Сословная монархия: экономика, политика, социальные отношения (XIV—XV века)

Возникновение парламента и оформление сословной монархии отразилось на политической централизации Британии и укреплении феодального государства. В XIV веке в экономике Британии происходили значительные перемены. Деревня все более вовлекалась в товарно-денежные отношения, что привело в конце концов к ликвидации барщинно-крепостнической системы. Лорды, заинтересованные в деньгах, находили более выгодным заменять барщину денежным оброком. Некоторые лорды сдавали землю в аренду и сами не вели хозяйство, а получали денежную ренту. Старая хозяйственная система постепенно разлагалась. Крестьяне становились лично свободными, могли покидать свои наделы и уходить в город.

В связи с эпидемией чумы в 1348 году обострились противоречия в деревне. «Черная смерть», как ее называли, унесла почти треть, а в некоторых местах до половины населения. Рабочих рук не хватало, работники отказывались наниматься за прежнюю плату. Особенно трудно пришлось мелким феодалам, которые давно уже использовали наемный труд. В городах цеховые мастера жаловались, что подмастерья отказываются работать за прежнюю заработную плату. Идя навстречу дворянам и цеховым мастерам, правительство короля Эдуарда III (1327—1377) издало в 1349 году ордонанс, который требовал, чтобы каждый взрослый мужчина и женщина в возрасте от 12 до 60 лет, не имевшие собственной земли и других средств к жизни, нанимались на работу к тем, кто ее им предложит, и притом за плату, существовавшую до «черной смерти». Виновных за нарушение ордонанса сажали в тюрьму, забивали в колодки и клеймили. Наниматели же, платившие более высокую заработную плату, наказывались штрафом. Затем последовал ряд статутов (1351, 1361, 1388), подтверждавших ордонанс и усиливавших наказание за его нарушение. Целью этого «рабочего законодательства» было обеспечение феодалов и городской верхушки дешевой рабочей силой с помощью внеэкономических средств принуждения.

Одним из средств поправить пошатнувшееся экономическое положение британские землевладельцы считали активизацию внешней политики и грабеж чужих территорий. Их внимание привлекала, прежде всего, Франция, противоречия с которой вылились в Столетнюю войну, начавшуюся в 1337 году. Главным противоречием между Британией и Францией, приведшим к открытой войне, была Аквитания — единственное из огромных когда-то владений Плантагенетов во Франции, уцелевшее еще в их руках. Французские короли, проводившие политику собирания земель, стремились прибрать к своим рукам и эту богатую область. Кроме того, интересы Британии и Франции сталкивались во Фландрии, которая была связана с Британией тесными торговыми узами. Война была абсолютно чужда основной массе крестьянства и городских низов, так как несла им лишь дополнительные тяготы. Основное бремя военных расходов легло на плечи трудящихся слоев населения.

«Рабочее законодательство», рост государственных налогов привели к значительному обострению борьбы крестьянских масс. От «рабочего законодательства» страдала главным образом крестьянская беднота. Вилланы устраивали заговоры, отказывались выполнять барщину и платить повышенную ренту. Вопреки запрещениям статутов создавались тайные союзы сельскохозяйственных рабочих для борьбы за повышение заработной платы. Сплошь и рядом батраки по взаимному сговору отказывались наниматься за установленную плату.

От локальных стихийных выступлений английские крестьяне во второй половине XIV века перешли к массовым движениям в масштабе крупных районов. Происходил рост самосознания крестьянства, отразившийся также в народном творчестве и литературе той эпохи. В середине XIV века возникли народные баллады о благородном разбойнике Робин Гуде. Его сподвижники, люди, в силу обстоятельств бежавшие в леса и поставленные вне закона, изображались в этих балладах как защитники бедных и непримиримые враги обидчиков простого народа — светских и духовных лордов, королевских чиновников.

зо

Во второй половине XIV века в Британии развернулось широкое движение за реформу католической Церкви. Различные общественные группы, участвовавшие в нем, были заинтересованы в церковной реформе по разным причинам. Королевская власть в Британии еще с конца XIII века тяготилась зависимостью от папства, признанной Иоанном Безземельным. Враждебная по отношению к Британии политика пап, которые, находясь в Авиньоне, поддерживали Францию в Столетней войне, активизировала действия британских королей в этом направлении. Король и парламент стремились освободить Церковь из-под влияния пап и наложить руку на ее земельные владения. Придворная знать и крупные феодалы рассчитывали расширить свои владения и увеличить доходы за счет конфискации церковных земель. Короля энергично поддерживали рыцарство и горожане, враждебно смотревшие на богатства Церкви. Эти слои населения порицали духовенство, особенно монахов, за тунеядство и расточительство. Они стремились не только освободить Церковь от влияния Рима, но и упростить обряды, лишить ее богатств и прежде всего земельных владений, рассчитывая со своей стороны также поживиться при конфискации церковного имущества.

В этой атмосфере всеобщей антицерковной оппозиции в середине 70-х годов XIV века выступил профессор Оксфордского университета Джон Виклиф. Он доказывал, что папа не имеет права взимать поборы в Британии и вообще вмешиваться в дела светской власти. Напротив, Церковь и ее глава во всех гражданских делах должны подчиняться светским государям. Из этого он выводил право британского короля на конфискацию церковного имущества. Британское правительство полностью поддержало Виклифа, взяв его под защиту, когда папа потребовал церковного суда над ним. На защиту Виклифа встали и лондонские горожане. Почувствовав поддержку, Виклиф стал выступать более решительно, требуя коренной реформы Церкви и отвергая ряд основных догматов католицизма: учение о «благодати» — особых сверхъестественных «дарах», которыми, в отличие от мирян, якобы обладает духовенство и которые дают ему силу отпускать грехи и «спасать» души верующих. Он поставил под сомнение право папы и епископов давать грамоты на отпущение грехов (индульгенции), право на тайную исповедь и замахнулся на необходимость самого института папства. Единственным источником вероучения Виклиф провозгласил Священное писание и, чтобы сделать его доступным мирянам, содействовал переводу Библии с латинского языка на английский.

Взгляды Виклифа отражали в основном интересы и настроения рыцарства и горожан. Придворные круги, сначала поддерживавшие Виклифа, испугались его более поздних выступлений и отвернулись от него. В 1381 году учение Виклифа было осуждено как еретическое.

Однако оно нашло широкий отклик в простом народе, так как еще до Виклифа народные проповедники выступали против официальной Церкви. Они сами вели полунищенское существование и понимали народные нужды. Поэтому, используя учение Виклифа, они придали ему социальное звучание, соответствовавшее заветным стремлениям основной массы населения. Причем проповедники выступали не только против официальной Церкви и духовенства, но и против крупных землевладельцев, королевских чиновников, обличая несправедливость существовавших тогда порядков.

К концу XIV века положение крестьянства существенно ухудшилось. Особое возмущение было вызвано новыми налогами, введенными при короле Ричарде II (1377 — 1399) в связи с возобновлением Столетней войны. В 1378 году парламент ввел единовременный поголовный налог, взысканный вновь в 1379 году, а затем в утроенном размере — в 1380 году. Этот налог и злоупотребления при его взимании послужили непосредственным поводом к восстанию.

Восстание началось на юго-востоке Британии в графстве Эссекс нападением крестьян на сборщиков налогов. После этого восстание перекинулось в соседние графства: Кент, Сеффолк, Норфолк и др. В короткое время восстание охватило 25 графств из 40, но основным районом оставался юго-восток. Крестьяне громили поместья светских и духовных лордов, захватывали хлеб, скот и другое имущество, сжигали хранившиеся в архивах документы о повинностях. Главным предводителем восставших стал деревенский кровельщик Уот Тайлер, хорошо знавший военное дело. Под его руководством крестьяне двумя большими отрядами двинулись к Лондону, чтобы добиться от короля удовлетворения своих требований.

Городские власти не смогли помешать крестьянам пройти через лондонский мост и занять город. В течение трех дней восставшие были хозяевами положения в столице. Многие приближенные короля были казнены, а дворцы их сожжены. Были разгромлены все лондонские тюрьмы, сожжен главный лондонский архив. На первой встрече с королем в пригороде Лондона Майл-Энде 14 июня 1381 года восставшие предъявили следующие требования (так называемая «Майл-Эндская программа»): все в королевстве должны быть освобождены от всякого рода личной зависимости и рабства; король должен дать амнистию восставшим за все проступки и насилие, допущенные в ходе восстания; должна быть предоставлена полная свобода покупать и продавать без всяких пошлин; земля должна сдаваться крестьянам исключительно за деньги, а денежный оброк составлять не более 4 пенсов за акр.

Программа была, таким образом, умеренной и отвечала, прежде всего, интересам состоятельных крестьян, связанных с рынком. Она требовала отмены крепостного состояния, но не выступала против существующего строя в целом. Король обещал выполнить эти требования. Были заготовлены и розданы отдельным крестьянским общинам сотни отпускных грамот с королевской печатью. Крестьяне начали покидать Лондон, но часть осталась, чтобы предъявить новую петицию. Король был вынужден явиться на второе свидание. Оно состоялось в Смитфилде. В книге «История Средних веков» В. В. Штокмар указывает, что требования Смитфилдской программы были более радикальными: «Все выделенные в исключительное пользование сеньоров лесные и водные территории должны стать общим достоянием, чтобы как богатые, так и бедные могли повсюду свободно ловить рыбу, охотиться за зверем во всех лесах и на всех лугах. Права сеньоров должны быть упразднены и установлено равенство всех, кроме короля. Находящееся в распоряжении монахов, настоятелей приходов, викариев и других церковных людей имущество должно быть отнято у них и разделено между прихожанами. В Британии должен быть один епископ и один прелат, и все земли и держания епископов и прелатов должны быть взяты у них и разделены между общинами».

Это была радикальная программа, отвечавшая интересам основной массы населения страны и направленная на ликвидацию крепостного права, сословного неравенства. Король согласился на выполнение всех требований и предложил восставшим разойтись по домам. Но во время свидания с королем Уот Тайлер был смертельно ранен мэром Лондона. Лишенные руководства отряды крестьян были вытеснены из города ополчениями рыцарей и богатых горожан. В графства были направлены карательные экспедиции, жестоко расправившиеся с крестьянами. Несмотря на поражение, восстание 1381 года оказало большое влияние на судьбы крестьянства. Помещики были вынуждены отказаться от барщины, а государство пойти на уступки — тяжелые налоги были уменьшены, рабочее законодательство смягчено.

Борьба нового строя со старым — характерная черта XV столетия. Крупнейшие землевладельцы во главе с титулованной знатью, наиболее упорно державшиеся за барщину и крестьянскую зависимость, теперь оказались вынужденными свернуть свое хозяйство. Фиксированная невысокая рента, которую они получали со своих держателей, не могла обеспечить им привычный расточительный образ жизни. Эта часть феодалов, состоявшая из потомков прежней знати, получила название «старого дворянства». В его состав входила и значительная часть рыцарства — те мелкие и средние феодалы, которым кризис барщинной системы нес разорение и которые жили за счет службы в свитах и при дворах феодальных магнатов, всегда готовые к войне и грабежу. Обреченное на гибель «старое дворянство», однако, было еще достаточно сильным и не хотело сдавать своих позиций. Его представители с конца XIV века и особенно в XV веке пытались пополнить свои доходы за счет получения доли государственных налогов. Борьба за власть и влияние при дворе с целью расхищения государственной казны определяли политику различных феодальных клик в Англии. Другим источником дохода для старой знати был военный грабеж Франции в Столетней войне и даже прямые грабежи на большой дороге.

Вместе с тем в среде английских феодалов росла и укреплялась другая группа, связанная с новыми прогрессивными явлениями в экономике страны, — так называемое «новое дворянство». Оно сформировалось в XV веке отчасти из мелких и средне вотчинных землевладельцев —

зз рыцарства XIII—XV веков, которые и в новых условиях занимались активной хозяйственной деятельностью, отчасти из разбогатевших крестьян и горожан, вкладывавших деньги в землю и получавших дворянские звания. «Новое дворянство», собирательно — джентри, умело приспосабливалось к новым условиям. Его представители округляли свои владения, скупая земли «старого дворянства» и разорявшихся крестьян, сдавали их в краткосрочную аренду за более высокую плату. Они занимались осушением болот, расчисткой лесных участков, строили мельницы, сукновальни, пивоварни, стараясь всячески повысить доходность своих владений. «Новое дворянство» было тесно и повседневно связано с рынком. Социальный вес джентри особенно возрос во второй половине XV века.

Еще с середины XIV века в сельских местностях и мелких городках развивалось производство сначала грубых, а затем тонких сортов сукна, которое с успехом экспортировалось за границу. В этот период наблюдался упадок старых городов, сокращалось цеховое производство, и подъем новых городов на западе страны, где появились новые формы организации промышленности. В то же время расширялось кустарное ремесло. Деревенские кустари вырабатывали грубошерстные неокрашенные сукна, которые вывозились для доработки во Фландрию и Флоренцию. Они работали на суконщиков, снабжавших их сырьем и сбывавших готовую продукцию. Возникала рассеянная мануфактура. Организаторами этой первой формы капиталистического производства являлись богатые купцы городов и крупные цеховые мастера.

Большие перемены наблюдались и в торговле. Ганзейские купцы перестали играть былую роль во внешней торговле Британии. Теперь для вывоза шерстяных тканей и сукна за пределы страны была создана компания британских купцов. Сначала они захватили в свои руки торговлю сукном в бассейне Ла-Манша и в Северном море, затем британские купцы перешли к завоеванию новых рынков: их корабли появлялись во всех морях Западной Европы. В стране бурно развивалось кораблестроение. Уже к 70-м годам XV века купцы вели заморскую торговлю в районах, далеких от Британии.

В социально-политическом развитии Британии постоянно сталкивались интересы слоев, связанных с развитием более прогрессивных форм производства, с интересами наиболее консервативных общественных групп. Джентри, или «новое дворянство», крестьянская верхушка, горожане были заинтересованы в дальнейшем укреплении центральной власти для обеспечения нормальной хозяйственной деятельности, поддержания мира в стране, защиты их торговых интересов за границей, наконец, для подавления сопротивления эксплуатируемых. Иной была позиция «старого дворянства». Чем больше оно укрепляло свое экономическое положение, тем больше отстаивало свою политическую самостоятельность, препятствуя дальнейшей централизации государства. Магнаты Британии обладали значительным политическим весом на местах и располагали немалыми средствами и военной силой в лице своих свит, состоявших из наемников, родственников и вассалов. Феодальные клики, нередко с помощью прямого насилия, оказывали давление на выборах в палату общин, заполняя ее своими ставленниками. На протяжении всего XV века эта наиболее консервативная часть феодалов вершила судьбы страны, ввергая ее в смуты и династические войны, которые опустошали Британию и тормозили ее прогрессивное развитие. Так крушение барщинной системы хозяйствования отозвалось в политической жизни временным возрождением феодальной анархии и политическим господством феодальной аристократии.

В 1399 году по инициативе баронов северных графств был низложен Ричард II, последний король из прямой линии династии Плантагенетов. На престол бароны посадили его двоюродного брата, своего ставленника Генриха IV Ланкастера (1399—1413). Под давлением феодальной аристократии сын Генриха IV — Генрих V (1413—1422) возобновил Столетнюю войну, затухшую в конце XIV века.

После смерти Генриха V корона перешла к его сыну Генриху VI (1422—1461), которому в это время не было и года. Вокруг престола завязалась борьба политических сил за влияние и власть. Между тем война во Франции приняла плохой оборот: к 1453 году из всех своих завоеваний Британия сохранила только Кале. Хозяйничанье феодальных клик, непомерный рост налогов, расхищение казны и позорные неудачи в войне вызывали недовольство «нового дворянства», горожан и особенно крестьян.

Неудачи в Столетней войне, рост налогов, расстройство торговли, злоупотребления администрации привели в 1450 году к восстанию в графстве Кент. Восстание возглавил Джек Кэд, один из вассалов герцога Йоркского, являвшегося потомком одного из младших сыновей Эдуарда III и претендовавшего на английский престол. В нем приняли участие кентские крестьяне и горожане, но руководителями были рыцари. Как и в 1381 году, восставшие заняли Лондон и предъявили правительству ряд требований: удалить дурных советников короля, упорядочить центральное и местное управление, ограничить произвол лордов на местах, отменить все еще действовавшее рабочее законодательство. Последнее требование свидетельствовало о том, что в восстании принимали участие батраки, крестьянская беднота и городские подмастерья. Характерно, что программа Кэда требовала включить герцога Йоркского в состав королевского совета. Это свидетельствовало о симпатии части восставших к Йоркской династии. Правительство согласилось выполнить требования, а когда восставшие ушли из Лондона, королевские войска напали на них и нанесли поражение. Кэд был ранен, захвачен в плен и умер по дороге в Лондон.

В 1453 году, наконец, закончилась Столетняя война. Британия потерпела поражение, сохранив на континенте только Кале. Крушение надежд на французскую добычу и провал ставки на народное восстание еще больше усилили стремление йоркистов к власти. В правление Генриха VI, еще задолго до начала войны Роз, по всей стране уже шли мелкие баронские усобицы, которые король не мог прекратить или предотвратить. Бароны нанимали к себе на службу солдат, освобождавшихся по мере сокращения военных действий во Франции. Начиная с 1453 года, большие отряды ветеранов, привыкших к грабежам, насилию и разбою, возвратились в Британию и составили готовые к действиям армии враждующие феодальные группировки.

После разгрома восстания Джека Кэда в Британию вернулся и глава йоркистской партии Ричард, герцог Йоркский, пребывавший до этого времени в качестве вице-короля в Ирландии. В 1453 году Генрих VI потерял рассудок, и королева Маргарита собиралась стать регентшей, но при дворе и в парламенте одержал верх Ричард Йоркский, провозглашенный протектором Британии. Борьба партий при дворе вынудила все же Ричарда вскоре уйти в отставку и даже уехать на север. Там, используя поддержку феодальной династии Невилей, он начал собирать армию, с которой затем двинулся на юг. При Сент-Олбансе 22 мая 1455 года завязалась битва, которая закончилась полной победой йоркистов. Этому способствовало как превосходство сил герцога Йоркского, так и умелое руководство боевыми действиями молодого сторонника Йорков, графа Уорвика, которому впоследствии суждено было сыграть большую роль в войнах Роз. В этом сражении были убиты многие представители феодальной знати. А это в свою очередь создало много предлогов для мести и кровавой вражды между баронами в течение трех последующих десятилетий. Битвой при Сент-Олбансе началась «война Роз», вошедшая в историю под таким название потому, что герцог Йоркский имел в своем гербе белую розу, а Ланкастеры — алую. В этой войне сошлись в борьбе за престол две ветви династии Планта- генетов, ведущие свое происхождение от сыновей Эдуарда III.

Весной 1459 года война разгорелась с новой силой, причем и на этот раз Ланкастеры потерпели поражение. В июне 1460 года войска йоркистов, поддержанные населением Кента, победоносно вошли в столицу. 10 июля того же года граф Уорвик и старший сын герцога Йоркского, будущий король Эдуард IV, разбил наголову при Нортгемптоне главные силы Ланкастеров. Король Генрих VI был взят в плен, а многие из поддержавших его баронов были убиты. После этого Уорвик направился в Лондон и созвал там от имени пленного короля парламент. Королева Маргарита с наследником престола принцем Эдуардом бежала и после долгих злоключений оказалась в Шотландии, где снова начала собирать войска для похода на Лондон. В Лондоне же Ричард Йоркский, действуя в качестве протектора, ввиду неспособности короля к управлению, принудил лордов к компромиссу, по которому после смерти Генриха VI корона должна была перейти к нему, Ричарду Йоркскому.

Между тем отряды Маргариты двинулись на юг и напали на Ричарда Йоркского около Уэкфильда. Армия его была разгромлена, а сам он погиб у ворот своего замка. Был убит и младший сын Ричарда. Тогда же были казнены и многие другие йоркисты. Через некоторое время старший сын герцога Йоркского, Эдуард, нанеся поражение Ланкастерским отрядам, вошел вместе с Уорвиком в Лондон, где и был объявлен королем. Ланкастерцы бежали на север, но были настигнуты Эдуардом IV Йоркским и разгромлены 29 марта 1461 года в битве при Тоу- тоне, самом крупном сражении в войне Роз. Во время этой битвы снежная буря помешала ланкастерским лучникам целиться в своих врагов, а стремительный натиск йоркистских войск довершил разгром. Король Генрих VI бежал вместе с королевой и наследником в Шотландию. Эдуард IV формально был признан парламентом и короновался в Вестминстере.

Вскоре, однако, произошел разрыв между королем Эдуардом IV и графом Уорвиком. Эдуард IV, вопреки намерениям Уорвика, стремившегося к союзу с Францией, выдал свою сестру Маргариту замуж за герцога Бургундского, Карла Смелого, врага французского короля, и объявил о своем намерении вторгнуться во Францию. Эдуард IV заключил также торговый договор с Нидерландами, что очень понравилось лондонским купцам, но совершенно нарушило планы Уорвика. Заключенный втайне от Уорвика брак короля с Елизаветой Вудвиль был показателем связей Эдуарда с рыцарством, а возвышение семьи Вудвилей означало оттеснение старого баронства от престола новой знатью, выдвигавшейся из среды рыцарства. Оскорбленный всем этим, Уорвик окончательно перешел в оппозицию. К Уорвику вскоре присоединился брат короля, герцог Кларенс. Они начали военные действия и разбили Эдуарда IV в битве при Эджкоте в июле 1469 года. Король Эдуард был взят в плен, но освобожден после того, как дал обещание простить Кларенса и Уорвика. Через год Уорвик снова нарушил мир, был разбит и бежал во Францию. Заключив там союз с королевой Маргаритой, Уорвик вернулся в Британию, нанес поражение Эдуарду IV и восстановил на престоле в 1470 году Генриха VI. За все эти действия Уорвика прозвали «делателем королей».

Однако уже в 1471 году Эдуард IV снова появился в Британии, разбил Уорвика в битве при Барнете, причем герцог Кларенс перед самим сражением перешел на сторону своего брата, бросив Уорвика. Ожесточенная битва разыгралась в темноте и тумане. Отряды Уорвика по ошибке атаковали своих союзников, а затем были окружены и разгромлены. Уорвик пытался бежать, но был захвачен и убит. Генрих VI попал в руки короля Эдуарда IV. Тогда королева Маргарита сделала попытку продолжать борьбу и высадилась со своими войсками в Портсмуте, но была разбита в сражении при Тьюксбери и взята в плен, а ее сын, принц Эдуард, казнен после боя. Вскоре и Генрих VI окончил свои дни в Тауэре (в его убийстве обвинили второго брата короля Эдуарда IV, Ричарда Глостерского — будущего Ричарда III, ближайшего соратника и лучшего полководца Эдуарда). После этих событий Эдуард IV правил Британией беспрепятственно вплоть до своей смерти в 1483 году. Правил он твердой рукой, заставив на время почти совсем прекратить баронские распри. Начавшаяся сильнейшая ссора между братьями короля — герцогом Кларенсом и Ричардом Глостерским (оба были женаты на дочерях Уорвика и ссорились из-за его наследства) — закончилась заключением Кларенса в Тауэр и его гибелью в тюремных застенках.

Эдуард успешно разрешил вопрос об отношениях с Францией. В 1475 году он высадился с войсками в Кале и начал поход против Людовика XI в союзе с герцогом Бургундским, Карлом Смелым. Французский король предложил Эдуарду IV щедрую субсидию при условии, если он откажется от своего союзника — Карла Смелого — и уйдет из Франции. Эдуард IV согласился и получил 15 тысяч фунтов стерлингов сразу и 10 тысяч ежегодной пенсии пожизненно. Возмущенный Карл Смелый потребовал объяснений, но Эдуард IV лишь рекомендовал ему присоединиться к договору. Кроме того, британский король согласился отдать Людовику XI за дополнительные 10 тысяч фунтов стерлингов вдову Генриха VI — королеву Маргариту, которая за свое освобождение обещала Людовику XI отказаться от всяких претензий на свое наследство в Анжу, Провансе и Лотарингии.

Ведя всю жизнь борьбу с баронами, сторонниками Ланкастеров, Эдуард IV не доверял баронам и йоркистской партии. История с графом Уорвиком полностью оправдала это недоверие. Король стремился приблизить к себе людей из числа новых дворян, создавая из них новую аристократию. Именно новое дворянство и купечество крупных городов, нуждавшееся в твердой власти, которая могла бы обуздать баронскую анархию, составляло опору правительства Эдуарда IV.

Поскольку парламент находился под сильным влиянием аристократии, Эдуард IV не доверял и ему, стараясь созывать его как можно реже. Возможность распоряжаться фондом конфискованных у мятежных баронов земель, деньги, поступавшие из Франции, большие торговые пошлины, «добровольные подарки», доходы от собственной торговли — все это создало прочную экономическую базу правительству Эдуарда IV. Однако как только король неожиданно умер, баронская оппозиция снова подняла голову, сплотившись вокруг брата покойного Эдуарда Ричарда Глостерского. У Эдуарда IV было два сына. Двенадцатилетний принц Эдуард должен был быть объявлен королем, но Ричард Глостерский не желал допустить усиления родичей королевы Елизаветы, окружавших наследника престола и крайне непопулярных и среди знати и среди простонародья вследствие непомерного стяжательства и коррупции. Выехав навстречу будущему королю, направлявшемуся в Лондон, Ричард арестовал сопровождавших его лиц, а самого Эдуарда, а затем и его младшего брата направил в Тауэр. Было объявлено о двоеженстве Эдуарда IV. Данный факт лишал Эдуарда V и его брата (как бастардов), прав на престол.

Собранные представители сословий узаконили данное решение, и 6 июля 1483 года Ричард III был коронован. Почти сразу же ему пришлось иметь дело с восстанием знати, во главе которого стал бывший сторонник Ричарда герцог Букингемский. Восстание это было разгромлено и его организатор казнен, но знать была недовольна слишком решительными действиями Ричарда III, который, обманув ее ожидания, явно проявил тенденцию к продолжению правительственной линии, начатой Эдуардом IV. Короткий срок правления Ричарда не дал ему возможности укрепить свое положение, а чрезмерные финансовые претензии лишили его поддержки джентри и горожан, в частности лондонцев, несмотря на то, что король предпринял ряд шагов во внутренней и внешней политике, направленных на укрепление мощи королевства и повышение благосостояния подданных.

Слабость позиций Ричарда III обосновывалась и тем обстоятельством, что его единственный законный сын скоропостижно скончался, и он не имел прямых наследников. Кроме того, во враждебной ему Франции распускались слухи о том, что он отдал приказ об убийстве своих племянников в Тауэре (часть историков еще с XIX века подвергают сомнению эту теорию). Знать сделала ставку на нового претендента на престол, дальнего родственника Ланкастеров — Генриха Тюдора, графа Ричмонда. Законность его прав на престол была более чем сомнительной, однако иных кандидатов уже не осталось.

Генрих Тюдор собрал во Франции армию для вторжения в Британию. К нему стекались бароны, спасавшиеся от преследований Ричарда III. В августе 1485 года Генрих Тюдор высадился в Милфорде (Уэлс) и двинулся к центру страны. В битве при Босворте 22 августа 1485 года из-за предательства аристократов, перешедших со своими войсками на сторону претендента, Ричард III был разбит и погиб в сражении. Позднее были приложены серьезные усилия к его полной дискредитации. Так, вследствие трудов Рафаэля Холиншеда и Томаса Мора, а также драмы Уильяма Шекспира образ Ричарда III был демонизирован. Историческая его реабилитация состоялась лишь в начале XXI столетия, когда весной 2015 года его останки были торжественно перезахоронены в кафедральном соборе Лестера.

В этой последней битве войны Роз участвовали уже немногие бароны: большинство их было перебито до того. Это в известном смысле сыграло свою положительную роль, способствуя прекращению феодальных усобиц, и расчистило путь для развития страны. Генрих Тюдор взошел на престол Британии, хотя его династические права были весьма слабыми. Его возвышению помогли прогрессивные элементы — джентри и горожане, его также поддержали Лондон и парламент. Генрих Тюдор женился на наследнице Йорков Елизавете (дочери Эдуарда IV) и положил начало основанию новой династии, династии Тюдоров, во время правления которой Британия вступила в эпоху абсолютизма.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >