Роль транснациональных компаний в развитии мировой торговли

Процессы развития международной торговли напрямую связаны с движением капитала, в первую очередь в форме ввоза и вывоза прямых иностранных инвестиций (ПИИ).

Согласно определению, данному МВФ в шестом издании Руководства по платежному балансу (РПБ6), прямые инвестиции – это категория трансграничных инвестиций, при которой резидент одной страны осуществляет контроль или имеет значительную степень влияния на управление предприятием, являющимся резидентом другой страны [1]. Как правило, прямые инвестиции предполагают длительные отношения. Основные цели участников инвестиционного процесса можно сформулировать следующим образом (табл. 1.3).

Таблица 1.3. Цели участников международного движения прямых инвестиций

Стороны инвестиционного процесса

Цели

Фирма-инвестор

Использовать возможность повысить конкурентоспособность за счет "эффекта масштаба".

Получить дополнительный импульс для продвижения товаров и услуг за рубеж, повышения спроса в стране регистрации ПИИ.

Обеспечить дополнительный доступ к источникам снабжения (вертикальная интеграция), кредитным ресурсам, товарным рынкам, научно-техническому потенциалу, управленческому опыту и т.д. других стран.

Добиться оптимизации налоговых платежей (налоговое администрирование)

Принимающая страна – реципиент

Обеспечить укрепление производственной и ресурсной базы за счет поступления капитала, технологий, опыта, создания новых рабочих мест.

Расширить экспортные возможности страны.

Получить дополнительный стимул для реструктуризации и модернизации экономики

Страна-инвестор

Получить дополнительную возможность активизировать экспорт, получить доступ к рынкам сбыта и источникам ресурсов.

Получить дополнительные денежные средства за счет переводов.

Повысить свой международный статус, получить плацдарм политического влияния

До недавнего времени при анализе факторов движения ПИИ исследователи делали особый упор на роль инвестиций как "инфраструктуры зависимости", частичной потери суверенитета государства над принятием решений. Особенно это было характерно для инвестиций из развитых стран в развивающиеся, где на практике иностранные инвесторы зачастую захватывали командные высоты в экономике принимающей страны и оказывали давление на внутреннюю и внешнюю политику правительства. Однако в настоящее время влияние иностранного капитала не воспринимается столь однозначно. Большинство стран – и развитых, и развивающихся – вступают в конкурентную борьбу за инвестиции путем создания для них наиболее благоприятных условий.

ПИИ в наибольшем объеме осуществляются через каналы транснациональных корпораций. Существует много подходов к определению термина ТНК. Мы воспользуемся тем, что дается в экономическом словаре.

ТНК представляет собой форму организации хозяйственной деятельности фирмы, имеющей зарубежные активы и осуществляющей не менее 25% своих операций за пределами страны, в которой она зарегистрирована [2].

В последнее время ТНК активно используют также недолевые формы участия в предпринимательской деятельности других стран, прежде всего подрядные договоры. Речь идет, в частности, о совместной с национальными фирмами деятельности по строительству и эксплуатации различных инфраструктурных объектов и предприятий.

Процессы концентрации и централизации капитала в наиболее передовых странах начались в конце XIX в., одним из результатов которых стало формирование масштабных компаний, занимающихся предпринимательской деятельностью в разных странах, в первую очередь менее развитых. "Через вывоз капитала (в денежной и производственной форме) крупная буржуазия развитых стран стремилась сохранить или увеличить норму прибыли, вторгаясь в выгодные для таких целей “ниши” за границей, что улучшало конкурентные позиции", – пишет Р. И. Хасбулатов [3].

Новый этап в развитии ТНК начался после Второй мировой войны, особенно в 1960–1970-е гг. Этому способствовал ряд факторов: усилились позиции европейских и японских компаний и банков, потеснивших США из многих сфер; разрушились колониальные империи, и новые независимые государства начали проводить свою собственную политику; активное противодействие империалистической политике развитых стран оказывал Советский Союз; глубокие трансформации произошли в экономической и финансовой структуре мирового хозяйства.

К концу XX в. вновь изменились роль и характер деятельности ТНК. Если раньше понятие "транснациональная компания" связывалось с корпоративным сектором ведущих промышленно развитых стран Западной Европы, США и Японии, то к концу XX в. развивающиеся страны Восточной и Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, Южной Африки, Центральной и Восточной Европы, СНГ располагали крупными компаниями, по праву имеющими статус ТНК. Расширение масштабов деятельности ТНК определило ускорение процесса глобализации хозяйственной жизни [4].

Важной характеристикой эволюции ТНК является их переход от одноотраслевой специализации к многоотраслевой организации производства на базе глобальной оптимизации – создания глобальных стоимостных цепочек (ГСЦ, Global Value Chains, GVC). Имеется в виду распределение технологических стадий производства товара или услуги между производителями, расположенными в двух или более странах. Так складываются довольно обширные сетевые структуры международного производственного кооперирования, охватывающие порой сотни и даже тысячи звеньев. По сведениям ЮНКТАД, 60% мировой торговли (что соответствует 12 трлн долл) приходится на промежуточные товары и услуги, которые в дальнейшем используются для производства готовых изделий. Фрагментация производства, отмеченная в параграфе 1.1, становится важнейшей характеристикой международной экономической деятельности. Экономический выигрыш, которого удается достичь ТНК благодаря использованию ГСЦ, позволяет им повышать свою конкурентоспособность, что ведет к росту экономической концентрации и влияния ТНК в международных экономических отношениях. Через сформированные ТНК стоимостные цепочки осуществляется связь иностранных инвестиций и международной торговли.

Согласно оценкам ЮНКТАД на каждое готовое изделие приходится в среднем 28% добавленной за рубежом стоимости [5]. Это означает, что практически треть мирового экспорта состоит из ранее импортированных компонентов. Более всего это относится к различным отраслям машиностроения – производству автомобилей, электротехнических и электронных товаров, а также к изделиям из текстиля. При этом большее участие произведенной за рубежом добавленной стоимости отмечено в странах Юго-Восточной Азии, которые наиболее активно используются ТНК в качестве базы для организации производства узлов, компонентов и другой промежуточной продукции. Однако лидерами в этой сфере выступают страны Европейского союза, экономики которых глубоко взаимоинтегрированы (рис. 1.2).

Доля в экспорте стран и регионов добавленной стоимости, произведенной за рубежом, %

Рис. 1.2. Доля в экспорте стран и регионов добавленной стоимости, произведенной за рубежом, %

Источник: World Investment Report 2013: Global Value and Trade for Development 2013. UNCTAD. N. Y., 2013. P. 127.

Вместе с тем более детальный анализ этого показателя свидетельствует о его серьезной асимметрии по странам. Так, доля ГСЦ в экспорте Сингапура составляет 82%, Бельгии – 79, Нидерландов – 76, Великобритании – 76, Гонконга (КНР) – 72, Швеции – 69, Китая – 59, России – 56, Японии – 51, США – 45, Мексики – 44, Бразилии – 37, Индии – 36% [6].

Эта ситуация зависит от нескольких фундаментальных факторов, среди которых можно отметить:

  • размеры экономики страны. В крупных экономиках (например, в США, Японии) преимущественное развитие получили внутренние стоимостные цепочки;
  • структуру экспорта страны. Страны, в экспорте которых преобладают ресурсы и продукты первичной переработки, представляют собой начальное звено стоимостной цепочки и успешно участвуют в глобальном разделении труда (нефтеэкспортирующие страны);
  • экспортную политику. Страны с экспортоориентированной экономикой и большим размером реэкспорта активно участвуют в глобальных стоимостных цепочках.

По оценке ЮНКТАД, каждая из 500 ТНК США имеет в среднем подразделения в более чем в 10 отраслях, а наиболее мощные охватывают по 30–50 отраслей. В группе 100 ведущих промышленных фирм Великобритании многоотраслевыми являются 96, в Германии – 78, во Франции – 84, в Италии – 90 [7].

ТНК часто выступают одновременно в ролях создателя идеи, производителя продукции, посредника и продавца товара на рынке, т.е. для них характерна интернационализация всего процесса производства и обращения. Они являются крупными рынками для внутрифирменных торговых операций, в то же время способствуют экспорту товаров и услуг за пределы корпорации, осуществляют активную деятельность в сфере научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР), содействуя созданию и распространению новых товаров, услуг и технологий. В целом ТНК стимулируют расширение международного экономического, научно-образовательного и технологического взаимодействия. Это подтверждает Доклад ЮНКТАД о мировых инвестициях за 2013 г. В нем говорится, что в 2012 г. добавленная стоимость, произведенная на зарубежных филиалах, составила 7,5 трлн долл. Доля ТНК в международной торговле составила 25% всего мирового экспорта товаров и услуг, а в экспорте и импорте отдельных развитых стран она может достигать 80%. Объем продаж зарубежных подразделений ТНК за период с 1990 по 2012 г. увеличился более чем в 5 раз: с 5,1 до 26 трлн долл. (табл. 1.4).

Таблица 1.4. Отдельные показатели деятельности ТНК за 1990–2012 гг. (стоимостный объем в текущих ценах), млрд долл.

Показатель

1990 г.

2005-2007 гг. (средний показатель)

2009 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

Объем продаж зарубежных филиалов

5102

19579

23 866

22 574

24 198

25 980

Добавленная стоимость (производство) зарубежных филиалов

1018

4124

6392

5735

6260

6607

Экспорт зарубежных филиалов

1498

5003

5060

6320

7436

7479

Совокупные активы зарубежных филиалов

4599

43 836

74 910

78 631

83 043

86 574

Занятость в зарубежных филиалах, тыс. чел.

21458

5179

59 877

63 043

67 852

71 695

Источник: World Investment Report 2011: Towards a New Generation of Investment Policies. UNCTAD, 2012. N . Y.; Geneva, 2012. P. 10; World Investment Report 2013: Global Value and Trade for Development, 2013. P. 24.

Д. Роткопф в книге "Те, кто правит миром" пишет: многие исследователи, чтобы показать могущество и глобальную власть современных ТНК, сравнивают их с суверенными государствами. "Из 166 хозяйствующих субъектов в мире, у которых объем продаж или ВВП превышают 50 млрд долл., 106 представлены ТНК и только 60 – странами" [8].

При этом наблюдается концентрация капитала в наиболее крупных ТНК. По данным ежегодного обследования ЮНКТАД, на 100 крупнейших ТНК приходится: около 10% общего количества зарубежных активов, 11% числа занятых и 16% совокупного объема продаж всех ТНК. На зарубежную сеть данных компаний приходится примерно 4% мирового ВВП [9]. Определенные изменения произошли в формах экспансии ТНК. Наряду с инвестициями, направленными на создание и развитие новых производственных мощностей ("инвестиции на зеленой лужайке", Greenfield), большую долю в прямом инвестировании заняли слияния и поглощения (СиП, Mergers and Acquisitions, М&А), на которые приходится 70–80% всего объема мирового экспорта ПИИ.

Слияния и поглощения – весьма противоречивая форма движения инвестиций. В отличие от создания новых предприятий они, как правило, не приводят ни к новым инвестициям, ни к созданию дополнительных рабочих мест, ни даже к переносу новых технологий. Однако объемы сделок такого рода растут, хотя и неравномерно. В 2012 г. объем операций по слияниям и поглощениям составил 308 млрд долл. [10]

Подводя итог, можно отметить, что ТНК – это результат долговременного процесса концентрации капитала и производства, на сегодняшний день они играют ключевую роль в глобализационных экономических процессах. Транснационализация производства и сбыта при активном участии ТНК стала определяющей чертой развития современного мирового хозяйства. Они формируют глобальную систему международной торговли, единое информационное пространство, глобальную финансовую систему.

Вместе с тем ТНК оказывают противоречивое влияние на развитие международной торговли. Так, распределение ролей в международном разделении труда, диктуемое ими, часто закрепляет неравенство партнеров и ассиметричность их возможностей на мировом рынке. Можно также отметить, что в странах своей дислокации ТНК практически навязывают населению стандарты избыточного потребления, консьюмеризма, способствуя, таким образом, формированию массового потребителя и массовой вненациональной культуры.

  • [1] Руководство по платежному балансу и международной инвестиционной позиции. Вашингтон, округ Колумбия: Международный валютный фонд, 2009. С. 128.
  • [2] Внешняя торговля: словарь-справочник / А. О. Руднева. 2-е изд., испр. и доп. М.: ИНФРА-М, 2013. С. 184.
  • [3] Хасбулатов Р. И. Международные экономические отношения., 2012 . С. 450.
  • [4] Баранов В. Д. Российские транснациональные корпорации на международных рынках товаров и услуг // Российский внешнеэкономический вестник. 2008. № 6. С. 21–26.
  • [5] World Investment Report 2013: Global Value and Trade for Development – 2013. UNCTAD. N. Y., 2013. P. 123.
  • [6] World Investment Report 2013: Global Value and Trade for Development 2013. P. 132.
  • [7] ЮНКТАД. Доклад о мировых инвестициях. Транснациональные корпорации и транснационализация НИОКР. Нью-Йорк; Женева: ООН, 2005.
  • [8] Роткопф Д. Те, кто правит миром. М.: ACT ; Астрель ; Полиграфиздат, 2010. С. 61.
  • [9] World Investment Report 2011: UN Transnational Corporations, Agricultural Production and Development. UNCTAD, 2011. N. Y.; Geneva, 2011. P. XXI.
  • [10] World Investment Report 2013: Global Value Chains: Investment and Trade for Development. UNCTAD, 2013. N. Y.; Geneva, 2013. P. 224.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >