Социальная политика

В начале 90-х годов социальный мир в Германии обеспечивался прочнее, чем в других странах Европы. Причина этого позитивного процесса заключалась главным образом в широко разветвленной системе социальной защиты населения. Первостепенное значение она имела для лиц наемного труда. Если наемный работник заболевал или отказывался от работы, пострадал от банкротства и т. д., система защиты в значительной мере смягчала вызванные этим финансовые трудности. Эти услуги оказывались в рамках солидарного общества. Те, кто имел работу, делали отчисления в различные фонды социального страхования.

Социальная система охватывала не только тех граждан Германии, кто работал. Это были также и пособия на детей, дотации по квартплате, социальная помощь малоимущим и компенсация жертвам войны.

Расходы на социальное страхование в Германии составляли тогда около трети валового внутреннего продукта. В 1993 году — главным образом в связи с «поглощением» ГДР — доля расходов на социальные нужды в ВВП выросла до 33,7 %.

Германия является страной с высоким уровнем заработной платы, развитой сферой социальных услуг и высоким уровнем благосостояния. Однако для того, чтобы сохранить этот уровень необходимо приспосабливаться к новым тенденциям на мировых рынках.

Центральной задачей социальной политики правительства Германии оставалось сокращение безработицы. Ключ к увеличению занятости — это рост объема инвестиций. Чтобы добиться соответствующей рентабельности инвестиций, Германия стремилась укреплять рыночные силы, главным образом стимулируя индивидуальную деятельность. Ограничивалось влияние государства на экономику, устранялась анти- рыночная регламентация.

Рабочие, служащие, чиновники и ученики на производстве — это была самая большая часть трудящихся — 36,4 миллиона человек, — имевших работу в Германии (29,8 миллиона человек в старых и 6,6 миллиона человек в новых землях). Наряду с теми, кто работал по найму, имелось около трех миллионов человек, занятых самостоятельной трудовой деятельностью и выступавших в роли работодателей. В качестве работодателей выступали также акционерные общества, федерация, земли, общины и другие государственные учреждения.

Несмотря на противоположность интересов, работодатели и наемные работники вынуждены были сотрудничать друг с другом. В Германии тарифная автономия: союзы работодателей и наемных работников имеют право заключать тарифные соглашения (коллективные договоры) без вмешательства государства. Хотя государство, как законодатель, и определяет общие условия, но оно не предписывает, сколько должен зарабатывать рабочий или служащий в определенной отрасли промышленности. Договориться об этом и многом другом задача профсоюзов и объединений работодателей или отдельных работодателей.

Самой крупной профсоюзной организацией являлось Объединение германских профсоюзов (ОГП), в котором к концу 1993 года насчитывалось около 10,3 миллиона членов, организованных в 16 профсоюзах.

Для профсоюзов ОГП был характерен отраслевой принцип: они принимали в свои ряды рабочих и служащих конкретной экономической отрасли (или даже нескольких отраслей) независимо от профессионального положения на предприятии. Так, шофер и бухгалтер, работавшие в типографии, могли быть членами профсоюза работников средств массовой информации.

Наряду с ОГП существует профсоюз германских служащих (ПГС), в котором в конце 1993 года насчитывалось около 527 800 членов. Его членами могут быть только служащие из самых различных отраслей экономики.

Профсоюз германских чиновников (ПГЧ), насчитывавший около миллиона членов, явлется самой важной организацией чиновников. Он не ведет переговоров о заключении коллективных договоров и поэтому не может объявлять, например, забастовки. В остальном у него все признаки профсоюзной организации, и он пользуется значительным влиянием. Объединение христианских профсоюзов в Германии (ОХПБ) насчитывало около 310 000 членов, организованных в различных профсоюзах.

Германские профсоюзы не зависят от политических партий и Церкви. Никого не принуждают вступать в профсоюзы.

В Германии забастовочная борьба разрешена только по вопросам, связанным с заключением коллективных договоров. Поэтому такую борьбу могут вести лишь стороны, участвующие в заключении коллективных договоров. В течение срока действия коллективного договора стороны обязаны соблюдать мир. Это значит, что в этот период забастовочная борьба не допускается по вопросам, определенным этим договором.

Во избежание забастовочной борьбы сторонами предусмотрены различные примирительные процедуры. В уставах большинства профсоюзов записано требование о тайном голосовании всех членов профсоюза по поводу начала забастовки. Чтобы перейти к забастовке, необходимо получить подавляющее большинство голосов.

Праву профсоюзов на забастовки работодатели противопоставляют локаут. Федеральный суд по трудовым спорам и Федеральный конституционный суд с определенными ограничениями утвердили локаут как допустимое средство борьбы, однако отношение общественности к этому остается спорным.

В борьбе за улучшение условий труда государство придерживается нейтральной позиции. Поэтому из фонда страхования на случай безработицы бастующие и отстраненные от работы не получают пособий по безработице. Во время забастовок в связи с потерей заработка членам профсоюзов выплачиваются пособия из профсоюзных забастовочных фондов. Лицам, не являвшимися членами профсоюза, пособия не выплачивались.

Специальным заявлением правительство Г. Шрёдера в Бундестаге 14 марта 2003 года провозгласило начало выполнения программы реформ «Повестка дня — 2010». Вначале она состояла из трех основных компонентов: реформа на рынке труда; реформа обязательного медицинского страхования; изменения в правовом регулировании ремесленного производства, реформирование коммунальных финансов и программы дешевых кредитов для местных органов власти, а также модернизация жилья.

В ФРГ общественные организации, в том числе профсоюзы, оппозиционные политические партии, многие граждане сразу же подвергли острой критике эту программу. Ее расценили как своеобразное объявление войны «государству всеобщего благоденствия». Причем комментарии содержания программы «Повестка дня — 2010» имели широкий спектр: от «предательства» интересов трудящихся до ее «половинчатости и недостаточной радикальности». Действительно, программа оказалась далеко не однозначной по многим своим положениям, и поэтому разброс мнений в обществе по ее важнейшим аспектам был вполне объясним. В частности, ужесточались государственные гарантии по выдаче пособий по безработице, сокращался каталог услуг по медицинскому страхованию граждан. В то же время более либеральным становилось законодательство при открытии и регистрации ремесленных предприятий, снижались ставки подоходного налога для предприятий и организаций.

«Повестка дня — 2010» включала в себя также реформирование отдельных секторов экономики, профессионального обучения, образования и научных исследований, рынка труда, пенсионного обеспечения и помощи семьям.

Все эти аспекты свидетельствуют о том, что данную программу можно отнести к сфере «системных реформ». Реформированию оказались подвержены все основные прежние достижения «социального государства».

Программа «Повестка дня — 2010», по мнению многих аналитиков, могла быть поддержана большинством населения Германии лишь в том случае, если бы изначальная основная задача Г. Шрёдера не допустить возникновения новой бедности и деградации общества неуклонно выполнялась. Канцлер Г. Шрёдер неоднократно утверждал, что уверен в этом. Но нашлось много противников его курсу реформ. Поэтому, как следствие, стало отмечаться быстрое падение рейтинга социал- демократов в Германии. Кроме того, появившиеся и углублявшиеся разногласия в самой партии буквально вынудили Г. Шрёдера подать в отставку с поста ее председателя. В результате на досрочных выборах в бундестаг, которые состоялись 18 сентября 2005 года, блок ХДС/ ХСС во главе с Ангелой Меркель получил 35,2 % голосов избирателей, оставив СДПГ с 34,2 % на втором месте. Одним из итогов этих выборов стала потеря большинства мест в парламенте ФРГ коалицией в составе СДПГ и партии «зеленых».

На первом заседании новой фракции ХДС/ХСС Ангела Меркель была избрана ее председателем, получив в результате тайного голосования 219 из 222 голосов. Вслед за этим в ноябре 2005 года ХДС/ХСС и СДПГ заключили коалиционный договор, результатом которого стало избрание 22 ноября 2005 года А. Меркель восьмым по счету федеральным канцлером Германии. После этого Герхард Шрёдер отказался участвовать в правительстве ФРГ и даже отказался от депутатского мандата в Бундестаге.

Для правительства А. Меркель в области социальной сферы главными нерешенными вопросами оставались продолжавшиеся споры о необходимости введения минимальной заработной платы и оздоровление пенсионной реформы. К началу XXI века население Германии стало постепенно стареть на фоне одновременного увеличения средней продолжительности. А это ведет к росту количества пенсионеров при одновременном падении рождаемости. Как следствие, начинают быстро увеличиваться государственные расходы на обеспечение всех пенсионеров приемлемым для комфортного существования уровнем пенсий и других социальных выплат.

Нельзя забывать и о том, что массовый приток в последние годы в Германию переселенцев из стран ЕС и беженцев с Ближнего Востока, Африки и других регионов мира также стал серьезно влиять на социально-демографическую ситуацию в государстве. С одной стороны, только в 2016 году из Германии в другие страны эмигрировала 281 тысяча немцев, что является своеобразным рекордом за последние десятилетия. Все они хотят найти более комфортную и спокойную жизнь в США, Швейцарии, Австрии, Франции и в других странах.

С другой стороны, в Германию в этом же 2016 году в Германию прибыли на постоянное место жительства более 500 тысяч человек, половину из которых составляют граждане из развивающихся стран, для которых Германия является эталоном благополучной во всех отношениях социальной жизни. На их обустройство, на выплату различных социальных пособий и льгот из государственной казны уходят сотни миллиардов евро, что вызывает острое недовольство коренного населения Германии. Кроме того, серьезно стала меняться в этой связи и демографическая картина. Так, по состоянию на начало 2018 года 23 % населения страны имеют миграционное прошлое, а 42 % детей ФРГ сейчас находятся и воспитываются в семьях мигрантов.

Проблемой является и тот фактор, что значительное количество мигрантов из мусульманских стран не желают ассимилироваться в Германии, во многом продолжая здесь жить по законам ислама. Многие их них, даже хорошо изучив немецкий язык, не хотят работать и надеются и далее существовать за счет государственных социальных пособий. Аналогично поступают и многие безработные граждане, которые при наличии рабочих мест не стремятся устроиться на работу, так как получают весьма солидное пособие по безработице, дающее возможность жить вполне безбедно.

Несмотря на возраставшие трудности при проведении социальной политики, в 2009 году, Ангела Меркель сохранила пост канцлера. Ей удалось сформировать новое работоспособное правительство. Христианско-демократический союз и Христианско-социальный союз (ХСС) совместно разработали социальную программу, в которой акцент был сделан на решение важнейших задач: снизить подоходные налоги, увеличить финансирование всей сферы образования и направить крупные ассигнования на защиту окружающей среды. Эта программа была принята и одобрена большинством населения ФРГ.

Объясняя суть своей социальной программы, канцлер Ангела Меркель указывала, что новое правительство будет претворять ее в жизнь, обеспечивая рост занятости населения и создание социальных гарантий. Причем делаться это будет не за счет будущих поколений.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >