы перейти от трехполья к более разумному севообороту, а главное — дало бы земле достаточно удобрения, возвращая ей все, что из нее взято предшествующим урожаем, — навозом от откорма скота.

Устройство сбыта продуктов животноводства весьма сложное: прежде всего необходимо развести скороспелые мясные породы скота. При мелком скоте можно получить продажный товар через два, три года; при крупном скоте — не ранее А—5 лет. Необходимо широко раздать племенных производителей; нужно иметь знакомых с откормом инструкторов, которые показали бы населению, как взяться за дело.

Ко времени, когда скот будет готов, следует приспособить на главных рынках в местах откорма бойни с искусственным охлаждением и от них до внутренних рынков потребления охлажденные вагоны для перевозки мяса. Для вывоза за границу необходимы быстроходные пароходы из балтийских портов с искусственным охлаждением. Хотя и трудно все это устроить, но возможно: пример тому молочное скотоводство в Сибири и вывоз за границу сибирского масла, которые достигнуты указанными средствами. Выгодность и значение указанного дела подтверждается тем, что все земледельческие государства в мире перешли от зернового хозяйства к кормовому, от вывоза сырья к вывозу скоропортящихся, но ценных продуктов животноводства и сельское хозяйство достигло в них небывалого совершенства, а население от этого нововведения разбогатело.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >