Октябрьская революция и установление Советской власти на Дону и Северном Кавказе

25 октября 1917 г. донской атаман А. М. Каледин получил телеграфное сообщение о большевистском восстании в Петрограде и свержении Временного правительства. И уже вечером этого же дня он отправил телеграммы от своего имени в адрес Временного правительства, штаба Верховного главнокомандующего, атаманов всех казачьих войск страны, начальников казачьих частей, в которых говорилось, что донское войсковое правительство считает захват власти большевиками преступным и совершенно недопустимым и окажет полную поддержку Временному правительству. На следующий день аналогичные телеграммы разослали кубанский атаман А. П. Филимонов и терский атаман М. А. Караулов.

В Ростове о событиях в столице стало известно 26 октября из радиограммы, принятой находившейся в ростовском порту военно-посыльной яхтой «Колхида». В этот же день состоялось экстренное заседание Ростово-Нахичеванского Совета рабочих депутатов. Преобладавшим в нем большевикам, несмотря на явное несогласие входивших в Совет меньшевиков и эсеров, удалось настоять на принятии резолюции о признании власти Советов. Одновременно был образован Военнореволюционный комитет (ВРК) во главе с большевиками С. И. Сырцовым и И. В. Решетковым. Ускорилось формирование вооруженных рабочих дружин и отрядов Красной гвардии. Во все находившиеся в городе воинские части были направлены комиссары ВРК, получившие довольно значительные властные полномочия. Большевиками Таганрога также был создан Военно-революционный комитет, под руководством которого стали формироваться красногвардейские рабочие дружины. В Таганроге, Макеевке, Александровск-Грушевском, Сулине и других городах и поселках Донбасского углепромышленного района Донской области местные Советы взяли власть в свои руки. Ревкомы и Советы стали возникать в селах и даже в казачьих станицах. Так, в станице Верхне-Курмоярской вернувшимися домой казаками-фронто- виками был образован ревком, а в станицах Потемкинской, Нагавской и Морозовской возникли Советы казачьих депутатов.

Ситуация на Дону стала накаляться. 2 ноября атаман А. М. Каледин объявил Ростовский, Черкасский и Таганрогский округа Донской области на военном положении. В спешном порядке он стал стягивать имевшиеся незначительные военные силы к Ростову. Но и у ростовских большевиков военные и политические ресурсы были весьма слабыми. С целью их увеличения 15 ноября ВРК заключает соглашение с исполкомом Ростово-Нахичеванского Совета, меньшевиками и эсерами из областного военного комитета, городского самоуправления, профсоюзами, полковыми комитетами, находившихся в городе запасных солдатских полков, об образовании единого ВРК объединенной демократии. Его представители начали переговоры с войсковым правительством. После прибытия 23 ноября в Ростов нескольких небольших кораблей и сводного отряда моряков Черноморского флота для поддержки местных демократий, ВРК предъявил атаману Каледину и войсковому правительству ультиматум с требованием передачи всей власти в области ВРК. Не согласные с этим меньшевики и правые эсеры вышли из ВРК. На следующий день после этого, 26 ноября, в городе начались бои между отрядами революционных войск и калединскими частями.

29 ноября началось наступление калединских войск на Ростов. Ввиду отказа казаков многих полков выполнять приказ атамана, их нежелание принимать участие в разгоравшейся гражданской войне, Каледин обратился за помощью к командованию формировавшейся на Дону Добровольческой армии. 2 декабря калединские части и белогвардейские офицерские отряды добровольцев заняли город. Силы войскового правительства взяли под свой контроль и другие важные административные пункты области и углепромышленный район. Находившиеся там Советы и ревкомы были разогнаны.

Чрезвычайным постановлением Терского войскового правительства от 6 ноября вся полнота власти на территории Терского казачьего войска передавалась войсковому кругу и правительству. Но буквально через несколько часов после принятия данного постановления состоялось объединенное заседание войскового правительства и ЦК Союза объединенных горцев, на котором было принято решение о разделении государственной власти и ее сосредоточении на территории Союза горцев Северного Кавказа в его руках, и на территории казачьего войска — у войскового атамана. Для борьбы с грабежами чеченцев и ингушей Войсковой круг предоставил атаману М. А. Караулову неограниченные полномочия. И он сразу же объявил всю Терскую область на военном положении.

Хотя в ноябре казачьи органы полностью контролировали положение в Кубанской области, и здесь нарастала революционная активность различных слоев населения. Помимо рабочих и иногородних крестьян, она затронула и казаков. Жители станиц Кореновской, Крымской, Тимашевской, Усть-Лабинской и ряда других открыто выражали свое недоверие войсковому атаману А. П. Филимонову и главе краевого правительства Л. Д. Бычу.

Среди казачества велась активная советская агитационно-пропагандистская работа. 25 ноября Совнарком принял специальное обращение «От Совета Народных Комиссаров — трудовым казакам», в котором говорилось о том, что политика власти Советов направлена на передачу помещичьей земли в руки казаков и на установление мира. Казаки призывались к объединению со всем народом против Каледина, Корнилова, Дутова, Караулова и к созданию своих Советов. В этот же день вышло и воззвание СНК «Ко всему населению» с призывом к борьбе с контрреволюционными выступлениями казачьих атаманов. Охваченные антисоветскими движениями области объявлялись на военном положении, а возглавлявшие их «враги народа» ставились вне закона. В обращении СНК от 28 ноября содержался еще один призыв к беспощадной войне против кадетской партии и калединской контрреволюции. 30 ноября Совнарком одобрил целый ряд законопроектов, выработанных Казачьим комитетом ВЦИК, предоставлявших казачеству множество политико-экономических льгот. В казачьи области, в первую очередь на Дон и Кубань, направлялось большое количество советских агитаторов и даже целые казачьи части, которые заявляли о своем стремлении бороться с атаманами и войсковыми правительствами и самостоятельно решать вопрос о власти в своих областях. На борьбу с Калединым Совнарком направлял значительную часть из имевшихся в его распоряжении вооруженных сил.

В декабре в Ростове, Таганроге и в углепромышленном районе Донской области проходили массовые митинги и забастовки рабочих, выступавших в поддержку Советской власти и требовавших отмены военного положения. Разрасталось антипомещичье крестьянское движение, охватившее Ростовский, Таганрогский и Донецкий округа.

  • 2—13 декабря в Новочеркасске проходил III Большой войсковой круг Войска Донского, на котором было принято решение об образовании в области объединенного казачье-крестьянского правительства на паритетной основе. В его состав вошло по 7 представителей от казаков и неказачьего населения Дона. Новое правительство заявило о своем стремлении продолжать борьбу с советской властью.
  • 13 декабря в Екатеринодаре состоялось совместное заседание Кубанской Краевой Рады и съезда иногородних Кубанской области, объявивших себя II общеобластным съездом казаков, иногородних и горцев. Его участники приняли решение образовать новый высший орган власти на Кубани — Законодательную Раду, в которую на началах паритета вошло по 45 представителей от казачества и иногороднего крестьянства и 8 от кубанских горцев.

К 20-м числам декабря к границам Донской области с четырех сторон подошли колонны советских войск и революционно-настроенные части 39-й пехотной дивизии. Но путь им преградили казачьи полки и добровольческие партизанские отряды войскового правительства. Однако подавляющее большинство казаков-фронтовиков не хотело участвовать в вооруженной борьбе. Между ними и красногвардейцами начались переговоры и братания.

Большое влияние на позиции казаков оказал состоявшийся в январе 1918 г. в станице Каменской съезд донского фронтового казачества. На нем присутствовали делегаты от 21 казачьего полка, 5 казачьих батарей, ряда запасных полков и отдельных казачьих подразделений. На нем был образован казачий военно-революционный комитет во главе с Ф. Г. Подтелковым. Войсковое правительство было объявлено низложенным, власть в области передавалась казачьему ВРК. Одновременно его отряды заняли важные транспортные узлы — станции Звереве и Лихую. В казачьи станицы были направлены агитаторы ВРК.

Состоявшиеся 16 января в Новочеркасске переговоры между войсковым правительством и делегацией казачьего ВРК о власти на Дону окончились безрезультатно. Войсковое правительство отвергло предъявленный ему ультиматум ВРК о передаче всей власти. После этого между частями казачьего ВРК и правительственными партизанскими отрядами начались боевые действия. 20 января в бою у станции Глубокая советские отряды и части ВРК разбили основную военную силу войскового правительства — партизанский отряд полковника В. М. Черни- цова. После этого началось совместное наступление красногвардейцев и революционных казаков на Новочеркасск и Ростов. Восставшие рабочие Таганрога выбили из города подразделения Добровольческой армии. Власть в Таганроге перешла к городскому ВРК. 28 января командование Добровольческой армии приняло решение покинуть Донскую область и идти на Кубань. На следующий день состоялось экстренное заседание Донского войскового правительства, на котором атаман Каледин заявил о безнадежности положения и о сложении с себя атаманских полномочий. После заседания А. М. Каледин застрелился.

На Кубани в январе 1918 г. во многих станицах мирным путем по решениям самих казаков устанавливается советская власть. Причем данный процесс набирал силу буквально с каждым днем. 17 января в станице Крымской делегаты от Советов и ревкомов Кубани образовали Кубанский областной военно-революционный комитет во главе с Я. В. Полуяном.

Одновременно начинается и масштабное вооруженное противоборство частей Рады с советскими отрядами. 22 января у полустанка Энем в 5 км от Екатеринодара произошел бой между красногвардейцами Новороссийского отряда и партизанами офицерского отряда войскового старшины Галаева. Советские части отступили и 24 января у станицы Георго-Афинской были разбиты отрядами Рады под командованием капитана В. В. Покровского.

Победа Советской власти в Петрограде в октябре 1917 г. прервала мирный процесс становления национальной государственности на Северном Кавказе. По сути дела регион остался без власти. Поэтому ЦК Союза объединенных горцев в ноябре 1917 г. сформировал правительство из своей среды (Горское правительство). Государственно-правовая форма возникшего государства мыслилась как демократическая республика с парламентской формой правления. Каждый народ должен был самоуправляться, а все вместе должны были иметь федеральные органы в лице Горского правительства и Союзного Совета (Парламента).

Последний до созыва Учредительного сейма являлся законодательным органом Горской Республики, ему принадлежал высший надзор за союзным управлением. Согласно положению Союзный Совет избирал Председателя правительства и утверждал кабинет, им составленный. Члены правительства были ответственны перед Союзным Советом.

Государственный флаг республики представлял собой изображение семи полос — четыре зеленых и три белых, в углу был помещен голубой квадрат с семью золотыми звездами. Семь звезд объединяли семь самостоятельных штатов: Дагестан, Чечено-Ингушетию, Осетию, Кара- чаево-Балкарию, Кабарду, Адыгею, Абхазию.

1 декабря в рамках Юго-Восточного Союза было создано Временное коалиционное Терско-Дагестанское правительство. Комиссарами были назначены: по делам общественного спокойствия — Пшемахо Коцев, по внешним сношениям — Рашидхан Капланов, по финансовым вопросам — Михаил Караулов, по военным — генерал Талышханов, народного просвещения — Валентин Абрамов, продовольствия — Ахмед Дударов, торговли и промышленности — Асланбек Бутаев, контроля — Васан-Гирей Джабагиев, управляющий делами — Черкезов. В декларации Терско-Дагестанского правительства от 5 декабря отмечалось, что первейшей его задачей, «всецело присоединяющейся к принципу права народов на полное самоопределение, явится созыв в кратчайший срок Краевого Учредительного Сейма, который установит окончательно организацию местной государственной власти и разрешит все основные вопросы».

Вместе с тем в обращении к населению края от 8 декабря настойчиво подчеркивалось отсутствие стремлений к обособлению от государства.

В казачьих станицах шло формирование новых сотен и полков. Генерал Половцев — командующий войсками Терско-Дагестанского края — в последних числах декабря 1917 г. отпустил казачьим станицам через их атаманов из Георгиевского артиллерийского склада около одного миллиона патронов и 8 тысяч снарядов. В то же время шло разоружение артиллерийской бригады и Самарского пешего полка, которые находились под влиянием Владикавказского Совета рабочих и солдатских депутатов. В конце ноября радикальная группировка Чечни во главе с Чермоевым выдвинула ультиматум Грозненскому Совету о немедленном разоружении рабочих и 111-го полка. Требования были подкреплены поджогом и разграблением новогрозненских промыслов бойцами «дикой дивизии», железная дорога по обе стороны от Грозного была разрушена. 111-й полк ушел в Ставрополь, но это не спасло город от беспорядков.

Тем временем резко обострились и без того напряженные межнациональные отношения. В начале января 1918 г. против Союза объединенных горцев с оружием в руках выступили терские казаки и сочувствующая им часть русского населения.

Наиболее часто вооруженные столкновения происходили вдоль Сунженской линии, разделявшей население и территорию Чечни и Ингушетии на плоскостную и горную. Так, убийство казаками станицы Грозненской 29 декабря чеченского шейха Деви Арсанова спровоцировало сожжение чеченцами станиц Кохановской и Фельдмаршальской. В ответ 1 января 1918 г. казаки снесли с лица земли три чеченских аула — Старый Юрт, Новый Юрт и Старо-Сунженский. Чеченские верхи обвинили в этом грозненских большевиков. Военно-революционный комитет Грозного был в те дни очагом распространения большевистского влияния. На промыслах и нефтеперегонных заводах стали организовываться боевые дружины и роты из рабочих. Рабочие Старых промыслов создали тогда Пролетарский батальон, сыгравший заметную роль в последующих событиях.

Во Владикавказе также усилилось противостояние противоборствующих сил. К декабрю 1917 г. в городе находилось сразу три «правительства»: казачье во главе с М. Карауловым, горское во главе с Т. Чер- моевым и Терско-Дагестанское во главе с Р. Каплановым. Вопрос об организации власти обсуждался и Владикавказским Советом, который 30 декабря вынес постановление о признании Советской власти. Однако во время заседания три члена Совета — большевики Буачидзе и Орахелашвили и меньшевик Рискин были арестованы. Как и в Грозном, здесь начался разгул анархии. В такой обстановке в городе стали формироваться отряды самообороны, которые на окраинах — в Курской и Молоканской слободках — сопротивлялись грабежам и мародерству.

25 января в г. Моздоке открылся 1-й съезд трудовых народов Терека. На нем присутствовали делегаты от казаков, иногородних, кабардинцев, осетин, балкарцев, карачаевцев. Ингуши и чеченцы своих представителей не прислали, так как инициаторы съезда — казачьи верхи «Моздокского военно-революционного комитета» во главе с полковником Рымарем — ставили задачу организации совместной войны против Ингушетии и Чечни. В работе съезда принимали участие и деятели многих политических партий, включая большевистскую, и общественных организаций. Большинство делегатов поддержало идею образования на съезде единого социалистического блока и принятия мирной резолюции. В Чечню и Ингушетию была послана специально избранная делегация мира в составе 14 депутатов. Ей поручалось приложить все усилия для ликвидации конфликта между казаками, некоторыми горскими народами и чеченцами и ингушами и пригласить посланцев последних на съезд. На Моздокском съезде был избран временный орган власти на территории области — Терский областной Народный Совет во главе с эсером Ю. Пониковским.

Вопрос о власти оказался подчиненным проблеме сохранения мира между казаками и горцами. Во имя сплочения демократических сил большевики Киров и Буачидзе отказались от немедленного установления Советской власти на Тереке и провели решение об избрании временного органа власти. В декларации съезда говорилось: «Для ликвидации начавшейся гражданской войны и спасения края от разрастающейся анархии съезд постановил создать объединяющий все трудовые слои населения, без различия национальностей, областной орган народной власти — Терский народный Совет».

19 февраля в Новочеркасске открылся IV Малый войсковой круг Войска Донского. На его заседания были приглашены и участники проходившего в это время съезда неказачьего населения Донской области. Делегаты и круга и съезда призвали к дальнейшей борьбе с большевиками. В постановлении круга говорилось об объявлении его носителем государственной власти в области. Однако реальных сил в его распоряжении не было. Казаки отказывались сражаться с советскими отрядами.

Также 19 февраля произошло объединение Донского областного ВРК с казачьим ВРК. Продолжалось наступление советских частей и отрядов казачьего ВРК на Новочеркасск и Ростов. В ночь с 23 на 24 февраля солдаты 39-й дивизии с востока и красногвардейцы из отряда Р. Ф. Сиверса с запада заняли Ростов. 25 февраля казачий отряд ВРК выступил в Новочеркасск и разогнал работавший там круг. Атаман А. Н. Назаров, избранный войсковым атаманом 30 января, и председатель круга Е. А. Воло- шинов были арестованы и 3 марта расстреляны. 23 марта областной объединенный ВРК провозгласил образование Донской Советской Республики. Был избран Донской Совет Народных Комиссаров во главе с Ф. Г. Подтелковым. На Дону победила советская власть.

В середине февраля во Владикавказе проходил войсковой круг Терского казачьего войска VI созыва, а в Пятигорске II съезд народов Терека. На круге войсковой атаман Л. Е. Медяник, избранный на этот пост после убийства М. А. Караулова, и члены войскового правительства заявили об уходе в отставку ввиду отрицательного отношения к ним населения области, в том числе и большинства казачества. Круг принял постановление о создании вместо существовавших казачьих органов власти отдельных станичных и хуторских Советов казачьих депутатов.

На втором съезде народов Терека 4 марта 1918 г. было принято решение признать советскую власть. Была провозглашена Терская Советская Народная Республика, избран Терский областной Народный Совет и Терский Совет Народных Комиссаров. При этом значительная часть делегатов съезда, отражая настроения, доминировавшие среди большинства казаков и горцев, рассматривали провозглашение советской власти в крае прежде всего как реальный путь прекращения межнациональной войны.

Терско-Дагестанское правительство вынуждено было уступить Владикавказ представителям нового правительства и переехать в Темир- Хан-Шуру.

Все это привело к образованию двух альтернативных путей национально-государственного строительства в регионе. С одной стороны, второй съезд народов Терека признал власть СНК РСФСР и провозгласил Терскую Республику, а с другой стороны, представители «Союза горцев Кавказа» начали предпринимать попытки создания самостоятельной суверенной государственности.

Правительство Терской Республики сразу же предприняло попытки решения земельного вопроса. В условиях Северного Кавказа и, в частности, бывшей Терской области это был самый сложный вопрос, доставшийся в наследство советской власти. Второй съезд народов Терека положил в основу решения земельного вопроса установки Октябрьской революции, согласно которым «каждый крестьянин независимо от национальности должен иметь землю». Анализируя данную проблему, докладчик по земельному вопросу А. И. Сахаров выделил «земельно-территориальные группы» в области:

  • 1. Обеспеченные территориально и наделами (казачество).
  • 2. Обеспеченные территориально, но не обеспеченные наделами (кабардинцы).
  • 3. Малоземельные (плоскостные осетины, ингуши).
  • 4. Безземельные (живущие в горах осетины, ингуши, балкарцы, чеченцы).

В связи с таким раскладом для решения земельной проблемы был поставлен вопрос о перераспределении земельного фонда. Одно из постановлений съезда жестко увязывало проблему проведения границ территорий народов региона с размером земельных угодий, находящихся в их фактическом пользовании. Но границы землепользования и землевладения не совпадали, так как общий недостаток земли вызывал необходимость арендных отношений между народами и они в какой-то степени сглаживали земельно-территориальные проблемы. Однако декрет о земле запретил аренду. Арендная плата отменялась, а арендаторы наделялись правом обработки и хозяйственного использования ранее арендовавшихся земель. Поэтому совершенно справедливо один из активных участников съезда Д. 3. Коренев в своем докладе по национальному вопросу констатировал, что проблема определения границ и земель каждого народа является сущностью национального вопроса.

Механизм ликвидации аренды обострил межнациональные отношения, ибо за счет урезки территории одного народа пополнялся земельный фонд другой этносоциальной общности. А это было опасно. Этнические территории складываются веками, и за это время народ настолько свыкается со своей областью расселения, что возникает убеждение о связи этой земли с судьбами данного народа и об исторических правах на свою территорию, что болезненно воспринималось его представителями. Национальный вопрос начинает принимать конфликтный оттенок. В частности, ухудшились этнотерриториальные отношения между Кабардой и Карачаем. Однако ухудшение этнотерриториаль- ных отношений в Терской Республике нельзя сводить исключительно к мероприятиям советской власти в аграрной сфере. Земельный вопрос на Северном Кавказе и до революции стоял не менее остро и из-за него постоянно происходили стычки между народами. Не случайно 22 февраля 1918 г. А. И. Сахаров в своем докладе на II съезде народов Терека, коснувшись характера решения этого вопроса дореволюционной властью, счел необходимым заметить, что на «окраинах она передвигала целые народности; выселения, переселения, отбирание той или иной территории у одних и передача другим практиковались широко и беспрепятственно». Такая политика стала важнейшим деструктивным фактором, определившим степень сложности положения, сложившегося в 1918 г. в Терской Республике.

Новый механизм, запущенный советской властью для решения всего комплекса проблем, окончательно трансформировал земельный вопрос в территориальный. Принцип «земельных уступок» был объявлен средством мирного разрешения земельного вопроса. При этом наблюдалась устойчивая тенденция полного игнорирования исторических прав тех или иных народов на те или иные участки земли. Такая политика деле- гитимитизировала существовавшие этнические границы. В результате начинают усиливаться центробежные силы.

В завершающую фазу вступали и события на Кубани. 14—18 февраля в Армавире состоялся I съезд Советов Кубанской области, который провозгласил советскую власть на всей Кубани и избрал Кубанский исполнительный комитет областного Совета. В станицах явочным порядком провозглашалась советская власть.

В Баталпашинском казачьем отделе, в который входили современные Карачай и Черкесия, советская власть была установлена 7 (20) февраля 1918 г. Для подавления очагов сопротивления белоказаков, одним из первых действий Советов была организация красноармейских формирований. Небольшие станичные и сельские отряды по приказу Кубанского облисполкома были сведены в сильную боевую единицу — 2-й Кубанский военно-революционный отряд, насчитывавший около 3000 бойцов разных национальностей. Командиром отряда был избран Я. Балахонов. Семь военно-революционных отрядов было создано в аулах Хурзук, Верхняя и Нижняя Теберда, Каменномост, Дже- гута, Верхняя и Нижняя Мара усилиями уполномоченного отдельского исполкома Т. Алиева.

14 марта революционные казачьи отряды под командованием И. Л. Сорокина заняли Екатеринодар. 1 апреля здесь открылся II съезд Советов Кубанской области, на котором было провозглашено образование Кубанской Советской Республики.

В процессе установления советской власти на Дону, Кубани и Тереке в рассматриваемый период существовали свои особенности, главной из которых являлась их своеобразная поверхностная советизация. Основная масса казачества заняла в это время позицию вооруженного нейтралитета, отказалась воевать с советскими отрядами. Однако выступая за признание советской власти и за организацию местных советских органов, большинство казаков не являлось ее идейными сторонниками. В этом они видели путь к прекращению гражданской войны. При этом казаки внимательно наблюдали за действиями новой власти.

Реальную опору советская власть имела в городах со стороны рабочих, а также в районах преобладания крестьянского населения.

В Дагестане социально-политическая обстановка осложнялась религиозными проблемами. Немногим более полвека прошло со времени подавления антиколониального движения и крушения плана Шамиля создать на Северном Кавказе исламскую монархию. Ассоциация Советов с русской колониальной политикой, в борьбе с которой прославили свои имена многие деятели Дагестана, обеспечивала успех агитации имама Гоцинского идти на «газават» против Советов. Еще в апреле 1917 г. феодально-клерикальная элита Дагестана создала в Темир-Хан-Шуре общество «Джамаат-уль-исламие». Под лозунгом сохранения мира между мусульманами до созыва Учредительного собрания общество создало свою вооруженную милицию, организовало выпуск газеты «Джаридат- уль-Дагестан» на арабском языке и «Мусават» — на кумыкском.

В январе 1918 г. многотысячное войско имама Нажмудина Гоцинского двинулось на Темир-Хан-Шуру с целью последующего наступления на Порт-Петровск. Большевик 3. Н. Батырмурзаев сообщал в те дни: «К шести часам вечера громадная банда горцев во главе с имамом Гоцинским и Узун-Хаджи вошла в город и наполнила его улицы». В крае была провозглашена шариатская монархия. Успехам клерикалов способствовал голод, свирепствовавший в горах. Гоцинский обещал голодающим горцам богатую добычу за счет ограбления плоскостных селений. Кроме того, в войске имама состояли мюриды, фанатично преданные своему духовному наставнику.

Национальные и религиозные лозунги Гоцинского «Все мусульмане — братья» и «Дагестан — для дагестанцев» вступили в противоречие с пропагандой «социалистической группы», созданной в мае 1917 г. представителями революционно-демократической интеллигенции Махачем Дадахаевым, Джелаладином Коркмасовым, Тахо-Годи и др. Их влияние в народе было настолько сильным, что имя Махач стало нарицательным. Когда красноармейские части, агитаторы или вообще кто-либо, имеющий отношение к Советам, являлся в какой-нибудь аул Дагестана, говорили: «Пришли Махачи». Однако, учитывая силу религиозных чувств населения, большевики привлекли к сотрудничеству представителей «левого крыла» духовенства. 18 января 1918 г. на многотысячном митинге в Темир-Хан-Шуре шейх Али-Гаджи Акушинский обратился к народу с призывом поддержать большевиков, доказывая, что между исламом и коммунизмом нет противоречий. Акушинский был провозглашен шейх-уль-исламом Дагестана, что разделило население края на признающих духовное главенство Гоцинского или Акушин- ского. Прибывшие из Порт-Петровска и аулов Кумыкской плоскости красногвардейские отряды стали брататься с аскерами Гоцинского, что вынудило его отойти в горы.

Во второй половине марта, собрав значительные силы, Гоцинский повел новое наступление против советской власти на Порт-Петровск. Нападение на город поддерживалось доставленными по железной дороге заградительными отрядами Закавказского сеймового правительства Жордания и Гегечкори. Вооруженное сопротивление красногвардейских отрядов вскоре было сломлено, они отступили в Астрахань и Баку.

В телеграмме Астраханского военно-революционного комитета трудящимся края говорилось: «Петровск занят контрреволюционными войсками. Баку отрезан, хлеб получался Астраханью из Петровска, мазут и нефть из Баку. Неполучение этих продуктов грозит голодом Астраханскому краю, остановкой пароходного движения, промыслов и вообще всей промышленности в Терской области». Телеграмма заканчивалась призывом прийти на помощь организаторам сопротивления войску Гоцинского. В начале мая власть в Порт-Петровске перешла в руки областного военно-революционного комитета благодаря объединенным усилиям крупного красногвардейского отряда из Баку, Астраханского отряда добровольцев в 1000 человек и отряда иностранных интернационалистов. Во все округа поступило сообщение о том, что в Дагестане отныне действует власть Народных Комиссаров РСФСР. Таким образом, советская власть была установлена на всей территории Северного Кавказа.

Вопросы и задания

  • 1. Кто представлял интересы народов Северного Кавказа на Съездах народов Терека?
  • 2. В каких районах Дона и Северного Кавказа установление Советской власти приняло военный характер?
  • 3. Когда установилась Советская власть на Дону?
  • 4. Назовите те важные вопросы, которые поднимались на Съездах народов Терека.
  • 5. Перечислите членов Временного коалиционного Терско-Дагестанского правительства.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >