ИСТОРИЯ ПРЕПОДАВАНИЯ КРИМИНАЛИСТИКИ КАК УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

Преподавание криминалистики в западноевропейских странах и США

Рождение криминалистики, благодаря усилиям Г. Гросса, признание ее как вспомогательной науки к уголовному праву в ведущих западноевропейских странах, начало применения ее средств и методов при расследовании преступлений потребовало дополнительного обучения действующих судебных следователей и налаживания подготовки студентов университетов для работы судебными следователями по расследованию преступлений. Именно знание криминалистики, как считал Г. Гросс, помогает решить при расследованиях задачи, которые не могут быть решены только одними уголовно-правовыми и процессуальными средствами. Поэтому задачу должного обучения студентов университетов приемам и методам криминалистики, их применение в тесном контакте с требованиями уголовного права и процесса, Г. Гросс считал архиважной задачей.

И совершенно не случайно он начал изложение сущности криминалистики как науки в своей знаменитой работе[1] в рамках целой обширной главы с рассуждениями о том, каким должен быть судебный следователь, в чем его профессиональные особенности. По его мнению, главное в том, что следователь должен обладать практически энциклопедическими знаниями из других отраслей естественно-технического характера. Ему требуется умело выстраивать общение с лицами, попавшими в орбиту расследования, быть проницательным, учитывать различные уловки преступников, знать их типы и особенности, разбираться в особенностях тех сфер человеческой деятельности, в которых совершаются расследуемые преступления и др.

А главное, следователь должен умело пользоваться приемами логики, психологии и чувственно-рационального характера. Именно владение следователями всеми этими качествами, знаниями и умелое их использование в процессе расследования поможет им избегать ошибок, концентрировать свои выводы и действия, беспрерывно проверять и отбрасывать все то, что хотя бы самым отдаленным образом имеет характер преувеличения. В целом же, как считал Г. Гросс, «труд судебного следователя не есть искусство, но есть искусная деятельность, состоящая из ряда отдельных действий или приемов, которые нужно знать, а для этого предварительно их изучить — для изучения же требуется школа»[2], дающая эти знания и учащая владеть ими. Такие знания и умения, по его мнению, может дать лишь «криминалистика в современном ее состоянии, которая, пользуясь плодами научных дисциплин разнообразнейшего характера, объединяла бы их в законченное систематическое целое»[3]. И важно, чтобы эти знания приобретались не только по собственной инициативе следователей, но и приобретались еще в университете[4].

В результате концепция криминалистического образования в представлении Г. Гросса складывалась из четырех компонентов: владение следователем криминалистическим мышлением; умение замечать и анализировать и делать из этого правильные выводы; обладать высоким уровнем общего развития; иметь хорошую профессиональную подготовку. Эту концепцию подготовки криминалистов разделили и последователи Г. Гросса — Э. Аннушат и Р. А. Рейсс. Э. Аннушат развил логическую составляющую в криминалистической мыслительной деятельности[5], а Р. А. Рейсс — естественно-техническую составляющую[6].

Однако для реализации этой концепции криминалистического образования необходимо было, по мнению Г. Гросса, чтобы криминалистика не только стала университетской наукой, но и чтобы на юридическом факультете была создана кафедра криминалистики.

Предложение о необходимости изучения курса криминалистики в университетах поддержали не только его единомышленники — А. Нигефоро, Р. А. Рейсс и др., но и некоторые весьма авторитетные ученые в области уголовного права. Одним из них был виднейший ученый, специалист в области немецкого уголовного права того времени Франц фон Лист, хотя понимавший криминалистику несколько не так, как Г. Гросс. Под криминалистикой фон Лист понимал «всю науку уголовного права, включающую в себя материальное уголовное право, формальное уголовное право, а также различные уголовные вспомогательные науки, которые способны стимулировать уголовно-правовые науки и содействовать им в криминалистической области»[7].

Представляется, что рассуждения фон Листа о сущности криминалистики были близки взглядам Г. Гросса на эту науку, ибо фон Лист, как и Г. Гросс, считал, что «криминалистика должна включать в себя научное изучение преступления как внешнего деяния и раскрытия его причин, а также уяснение о наиболее пригодных средствах борьбы с преступностью». Соответственно, он считал, что необходимо «заложить основу профессиональной практически-технической подготовки будущих криминалистов в ходе академических занятий в университете», т. е. считал ее университетской дисциплиной, не рассматриваемой лишь как «полицейским инструментом» расследования уголовных дел.

При этом, не ограничиваясь лишь рассуждениями о значении криминалистики в деле борьбы с преступностью и необходимости ее преподавания в университетах, он делал попытки организовать ее преподавание, в частности, в Берлинском университете, но реализовать это не удалось. Правда, в ряде других германских университетов он смог несколько лет руководить криминалистическим семинаром. Однако главная его мечта о создании института криминалистики в Берлинском университете была реализована лишь в 1913 г. Г. Гросс также хотел активно включиться в реализацию и становление этого института, но для этого ему было отведено лишь короткое время. В 1915 г. он умер от воспаления легких в г. Граце. Заслуга Ф. Листа, как соратника Г. Гросса, в деле становления криминалистики как университетской дисциплины, вне всякого сомнения, велика.

Сложности с получением возможности преподавать криминалистику в университетах в тот период главным образом объяснялись тем, что она подвергалась яростной критике со стороны значительной части представителей «чистой» уголовной науки, признававших несостоятельность криминалистики как науки, недостойной ее изучения в стенах университетов.

Однако Г. Гросс не отчаивался и продолжал отстаивать самостоятельность криминалистики как вспомогательной науки уголовного права. При возможности он каждый раз пытался отстаивать необходимость преподавания криминалистики в университетах. Так, в 1895 г. он выступил на 6-м конгрессе международного союза криминалистов с утверждением, что у юристов, выпускаемых из университетов, готовых работать судебными следователями, отсутствуют необходимые знания криминалистики, ее средств и методов, и способов их применения при расследовании, что может отразиться на качестве расследования.

Соответственно, он использовал и каждую возможность в своих лекциях по уголовному праву для передачи студентам знаний криминалистики. Так, он читал курс криминалистики в Черновицком университете Буковины еще до признания криминалистики международным союзом криминалистов. В 1895 г. Г. Гросс стал заведующим кафедрой уголовного права в университете Граца и стал профессором уголовного права и процессуального права.

И все же на очередном конгрессе международного союза криминалистов, проходившем в г. Липи в 1897 г., была принята рекомендация о целесообразности включения в число университетских дисциплин спецкурса криминалистики. Но это решение не помешало университетскому сообществу отложить преподавание такого курса из-за его сугубо практического и прикладного характера.

Лишь в начале XX в. началось чтение курса криминалистики в университетах Западной Европы. Так, Г. Гросс этот курс читал в Пражском университете, Л. Ничефорю в Римском университете, Р. Л. Рейсс в Лозанском университете (Швейцария), Н. Минович в Бухарестском университете. При этом в разных странах этот курс читался под разными названиями. В Австрии и Германии — «криминалистика или учение о производстве расследования». Во Франции, Италии, Швейцарии — как наука о полиции, «научной полиции». В Великобритании и США как судебная наука.

Говоря о важности преподавания криминалистики в университетах, Г. Гросс считал, что именно университетский курс криминалистики даст будущим следователям необходимые криминалистические знания. Более того, он полагал, что «следует ввести в курс университетских наук всю совокупность вспомогательных наук уголовного права, например, уголовную социологию[8], уголовную статистику, уголовную психологию, криминалистику». Вместе с тем, он считал, что преподаванию криминалистики должно быть отведено столько же времени, как и уголовному и гражданскому праву, и только при условиях уравнения, мы будем иметь хороших уголовных судей, без такого же уравнения, иметь их невозможно. Как созвучно это мнение с современным состоянием преподавания криминалистики в отечественных университетах.

В результате длительных усилий Г. Гросса, Ф. Листа и других ученых криминалистов сподвижников Г. Гросса (А. Ничефоро, Р. А. Рейсси и др.) по утверждению криминалистики как науки и учебной дисциплины к началу XX в. все больше ученых и практиков в области следственной и судебной деятельности в западноевропейских странах стали признавать криминалистику не только как вспомогательную науку к уголовно-процессуальному праву, но и имеющую свою специфическую сферу познания, позволяющую повысить эффективность борьбы с преступностью. Это, в свою очередь, привело к признанию и необходимости и возможности овладения практическими работниками следствия и суда знаниями криминалистики. А для этого было необходимо начинать ее изучение еще на студенческой скамье в университетах. И она начала в усеченном виде и как необязательная дисциплина преподаваться, как уже отмечалось, в отдельных университетах Германии, Италии, Австрии и Швейцарии. Но сопротивление возможности ее преподавания в университетах продолжалось.

И до начала Первой мировой войны вопрос о возможности преподавания криминалистики в более полном объеме и в большем числе высших юридических учебных заведениях так и не был решен.

Однако ученые-криминалисты изыскивали разные возможности наладить обучение хотя бы действующих сотрудников полиции и суда знаниями криминалистических методов расследования. Так, уже неоднократно упоминавшийся швейцарский ученый-криминалист Р. А. Рейсс, будучи профессором Лозанского университета в Швейцарии при поддержке власти кантона Во организовал «Институт научной полиции» в этом университете в 1909 г. И тем самым провозгласил необходимость создания новой академической дисциплины под названием «научная полиция». Так назывался его курс криминалистики не только в Швейцарии, но и во всех романских странах Европы.

На базе этого института в течение нескольких лет он осуществлял чтение курса криминалистики (под указанным выше названием) чинам судебного и полицейского ведомств из разных стран Европы, в том числе и из России. Подобное обучение чинов судебного ведомства и полиции других стран Европы также не прошло даром. Они способствовали организации изучения криминалистики в университетах своих стран в том или ином объеме.

Последующий исторический переход, начавшийся после первой мировой войны вплоть до конца 80-х гг. XX в., не принес улучшений в дело преподавания криминалистики на юридических факультетах университетов стран Европы. Доминирующее мнение среди ученых и юридической общественности этих стран о криминалистике как прикладной к уголовно-процессуальному праву, но самостоятельной отрасли знания во многом естественно-технического характера, занимающейся техникой раскрытия и предотвращения преступлений и все методы которой ориентированы на практику, а не на теоретические исследования, было серьезным препятствием к положительному решению вопроса о преподавании криминалистики.

Принижение научного статуса криминалистики мешало и развитию криминалистики в западноевропейских странах как университетской учебной дисциплины. А ряд других обстоятельств также существенным образом мешал развитию криминалистики как учебной дисциплины. Одним из таких факторов стало развитие полицейской науки в этих странах и особенно в Великобритании, США, Канаде, Австралии — науки, исследующей функции полиции, ее организации и деятельности, в том числе по практическому ведению расследования преступлений. В нее постепенно начали интегрироваться и растворяться криминалистические знания по вопросам криминалистической техники и криминалистической тактики и их практическому применению в ходе расследования преступлений.

Другим фактором стало активное развитие в этих странах криминологических исследований и становление криминологии как важной науки. В ней начали растворяться и отдельные вопросы криминалистической теории. В результате у ученых-юристов начало складываться мнение, что криминология является более широкой научной дисциплиной, в которой криминалистика занимает подчиненное положение, являясь ее частью. (Такое было мнение, по крайней мере, в ряду немецких криминалистов).

В результате в современное время криминалистические знания по вопросам практического применения криминалистической техники и тактики при расследовании преступлений без какого-либо теоретического обоснования. Все методические рекомендации реализуются в виде различных схем, носящих характер алгоритмов, не требующих серьезного аналитико-мыслительного порядка их применения. Что же касается технико-криминалистических средств, то в западноевропейских странах и США исторически предпочтение отдавалось применению не тактико-методических, а технических средств расследования. Тем более, что их разнообразие и технический уровень во всех этих странах весьма высок. Разработка же вопросов криминалистики в различных науках не способствовала эффективности использования ее рекомендаций на практике.

В настоящее время в состоянии преподавания криминалистики в указанных странах изменений не произошло. В Германии лишь в период до разделения ее на два государства в Германской демократической республике курс криминалистики в полном объеме читали в Берлинском университете им. Гумбольта. В настоящее время в университетах ФРГ этот курс даже в урезанном объеме практически не читается. Лишь в рамках магистерской программы может быть осуществлено ее изучение. Основная подготовка следственных кадров осуществляется в полицейских учетных заведениях. В США криминалистика преподается, но не во всех, а в ряде университетов лишь в рамках судебной экспертизы или судебной науки, в которых криминалистика является составной частью. В некоторых университетах США созданы и работают кафедры судебной экспертизы. Вместе с тем в рамках этих учебных дисциплин рассматриваются и многие нетрадиционные для российской криминалистики вопросы (судебной компьютерологии, судебной антомологии, судебной археологии, судебной антропологии, судебной медицины, судебной психиатрии, судебного микроанализа, судебной патологии, судебной реконструкции, судебной серологии). Большое внимание уделяется рассмотрению вопросов ДНК-анализа, криминалистическому исследованию документов.

В то же время еще с 1960-х годов криминалистику как самостоятельный учебный курс начали читать в калифорнийском и мичиганском университетах, а в калифорнийском университете даже была создана кафедра криминалистики. Но эта кафедра имеет строго физико-технико-химическое направление научных исследований по разработке средств криминалистической техники. Пионерами организации преподавания криминалистики как самостоятельной учебной дисциплины считаются профессоры Пол Л. Кирк (Калифорния), Раиер Ф. Турнер (Мичиган). Учебная литература именно по криминалистике изредка издается под названием «Криминалистика — введение в судебную науку». Обычно же информация о ней дается в рамках учебников по судебной науке или судебной экспертизе.

  • [1] Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики. М.,2001.
  • [2] См. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики.М., 2001. М. 8—13.
  • [3] См. Там же. С. 8—13.
  • [4] См. Там же. С. 14.
  • [5] Аннушат Э. Искусство раскрытия преступлений и законы логики.
  • [6] Рейсс Р. А. Научная техника расследовании преступлений. СПб., 1912.
  • [7] Сокол В. Ю. Возникновение и становление криминалистик в Германии и России.Краснодар, 2011. С. 134.
  • [8] Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики.С. 14.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >