Государственная оборона сухопутная

Государственная оборона необходима для предупреждения военного захвата части государственных владений и для охраны государственной самостоятельности.

Из примеров других стран, утративших свое военное могущество, можно убедится, насколько необходима для государства боевая сила, могущая во всякое время отстоять государственные права.

В Турции, например, при полной беспомощности государственной обороны иностранные подданные во всех столкновениях с турецкими обращаются в своим послам и консулам, и те, под угрозой военного вмешательства, весьма часто требуют вполне несправедливого решения дела в пользу своих соотечественников. Во время войны с бурами насильственный захват Англией принадлежащей Португалии Делагоа- бей был только воспрепятствован вмешательством других государств.

Ослабление русской военной мощи имело бы прямым, своим последствием вмешательство во внутренние дела и даже в личные отношения между русскими и иностранцами иностранных держав и захват ими отдельных частей российского государства.

Лучшее средство против войны — боевая готовность и развитие международных торговых отношений. При этих двух условиях можно быть спокойным, что мир нарушен не будет.

Военное могущество государства только тогда действительно, когда оно народное, когда каждый понимает, для каких целей содержится сухопутное войско или морские силы, какое их назначение в случае войны, кто враги, которые грозят государству.

Если [бы] перед прошлой войной, на Дальнем Востоке, у нас было бы триста тысяч человек войска, — Япония не объявила бы войны. Если правительство разъяснило бы русскому народу значение войны и обратилось бы к нему с воззванием, как Александр I в 1812 году и Александр II в 1877 году в Москве, — Россия победила бы Японию, сколько бы ни потребовалось на то времени, сколько бы ни потребовалось на то средств.

В настоящее время необходимо создать народную государственную оборону, т. е. выяснить непосредственные задачи и средства, которыми их можно достичь, и привлечь весь народ к сознательному в ней участию.

Государственная оборона, чтобы быть действительной, должна быть понятна каждому русскому. Нисколько не нарушают миролюбивых народных отношений приготовления к войне с определенной державой. Германия, Австрия и Италия заведомо составили союз на случай войны против России и Франции и заведомо же такой же союз составили на Дальнем Востоке Англия и Япония против России, Германии и Франции.

Россия, при наилучших отношениях с Германией, заведомо укрепляется и сосредотачивает на западной границе свои войска.

Все эти приготовления принято делать вполне открыто и открыто их обсуждать в печати, так как немыслимо вооружение против всего мира и необходимо иметь определенную цель. На суше у России возможные противники: Германия — с запада и Япония — с востока, с юга — Турция и Китай. В случае войны предполагается, что к Германии присоединится Австрия, Турция и Швеция, к Японии — Англия и Китай.

До настоящего времени Япония [была] неуязвима для России на материке; теперь [же] с занятием ею Кореи и Маньчжурии на нее можно напасть с суши.

На море у России два возможные врага — Япония и Англия.

Следовательно, России следует готовиться к обороне на суше главным образом против Германии и Австрии на одной границе, против Турции — на другой и против Японии — на третьей. На море она должна быть готовой [к войне] против Англии и Японии.

Прошлая война указала главные недостатки наших сухопутных военных сил, которые будут перечислены по степени их важности:

1) Неудовлетворенность главного командования, начиная с главнокомандующего и включая большинство корпусных командиров и все штабы. В военном деле проявилась та же черта, что и в русском обществе: раскол армии на строевую, исполнявшую свой долг, как всегда, беззаветно храбро, и на штабную, утратившую веру в русскую народность, ищущую побед не в военном духе народа и армии, а в отвлеченных исчислениях и ученых выкладках, в хитро обдуманных движениях. Одним словом, с одной стороны — суворовская армия: быстрота, глазомер и натиск, с другой стороны — на самой войне точное изображение австрийского гокригстрата со всеми его недочетами. Так же, как и в государственном управлении, между Петербургом и Россией должна быть восстановлена живая связь между армией и ее главным начальствованием, должна быть установлена простота жизни, начиная от главноначальствующего до рядового, запрещены встречи, экстренные поезда и жизнь в вагонах. Когда солдат в палатке, — должен быть в палатке и генерал, когда солдат ест из котла, должен есть из котла и генерал. Штабы должны пополняться постоянным приливом лучших офицеров из частей и служить живой связью между начальниками и войском. Перед войной должна быть полная переоценка всех высших начальников и неспособные к перенесению тяжестей походов должны быть заменены более молодыми. Общественное мнение должно быть более осведомленным в мирное время о военном деле и о военных деятелях.

Избрание главнокомандующего — самое трудное решение, от которого почти все зависит. Будь на Дальнем Востоке главнокомандующий с твердой волей, ясным взглядом и решительный, — японцы не одержали бы ни одной победы. Главнокомандующий должен быть не только хорошим военным, но и пользоваться доверием армии и всей России и обладать широким и патриотическим государственным взглядом. Назначение главнокомандующего должно быть самостоятельным решением Государя Императора вне всяких влияний придворных и военных сфер. Но при объявлении войны, когда требуется крайнее напряжение всех народных сил, несомненно, что общественное мнение, хорошо осведомленное о положении дел и о достоинствах государственных деятелей, может и должно помочь Государю Императору указанием того военного, который всех лучше может исполнить обязанности главнокомандующего. Так было при Павле I при объявлении войны с Францией и назначении Суворова; так было и при Александре I относительно Кутузова.

Главнокомандующий должен подавать пример простоты в жизни и обращении и переносить с войском все тяжести военного времени. Русские цари всегда служили в том образцом. В турецкую кампанию 1877—78 гг. Император Александр И, пребывая на войне, жил в самой простой обстановке, запретил всякие встречи и после переправы через Дунай, дабы не остановить движения войска через мост, вернулся из Систова с опасностью жизни в бурную погоду в двухвесельной гичке. Великий Князь Николай Николаевич всю зиму войны при 20° морозов провел в простой юрте; такой же пример подавал и командующий Рущукским отрядом Наследник Цесаревич. В прошлую же войну наместник разъезжал в трех поездах со своим штабом, главнокомандующий и командующие армиями требовали себе экстренных поездов, спеша, будто бы, на войну, но не спеша выездом из России. Только общественное мнение может помочь Государю Императору восстановить порядок и заклеймить, как следует, тех, которые позволяют себе относиться к порученному им делу не согласно служебному долгу.

Мобилизация должна соответствовать требованиям военной обороны, не налагая ненужной тяготы на население и будучи понятной и справедливой. В прошлую войну призыв старших возрастов запасных был разорителен для населения и вредно отозвался на боевой способности армии. Народное общественное мнение должно высказаться по этому вопросу и указать, какими способами ежегодный набор и мобилизация могут быть сделаны менее тягостными для населения и более действительными для военного дела.

В прошлую войну, как и в прежние, испытывался большой недостаток в офицерах, а также в опытных унтер-офицерах и кадрах. При помощи общественного мнения желательно обсудить способы усиления в мирное время офицерского состава до полного комплекта военного времени и то же относительно кадрового состава войска, хотя бы за счет мирной его наличности.

По боевой готовности необходимо улучшить стрельбу пехоты. Желателен отпуск средств на устройство в уездных городах раз в течение каждого года призовой стрельбы для молодежи за несколько лет до призыва ее на службу. Необходимо ввести во всех начальных школах военную гимнастику.

Снаряжение войск должно быть пересмотрено и приспособлено к современным боевым требованиям. Прошло два года с прошлой войны и тридцать лет с турецкой и ничего в этом отношении не сделано. Общественное мнение должно высказаться против смотровых мундиров. В войске должна быть одна форма походная и боевая и различная по округам, согласно указаниям опыта. В военное время войска туркестанские выработали одну форму, кавказские — другую и, наконец, последняя японская война предъявила совсем новые требования. В военный устав должно быть введено обязательное правило, чтобы при малейшей возможности солдатские ранцы и мешки перевозились бы на вьюках, или в повозках, или по железной дороге, но никак не обременяли бы людей. Солдатская обувь и обмундировка должны быть высшего качества и составлять личную собственность каждого. Новобранец со дня приема его на службу должен быть снаряжен на казенный счет и вернуться домой в полном казенном снаряжении. Этим поддержится честь мундира и любовь к военному делу в народе.

В видах поднятия военного духа следует строго охранять полковое единение в личном составе войск и желательно по возможности возвращение запасных в полки, в которых они служили раньше. Как военный министр и как главнокомандующий, Куропаткин, сделал все, что мог, чтобы нарушить полковую связь, выхватывая из полков и корпусов целые роты на пополнение и образование других частей.

Общественное мнение должно настоять на немедленном приведении в полную боевую готовность трех армий: 1) на западной границе, 2) на Дальнем Востоке и 3) в Закавказье. Задачи армий должны быть наступательные. Расходы на постоянные укрепления должны отойти на второй план и в первую очередь должны быть поставлены боевое снаряжение войск и действительность пехотной и артиллерийской стрельбы. Артиллерия в настоящее время — существенное придаточное оружие при всех видах войск и потому должна быть усилена во всех своих видах: легкой конной, пешей, горной и пулеметной. Необходимо, чтобы высшее командование было бы обстоятельно знакомо с пользованием артиллерии.

В войсках необходимо провести строгие различия между войсками строевыми и частями нестроевыми, между постоянными кадрами и временными призывными. Офицеры, унтер-офицеры, фейерверкеры, железнодорожные служащие и другие военные техники должны пополняться из лиц, посвятивших себя военной службе и пользующихся постоянным содержанием правительным производством. Войска строевые должны пополняться путем набора и никуда не отвлекаться от военного дела. Для службы интендатской, в мастерские, в денщики должны набираться из частей населения, к войне непригодных, как то: из евреев, сектантов, не признающих военной службы, и др. Положение о нестроевых частях должно быть пересмотрено и упорядочено.

Военное дело должно быть народным не только в силу участия общественного мнения в его устройстве, но и непосредственным участием в нем в отдельных частях добровольцев и охотников.

В совет государственной обороны по Высочайшему назначению должны быть привлечены не только военные, но и русские люди, хорошо знакомые с народными бытовыми условиями. Их участие привлечет к государственной обороне общенародное сочувствие, их участие поможет решить многие вопросы государственной народной жизни, не с узко канцелярской точки зрения, а с широкой военнонародной.

Народное участие в военном деле имеет свое начало в историческом прошлом ушкуйничества и казачества. Вольному духу и молодечеству в русском народе может быть дана возможность проявления себя предоставлением свободы действия на отдаленных и малонаселенных окраинах: в мирное время в виде обоснования промышленных и промысловых обществ, в военное время — в устройстве военных передовых дружин на тех же началах, на каких образовались кавказская казачья линия и войско Донское. Таким образом, могут воссоздаться по всей нашей границе на Дальнем Востоке новые казачьи войсковые области, не только боевые, но и промысловые, не связанные в узкие рамки современного петербургского чиновничества и столь же вольные как подобные им общины былых времен и потому не уступающие им в предприимчивости и способности противодействовать иностранным хищникам и отстаивать Русскую Грань от иноземного захвата промышленного и боевого.

Связью между существующим казачеством и новым могло бы служить устройство по всей сухопутной китайской границе и по морской тихоокеанской казачьей линии от всех одиннадцати казачьих войск с распределением ее между очередными полками по установленной раз навсегда нумерации. Каждый полк, имея свою границу и определенное местонахождение своего полкового штаба, устроился бы полковым хозяйством и табуном. Перемена личного состава могла бы производиться очередными казаками без передвижения конского состава и полкового хозяйства. Мало-помалу из среды самого казачества более предприимчивая молодежь перешла бы новые места и пополнилась бы еще всем, что имеется в России желающего нового и более широкого приволья. Таким образом, образовалась бы боевая и бытовая оборона восточной границы.

К охране и заселению берегов Тихого Океана могут быть привлечены низовые станицы донские, астраханские и уральские, — казачье население, привыкшее к морскому и рыболовному промыслу. Если им отдать морские промыслы и рыболовное дело и помочь им в покупке снастей лодок и пароходов, то, несомненно, они окупили бы обороной Приморской Области от американских и японских хищников те несколько миллионов рублей, которые правительство получало бы от сдачи котиковых и других промыслов коммерческим обществам, тратя вдвое более на их охрану.

Западная и южная границы европейской России ничего не потеряют от перевода казачьих полков на Восток ввиду стремления петербургских военных сфер уничтожить казачество и заменить его регуляр- ством. На западной границе немыслимы подчиненные начальникам регулярных дивизий Баклановы, Платовы и подобные им казачьи предводители. На Дальнем же Востоке они опять воскреснут и воскреснет русское казачество во всей его прежней славе.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >