Государственная оборона морская

Морская ли держава Россия или нет? Должна ли она иметь военный флот или нет? Вот вопросы, которые ставят в недоумение не только обыкновенных обывателей, но которые являются нерешенными даже для многих моряков.

Решение этих вопросов ясно, если смотреть на них просто и с точки зрения государственной пользы.

Россия во всем ее государственном составе — держава не морская, в том смысле, как, например, Англия и Япония, государства островные, или как Италия и Франция с большим протяжением густо населенного, незамерзающего побережья, или даже как Германия, которая вынуждена силою обстоятельств искать для прироста своего населения выхода посредством морских сношений.

Россия обладает весьма незначительным побережьем, годным для судоходства. Все побережье от Кольского полуострова до Берингова пролива в расчет не идет; за исключением Балтийского и Черноморского побережья берега русских владений мало населены; вся будущность России в развитии ее внутренней производительности и, если бы не заграничные займы и обязательства, Россия могла бы быть промышленной страной самодовлеющей. Громадное расстояние между ее четырьмя морями, отсутствие свободного выхода из двух из них создают невозможность одного общего русского флота. С большинством своих врагов Россия может бороться на суше. Все указанные соображения говорят против необходимости для России военного флота. С другой стороны, за военный флот [можно привести] следующие соображения: русское государство так велико и будущность его настолько превосходит все бывшее до сих пор, что из сравнения с отдельными государствами нельзя вывести решающего заключения. Для правильного мнения следует рассмотреть вопрос о флоте с точки зрения прошлого развития русской государственности, условий и потребностей отдельных ее частей. Зачатки морского дела мы видим в похождениях новгородских ушкуйников на севере, в войнах со шведами, в рыбных ловлях и промыслах на Белом море, в походах славян на Царьград, в набегах запорожцев и донских казаков на турецкие и персидские берега вдоль Черного и Каспийского морей, в похождениях сибирских казаков по побережью Ледовитого и Тихого океанов. Русский флот победил Швецию на севере, Турцию — на юге.

Заключение, которое следует вывести изо всего сказанного, то, что Россия — держава сухопутная и главная ее сила всегда будет на суше. Флот же в России имеет значение второстепенное и местное и должен существовать для определенных частных целей.

Все громкие фразы, созданные англичанами и американцами о владычестве на море, о том, что флот каждого государства должен быть достаточно силен для противодействия соединенным флотам возможных противников, что, наконец, необходим сильный линейный флот, соответствующий по своему значению сухопутной армии для правильного сражения — это все соображения, для России не подходящие.

Для России флота в смысле цельной и единой боевой силы не нужно, но для определенных целей и для обороны определенных частей государства морская сила необходима и, раз, что она будет предназначена для определенной цели, она будет соответствовать государственной пользе.

Согласно этим условиям России нужны не один флот, а четыре: Черноморский, Балтийский, на Мурманском берегу и в Тихом океане. Каждый из этих флотов должен иметь свое особенное назначение и свое отдельное управление и устройство.

Черноморский флот имеет своим назначением занятие Босфора. Он, следовательно, нуждается в сильной артиллерии и броне, но не в быстроходности и не в качествах дальнего плавания.

Балтийский флот должен иметь в виду исключительно береговую оборону, следовательно, в его состав должны входить минные крейсера, контрминоносцы, миноносцы и подводные лодки. На Мурманском берегу и в Тихом океане должны быть созданы две эскадры для нападения на торговлю Англии и Японии, главным образом, ввиду лишения их возможности подвоза во время войны необходимых для населения продовольствия и военной контрабанды.

Морские силы на Мурмане и в Тихом океане должны быть независимы и от Петербурга, и от сухопутного военного ведомства. В Крымскую кампанию, как оказывается теперь, если бы адмирал Корнилов не зависел от Меншикова и исполнил бы свою мысль напасть на союзный флот во время высадки при Альме, весьма возможно, что десант был бы уничтожен и высадка не удалась.

Главное морское управление в Петербурге должно быть уничтожено и вместо него учреждены четыре морские управления, непосредственно подчиненные Государю Императору, которыми бы заведовал состоящий при главной квартире Адмирал-Инспектор. Каждое местное морское управление должно само строить свои суда, иметь свои доки, свое морское училище, свои склады и личный состав, пополняемый из своего прибрежного населения. Крейсерские эскадры на Мурмане и Тихом океане должны быть всегда в море, всегда в плавании. Лучше иметь небольшое количество крейсеров, но с командами, привыкшими в морю, на которые не жалеть расходов по плаванию, чем иметь множество судов и многочисленные команды, большую часть года живущую на берегу. Морская артиллерия на эскадрах должна быть могучая, действующая фугасными снарядами с силой мин и хорошо пристрелянная: лучше иметь меньше орудий в каждой эскадре, но с достаточным запасом трубок, лафетов и снарядов, дабы, не жалея ни орудий, ни снарядов в пристрелке, иметь действительно боевую артиллерию. Личный состав крейсерских отрядов должен быть из охотников и добровольцев. Крейсерские отряды должны быть освобождены от всяких обязанностей по представительству и от дипломатических поручений.

Возобновляя крейсерские отряды ежегодной постройкой новых крейсеров, Россия будет идти не по пятам иностранных флотов, как это было бы, если бы она задалась постройкой линейного флота, а впереди всех других государств. За последние 40 лет произошло столько перемен и усовершенствований в военном и морском деле, что можно сказать утвердительно, что даже 10 лет тому назад построенные суда уж не представляют современной боевой силы. [Несмотря на] увлечение большими броненосцами в настоящее время неизвестно, надолго ли [они] выдержат соперничество с дальнейшими усовершенствованиями в морском деле.

Необходимо хорошее оборудование портов и доков на Мурманском берегу и в Тихом океане, и суда, которые бы ходили со скоростью 25 узлов, имея запас топлива на 10 000 миль экономического хода. Нужно соединение порта на Мурманском берегу с Москвой или Петербургом железной дорогой.

Мурманский берег в трех днях перехода от Англии; любой русский порт Дальнего Востока — в двух днях от Японии. При этих условиях, какой бы ни был флот у Англии и Японии, русские крейсера всегда могут выбрать место и цель нападения, будь то торговый город на берегу или военные или торговые суда. Опираясь на русские порты, крейсера могут быть обеспечены нефтяным отоплением.

Одно только известие, что Россия имеет в двух открытых океанах быстроходные крейсера, сделает объявление войны с ней невозможным. Угроза их коммерческому флоту будет гораздо страшнее угрозы нападения на Индию. Никакие линейные корабли не смогут предупредить нападения крейсеров на торговлю.

При крейсерской войне и вообще при морской войне, как доказал и подтвердил недавний опыт разных государств, необходимо заручиться услугами опытных в международном и морском праве юрисконсультов, чтобы выяснить права воинствующих сторон и нейтральных государств.

Морское военное дело никогда не будет народным и не будет иметь твердой обоснованности, пока оно не будет тесно связано с торговлей и морскими промыслами. Государство одновременно с морским делом должно создавать и торговое мореходство, и морские промыслы на началах русской народности.

На побережья Мурмана и Тихого океана должно быть привлечено русское население, уже знакомое с морским делом. Не в капиталах, а в людях сила. Не русско-американская компания из капиталистов, не восточно-азиатская и разные балтийские компании из датчан, не русское общество пароходства и торговли создадут русское промышленное мореходство, а мурманские промышленники, низовые донские, уральские и астраханские приморские жители дадут русских мореходов и промышленников. На четырех главных морях, на которых предполагается создать морскую силу, все должно быть сделано со стороны государства, чтобы создать мореходное промышленное население и из этого населения только должны набираться судовые экипажи.

Одновременно с постройкой военных судов должны быть сооружены быстроходные торговые суда, которые бы в военное время могли нести вспомогательную службу. Быстроходные торговые суда вполне окупятся перевозкой ценных скоропортящихся сельскохозяйственных произведений. В настоящее время вывозятся продукты птицеводства и молочного скотоводства на 120 миллионов рублей. При сохранности их и быстроте перевозки ценность их повысится на 20 %, т. е. получится выгода в 24 миллиона рублей. Вот премия за быстроту и срочность морской перевозки, при которой правительство будет иметь даром личный состав опытных командиров и машинной команды. Но перевозку эту надо отнять от датчан и англичан, забравших ее в свои руки. Раз будет хорошая оплата труда, желающих поступить в торговое мореходство будет сколько угодно и создастся тем самым мореходное население, и деньги, уходящие в настоящее время за границу за перевозку русских товаров, останутся в России.

С развитием русского народного морского дела русский флот будет не роскошью и не прихотью, а польза и значение его будут каждому понятны.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >