НАРОДЫ И ОБЩЕСТВО СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ В 1920-е гг.

Административное деление Дона и Северного Кавказа. Конституирование национальных автономий на Северном Кавказе

В 1920—1925 гг. произошел целый ряд изменений в административно-территориальном делении Донской области. После установления на Дону советской власти область Войска Донского была переименована в Донскую область. Центром ее стал г. Ростов-на-Дону.

Тогда же была образована новая административная единица — Юго- Восток России, которая объединяла несколько областей — Донскую, Кубанскую (Кубанская область и Черноморская губернии были объединены), Терскую области, Ставропольскую губернию и ряд автономных республик.

Сама Донская область первое время делилась на округа, как и при царской власти. Это были: Ростовский округ (г. Ростов-на-Дону); Саль- ский округ (ст. Великокняжеская); Черкасский (г. Новочеркасск); 1-й Донской (ст. Константиновская); 2-й Донской (ст. Нижне-Чир- ская); Верхнедонской (ст. Вешенская); Донецкий (г. Миллерово); Усть- Медведицкий (ст. Серебряково, сл. Михайловка).

С 1921 г. был создан Морозовский округ (ст. Морозовская). В апреле 1921 г. три Донских округа: Усть-Медведицкий, Хоперский и 2-й Донской, в которых проживала примерно половина казачьего населения, отошли к Царицынской губернии. Сделано это было для того, чтобы ни в одной административной единице, ни в одной губернии казачье население не составляло большинства или хотя бы половины населения. Таганрогский округ и часть Донского (названная Шах- тинским округом) были переданы Украине. В марте 1923 г. произошло укрупнение округов, утверждено новое административное деление: Сальский, Морозовский, Черкасский, Ростовский, 1-й Донской и Донецкий округа.

В июле 1924 г. Донская область была разделена как административно-территориальная единица. Ее территория была разделена на четыре округа: Ростовский (вскоре переименован в Донской), Сальский, Морозовский и Донецкий. Округа напрямую подчинялись Юго- Восточному краю. В октябре 1924 г. Юго-Восточный край был переименован в Северо-Кавказский. Кроме четырех перечисленных округов в Северо-Кавказский край вошли округа Кубанский, Армавирский, Черноморский, Ставропольский, Майкопский, Терский, Грозненский и четыре автономные области.

В конце 1924 г. в состав Северо-Кавказского края были возвращены Таганрогский и Шахтинский округа. В июне 1925 г. Морозовский округ был упразднен, его территория и территория Шахтинского и Донецкого округов были объединены в один Шахтинско-Донецкий.

Помимо этого все округа Северо-Кавказского края делились еще и на районы. Такое административное деление существовало с незначительными изменениями до 1930 г. Параллельно с административно- территориальными изменениями менялась и структура партийной власти. С января 1920 г. Юго-Восток страны был под управлением Кавказского бюро ЦК РКП (б), с марта 1921 г. Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), с мая 1924 г. Юго-Восточного краевого комитета РКП(б), с октября 1924 г. Северо-Кавказского краевого комитета РКП (б). Партийная власть располагалась в Ростове-на-Дону. Во главе Донской области был Донской областной комитет РКП(б), подчиненный Юго-Восточному бюро ЦК.

С мая 1924 г. окружные комитеты партии стали напрямую подчиняться Юго-Восточному краевому комитету РКП (б), а затем, с октября 1924 г., Северо-Кавказскому краевому комитету РКП(б).

Советские органы в лице Донского областного исполнительного комитета Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов стояли у руля управления с 1920 по июль 1924 г. Затем высшим органом советской власти стал (с августа 1924 г.) Краевой исполнительный комитет Юго-Востока России, а с октября 1924 г. Северо-Кавказский краевой исполнительный комитет. Им подчинялись окружные, районные, волостные исполкомы.

Конституирование национальных автономий на Северном Кавказе имело ряд особенностей.

Процесс конституирования ГАССР еще не завершился, когда все отчетливее начали проявляться центробежные тенденции, стремление не только отдельных лидеров, но и народов к строительству своих национальных государственных образований. Первыми о стремлении выйти из состава ГАССР заговорили руководители Кабардинского округа. В разговоре с Кировым, состоявшемся 31 марта 1921 г., Г. Орджоникидзе замечал: «Кабарда ребром ставит вопрос о выделении из республики. Говорят, что Сталин это благословляет». Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Кабарда заявила об этом достаточно рано — со времени подписания постановления ВЦИК об образовании ГАССР прошло чуть больше месяца. А до Учредительного съезда Советов ГАССР было больше месяца.

Видный государственный деятель и ученый У. Алиев основную причину, побудившую руководителей Кабардинского округа пойти на такой шаг, связывал с территориальными притязаниями соседних народов. Он писал: «...на кабардинские земли со всех округов Осетии, Ингушетии, с одной стороны, Карачая, Балкарии — с другой, направлялись взоры и видели только в урезке земель спасение положения. Благодаря всему этому из состава Горской Республики выделилась Кабарда».

Необходимо заметить, что в период времени с 20 января по 31 марта 1921 г. территориальных сокращений Кабарды не было. Но для руководителей Кабардинского округа стало очевидным, что в условиях постоктябрьской исторической действительности сам факт нахождения Кабарды в составе полиэтничной государственности угрожает ее территориальной целостности. Об этом свидетельствовал опыт Терской Республики, в период функционирования которой Кабарда потеряла немало земель.

Для понимания существа проблемы необходимо проанализировать события, развернувшиеся на Северном Кавказе после восстановления советской власти, когда этнополитические и территориальные контуры Горской Республики начали вырисовываться довольно четко.

8 апреля 1920 г. был создан Терский областной революционный комитет, которому подчинялись окружные ревкомы Ингушетии, Чечни, Осетии и Кабардино-Балкарии, т. е. очерчивалась территория, а значит и население, на которую распространялась юрисдикция определенного органа власти. Исходя из того, что главными признаками государственности являются «власть», «территория» и «население», можно говорить, что это практически и есть Горская Республика, но без карачаевцев.

В июле 1920 г. Владикавказский окружной ревком образовал специальную комиссию по обследованию земель в Кабарде для переселения беженцев — осетин из Южной Осетии. После проведенной работы были выявлены около 28 тыс. десятин свободных, вполне пригодных для полевой культуры земель, отвод которых, по мнению членов комиссии, беженцам Южной Осетии «безусловно, желателен и возможен». Хотя выявленные земли не пришлось использовать для беженцев из Южной Осетии, действия Владикавказского окружного ревкома не могли не насторожить политическое руководство Кабарды, так как то были рельефные симптомы вырисовывавшейся опасной тенденции.

Особое влияние на выработку позиции Кабарды по вопросу о нахождении в рамках полиэтничной государственности оказывали настойчивые попытки решения проблемы земельного голода в Карачае преимущественно за счет земельного фонда Кабардинского округа. Этот вопрос не снимался с повестки дня на всем протяжении 1920 и начала 1921 г., а именно в ходе подготовки и непосредственно создания ГАССР. 29 декабря 1920 г. «в целях строго планомерного удовлетворения нужд трудового населения Большого и Малого Карачая... карачаевцы выделяются из состава Кубано-Черноморского ревкома, образуя на территории Терской области окружной революционный комитет». Включение Карачая в одну область с Кабардой открывало для него больше возможностей для удовлетворения своих земельных претензий.

После образования ГАССР проблема территориальных отношений входивших в нее народов обострилась. Этому способствовала политика как в центре, так и на местах. На заседании Президиума ВЦИК от 20 января 1921 г. было принято постановление, согласно которому необходимо было «принять во внимание интересы карачаевцев при проведении их границ». В результате руководство Карачаевского округа начало чувствовать себя более уверенно. В заявлении Председателю Совнаркома Горской Республики С. Такоеву представители Карачая, ссылаясь на вышеуказанное постановление ВЦИК, требовали при определении их границ с Кабардой принять во внимание, главным образом, их интересы.

Со своей стороны, региональные органы власти также не бездействовали. Учредительный съезд Советов ГАССР обязал ЦИК и Наркомат земледелия республики в спешном порядке урегулировать земельные отношения между округами и народностями на уравнительных началах.

Такая политика должна была привести к изменению сложившихся в регионе границ, и это не устраивало прежде всего Кабарду. В создавшихся условиях при отсутствии орудий труда, тягловой силы и т. д. хозяйство велось крайне экстенсивно, малопроизводительно, поэтому даже у наиболее обеспеченной землей Кабарды не было лишних земель.

Представители соседних административно-политических подразделений считали иначе. 7 марта 1921 г. состоялось заседание созданной по инициативе ВЦИК комиссии В. И. Невского. На нем представитель Осетии В. А. Аликов заявил о необходимости выселения всей «так называемой Малой Кабарды» для удовлетворения земельной нужды Осетии. О том, что эти слова были результатом четко продуманной политики, свидетельствует содержание представленной на следующий день исполкомом Владикавказского (Осетинского) округа докладной записки на имя В. И. Невского. В ней руководители Осетии, обрисовав действительно тяжелую обстановку с земельным вопросом, спрашивали: откуда же взять требуемое количество земли? По их мнению, проблема решалась очень просто: землю надо искать в Кабарде, т. е. надо освободить Малую Кабарду в пользу Осетинского округа, переселив все кабардинские села на левый берег реки Терек.

Высказанные идеи не были чужды ее адресату — В. И. Невскому, который считал, что «земельный фонд Горской Советской Республики... велик и им можно удовлетворить не только нынешних жителей республики, но и пришлых переселенцев». Поэтому «для наделения безземельных и малоземельных горцев необходимо произвести уравнительное землепользование».

Претворение в жизнь этих принципов привело к ухудшению этно- территориальных отношений в регионе и свело на нет перспективы Горской Республики. Не случайно, что именно в марте руководители

Кабардинского округа впервые заговорили о стремлении выделиться в самостоятельную административную единицу.

Возникает вопрос: о чем думали руководящие деятели Кабарды, когда шел процесс институционализации Горской Республики? Телеграмма от 16 апреля 1921 г., отправленная президиумом Учредительного съезда республики в Москву и извещавшая о ее образовании, была подписана и Б. Калмыковым. По всей видимости, они посчитали нецелесообразным идти как против Центра, так и региональных органов власти.

На совместном заседании ЦИК и СНК Горской Республики, состоявшемся 22 июня 1921 г., Б. Калмыков, характеризуя причины выхода Кабарды из ГАССР, указывал на «обделение Кабардинского округа в отношении снабжения вообще и... в земельном отношении». Что касается главной, по его мнению, причины, то она заключалась в отсутствии определенной экономической связи Кабарды с другими субъектами Горской Республики.

Выдвижение на первый план принципа «экономического тяготения» является продуманным шагом, идущим в русле политики центральных органов власти, так как согласно постановлению ВЦИК от 20 марта 1921 г. «при установлении границ национального образования должен приниматься в учет принцип экономического тяготения».

С выходом Кабарды из ГАССР нарушался главнейший принцип идеи функционирования коллективной государственности горских народов Северного Кавказа. При таком развитии ситуации Карачай и Балкария тоже теряли пространственно-территориальную связь с Горской Республикой.

Уже 2 июня 1921 г. на объединенном заседании кабардинского и балкарского окрпарткомов, где решался вопрос о созыве съезда Советов для обсуждения выхода Кабарды из Горской АССР, один из руководящих деятелей Балкарского округа М. А. Энеев заявил, что выделение Кабардинского и Балкарского округов из Горской Республики и их вхождение в состав РСФСР имеет для этих народов в экономическом и культурном отношении громадное значение. «...Что же касается Балкарии, — сказал он, — то она, как связанная во всех отношениях с Кабардой, должна будет присоединиться к решению съезда Советов Кабардинского округа».

Все это свидетельствовало о неизбежности распада Горской Республики. Естественно, руководящие деятели ее не были согласны с такой перспективой и, в свою очередь, предпринимали контрмеры. Данной проблеме были посвящены многочисленные заседания органов власти ГАССР.

1 июня 1921 г. состоялось заседание Президиума Гороблпарткома РКП (б), на котором был заслушан доклад члена Президиума Г. Иоани- сиани о его поездке в Нальчик по поводу выделения Кабарды из Горской Республики. Из его доклада видно, что партийные и советские органы Кабардинского округа заручились поддержкой Сталина. По этому поводу Иоанисиани заметил: «Наркомнац товарищ Сталин того мнения, что после образования Грузинской Советской Республики вопрос о существовании цельной автономной Горской Республики не имеет особого значения и если население желает выделиться, то пусть выделяется».

Безусловно, партийные и советские работники Горской Республики ставили вопрос о выходе Кабарды из состава республики в прямую зависимость от решения земельной проблемы. Это однозначно прозвучало на совместном заседании Горского облпарткома и Кабардинского окрпарткома 10 июня 1921 г.

Тем временем 11 июня 1921 г. в Нальчике открылся 5-й съезд Советов Кабардинского округа, на котором присутствовали и представители Горского обкома партии. На съезд был приглашен и Сталин, лечившийся в то время в Нальчике. Не имея возможности по состоянию здоровья принять участие в его работе, он 12 июня прислал съезду приветственное письмо. Делегаты съезда единодушно заявили, что Кабарда выделяется в автономную область. При этом руководство Кабардинского округа заручилось необходимой поддержкой Сталина. В июне 1921 г. Сталин в беседе с Б. Калмыковым отметил: «Можете передать от имени Кавказского бюро совершенно официально, что выделение Кабарды в автономную область считаю единственным целесообразным решением вопроса с точки зрения политической и хозяйственной выгоды РСФСР».

Для обсуждения вопроса об автономии Кабарды во ВЦИКе 3 августа 1921 г. в Москву выехала делегация Кабарды в составе 14 человек во главе с Б. Калмыковым, которая была принята М. И. Калининым.

1 сентября 1921 г. ВЦИК постановил выделить из территории Горской АССР «автономную область кабардинского народа, непосредственно связанную с РСФСР». 25—30 ноября 1921 г. в Нальчике проходил Учредительный съезд Советов Кабардинской автономной области, на котором были сформированы органы власти.

Тенденции к выходу из республики укрепились. Вирус автономии все больше проникал в среду населения районов ГАССР. Еще 22 июня 1921 г. на совместном заседании ГорЦИКа и СНК было принято постановление о создании комиссии для разработки мотивированного доклада ВЦИКу по вопросу выделения Кабарды. В этом постановлении, в частности, говорилось: «выделение Кабарды есть начало распада Горской Республики».

Действительно, за Кабардой последовал выход из состава ГАССР сначала Балкарского, а затем и Карачаевского округов. В условиях начавшегося распада полиэтничной государственности для Центра было бы логичным образование самостоятельных национально-государственных подразделений балкарского, карачаевского и других народов. Да и балкарская сторона исходила из стремления создать самостоятельную Балкарскую автономную область, подчиненную Центру. 6 января 1922 г. было принято положительное постановление коллегии Наркомнаца по этому вопросу. Однако уже 9 января, изменив это решение, было «признано целесообразным» образование Кабардино- Балкарской автономной области «с тем, чтобы местом пребывания Балкарского, как и Кабардинского исполкомов, считать г. Нальчик».

16 января 1922 г. ВЦИК постановил образовать объединенную Кабардино-Балкарскую автономную область, непосредственно связанную с РСФСР. Однако проведение в жизнь постановления ВЦИК затянулось до середины 1922 г. В конце 1922 г. состоялись выборы в объединенный Кабардино-Балкарский облисполком.

Тенденция к обретению своей автономии охватила и Карачай. В мае 1921 г. в Карачаевском округе был поставлен вопрос о создании самостоятельной автономии — «подобие Кабарды на Тереке». Это предложение молниеносно нашло отклик среди населения округа и незначительной по численности интеллигенции. Вопрос о выходе Карачаевского округа из состава республики предполагалось прояснить на съезде карачаевского народа в ауле Учкулан.

Коллегия Наркомнаца рассмотрела вопрос о выделении Карачая из ГАССР. Сформированной на заседании 10 октября комиссии вменялось в задачу «изучить вопрос о выделении округа и образовании автономной области, включающей карачаевцев, черкесов, казаков, ногайцев». Решая вопрос национально-государственного устройства Карачая, нельзя было обойти вниманием и проживавшие с ним сопредельные народы. На состоявшемся 8 ноября 1921 г. заседании Оргбюро РКП(б) Карачаевского округа, на котором присутствовали представители Наркомнаца и СНК ГАССР, был поставлен вопрос о создании Карачаево- Черкесской автономной области. Было принято решение провести съезды народов Карачая и Черкесии для выяснения их воли по этому вопросу. Повсеместно, буквально в каждом населенном пункте Карачая и Черкесии, обсуждался вопрос о создании объединенной автономии.

9 января 1922 г. состоялось заседание коллегии Наркомнаца, на котором присутствовали представители Карачая и Черкесии. Коллегия приняла решение выделить Карачай из состава ГАССР, Черкесию и 6 казачьих станиц — из Баталпашинского отдела Кубано-Черномор- ской области и создать объединенную Карачаево-Черкесскую автономную область. 12 января ВЦИК утвердил образование автономной области карачаевского, черкесского, абазинского, ногайского народов с административным центром в г. Баталпашинске. Карачаево-Черкесская автономная область состояла из 5 округов: Баталпашинского, Эльбурганского, Учкуланского, Хумаринского и Малокарачаевского. Деление области по округам происходило по национальному принципу, что значительно облегчило преодоление имевшихся разногласий среди части населения.

Следующим оказался Чеченский округ. «Через разъединение к объединению!» — под таким лозунгом протекала политическая жизнь в округе в 1922—1923 гг. Для обоснования этого лозунга выдвигались следующие аргументы: 1) существование органов власти ГАССР служит отрицательным фактором для составляющих ее частей, почти не заинтересованных в промежуточной между ними и краевым центром инстанции; 2) ГАССР отвлекает из округов лучших работников, столь необходимых на местах.

30 ноября 1922 г. на заседании Президиума ВЦИК был принят декрет «Об образовании Автономной области Чечни», в котором говорилось: «Выделить Чечню из состава Горской Республики в автономную область с резиденцией в городе Грозном, не включая г. Грозный в состав автономной области Чечни».

Официальное провозглашение Чеченской автономии состоялось на съезде чеченского народа в Урус-Мартане 16 января 1923 г. Президиум ВЦИК в дополнении к постановлению от 30 ноября 1922 г. утвердил границы Чеченской автономной области в рамках бывшего Чеченского округа ГАССР с включением в нее станиц Петропавловской, Горячеводской, Ильинской и хутора Сарахтинского Сунженского округа. Решение вопроса о границах Грозного, выделявшегося, как было указано выше, в особую административную единицу, возлагалось на комиссию ВЦИК.

В составе Горской Республики оставались Сунженский казачий округ, а также Осетия (Северная) и Ингушетия. Однако в условиях всеобщей эйфории, охватившей народы края, преодолеть тенденцию к созданию самостоятельной государственности было невозможно. Вопрос об образовании автономных областей каждой из горских народностей в отдельности обсуждался на собраниях, конференциях, партийных организациях.

В конце января 1924 г. Оргбюро ЦК партии утвердило специальную комиссию по обследованию состояния партийной и советской работы в ГАССР. Она также должна была выявить истинное мнение народов относительно предложения о создании на базе Горской Республики двух автономных областей — Северо-Осетинской и Ингушской.

Абсолютное большинство населения Северной Осетии и Ингушетии высказалось за указанное предложение. И 7 июля 1924 г. ВЦИК принял постановление об образовании в соответствии с Конституцией СССР Северо-Осетинской и Ингушской автономных областей и Сунженского округа. Владикавказ выделялся в самостоятельную административную единицу.

События на Северо-Западном Кавказе развивались следующим образом. Вопрос о желательности выделения адыгейцев в самостоятельную автономию впервые был положительно решен пленумом Горского исполкома в декабре 1921 г. и внесен на рассмотрение III очередного Горского съезда (7—12 декабря 1921 г.). Выполняя волю адыгейского народа, съезд решил разработать вопрос о выделении горцев Кубани и Черноморья в автономную область. Комиссия ВЦИК РСФСР, ознакомившись с необходимыми материалами и документами, а также побывав во всех населенных пунктах, 12 июля 1922 г. пришла к выводу, что выделение территорий с адыгским населением в автономную область является «в современной политической обстановке на Кубани необходимым условием». 27 июля 1922 г. было принято постановление президиума ВЦИК об образовании Черкесской (Адыгейской) автономной области.

24 августа 1922 г. во избежание недоразумений и путаницы президиум ВЦИК постановил переименовать Черкесскую (Адыгейскую) автономную область в Адыгейскую (Черкесскую) автономную область. На первом съезде Советов (7—10 декабря 1922 г.), были подведены итоги советского строительства в Адыгее.

В 1924 г. решился вопрос и об административном устройстве причерноморских адыгов. Решением президиума Черноморского окружного исполкома в конце августа 1924 г. был создан Шапсугский национальный район.

Таким образом, самостоятельный этап национально-государственного строительства у народов Северного Кавказа закончился полным крахом Горской Республики, строившейся как объединение народов, имевших общую цель — экономическое и культурное возрождение, укрепление позиций советской власти. Однако в тех конкретно-исторических условиях достижение этих целей стало возможным через конституирование отдельных национально-государственных образований.

Вопросы и задания

  • 1. Какие административные и территориальные изменения произошли в 1921—1925 гг. в Донской области?
  • 2. Где, на ваш взгляд, появились «болевые точки» на территории ГАССР?
  • 3. Когда, на ваш взгляд, был окончательно разрешен вопрос об административном устройстве народов Северного Кавказа?
  • 4. Назовите территории, которые вышли из состава ГАССР в рассматриваемый период.
  • 5. Перечислите округа Северо-Кавказского края.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >