Экономическое развитие и политическая реакция в Германии в 1815—1830 годах

Венский конгресс сохранил политическую раздробленность Германии. Созданный по решению держав-победительниц Германский союз включал теперь 37 (позднее 34) самостоятельных монархий и четыре вольных города — Гамбург, Бремен, Любек и Франкфурт-на-Майне. Англия, Россия и Франция не хотели допустить создания единой Германии как возможного соперника в будущем, с ними были солидарны монархи отдельных германских государств. В раздробленности последние видели средство сохранения своих владений. Самое влиятельное государство Германского Союза — Австрия и второе по значению — Пруссия — вошли в него лишь теми районами, которые ранее входили в состав Священной Римской империи.

Территория Пруссии состояла из двух отдельно расположенных частей — шести старопрусских провинций на востоке и двух на западе — Рейнской и Вестфалии. Последние значительно опережали в экономическом отношении более отсталые восточные провинции. В западных провинциях успешно шло капиталистическое развитие, крепла богатая и влиятельная буржуазия. В значительной степени этому способствовали антифеодальные преобразования, проведенные во время Французской буржуазной революции и в наполеоновский период. На востоке Пруссии по-прежнему преобладало крупное помещичье землевладение.

В Пруссии, как и в большинстве других германских государств, господствовали абсолютистские режимы. В Саксонии и Ганновере были восстановлены почти все феодальные повинности крестьян, а также сословные ландтаги, закрепившие политическое господство дворянства. Иное положение сложилось на юго-западе Германии.

В Вюртемберге, Бадене, Баварии и Гессен-Дармштадте, где влияние Французской революции оставило глубокий след, в 1817—1820 годах была подтверждена отмена зависимого положения крестьян и введены умеренные конституции, отразившие повышение роли буржуазии. Двухпалатная система с высоким имущественным цензом, сохранявшая привилегии дворянства, все же означала постепенное приближение этих германских государств к монархии нового, буржуазного типа.

В первой половине XIX века Германия представляла собой аграрную страну. Население ее составляло к середине века более 35 миллионов человек, три четверти которых проживали в деревне. Личной зависимости крестьян уже не было, но они были опутаны сетью различных платежей, повинностей и долгов. В руках юнкерства была сосредоточена решающая доля средств производства, осуществление прусских аграрных реформ сопровождалось пополнением рядов земледельцев представителями буржуазии. Это сближало социальные позиции дворянства и буржуазии, обеспечивало медленное перерастание юнкерского хозяйства в капиталистическое.

На западе Германии, где преобладало мелкое крестьянское хозяйство и пережитки не были так сильны, быстрыми темпами шло расслоение крестьянства. Там выделялась сельская буржуазия — гроссбау- эры, использовавшие труд основной массы разорявшихся крестьян как наемной рабочей силы.

Немецкая промышленность в первые десятилетия XIX века состояла главным образом из мануфактур и ремесленных мастерских. Переход к фабричному производству только намечался в хлопчатобумажной промышленности. Раздробленность страны замедляла складывание внутреннего рынка. Наплыв иностранных товаров сужал возможности сбыта изделий немецкой промышленности.

В начале 30-х годов в Германии стала развертываться промышленная революция. Огромную роль в ней сыграли технический прогресс и развитие транспорта. Пароходы появились на Рейне с 1822 года, в 1835 году открылась первая железная дорога Нюрнберг-Фюрт. К 1848 году протяженность железных дорог в Германии более чем вдвое превышала французскую и составляла свыше 5 тысяч км, из которых 2,3 тысячи приходилось на Пруссию. Быстро развивалась Рейнская область с ее большими запасами угля и железной руды. С каждым годом увеличивалось число паровых машин. В Пруссии к 1830 году их было 245, а в 1849 году — 1264.

Из-за недостатка капиталов преобладала устаревшая технология. Доменные печи в Германии работали на древесном угле, и производительность каждой из них в 10 раз уступала работавшим на коксе английским доменным печам. Первая использовавшая кокс домна появилась в Рурском промышленном бассейне только в 1847 году.

Промышленный переворот в Германии повлек за собой складывание промышленного пролетариата. Общее число лиц наемного труда возросло с 450 тысяч в 1832 году до почти миллиона в 1864 году, но их основную часть еще составляли ремесленные подмастерья и рабочие на дому. В целом к середине XIX века в Германии ремесло и мануфактурная промышленность еще преобладали над крупным машинным производством.

В первые годы после Венского конгресса против попыток усиления феодальной реакции решительно выступало только немецкое студенчество, по своему составу мелкобуржуазное. Центрами его движения были университеты городов Иены и Гессена. Радикальная молодежь требовала создания единой свободной Германии и призывала к свержению монархов. Студенты Иены создали «Всегерманский студенческий союз» под девизом «Честь, свобода, отечество!», а также тайное общество для борьбы с реакцией.

В начале осени 1830 года в различных государствах Германии вспыхнули массовые волнения. В Лейпциге и Дрездене была организована буржуазная гражданская гвардия. Король Саксонии вынужден был согласиться на введение конституционных, порядков. Реакционные монархи отреклись от престола в Брауншвейге и Гессен-Касселе и здесь в 1831—1832 годах были введены конституции.

Вершиной демократического движения за объединение страны и демократические преобразования в 30-е годы явилась гамбахская демонстрация 27 мая 1832 года в Пфальце. В ней приняли участие около 30 тысяч ремесленников и подмастерьев из всех немецких государств, представители либеральной интеллигенции и буржуазии. Демонстранты требовали объединения страны и введения конституционных свобод.

Встревоженная этим реакция перешла в наступление. В Пруссии были ужесточены законы, ограничившие свободу печати и политических организаций. В Гессене полиция разгромила тайное общество, боровшееся за права человека.

Богатевшая немецкая буржуазия требовала все настойчивее своего участия в управлении страной. Но, боявшаяся и народа, и монархии, она заключила союз с дворянством и ограничилась робкими требованиями о даровании конституции сверху.

Другим важнейшим требованием либералов было требование национального объединения Германии. Однако вступивший на престол в 1840 году король Фридрих Вильгельм IV сразу заявил о невозможности изменений в абсолютистском строе, в порядках в Пруссии. Это усилило оппозиционные настроения буржуазии, выразителями которой стали кельнская «Рейнская газета» и «Кенигсбергская газета».

Решительнее, чем либеральная буржуазия, были настроены мелкобуржуазные слои населения. Испытывавшие более сильный гнет, они хотели быстрых преобразований. Из-за полицейских преследований большинство мелкобуржуазных демократов действовали в эмиграции. Мелкобуржуазные демократы, оставаясь идеалистами в понимании истории, преувеличивали роль «критически мыслящей личности» и выдвигали требование ее неограниченной свободы, проявляя склонность к анархизму. Среди них были и радикальные элементы, считавшие, что Германия может миновать капитализм и сразу перейти к социализму.

В первой половине XIX века немецкие рабочие находились в крайне тяжелом положении. Их рабочий день продолжался 15—16 часов, зарплата была маленькой. На фабриках широко использовался женский и даже детский труд. Рассеянные по мелким предприятиям рабочие не имели организаций, способных защищать их интересы, не обладали ясным классовым самосознанием.

Еще в 40-е годы в Германии продолжались выступления разрушителей машин, характерные именно для ранней ступени борьбы пролетариата. Многие более активные и сознательные рабочие и ремесленники эмигрировали за границу, чаще всего в Париж. Там в 1833 году возник «Немецкий народный союз». Он выпускал листовки, призывавшие к свержению абсолютистских правителей и к объединению Германии.

Из этого союза выделился другой, названный «Союзом справедливых». Его программа носила утопический характер и ставила целью достижение равенства на основе общности имущества. Главным теоретиком «Союза справедливых» был портняжный подмастерье из Магдебурга Вильгельм Вейтлинг, один из выдающихся деятелей раннего этапа немецкого рабочего движения. Он страстно осуждал капитализм и был убежден в возможности немедленного осуществления социального переворота. Для этого, по его мнению, нужен был только могучий толчок, суть которого, однако, он представлял себе нечетко: на первый план Вейтлинг выдвигал то нравственное просветление трудящихся, то революционный стихийный бунт.

В 1847 году в «Союз справедливых» вступили Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Они настояли на смене внеклассового лозунга «Союза справедливых» «Все люди — братья!» на боевой классовый лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Было изменено и название организации — теперь она стала именоваться «Союзом коммунистов». В начале 1848 года Маркс и Энгельс написали «Манифест Коммунистической партии» — программу «Союза коммунистов», ставшую на многие десятилетия катехизисом коммунистов всего мира.

С большой отчетливостью пробуждение пролетариата проявилось в 1844 году, когда вспыхнуло восстание ткачей Силезии. В городе Лан- генбилау войска расстреляли безоружных рабочих, убив 11 человек и ранив 20. Но разъяренные ткачи затем перешли в атаку и обратили солдат в бегство. Только прибытие новых войск позволило властям подавить восстание.

К середине 40-х годов напряженность в Германии возросла. Особенно заметно усилилось оппозиционное движение в Пруссии. В 1845 году почти все провинциальные ландтаги прямо высказались за введение конституции. Оппозицию возглавляла рейнская буржуазия, требовавшая экономических свобод и политических изменений в стране.

Более решительно были настроены радикально-демократические круги, один из представителей которых поэт Р. Гервег прямо призывал немецкий народ к революционной борьбе и созданию единой демократической республики.

Подъем народного движения, активность либеральной буржуазии и метания правительства говорили о том, что в Пруссии сложилась революционная ситуация. Грозные признаки будущей бури появились и в других германских государствах. Правительства южногерманских государств, надеясь привлечь на свою сторону либеральную оппозицию, выступили с обещаниями либеральных реформ. Со своей стороны, немецкая буржуазия, стремившаяся к политической власти, одновременно уже видела нависшую над ней угрозу со стороны пролетариата. Намечался компромисс буржуазии с монархиями.

Своеобразие духовной жизни Германии первой половины XIX века заключалось в том, что при отсутствии политических свобод философия и литература приобрели особое общественное звучание. Фридрих Шеллинг разработал основы объективно-идеалистической натурфилософии, попытавшись при этом перенести идею развития и всеобщей связи явлений на исторический процесс.

Крупнейший немецкий философ Георг Вильгельм Фридрих Гегель разработал учение о диалектике, стержнем которого явилась идея развития, внутренний источник которого философ видел в борьбе противоречий, что опрокинуло метафизику всех прежних теорий. Мысли Гегеля о закономерной и прогрессивной смене отдельных этапов в развитии общества разрушали теории социальной незыблемости существовавших порядков. Поэтому А. Герцен с полным правом назвал гегелевскую диалектику «алгеброй революции». Но оставаясь идеалистом, Гегель не принимал во внимание материальные основы исторического развития.

В отличие от Гегеля последний выдающийся представитель немецкой классической философии Людвиг Фейербах перешел на позиции материализма. Однако он отбросил не только идеалистическую систему Гегеля, но и его плодотворный диалектический метод. Учение Фейербаха о несовместимости социального угнетения с подлинной свободой человека, критика им религии революционизирующе воздействовали на его современников.

О лучшем будущем мечтал романтик, великий поэт Генрих Гейне. Друживший с Марксом, Гейне не был социалистом, но в стихотворении «Ткачи» он приветствовал начало борьбы немецкого пролетариата. Его блестящая поэма «Германия. Зимняя сказка» — это проникнутая любовью к родине, непревзойденная по силе сарказма и уничтожающей сатире картина немецкой жизни тех лет.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >