Семья как объект и субъект помощи

Многообразие исследований по вопросам семьи, отраженных в учебных, учебно-методических пособиях, монографиях и других изданиях, свидетельствует об актуальности данного направления научного и практического поиска и, одновременно, сложности в достижении эффекта от взаимодействия семьи и специалистов различных профилей (психологов, социальных педагогов и социальных работников, педагогов образовательных учреждений и др.).

Сложность эффективного взаимодействия семьи и социальных институтов, специалистов различных профилей может быть обусловлена комплексом причин и обстоятельств, так или иначе представленных в работах отечественных и зарубежных исследователей. В обобщенном виде эти причины могут быть сведены к следующему.

Во-первых, практически единогласно авторы характеризуют семью как открытую и, одновременно, закрытую систему. При этом открытость семьи как социального института, предполагающая взаимодействие с другими общностями и социальными институтами, может иметь разнонаправленный результат, который можно охарактеризовать на макро-, мезо- и микроуровне.

На макроуровне (уровень общества и государства) происходит формирование и укрепление самого института семьи благодаря включению образа и ценности семьи в различные формы общественного сознания — наука, религия, идеология, нравственность, мораль и др. Если открытость и социальная активность семьи достаточны с позиции общества и государства, то формируется образ семьи как субъекта различных систем общественных отношений (семья и политика, семья и экономика, семья и образование, семья и религия, семья и культура). В такой ситуации семья воспринимается и позиционируется государством как субъект помощи и самопомощи, о чем ярко свидетельствуют действующие на настоящий момент программы поддержки семьи. Например, программы обеспечения молодой семьи или молодых специалистов жильем, предусматривающие лишь частичное финансирование приобретаемого жилья и стимулирующие трудовую активность семей и специалистов. Отрицательным результатом такого восприятия семьи может стать ориентированность мер помощи и поддержки со стороны государства и общества, в большей мере, на социально уязвимые категории семей. К сожалению, вне поля зрения остаются внешне социально благополучные семьи, которые могут нуждаться в помощи в определенных жизненных ситуациях. Например, при рождении ребенка в молодой семье может быть необходима помощь психолога, няни, юриста, но получить ее семья не может в силу ограниченности финансов и времени на посещение специалистов.

На мезоуровне (уровень региона и территории проживания семьи) семья становится субъектом ценностно-смыслового пространства, отражающего менталитет, традиции, обычаи и обряды больших и малых этнических групп, проживающих в конкретной территории. Одновременно семья становится участницей социально-экономической, политической, социально-культурной, общественной деятельности, в той или иной мере отражающей общегосударственные тенденции. Так, члены семьи принимают участие в политических выборах, митингах и демонстрациях, приуроченных к памятным датам, проходящих на территории. Следует подчеркнуть, что теория потребностей А. Маслоу позволяет оценить вероятность и степень активности участия семьи в различных видах деятельности. Исследования ученого позволяют утверждать, что степень активности семьи зависит от того, насколько общество содействует удовлетворению насущных потребностей семьи. Неустойчивость экономической, политической ситуации в регионе, закрытие предприятий и боязнь потери работы членами семьи, боязнь финансового кризиса и других явлений может стать источником социальной напряженности, конфликтности, нервозности в семье, втягивая всех ее членов в такое состояние.

На микроуровне (уровень ближайшего окружения семьи) семья выступает субъектом взаимодействия с родственниками, коллегами супругов по работе, друзьями, одноклассниками и другими лицами. При этом каждая семья, начиная с момента ее создания, формирует свой собственный образ, стиль и уклад жизни, который может иметь схожие черты с другими семьями в силу того, что сформированный на уровне общества образ семьи становится прототипом. К сожалению, говорить о неповторимости и индивидуальности семьи можно лишь условно, так как различные семейные ситуации, представленные в той или иной мере доступности для изучения, описаны в литературе и «типизированы». На микроуровне семью можно характеризовать как субъект общения, познания, трудовой, досуговой, физкультурно-оздоровительной и спортивной деятельности. Семья, включенная в систему социальных отношений с различными людьми, становится субъектом и объектом помощи, самопомощи, взаимоподдержки. Негативным результатом функционирования семьи как открытой системы на данном уровне могут быть конфликты между представителями старшего и младшего поколения (свекровь и невеста, или теща и зять). Возможно, поддающиеся и внушаемые члены семьи (один из супругов, или родственники) станут «героями» различных ситуаций и конфликтов, способных привести к распаду семьи.

Именно закрытость семьи как социального института и как конкретной группы людей обуславливает возможность ее самосохранения, обеспечения нормальных условий жизнедеятельности, удовлетворения потребности личности в защите, уверенности, спокойствии, потребности в любви, признании и уважении. Следует понимать, что существует разница между закрытостью и изолированностью; при характеристике семьи речь идет о закрытости, интимности/приватности определенной сферы жизни человека. В практике современного общества складывается противоречие между закрытостью семьи и необходимостью ее всестороннего изучения различными специалистами (психологами, педагогами, юристами и др.), и влияния на процессы жизнедеятельности семьи. Разрешение данного противоречия — один из ключей к конструктивному, эффективному взаимодействию специалистов и семьи.

Во-вторых, говоря о результативности и эффективности взаимодействия семьи и различных специалистов, социальных институтов нужно понимать, к какому результату нужно прийти. Именно на этом этапе — этапе осмысления результата взаимодействия — кроется вторая проблема. Семья и специалисты различных служб по-разному понимают результат. Семья оценивает результат с позиции скорости удовлетворения ее потребности в помощи (например, как быстро помогут оформить пособие и семья начнет получать выплаты); специалист оценивает результат с позиции охвата населения социальными услугами, правильности оформления документов на пособие или льготу и иным показателям, к сожалению, далеким от реальной ситуации семьи, ее переживаний и потребностей. При этом необходимо помнить, что это не проблема «бессердечного» специалиста; следует подчеркнуть, что у каждой из сторон взаимодействия разные потребности, разные роли, которые они выполняют в процессе взаимодействия. Василий Великий, проповедник, представитель Византийской школы красноречия, в свое время подчеркивал, что благотворительность и помощь, оказанные нуждающемуся из корысти, а также помощь, оказываемая чиновниками, к сожалению, лишена духовности и нравственного начала.

Возможно, решение этой проблемы отчасти кроется в идее введения электронного документооборота: специалист будет освобожден от «бюрократической работы» (как выражаются посетители социальных служб), и появится возможность непосредственного взаимодействия, в том числе и «душевного разговора». Отчасти решение этой проблемы лежит в области психологического знания и кроется в феномене понимания. В справочных изданиях и словарях термин «понимание» рассматривается как активный процесс поиска и (или) конструирования человеком смысла сообщений, текстов, образов, схем, моделей, символов, знаков и других форм представления знаний и информации, а также интерпретации и конструирования смысла действий и поступков других людей. В процессе такого конструирования происходит перевод сообщений и текстов с языка предметных, операционных, символических и концептуальных значений на внутренние или собственные языки, которыми владеет адресат.

Сам процесс понимания предполагает схожесть образов, к которым обращаются собеседники, в противном случае возникает непонимание. Кроме этого, необходимо минимизировать или снять психоэмоциональное напряжение обратившегося за помощью человека, что обеспечит конструктивную направленность интеллектуальной деятельности и общения. Ненавязчивое уточнение специалистом правильности понимания проблемы обратившегося за помощью, корректное обращение к посетителю службы, невербальные способы выражения направленности специалиста на клиента, готовность специалиста к конструктивному взаимодействию как с клиентом, так и со специалистами и организациями, способными помочь в разрешении проблем клиента — эти и другие приемы и способы обеспечат протекание диалога в едином ценностно-смысловом пространстве.

В-третьих, технологичность и методичность как характеристики процесса взаимодействия семьи, ее членов с представителями различных служб и организаций, призванных оказывать помощь, изначально снижают необходимость глубинного осознания специалистом ценности семьи, поддержания и пропаганды этой ценности, определенного отношения — ценностного отношения к ней. Ценностное отношение — категория психологическая, характеризующая восприятие одним субъектом другого как ценности. К сожалению, изменения в жизни общества и государства приводят к изменению ценностного пространства. Ценностный вакуум (определение Н. Д. Никандрова), возникший в конце прошлого века в нашем обществе, привел к искажению, нивелированию ценности семьи. Возникает необходимость пересмотра содержания образования и организации учебного процесса в системе профессионального педагогического и социального образования, ориентируясь на формирование ценностного отношения специалистов к семье.

Кроме того, следует обратить внимание на следующее. Проведенное в 2015—2017 гг. исследование готовности специалистов к социальнокультурному партнерству в профилактике детского неблагополучия позволяет утверждать, что большая часть респондентов характеризуется сформированностью когнитивного показателя готовности к социальнокультурному партнерству в профилактике детского неблагополучия, т. е. понимают детство как особую социальную группу, нуждающуюся в социально-правовой защите, имеют представление о сущности социально-культурного партнерства между учреждениями культуры, образования, социальной сферы и др. в решении проблем детства, знают о содержании и возможных направлениях социально-культурного партнерства. У большинства респондентов выявлена сформированность мотивационного показателя готовности к социально-культурному партнерству в профилактике детского неблагополучия (осознание значимости социально-культурного партнерства в профилактике детского неблагополучия; понимание значимости распространения подобного опыта; активность участия в различных направлениях взаимодействия с учреждениями других сфер в работе с семьей и детьми, в самостоятельной разработке и использовании в профессиональной деятельности форм и методов взаимодействия с учреждениями других сфер в работе с семьей и детьми; активность в демонстрации собственного опыта взаимодействия с другими учреждениями). Недостаточно сформированными являются коммуникативный и технологический показатели готовности специалистов к социально-культурному партнерству в профилактике детского неблагополучия. Коммуникативный показатель готовности специалистов к социально-культурному партнерству включает в себя: умение выстраивать конструктивное взаимодействие со специалистами смежных профессий, работающих в других учреждениях; умение работать в команде, согласовывать действия между субъектами взаимодействия; осознание личной и профессиональной ответственности за результаты профессиональной деятельности и др. Технологический показатель готовности специалистов к социальнокультурному партнерству предполагает владение способами и приемами взаимодействия с другими специалистами, учреждениями и организациями; умение отбирать содержание социально-культурного партнерства с позиции наличия в них элементов воспитывающего, ценностно-смыслового характера; готовность и способность проектировать различные виды социально-культурной деятельности; умение инициировать, проектировать формы социально-культурного партнерства и др.

В-четвертых, результативность любого процесса определяется готовностью участников взаимодействия к конструктивному диалогу, оказанию помощи. В отношении взаимодействия семьи и различных специалистов готовность предполагает:

  • — интеллектуальную готовность (наличие определенных знаний у специалиста в предметной области — в области педагогики, психологии или социальной работы, знание и владение методами и приемами взаимодействия с различными категориями людей);
  • — психологическую готовность (сформированность у специалистов механизмов психоэмоционального саморегулирования, настроенность на общение с семьей и продуктивное решение ее проблем, способность слушать и понимать собеседника);
  • — социальную готовность (направленность специалиста на конструктивное взаимодействие с семьей или ее отдельными членами, осознание зоны своей профессиональной ответственности, готовность к профессиональному росту и командной работе в ходе решение проблемы семьи).

Готовность специалистов к подобному взаимодействию выше была проиллюстрирована результатами исследования. Готовность членов семьи к взаимодействию с различными организациями и специалистами не может быть охарактеризована как достаточно сформированная, что может быть объяснено разными причинами (объективная занятость родителей, недостаточное понимание значимости и необходимости подобного взаимодействия, социальная изолированность семьи, ее низкий социальный статус, недостаточная информированность о службах и специалистах, способных помочь в той или иной жизненной ситуации и др.).

В-пятых, большинство специалистов, работающих в социальных службах, реабилитационных центрах и иных учреждениях, призванных сотрудничать с семьей, не имеют профессионального семейно- центрированного образования. В системе профессиональной подготовки социальных педагогов, социальных работников, психологов наиболее распространенной является образовательная программа подготовки общего профиля, без углубления в специфику, связанную с работой с семьей. Переход отечественной системы высшего образования на федеральные государственные стандарты нового поколения не изменил ситуацию, и в рамках направления «Психолого-педагогическое образование» (профиль «Психология и социальная педагогика») не предусмотрена достаточная подготовка будущих бакалавров в этом аспекте.

Отсутствие необходимых знаний, недостаточное владение методами и приемами тактичного, ненавязчивого «вхождения в семью и семейную ситуацию» снижают результативность деятельности специалистов и нивелируют престиж соответствующей профессии.

Представленные причины — лишь неполный перечень факторов, снижающих результативность работы с семьей различных специалистов и служб. Но даже при первом приближении к их изучению и характеристике можно говорить о том, что семья может выступать и объектом, и субъектом помощи и поддержки. Объектом помощи и поддержки семья может выступать в силу ограниченных возможностей обеспечения успешного функционирования, а также воспитания и развития ребенка/детей. Субъектом помощи семья выступает в силу способности к саморазвитию, самосохранению, самоконтролю. Имеющиеся у семьи духовно-нравственные, интеллектуальные возмож- ности/ресурсы позволяют осуществлять поддержку каждого из членов семьи, ближайших родственников, возможно, друзей или коллег, выступая не только субъектом помощи, но и самопомощи.

Таким образом, любому специалисту, приступая к работе с семьей, необходимо понимать и принимать субъектную позицию семьи и, соответственно, выстраивать стратегию взаимодействия как основы для выбора технологий и методов работы с семьей. Именно взаимодействие, а не воздействие является своеобразной философией социальнопедагогической, психолого-педагогической и педагогической деятельности в отношении семьи, повышая ее результативность.

Вопросы и задания

1. Прочитайте отрывок из повести А. Грина «Алые паруса».

К тому же замкнутый образ жизни Лонгрена (отец Ассольприм, автора) освободил теперь истерический язык сплетни; про матроса говаривали, что он где-то кого-то убил, оттого, мол, его больше не берут служить на суда, а сам он мрачен и нелюдим, потому что «терзается угрызениями преступной совести». Играя, дети гнали Ассоль, если она приближалась к ним, швыряли грязью и дразнили тем, что будто отец ее ел человеческое мясо, а теперь делает фальшивые деньги. Одна за другой наивные ее попытки к сближению оканчивались горьким плачем, синяками, царапинами и другими проявлениями общественного мнения; она перестала, наконец, оскорбляться, но все еще иногда спрашивала отца: «Скажи, почему нас не любят?»«Э, Ассоль,говорил Лонгрен,разве они умеют любить? Надо уметь любить, а этого-то они не могут».«Как этоуметь?»«А вот так!». Он брал девочку на руки и крепко целовал грустные глава, жмурившиеся от нежного удовольствия.

  • 2. Ответьте на вопросы по данному фрагменту. Как можно охарактеризовать внутрисемейную ситуацию, представленную в фрагменте? Какова социальная позиция семьи? Какая из представленных в параграфе характеристик семьи проиллюстрирована в тексте? Каковы положительные и отрицательные следствия воспитания и развития ребенка в такой ситуации? Опираясь на собственный социальный опыт, назовите возможные меры помощи данной семье.
  • 3. Назовите характеристики, позволяющие рассматривать семью как объект и субъект помощи.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >