Промышленность и торговля

В то время, когда во всем мире происходит небывалое промышленное и торговое оживление, когда все, начиная от человеческого труда, умственного и телесного, до всякого имущества, оценивается на деньги, учитывается выгодность их приложения к делу или ценность в пользовании ими, когда изобретаются новейшие приемы по способам их хранения, передвижения, обращения их в товар, оплачиваемый определенной ценой, когда изобретаются новые, удобнейшие, скорейшие и более дешевые способы превращения их в деньги и капитал, —

Россия одна спит непробудным сном. Петербургское ее чиновничество сидит на казенном сундуке и заботится только о том, чтобы как можно меньше тратить денег на неотложные нужды страны и как можно больше взять денег из народа, не слишком вызывая его неудовольствие, а наши ученые экономисты, стоящие во главе образованного общества, призывают в Россию иностранные капиталы, видя в них одних спасение государства от разорения.

Действительно, Россия идет к полному разорению. Главная ее промышленность сельскохозяйственная в полном упадке со всех концов. Урожайность падает из года в год; все чаще повторяющиеся неурожаи и голодовки — ясное на то указание. Если подсчитать, сколько казна отпустила денег с 1891 года на народное продовольствие, то получится сумма не менее миллиарда рублей.

В нынешнем году впервые за все существование России московские мукомолы работали с пшеницей, выписанной из Америки, которая при 138 золотниках обошлась в 1 р. 60 к. за пуд, в то время как волжские пшеницы худшего качества обходились дороже.

Скотоводство России в еще худшем положении. Россия, которая прежде вывозила сало и шерсть, в настоящее время ввозит их из Австралии и Аргентины. При дорого стоящих рабочих руках, при перевозке на расстоянии около 20 000 миль и при высокой ввозной пошлине эти два товара выдерживают соперничество с русскими товарами внутри России и окупают выгоднее овцеводство за границей, чем оно окупается в России.

Внутри России цены на мясо стоят выше, чем в Англии. Количество скота и качество его одновременно понижаются.

В прежние времена, когда деревня жила своими произведениями, не попадавшими на рынок, можно было утешаться тем, что если в городе предметы первой необходимости дороги, то в деревне они непокупные — деревня сыта. В настоящее время этого утешения нет. И когда все дорого вследствие упадка производительности, то деревня голодает и деревня нуждается.

Россия разоряется от того, что сельское хозяйство ее страдает, от того, что местами у него слишком много воды, а местами ее недостаточно, от того, что почве не возвращается удобрением то, что из нее берется урожаем, оттого, что севообороты, подбор семян, улучшение скота ведутся первобытным способом без участия в них научных сил, от того, что личная предприимчивость угнетена отсутствием кредита и свободы действия, от того, что общность действия и общественность угнетены чиновничеством, от того, что железные дороги ее возят по четыре версты в час, от того, что ее водные пути сообщения заброшены, от того, что учетный и торговый процент выше заграничного и от того, что все государственное хозяйство — плюшкинское хозяйство, дрожащее над каждой копейкой, заботящееся только о сбережениях и о наличности, а не о производительных затратах и о народном богатстве.

Совсем иную картину представляет собой промышленное мировое развитие.

Промышленность является руководящим началом в мировом строе. С 90-х годов главными представителями промышленного движения являются Англия, Соединенные Штаты и Германия.

Англия, как давнишняя представительница начала промышленного, неуклонно идет вперед, выражая свое движение ростом торговых оборотов, которые и по настоящее время превышают обороты других стран. Затем после междоусобной войны начинается промышленное пробуждение Соединенных Штатов и оно двигается громадными скачками. В течение нескольких лет с 80 годов оно удваивается и достигает теперешнего своего первенствующего положения. За последние годы быстрыми же шагами догоняют Англию Соединенные Штаты и Германия. Признаки промышленного развития страны: это рост международного товарного обмена, улучшение путей сообщения внутри страны и установление морских быстроходных сообщений заграничных, приспособленность качеств товаров и условий перевозки к требованиям мировых рынков, широкое применение научных указаний к усовершенствованию производства ее к торговле.

В 1904 году появилась по-французски книга под названием: «Промышленная война» Мориса Швабба. В этой книге предсказывалась война между Россией и Японией, не в силу государственных требований с той или с другой стороны, но как последствие мирового промышленного движения.

Война была неизбежна от того, что Маньчжурия и Дальний Восток своими естественными богатствами и выгодами, как рынки для сбыта произведений промышленных государств, являлись соблазнительной добычей для промышленных государств. К тому же Россия все сделала, чтобы еще более привлечь их алчность: она настроила железных дорог, порты и дала все средства для торгового оживления страны, но не в пользу своей промышленности, а промышленности японской, американской и английской.

Промышленные державы воспользовались Японией для захвата нового рынка и потому оказали ей полную поддержку, нравственную и вещественную, насколько это было возможно, не нарушая мирного отношения с Россией.

Россия на Дальнем Востоке боролась не с Японией, а с всемирной промышленностью, которая снабжала Японию деньгами, военными судами, оружием, продовольствием, научными данными и военными техническими указаниями германской армии и английского флота. Борьба с промышленными державами должна быть промышленной. Военная сила является только подспорьем промышленной организации и решающим условием в последнюю минуту.

Как в настоящей войне, в промышленной борьбе должно быть полное боевое устройство. Личный состав промышленной армии — это те тысячи торговцев, крупных и мелких, приказчиков и низших исполнителей, которые по своему положению и дисциплине тоже подразделяются на генералов, офицеров и рядовых.

Порох, который дает силу и дальнобойность снаряду, — это деньги. Снаряд в промышленной войне заменяется товарами. Пушки и ружья изображаются средствами передвижения ценностей, банками, железными дорогами, пароходами, телеграфами и т. п.

Если в Маньчжурии была бы сильная русская промышленная и торговая организация, то никогда бы не произошло войны на Дальнем Востоке.

Для России в настоящее время опасность худшая, чем разорение — это подчинение ее иностранной промышленности. При кажущейся самостоятельности государственной, мы можем дожить до того времени, когда не только в столицах, но в уездных городах и селах, вся торговля и промышленность будут в руках иностранцев, а русские будут использованы, как чернорабочие и низшие служащие. Примеры частичного захвата России в этом виде мы видим в нефтяном деле и в донском горнозаводском районе. В области государственного народного хозяйства более, чем где-либо необходимо пробуждение русской народности и создание осведомленного и руководящего народного общественного мнения, которое потребовало бы преобразования денежнрго управления в видах увеличения производительности сельскохозяйственной и промышленной на началах народных.

Осуществление этого требования должно выразиться в созыве по Высочайшему назначению совещания лиц, близко стоящих к промышленности и торговле крупной и мелкой, для обсуждения современного положения государственного народного хозяйства. Совещание это должно состоять исключительно из общественных деятелей и под председательством лица из их среды, назначенного Государем Императором. Представители отдельных ведомств не должны в нем участвовать, а лишь присутствовать для необходимых справок и сведений.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >