Практическая реализация криминалистических технологий

В гражданском, арбитражном судопроизводстве указанные информационные криминалистические технологии могут формироваться по криминалистическим моделям работы с цивилистическими юридическими фактами, необходимыми для разрешения соответствующих дел. Например, в гражданском процессе криминалистические технологии выявления и анализа юридических значимых фактов, пригодные для принятия соответствующих правовых решений, могут формироваться не только на основе познания формы и сути правовых сделок, механизма их оформления, составления и реализации, в том числе, правового анализа различного рода соглашений, обязательств, поручений, дарений, завещаний и др., являющихся предметом спора. А в процессуальных действиях в гражданском, а также арбитражном судопроизводстве криминалистические технологии могут успешно использоваться при отборе, осмотре и исследовании письменных вещественных доказательств, получении свидетельских показаний и объяснения сторон и третьих лиц; назначении и проведении экспертиз; получении образцов почерка для сравнительного исследования подписей и текстов документов; оценке заключений экспертов и других доказательств и в самом процессе доказывания. В этом процессе важную роль может играть фактологический анализ, в ходе которого формируются две матрицы: правовая и фактологическая. Совмещение этих двух матриц позволяет принять наиболее правильное правовое решение[1]. И особенно важны для гражданских судопроизводств и иных видов юридической деятельности, в сферу которых поступает большое число фальсифицированных документальных материалов, знание и применение криминалистических технологий работы с документами. Особенно это важно для знания способов выявления в указанной деятельности разных видов фальсификации, ибо подделки документов как частных случаев фальсификации доказательств особенно усложняют задачу достижения целей правосудия в правильном применении норм циви- листических материальных и процессуальных законов.

Большое значение тактико-технологические рекомендации криминалистики имеют для административно-правовой деятельности. Правильное применение административно-правовых норм при разрешении административных правонарушений невозможно без должной профессиональной их реализации. В производстве по делам об административных нарушениях много общего с производством расследования по уголовным делам. В административном производстве собираются доказательства с помощью получения объяснений от лиц, попавших в орбиту этого процесса; производства экспертиз; изучения вещественных доказательств и документов; осмотра принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов; личного досмотра вещей, находящихся при физическом лице; досмотра транспортных средств и т. д.

При проведении указанных выше административно-правовых действий с успехом могут использоваться криминалистические тактические приемы и технологии, в том числе и фактологический анализ. Особенно важно как и в уголовном судопроизводстве использование криминалистического мышления при оценке собранных доказательств в данном процессе. Именно оно во многом будет способствовать принятию правильных правовых решений по административно-правовому делу.

Криминалистические технологии собирания и работы с юридически значимыми фактами и, в частности, технологии технико-организационного характера могут быть использованы и в деятельности банков, даже возникла идея создания особой банковской криминалистики[2]. Эта идея была подвергнута обоснованной критике в приводимой ранее работе Н. П. Яблокова и Л. Ю. Головина. В криминалистике имеется немало технологий, могущих обеспечить защиту не только коммерческих организаций, но и банков от криминальных посягательств. Более того в криминалистике разработана методика расследования различных видов мошенничества в банковской сфере. По этой проблеме защищено немало кандидатских диссертаций[3]. Соответственно криминалистами рекомендуется немало криминалистических средств и технологий по обеспечению банковской безопасности, позволяющих сформировать надлежащее и защищенное от преступных посягательств правовое поле в указанной сфере экономической деятельности. В частности, имеются рекомендации по защите информационной основы банков от преступного проникновения, защита от использования поддельных платежных поручений и аккредитивов и чеков, документов, необходимых для оформления кредита[4]. Разработаны криминалистические характеристики разных видов конкретных посягательств на деятельность банков. Но для реализации указанных рекомендаций нет никакой необходимости создавать какой-то особый вид криминалистики под названием «Банковская криминалистика». Необходимо лишь, чтобы службы безопасности и все сотрудники банков использовали эти рекомендации в ходе своей деятельности по обеспечению безопасной деятельности банков. И главное, на основе данных о наиболее уязвимых в криминалистическом смысле банковских структурах они должны использовать соответствующие средства и мероприятия технико-криминалистического характера и иные криминалистические технологии, не позволяющие преступникам использовать описанные в криминалистике способы совершения банковских преступлений и разрушать правовое поле в этой сфере экономической деятельности. Особенно попадание в технологические процессы предприятий и банков поддельных документов нарушает безопасность их деятельности. При этом, говоря о безопасности банков от преступных посягательств, мы понимаем имеющиеся определения этой безопасности, сложившиеся в этой системе. Так, например, под безопасностью банков в данной системе понимается «совокупность условий, при которых потенциально опасные для банка действия или обстоятельства предупреждены либо сведены к такому уровню, при котором они не способны нанести ущерб установленному порядку функционирования банка, сохранению и воспроизводству его имущества инфраструктуры и воспрепятствовать достижению банком установленных целей»[5]. Представляется, это определение безопасности банка вполне вписывается и в определение безопасности деятельности любого коммерческого предприятия, фирмы и т. д. Соответственно элементом структуры безопасного функционирования указанных субъектов является надежность документооборота, о котором мы уже говорили, а также кадровый состав банка, фирм, предприятий и др.

В этой связи нельзя обойти вопрос о возможностях криминалистики в обеспечении надежности кадрового состава банка, фирм и иных предприятий, как одного из элементов, состояние которого влияет не только на их безопасность, но и на уровень реализации правовых и иных норм в их деятельности. Следственная практика свидетельствует, что одним из существенных факторов риска в деле обеспечения надежности правовой и экономической безопасности указанных субъектов является их кадровый персонал. Почти две трети преступлений в указанных организациях совершается их сотрудниками или с их помощью. Именно нарушение ими правового или технологического порядка при осуществлении различного рода служебных операций являются основной причиной преступления и иного правонарушения или способствующим условием для этого.

В криминалистике разработано немало средств и технологий изучения личностей, попавших в орбиту уголовного судопроизводства и особенно расследования преступлений. Отдельные средства и технологии не только являются возможными, но и уже используются в ряде таких организаций при подборе и изучении своих сотрудников. В частности, такое средство, как полиграф[6] и близкие к криминалистике технологии ее использования. Такое изучение позволяет определить личностную надежность лиц подбираемых на работу. В частности, отсутствие у них признаков отрицательной психологической характеристики личности, свидетельствующих о внутренней готовности лица к совершению противоправных действий.

Вместе с тем, весьма эффективным в этих целях может быть и использование элементов такой криминалистической методики, как судебно-почерковедческой диагностики[7], позволяющей диагностировать типологических (социально-демографических и психологических) свойств личности лиц, подбираемых на работу. Исследуемым объектом в данном случае являются образцы почерка диагностируемого человека. Определенным образом трансформированная эта методика, как отмечается в криминалистической литературе, позволяет установить психопатологическое состояние человека, наличие у него такого рода заболеваний и даже с помощью такой методики предполагается возможность установления зависимости личности от азартных игр, игровой зависимости (игроманов)[8]. Однако эта методика требует серьезных почерковедческих знаний и может быть реализована специалистами- почерковедами, которых можно иметь в штате организаций, заинтересованных в такой проверке своих сотрудников.

Криминалистические технологии могут быть в определенной мере использоваться для распознания сложных «интеллектуальных» криминальных схем захватов и поглощения одного хозяйственного объекта другими, осуществляемых вне рамок права и с нарушением норм права (криминальное рейдерство). Следственная практика и исследования, проведенные криминалистами[9], показали, что незаконный перевод активов от одних законных владельцев в чужую собственность невозможен без совершения серии разновидных, но ситуационно связанных преступлений и объединенных общим корыстным мотивом участников противоправного поглощения чужой собственности (фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, владельцев ценных бумаг; фальсификация решений общего собрания акционеров; внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений и др.). При этом указанные преступления совершаются в строгой последовательности, что является условием, предопределяющим возможность криминального вывода активов юридических лиц из законного владения и передачи их в чужую собственность. Полученные из следственнокриминалистической практики сведения об этом способствовали введению в Уголовный Кодекс соответствующих норм (ст. 170 (1), 185, 285 (3)), которые предусматривают уголовную ответственность за действия преступников по подготовке к рейдерству и его совершению[10]. Особенно большое распространение таких преступлений наблюдается в условиях неблагоприятного финансового положения предприятий и банков.

Очень важным не только для следственной, но и для любой юридической деятельности является умение их исполнителей и правоприменителей устанавливать должные психологические контакты с другими ее участниками при общении с ними в разных ситуациях и получить от них необходимую для разрешения дела правовую и иную информацию. Особенно важно это умение продуманно использовать в конфликтных ситуациях. Данное умение приобретается именно в процессе изучения криминалистики и овладения ее тактическим арсеналом.

Особенно важно это умение правильно сочетать с должной оценкой возникающих в ходе любой юридической деятельности правовых ситуаций и, соответственно, выбрать наиболее оптимальные приемы действий не только в практике общения с людьми, но и при выполнении иных действий ее субъектов, необходимых для правильного разрешения споров, конфликтов, исков и переговорных процессов. В том числе в процессе урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица — медиатора (процедура медиации). Технологии тактико-поведенческого общения участников уголовного судопроизводства во многом основаны на данных логики, психологии, теории рефлексирования, эвристике и др. и в большей части рассчитаны для общения в конфликтной ситуации, что важно для указанной процедуры. Поэтому знания указанных технологий и криминалистического опыта могут быть весьма полезны для подготовки медиаторов, которых стали готовить в ряде высших учебных заведений.

В криминалистике детально разрабатываются теоретические и практические основы ситуационного подхода к выполнению следственных действий и расследовании в целом с целью эффективного решения его тактических и стратегических задач. Этот подход может быть весьма полезным для обеспечения эффективности любой другой юридической деятельности.

Тактико-методическая ценность ситуационного и одновременно деятельностного подхода к той или иной юридической деятельности состоит в том, что такие подходы являются надежными инструментами должного анализ складывающихся фактической обстановки в любой момент (период) ее деятельности, позволяющими спрогнозировать возможные варианты оптимальных решений и тактически выверенных действий ее участников, с учетом как типовых, так и индивидуальных особенностей, фактического и личностного характера, каждой складывающейся ситуации.

Использование ситуационно-деятельностного и выверенность тактико-технологического подходов при продумывании следственных и иных действий в свою очередь является одними из важных элементов мыслительного процесса условно названным «криминалистическим мышлением» или «криминалистическим мировоззрением». Такой мыслительный подход может быть использован не только в криминалистической, айв любой юридической деятельности. При этом что следует особо подчеркнуть ни одна из других юридических наук кроме криминалистики не занимается формированием у юристов аналогичного аналитического мышления. На необходимость владения следователями особым аналитическим мышлением еще указывает Ганс Гросс[11].

Указанное мышление не случайно названо криминалистическим, ибо обусловлено целым комплексом специфических криминалистических особенностей. Во-первых, оно сформировалось именно в процессе изучения и обобщения многолетней практики криминалистической деятельности по расследованию преступлений, в которой следователям чаще всего приходится искать, выявлять необходимую для раскрытия преступлений информацию буквально по крупицам часто микроскопического уровня. Это заставило криминалистов заняться разработкой и соответствующего поисково-познавательного мышления. Во-вторых, в отличие от других мыслительных поисково-познавательных процессов это мышление достаточно хорошо приспособлено к решению задач в разных ситуационных особенностях и в том числе к условиям противодействия не только следственной, но и другими видам юридической деятельности, а также в условиях состязательности и конкурентного противостояния. В-третьих, оно основано не только на следственном опыте, но и широком творческом использовании комплекса данных самых различных наук, особенно методологического характера (логики, психологии, кибернетики, информатики, теории игр, теории рефлексивных игр, эвристики и др.), делающих это мышление хорошо оснащенным с методологической точки зрения и возможным для его разностороннего применения. Поэтому оно позволяет создавать наиболее эффективные технологии по поиску, собиранию и использованию необходимой информации не только для расследования преступлений, но и юридически значимых фактов в любой другой юридической деятельности.

Обладание таким мышлением позволяет исполнителю любого вида юридической деятельности лучше выявлять, анализировать и использовать любые юридические факты, работать с их вещественными, документальными и иными источниками; тактически более продуманно общаться с людьми при допросах, опросах, беседах не только в сфере гражданского и арбитражного процессов, но и в договорных процессах в разных ситуациях, особенно сложных и конфликтных при любой другой юридической деятельности. Даже при корпоративных конфликтах в результате рассогласования интересов и обострения противоречий между участниками корпоративного процесс виду несовпадения их целей.

Однако указанное мышление и криминалистическая технология выявления и анализа доказательств и иных юридических фактов в других не уголовно-процессуальных, а иных видах юридической деятельности также применяются еще слабо.

Подобная ситуация, с одной стороны, является следствием того, что при преподавании криминалистики в гражданских юридических вузах, готовящих юристов широкого профиля, еще не уделяется должное внимание раскрытию и демонстрации сути и приемов указанного криминалистического мышления и использования универсальных криминалистических технологий для получения и тактически продуманного использования юридических фактов в других видах юридической деятельности. С другой стороны, студенты, ориентированные не на уголовно-процессуальную и криминалистическую деятельность, не всегда сами стремятся к усвоению этих возможностей криминалистики в их будущей цивилистической, предпринимательской и иной юридической деятельности. Поэтому не всегда у них вырабатывается умение выбрать нужную технологию для получения необходимой им информации, правильно тактически ее использовать и интерпретировать с учетом возникших правовых ситуаций.

Правда, отдельные криминалистические знания, в частности тактические приемы, иногда не только используются в гражданско-правовой практике, но и рекомендуются к применению учеными и практическими работниками в указанной деятельности в цивилистической литературе. Так, М. К. Треушников в целях правомерного психологического воздействия одной стороны в гражданском процессе на другую рекомендует разработанный в криминалистике прием внезапного использования ранее подготовленных доказательств, которому даже дается название метода придерживания доказательств одной стороной для нанесения внезапного удара процессуальному противнику, а также рекомендует и другие, в частности технико-криминалистические методы. Например, приемы снятия слепков со следов транспортных средств; фиксации следов пальцев рук; приемов словесного портрета и др.[12] Однако такие примеры встречаются нечасто.

Именно незнанием криминалистики и ее тактико-технологического инструментария, думается, можно истолковать такие случаи, когда, например, чисто криминалистические рекомендации, давно использующиеся в уголовно-процессуальной деятельности, начинают заново изобретаться и рекомендоваться цивилистами для применения в правоприменительной арбитражной процессуальной практике. И при этом порой выдаются за некое ноу-хау, разработанное самими цивилистами. Так, с целью повышения эффективности отдельных арбитражно-процессуальных действий в цивилистической литературе рекомендуется использоваться якобы чисто арбитражный тактико-методический инструментарий, обладающий значительным тактическим и доказательственным потенциалом, особенно при проведении арбитражных споров. И этому методу его «авторы» даже дали свое не русское, а иностранное название «Case Engineering»[13].

Ознакомление с этим якобы специфическим арбитражно-тактическим инструментарием показывает, что он сводится к использованию в арбитражном процесс уже давно разработанных и широко используемых в криминалистической практике следующих рекомендаций тактического характера, обычно используемых при следующих криминалистических действиях:

  • 1) установлении психологического контакта при допросе свидетелей с использованием криминалистических и психологических приемов;
  • 2) назначении экспертиз и использование знаний специалистов, в частности в процессе взаимодействия с экспертами и специалистами при подготовке материалов, необходимых им для экспертного исследования;
  • 3) в ситуациях работы с доказательствами с применение аудиовизуальных, фотографических и компьютерных средств, а также по использованию компьютерной реконструкции обстановки изучаемых событий и др.

То, что давно известные и используемые в криминалистической деятельности приемы и технологии получения доказательственной и иной криминалистически и другой юридически значимой информации стали рекомендовать для ведения арбитражных споров и иных контактных действий в арбитражной практике (хотя и подобным способом), представляется, является требованием совершенствования технологий современной арбитражной практики, так и иных видов юридической деятельности.

Поэтому хотелось бы лишний раз подчеркнуть, что криминалистика, ее средства, приемы, методы и технологии работы с доказательствами, иной криминалистически значимой информацией могут быть с успехом и фактически даже неосознанно применяться при поиске и использовании любых других юридических фактов в иных видах юридической деятельности. Для этого необходимо лишь хорошо знать криминалистику, возможности ее средств, приемов, технологий. А субъектам других видов юридической деятельности необходимо самим решать, что необходимо взять из ее тактико-технологического арсенала для повышения эффективности своей правоприменительной и иной деятельности.

В свою очередь, для более активного и целенаправленного продвижения криминалистических приемов и технологий в деятельность судей при осуществлении гражданской и арбитражной процессуальной деятельности и субъектов административно-правового процесса именно криминалисты оказывают им необходимую методическую помощь. Например, весьма полезными являются рекомендации криминалистов по тактике действий судей при назначении и оценке судебных экспертиз в гражданском и арбитражном процессах применительно к отдельным судебным ситуациям. В частности, к ситуациям, когда какая-то из сторон в процессе уклоняется от назначения и проведения экспертизы или не предоставляет необходимых для нее материалов, а также о том, как правильнее формулировать вопросы, выносимые на разрешение экспертизы и как целесообразно оценивать экспертные заключения[14]. Полезные рекомендации для указанных судов имеются и в других работах[15].

Вместе с тем, трудно согласиться с вышесказанными мнениями, имеющими место в криминалистической литературе, о том, что тактикометодические криминалистические приемы действия следователей и судей в уголовном процессе не просто могут быть взяты на вооружение к использованию субъектами таких видов юридической деятельности, которые процессуально противостоят криминалистической с учетом их иной специфики и складывающихся ситуаций, а что именно криминалисты в рамках своей науки должны специально не только разрабатывать для них соответствующие тактико-методические и технологические рекомендации, но и даже должны выделить в криминалистике соответствующие самостоятельные подсистемы. Например, речь идет о предложении создать такую специальную отрасль криминалистики, как «криминалистическую адвокатологию», которая должна разрабатывать криминалистические приемы деятельности защитника. Спорность этого предложения и его пагубность для криминалистики уже была раскритикована криминалистами[16].

В этом же ряду находятся и другие высказанные в криминалистической литературе мнения о целесообразности расчленения криминалистики на иные отдельные ее виды. Например, предложение о целесообразности выделения в криминалистике отраслевой подсистемы под названием «криминалистика хозяйственной деятельности», «банковская криминалистика» для разработки тактико-стратегического арсенала главным образом по защите этих видов деятельности от криминальных посягательств.

Эти весьма спорные были ранее подвергнуты в литературе обоснованной критике как неприемлемые и опасные для будущего науки криминалистики[17].

Попытки необоснованного расчленения криминалистики на отдельные составные часто могут привести к ее кардинальному изменению как уже давно сформировавшейся много целевой науки с фундаментальной теоретически-методологической и информационной базой и привести к сужению ее правоприменительных возможностей и превращению ее в систему отдельных и непонятных криминалистик.

Представляется, что необходимо решать вопрос не о выделении в криминалистике разных несвойственных ей подсистем, а о разработке криминалистических средств и технологий универсального характера в рамках единой науки — криминалистики применимых и в иных видах правоприменительной деятельности и в обеспечении безопасности разных видов экономической предпринимательской и банковской деятельности, а также о необходимости совершенствования методов диагностики и прогнозирования возможных угроз и рисков в их нормальной деятельности, а также о создании соответствующих средств защиты от криминального воздействия.

Все вышесказанное дает основание для следующих выводов о нужности и важности криминалистики как одной из базовых юридических наук, необоснованности и непродуманное™ стремления части юристов принизить значение криминалистики как в юридическом образовании, так и в правоприменении.

При этом принижение роли криминалистики происходит в условиях наличия в ней довольно высокого уровня теоретических и практических ее разработок и широких возможностей ее технического и тактикотехнологического арсенала по выявлению, изучению и использованию различного рода юридических фактов не только в сфере уголовного судопроизводства, но и в других видах юридической деятельности.

  • [1] Криминалистика / под ред. Н. П. Яблокова. М. 2010. С. 184.
  • [2] Гамза В. А., Ткачук И. Б. Безопасность коммерческого банка: организационно-правовые и криминалистические проблемы. М., 2002; Гамза В. А. Банковская криминалистика: право на существование и концептуальные основы // Вопросы криминалистикии судебной экспертизы. М., 2003. С. 135.
  • [3] Рогожин А. М. Предварительное расследование и судебное рассмотрение дело преступлениях в сфере банковской деятельности : автореф. дис. ... канд. юр. наук.Челябинск, 2003; Неймарк М. А. Проблемы теории и практики расследования хищенийденежных средств в сфере банковского кредитования, автореф. дис. ... канд. юр. наук.Барнаул, 2006; Босых А. И. Расследование мошенничества, связанного с получениемпотребительского кредита : автореф. дис. ... канд. юр. наук. Краснодар, 2007. и др.
  • [4] Гамза В., Ткачук И. Аферы в кредитно-финансовой сфере. Меры предупрежденияи борьбы. М.; СПб, 2007.
  • [5] Гамза В. А., Ткачук И. Б. Безопасность коммерческого банка: организационноправовые и криминалистические проблемы. М., 2002. С. 32.
  • [6] Холодный Ю. И. Опрос с использованием полиграфа и его естественно-научныеосновы // Вестник криминалистики. № 2 (14). 2005. С. 47.
  • [7] Орлова В. Ф. Судебно-почерковедческая диагностика. М., 2006.
  • [8] Жижина М. В. Указ, работа. С. 81—82.
  • [9] Там же.
  • [10] Сергеев М. А. Особенности методики расследования преступлений, связанныхс присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями : авто-реф. дис. ... канд. юр. наук. Тюмень, 2008.
  • [11] Гросс Г. Указ. соч. С. 29—30.
  • [12] Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 28, 248, 250.
  • [13] Корелъский Л. Инструменты «Case Engineering» // Корпоративный юрист. 2004.№ 4. С. 32—33.
  • [14] Теория и практика судебной экспертизы в гражданском и арбитражном процессе // под ред. Е. Р. Российской. М., 2000. С. 32—49.
  • [15] Рожков А. Ю. Криминалистическое обеспечение гражданского и арбитражногосудопроизводства, автореф. дис.... канд. юр. наук. Воронеж, 2003; Волчецкая Т. С., Хорьков В. Н. Криминалистические аспекты административного расследования // Вестниккриминалистики. Вып. 3 (15), 2005, С. 19; и др.
  • [16] Яблоков Н. П., Головин А. Ю. Криминалистика: природа, система, методологические основы. С. 115.
  • [17] Эскархопуло А. А. Предмет и пределы криминалистики // Роль и значение деятельности профессора Р. С. Белкина в становлении и развитии современной криминалистики. М., 2002, С. 29; Филиппов А. Г. Некоторые теоретические проблемы современной российской криминалистики // Вестник криминалистики. Вып. 3 (15), 2005. С. 38;Комиссаров В. И. Проблемы борьбы с преступностью и ее место в предмете криминалистики // Актуальные проблемы криминалистики. Харьков, 2003. С. 26; и др.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >