НАРОДЫ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ.ТРАГЕДИЯ ДЕПОРТАЦИИ

Великая Отечественная война на Дону и Северном Кавказе

Великая Отечественная война оказала огромное влияние на жизнь всего региона. Директива ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 29 июня 1941 г. «Партийным и советским организациям прифронтовых областей» дала развернутую программу мобилизации всех сил народа на отпор врагу под лозунгом «Все для фронта, все для победы!» Центральный комитет и правительство ставили задачу: обеспечить усиленную работу всех предприятий по выпуску военной техники, оружия, боеприпасов, вести беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла.

30 июня 1941 г. был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО), сосредоточивший в своих руках всю полноту власти. В этот же день был принят мобилизованный народно-хозяйственный план на III квартал 1941 г. Он положил начало перераспределению сил и средств в интересах войны. Предусматривалось увеличение выпуска военной продукции на 26 % по сравнению с довоенным уровнем и уменьшения объемов выпуска гражданской продукции. 16 августа 1941 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР утвердили военно-хозяйственный план на IV квартал 1941 г. и на 1942 г. В целях скорейшего развития военного производства в восточных районах было намечено перемещение промышленности из прифронтовых районов и строительство новых военных заводов. Новое размещение производительных сил потребовало огромного напряжения всех государственных структур, преодоления ведомственной разобщенности мирного времени, рационального перемещения с предприятия на предприятие оборудования, станков и механизмов, запасных частей, сырья, материалов, рабочей силы.

Северный Кавказ и Закавказье играли огромную роль в военном потенциале страны. Так, Майкопский, Грозненский и Бакинский нефтеносные районы давали свыше 75 % общесоюзной нефтепродукции, почти 70 % раза. Чиатурские марганцевые месторождения давали 57 % общесоюзной добычи марганцевой руды, Тырныаузский горный комбинат обеспечивал молибденом и вольфрамом всю металлургическую промышленность СССР.

Наращивание объемов выпуска военной продукции на предприятиях Северного Кавказа сопровождалось массовым перепрофилированием предприятий местной и кустарной промышленности на выпуск военных товаров. Так, только предприятием Промсовета в июле — сентябре 1941 г. было изготовлено и отправлено на фронт 105 000 корпусов снарядов, 450 000 ручных гранат, 6000 телефонных катушек, 60 000 маскировочных халатов. В Ростовской области было сшито за три осенних месяца 100 000 шинелей, столько же гимнастерок, 150 000 шапок- ушанок, 120 000 пилоток, 200 000 патронных сумок, 150 000 чехлов для фляг, 10 000 пар валенок, 36 000 пар шерстяных перчаток. Фактически все резервные соединения, формируемые летом и осенью 1941 г. на территории СКВО, экипировались полностью за счет местных ресурсов. Металлурги Сулина, Таганрога, Ростова обеспечивали выпуск броневой стали, мостового проката, снарядных заготовок. Предприятия легкой и местной промышленности освоили выпуск боеприпасов, стрелкового и минометного вооружения, специальных тканей, снаряжения, предметов вещевого и продовольственного снабжения для войск, всего, что было так необходимо действующей армии.

Огромную роль играло участие предприятий Северо-Кавказского региона в обеспечении оборонительных рубежей на Дону, Тереке, Кубани, Урухе. В Ростовской области было изготовлено более 7000 бронированных и железобетонных колпаков, 12 000 сборных огневых точек, 14 000 сварных металлических цепей, 700 тонн колючей проволоки, 145 500 металлических лопат, топоров, кувалд, 7500 чугунных печей для блиндажей и землянок, 3000 конных скреперов.

Еще более значительными были объемы на Терском оборонительном рубеже, на подступах к Грозному, Орджоникидзе, к Военно-Грузинской, Военно-Сухумской и Военно-Осетинской дорогам, на оборонительных обводах Краснодара, Новороссийска, Туапсе, где было установлено 95 698 бронированных и железобетонных колпаков, из них 74 837 — пулеметно-артиллерийских дотов, 3,16 км сплошных проволочных заграждений и 661 км противотанковых препятствий в виде металлических «ежей», железобетонных надолбов и т. п.

Городские комитеты обороны — чрезвычайные органы пролетарской диктатуры в военное время — сосредоточили в своих руках всю полноту власти на подведомственной им территории. Эти чрезвычайные органы не имели специальных штатов, а опирались на своих административных работников из партийного, советского аппарата.

Городские комитеты обороны строго следили за ходом строительства оборонительных сооружений, контролировали процесс боевой подготовки отрядов народного ополчения, организовывали работы по ликвидации разрушений, причиненных вражеской авиацией и дальнобойной артиллерией, обеспечивали плановую эвакуацию оборудования предприятий, культурных и художественных ценностей.

В состав комитетов обороны входили партийные и советские руководители городов, начальники НКВД и военные коменданты. Так, в состав Ростова-на-Дону городского комитета обороны вошли первый секретарь обкома ВКП(б) Б. А. Двинский (председатель), его заместителем стал секретарь обкома ВКП(б) И. П. Кипаренко, а также председатель облисполкома М. В. Мотинов, начальник областного управления НКВД С. В. Покотило, комендант города полковник Я. Г. Брагин. Аналогичные по составу и представительству городские комитеты обороны были созданы в Новочеркасске, Шахтах, Краснодаре, Ворошиловске (Ставрополе), Грозном, Махачкале, Орджоникидзе и некоторых других городах. Под их непосредственным контролем находились органы местной противовоздушной обороны, противопожарные, светомаскировочные, медико-санитарные службы, отделы связи и информации.

Военное положение потребовало коренным образом изменить содержание, усовершенствовать формы и методы идеологического воздействия на советских людей в тылу, на фронте и на временно оккупированных территориях СССР. Многократно возросшие объективные трудности военного, социально-экономического и политического характера потребовали чрезвычайно высококачественной всеобъемлющей идеологической работы. Необходимо было разъяснить всем категориям населения цели и характер Великой Отечественной войны, разоблачить преступную сущность фашизма, его претензии на мировое господство, умело проанализировать причины временных военных неудач на фронтах.

Уже 25 июня 1941 г. Ростовский обком ВКП(б) принял постановление «О политической агитации в связи с военным положением», в котором поставлены конкретные задачи по коренной перестройке политической работы и агитации среди населения. Аналогичные мероприятия проводились в других республиках, краях и областях Северного Кавказа.

Все средства идеологической работы были направлены на разъяснение населению разбойничьего империалистического характера войны, развязанной гитлеровской Германией, на воспитание патриотизма, любви к социалистической Родине и непримиримой ненависти к врагу, на укрепление организованности и дисциплины, готовности отдать все силы и жизнь за свободу и счастье Отчизны.

Активное участие в агитационно-пропагандистской работе приняла интеллигенция Северного Кавказа — преподаватели учебных заведений, юристы, врачи, деятели литературы и искусства. 15 июля 1941 года Ростовский обком ВКП(б) принял решение «О мероприятиях по улучшению постановки политической агитации в условиях Великой Отечественной войны», обязав партийные органы реорганизовать партийные кабинеты райкомов и горкомов в постоянно действующие информационно-пропагандистские центры с действенным идеологическим активом. Десятки тысяч агитаторов, сотни агитколлективов работали в трудовых коллективах предприятий и организаций, в колхозах и совхозах, среди эвакуируемого населения на эвакопунктах, на вокзалах, в портах. Появились тысячи плакатов и стендов Совинформбюро с ежедневно утром и вечером сменяемыми сообщениями.

Одной из важных форм помощи трудящихся фронту было создание фонда обороны. Он возник из добровольных пожертвований и взносов населения, отчислений из заработной платы, внесения сумм, полученных от воскресников, сдачи металлолома, внедрения рацпредложений, и т. п. Во всех отделениях Государственного банка СССР были открыты специальные счета, на которые поступили средства от организаций, трудовых коллективов и граждан в помощь фронту. В числе первых сдал в фонд обороны причитающуюся ему Сталинскую премию Михаил Александрович Шолохов. Его примеру последовали тысячи людей. Только жители Ростовской области за годы войны внесли в фонд обороны 1,3 млрд рублей, а комсомольцы Дона собрали и сдали в фонд обороны 93 043 тонны металлолома. Сотни миллионов рублей были собраны на постройку танковых колонн «Донской казак», «Рыбак Дона», «Осавиахимовец Дона», «Советская Кубань» и многих других, а также авиационных эскадрилий, таких как «Пионер Дона», «Донской колхозник», «Колхозник Кубани» и т. п.

Многие жители сельских районов Северного Кавказа сдавали государству из своих личных запасов зерно, теплые вещи, шерсть. Так, голодной весной 1943 г., вскоре после освобождения Краснодара, колхозники Кубани сдали государству из своих личных запасов 504 000 пудов зерна. В 1943—1945 гг. трудящиеся Северного Кавказа продолжали сбор средств на военную технику, отчислений от заработка, подписку на облигации государственных займов, билеты денежно-вещевой лотереи. В мае 1944 г. подписка на 3-й Государственный займ на Дону составила 321 699 000 рублей, а на билеты денежно-вещевой лотереи — 111 443 000 рублей. Примеру донских станиц и городов следовали сельские жители и труженики городов Краснодарского и Ставропольского (Орджоникидзевского) краев, республик Северного Кавказа, даже из самых глухих горных аулов и степных хуторов.

Не менее важной формой помощи фронту стало шефство граждан и целых трудовых коллективов над госпиталями для раненых, располагавшихся в санаториях, домах отдыха, в оздоровительных, лечебных и школьных учреждениях. Уже 29 июня 1941 г. комсомольцы Ростовского порта обратились к молодежи с призывом «Вступать в ряды доноров! Наша кровь спасает десятки и сотни жизней славных героев, наших отцов и братьев, бесстрашно сражающихся с фашистскими захватчиками!» Это обращение было поддержано десятками тысяч граждан, безвозмездно сдавших кровь. Колхозники Егорлыкского района, шефствуя над госпиталем, за два месяца сдали для раненых воинов 4,5 тонны картофеля, 250 литров молока, 1,2 тонны муки и крупы, 5600 яиц, 200 килограммов мяса. И так было повсюду в Ростовской области, где в годы войны размещалось, помимо сотен медсанбатов, более 80 стационарных госпиталей. Еще больше госпитальная сеть была на Кавказе — более 400 госпиталей различного профиля. И все они были окружены неусыпной заботой жителей Северного Кавказа, отдающих последнее из еды, одежды, посуды, мебели для раненых. Более трех миллионов воинов, находившихся на излечении в госпиталях Северо-Кавказского региона, до конца своих дней сохраняли в сердцах чувство глубокой благодарности жителям Дона, Кубани, Терека, черноморских здравниц за бескорыстную помощь и отзывчивость.

Советские воины на фронте получили за годы войны миллионы подарков от населения Северного Кавказа, что имело огромное морально-политическое значение, укрепляло живую связь фронта и тыла, дружбу многонационального советского народа. Сельские районы краев и областей, крупные промышленные предприятия брали шефство над соединениями и частями. Так, Сальский, Целинский, Мечетинский районы Ростовской области шефствовали над 5-м гвардейским Донским казачьим кавалерийским корпусом, а сельские труженики Кубани направляли в подшефный 4-й гвардейский казачий корпус 8000 казаков-добровольцев, 6000 строевых лошадей, в короткий срок собрали 45 млн рублей на строительство танковой колонны «Советская Кубань» для 4-го Кубанского корпуса. Колхозники Теучеж- ского района выступили с инициативой сбора средств на постройку танковой колонны «Советская Адыгея», которая была поддержана всеми тружениками Адыгеи.

Война вторгалась на территорию региона дважды. Впервые враг прорвался к Ростову осенью 1941 г. Подступы к Ростову прикрывали 56-я Отдельная и 9-я армии.

В разгар боев советское командование разработало план контрнаступления. Ответный удар должна была нанести 37-я армия из района Каменск-Шахтинский — Краснодон в юго-западном направлении, в тыл немцам, рвущимся к Ростову.

В боях на подступах к Ростову отличилась артиллерийская батарея 606-го полка 317-й стрелковой дивизии. В бою 18 ноября 1941 г. бойцы батареи погибли, но не пропустили танки врага. Посмертно командиру батареи С. А. Оганяну и политруку С. В. Вавилову было присвоено звание Героев Советского Союза.

  • 21 ноября части 1-й танковой армии Клейста ворвались в Ростов. «Мы брали Фермопилы» — было написано у них на броне. Но в Ростове удержаться им не удалось. Войска Красной Армии перешли в контрнаступление. Это было первое контрнаступление в ходе Великой Отечественной войны, которое закончилось освобождением важного экономического и стратегического центра.
  • 29 ноября 1941 г. Ростов был полностью оставлен фашистами.

Наряду с Московской битвой и контрнаступлением под Тихвином контрнаступление под Ростовом развеяло миф о непобедимости фашистской армии, сорвало гитлеровские планы молниеносной войны.

В ходе Ростовской наступательной операции (17 ноября — 2 декабря 1941 г.) войска Южного фронта нанесли поражение 1-й танковой армии вермахта, отбросив ее от города на 60—80 км на запад, на западный берег рек Миус и Самбек. Перебросив сюда четыре дивизии, противник сумел закрепиться на миусском рубеже от Ново-Пав- ловки до с. Ряженое и далее на высотах, в селах Самбек и Вареновка восточнее Миуса. Неоднократные попытки советских войск в декабре 1941 г. — январе и феврале 1942 г. «срезать» таганрогский плацдарм успеха не имели. Ростовская операция осталась незавершенной.

Главком Юго-Западного направления маршал С. К. Тимошенко, ободренный успехом наступления на Барвенково, где 57-я армия генерал- лейтенанта Д. И. Рябышева сумела во второй половине января 1942 г. вбить глубокий, до 100 км, клин в оборону противника, решил в марте серией частных армейских операций Юго-Западного и Южного фронтов освободить Харьков, Донбасс, Таганрог. 28 февраля 1942 г. он издал директиву, где приказывалось:

«Командующему Южным фронтом подготовить и провести силами 56-й армии с приданным ей 3-м гвардейским стрелковым корпусом операцию по разгрому таганрогской группировки противника».

Наступление готовилось в страшной спешке, без соблюдения необходимых мер маскировки и дезинформации противника. На участок Матвеев Курган — Ивановка (западная) — х. Седовский подтягивалась артиллерия усиления. Сюда же сосредотачивались соединения 3-го гвардейского стрелкового корпуса (командир — генерал-майор А. 3. Акименко) — 2-я гвардейская стрелковая дивизия, 68-я, 16-я, 81-я морские, 102-я стрелковая и 63-я танковая отдельные бригады, прибывали маршевые роты для пополнения стрелковых подразделений, обескровленных в предыдущих боях. Вся эта суета не осталась незамеченной противником.

В первой линии противника оборонялись главные силы 73-й и 125-й пехотных дивизий, 120-й мотополк 60-й моторизованной дивизии и полк дивизии СС «Лейбштандарт “Адольф Гитлер”», главные силы которой дислоцировались в Таганроге. Естественным противотанковым препятствием являлась р. Миус с крутым обрывистым правым берегом, шириной 30—60 м и глубиной от 2 до 5 м, а также глубокие балки. Населенные пункты, находившиеся на переднем крае, были оборудованы в опорные пункты, где все каменные постройки были превращены в огневые точки, а подвалы — в блиндажи и укрытия.

Несмотря на непрерывные трехмесячные бои, разведка 56-й армии не сумела вскрыть огневую систему противника, чтобы надежно подавить ее в ходе артиллерийской и авиационной подготовки в день наступления.

Командование 56-й армии (генерал-майор В. В. Цыганов, член ВС бригадный комиссар Г. А. Комаров, нач. штаба — генерал-майор Б. И. Арушанян) определило конкретные задачи в предстоящем наступлении всем соединениям и частям.

Неустойчивая погода была помехой при подготовке и проведении операции. Ночью температура воздуха опускалась до -10--12°, а днем бывала оттепель, по утрам в долине Миуса — густой туман. Толщина снежного покрова составляла 10—15 см, в балках и оврагах — до метра. В связи с задержкой с подвозом боеприпасов, особенно мин и артвыстрелов для гаубичной артиллерии, заготовкой переправочных средств и густым туманом, исключающим всякую прицельную артиллерийско-минометную подготовку и применение авиации, сроки наступления перенесли сначала на 7 марта, затем — на 8 марта. Исходное положение для атаки пехота заняла в два часа ночи. В связи с плохой видимостью артподготовку решили не проводить.

Наступление четырех дивизий и шести бригад, составивших ударную группировку 56-й армии, началось в 5.00 8 марта 1942 г.

Неудача первого дня наступления не обескуражила командование 56-й армии. Было решено ввести в бой резервы. 9 и 10 марта атаки наших войск не прекращались, но все попытки прорвать передний край противника успеха не имели. Лобовые атаки на неподавленную оборону врага лишь увеличивали потери соединений и частей ударной группы. По неполным данным, за три первых дня наступления дивизии 56-й армии потеряли: 339-я стрелковая дивизия — 1202 бойца и командира; 2-я гвардейская — 2083; 347-я — 1511 человек, 30-я Иркутская — свыше двух тысяч бойцов, политработников и командиров. Огромными были потери в морских стрелковых бригадах: 68-я — 2629 человек; 76-я — 2183; 81-я — 2350 морских пехотинцев. Для них этот бой оказался первым и последним...

Убедившись в провале наступления, командарм 56-й армии в ночь на 11 марта отдал боевое распоряжение о переносе направления главного удара и сужении полосы наступления почти вдвое. В течение 12—13 марта сюда были сосредоточены наспех пополненные маршевыми ротами 68-я, 16-я и 81-я морские, 13-я курсантская и 63-я танковая бригады и 2-я гвардейская стрелковая дивизия.

В период с 14 по 16 марта 1942 г. проходил второй этап Таганрогской операции. Несмотря на концентрацию артиллерии и минометов на участке прорыва, подавить огневую систему противника не удалось. Большие потери командного и политического состава привели к ску- чиванию бойцов маршевого пополнения, передвижению в атаке в полный рост. Не было и должного взаимодействия между пехотой, артиллерией, танками и немногочисленной авиацией.

Не желая отказаться от плана по освобождению г. Таганрога, командование 56-й армии решило сделать еще одну, третью, попытку добиться цели. На этот раз прорывать немецкую оборону было решено на участке в 5—6 км.

Третий этап операции начался атакой пехоты в ночь на 26 марта, чтобы снизить эффективность вражеского огня и возможных танковых контратак противника.

Попытки ночных действий успеха не принесли, лишь увеличив потери еще на 513 человек. 2 апреля из штаба Южного фронта поступил приказ войскам 56-й армии перейти к жесткой обороне. Таганрогская наступательная операция завершилась на тех рубежах, с которых она начиналась.

Основными причинами неудачного исхода операции явились просчеты и ошибки в планировании, подготовке, обеспечении и использовании войск. Одной из главных причин провала Таганрогской наступательной операции явилось использование в качестве главной ударной силы соединений 3-го гвардейского корпуса, в первую очередь морских стрелковых бригад, не только не имевших боевого опыта, но и не обученных тактике пехотного боя. Личный состав корпуса не успел даже освоить полученное перед наступлением оружие, а командование не умело организовать взаимодействие родов войск на поле боя, устойчивую связь и разведку всех видов. Мужества и самопожертвования личного состава морских бригад и стрелковых соединений оказалось недостаточно.

Летом 1942 г. обстановка на фронте была очень напряженной. Фашисты нанесли главный удар на южном направлении, стремясь захватить Баку. 24 июля 1942 г. они вновь захватили Ростов.

Далее гитлеровские войска наступали двумя группировками. Группировка «Б» двинулись на Сталинград, чтобы, заняв его, прикрыть с севера и востока главный удар, который наносился группировкой «А», группировка «А» провела наступление на Кавказ.

В середине августа 1942 г. 49-й горнострелковый корпус из районов Невинномысска и Черкесска начал движение к перевалам Главного Кавказского хребта. В горы шли обученные, полностью укомплектованные, обеспеченные специальным альпинистким снаряжением отборные соединения — 1-я горно-егерская дивизия «Эдельвейс» генерал-лейтенанта Губерта Ланца и 4-я горно-егерская дивизия «Тирель» генерал-майора Эгельзеера. Разделившись на четыре полковые группы, альпийские стрелки из корпуса генерала Рудольфа Конрада устремились по долине р. Большая Лаба к перевалам Сангаро и Плашхо и по долине рек Марук и Большой Зеленчук — к Наурскому и Марух- скому перевалам, а по р. Теберда — на перевалы Клухорский и Домбай. Еще одна отборная группа из четырех альпинистских рот отправились по долине р. Кубань к перевалам Нахар, Гондарай, Марды и дальше к Хотю-Тай. Этот путь выводил к Эльбрусу и в тыл советских войск, отходивших по Баканскому ущелью к Чипер-Азау. На Белореченском направлении действовали части имевшей горную подготовку 97-й легкопехотной дивизии генерал-майора Рупса. Конечной целью горных егерей был город Сухуми, откуда оставалось всего 160 км до Батуми и советско-турецкой границы.

Оборона перевалов возлагалась еще с ноября 1941 г. на 46-ю армию Закавказского фронта, которой командовал генерал-майор В. Ф. Сер- гацков. Однако основное внимание уделялось обороне морского побережья от возможных десантов противника, а высокогорные перевалы считались сами по себе непреодолимой преградой и их обороне не придавалось особого значения. Не были подготовлены к подрыву в ущельях, не минировались горные тропы, не устраивались заграждения и огневые позиции. Подразделения силою от роты до батальона располагались в селениях южнее от перевалов, не имея радиосвязи со штабами соединений и со штабами 46-й армии в Кутаиси. Наиболее подготовленные 9-я Краснознаменная имени ЦИК Грузии и 20-я Краснознаменная горнострелковые дивизии были растянуты тонкой нитью для обороны побережья, а в горы направили недавно сформированные 242-ю и 349-ю стрелковые и 63-ю горно-кавалерийскую дивизии, не имевшие ни опыта, ни специального снаряжения для войны в горах. Разведка на северные склоны не высылалась, не были оборудованы и огневые позиции перед перевалами, не подготовлены заранее запасы продовольствия, медикаментов, одежды и боеприпасов. Как отмечал А. А. Гречко в книге «Битва за Кавказ», «Существовала какая-то беспечность, порожденная, очевидно, неверием в способность немецких войск сколько-нибудь значительными силами просочиться через высокогорные перевалы в Закавказье».

В результате в течение 15—17 августа противник без особых усилий овладел Клухорским, Сангаро, Марухским и Белореченским перевалами. В штабе армии узнали об этом через несколько дней. 21 августа отряд альпинистов капитана Грота из дивизии «Эдельвейс» и группа капитана Геммелера из 41-й Тирольской дивизии совершили восхождение на Эльбрус и в 11 часов на обеих его вершинах установили флаги и древки с эмблемами своих дивизий — эдельвейсом и горечавкой. В это время авангарды обеих дивизий были уже в 20—30 км от побережья Черного моря и от Сухуми.

Советскому командованию пришлось принимать экстренные меры по организации обороны на южных склонах Большого Кавказа. 23 августа из Москвы в Тбилиси прибыл член ГКО Л. П. Берия. Жесткими мерами он сумел расшевелить командование Закавказского фронта и 46-й армии, которую вместо снятого с должности Сергацкова возглавил генерал-майор К. Н. Лесемидзе. В горы направились сводные курсантские полки Сухумского пехотного и 2-го Тбилисского военно-политического училищ, 23-й и 33-й пограничные полки НКВД, 107-я и 155-я отдельные стрелковые бригады, 51-я курсантская бригада, 276-я и 351-я стрелковые дивизии, 8-й мотострелковый полк НКВД и 769-й артиллерийский полк. Этими силами удалось к 27 августа остановить дальнейшее продвижение немецких горных егерей. В течение месяца высоко в горах шли упорные бои, в ходе которых советским войскам удалось к началу октября сбросить противника с Белореченского и группы Сан- чарских перевалов.

С наступлением зимы в горах активные боевые действия прекратились. Клухорский, Марухский, Умпырский и Хотю-Тау перевалы остались за егерями. Ушли они оттуда сами в начале января 1943 г. под угрозой окружения с севера. 13 и 17 февраля отряд альпинистов под командованием военинженера 3-го ранга А. М. Гусева в ходе восхождений на западный и восточный пики Эльбруса снял немецкие стяги и установил советские флаги. Потери горных егерей превысили только убитыми более 5000 человек.

Почти одновременно с боями на высокогорных перевалах Большого Кавказа развернулись бои за Новороссийск. Стремясь объединить усилия сухопутных войск и Черноморского флота, командующий Северо-Кавказским фронтом маршал С. М. Буденный 17 августа создал Новороссийский оборонительный район, в который вошли войска Темрюкской, Керченской, Новороссийской военных баз, Азовской военной флотилии и 47-й армии генерал-майора Г. П. Котова. Заместителем Котова по морской части был командующий Азовской флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков.

К 19 августа войска 47-й армии занимали следующее положение: 216-я стрелковая дивизия оборонялась в 1-м секторе, на участке Шапсугская, Эриванский, Семенцовский. 103-я курсантская бригада обороняла полосу от Абинской, Крымскую до Варениковской; сводная бригада морской пехоты (14-й, 142-й и 322-й батальоны моряков) — на Неберджаевском направлении во 2-м секторе; 77-я Азербайджанская Краснознаменная имени Орджоникидзе стрелковая дивизии перекрывала Верхне-Баксанский, Гайдук, перевалы Волчьи Ворота, Кабардинский и Неберджаевский — 3-й сектор обороны. В 4-м секторе — по р. Курка — 144-й и 35-й батальоны морской пехоты и 40-й артдивизион, а 83-я морская стрелковая бригада обороняла

5- й сектор — Крымская, Киевское. 126-й отдельный танковый батальон — 36 танков — в Горно-Веселом. Береговая артиллерия насчитывала 87 стволов, силы ПВО — 84 орудия и 50 зенитных пулеметов, 22 самолета 62-го истребительного авиаполка. С воздуха действия сухопутных войск обеспечивали 112 самолетов морской авиации Черноморского флота, а с моря — сорок пять катеров и канонерских лодок.

Командующей 17-й полевой армией вермахта генерал-полковник Рихард Руоф для захвата Новороссийска выделил 5-й армейский корпус генерала Ветцеля в составе 9-й и 73-й немецких пехотных дивизий и румынский кавалерийский корпус генерала Попеску из трех — 5-й,

6- й и 9-й кавалерийских дивизий. Этими скромными силами противник перешел в наступление с утра 19 августа в направлении Абинской и Крымской и после упорных боев захватил их к исходу 21-го. К 25 августа наступление вдоль шоссе Верхне-Баканский — Новороссийск застопорилось. Попытка контрудара на Неберджаевскую силами 77-й стрелковой дивизии полковника И. Г. Торопцева провалилась. 28 августа на посту командарма 47-й армии генерала Котова заменил генерал- майор А. А. Гречко, до этого командовавший 12-й армией.

Усилив 5-й армейский корпус 125-й пехотной дивизией генерала Фрибе, генерал Руоф 29-го августа возобновил наступление. 31-го августа румынская кавалерия захватила Анапу, отрезав на Таманском полуострове батальоны морской пехоты и главные силы Азовской военной флотилии. Прорыв через Керченский пролив привел к гибели 107 судов из 217-ти. В ночь на 2 сентября немецкое командование начало операцию «Блюхер II» — десантирование из Крыма на Тамань — 46-й немецкой и 19-й пехотной и 3-й горнострелковой румынских дивизий. К 5 сентября из Тамани было эвакуировано около 6000 морских пехотинцев, которые влились в ряды защитников Новороссийска, составив 2-ю бригаду морской пехоты четырехбатальонного состава. Из Поти и Туапсе прибыли 15-й, 16-й и 17-й батальоны морской пехоты, составившие 200-й морской полк численностью 3400 человек, из резерва фронта — 318-я стрелковая дивизия полковника В. А. Вруцкого. Усилил нажим и противник, получив подкрепление из Крыма.

6 сентября начался штурм города. К вечеру 1-й батальон обер-лей- тенанта Циглера из 186-го полка 73-й дивизии прорвался к северо- западной окраине Новороссийска. После упорных уличных боев в ночь на 10 сентября защитники Новороссийска оставили город и закрепились на восточном берегу Цемесской бухты и в районе цементных заводов «Октябрь» и «Пролетарий». До 15 сентября на этом рубеже шли ожесточенные бои, однако все попытки немцев прорваться вдоль побережья на Туапсе были отбиты. Фронт стабилизировался здесь почти на год, до сентября 1943 г.

Не сумев прорвать оборону 47-й армии вдоль приморского шоссе, генерал Руоф начинает наступление на город-порт Туапсе со стороны лесистых гор Западного Кавказа. Сюда нацелился 44-й армейский корпус генерала Де-Ангелиса в составе 97-й и 101-й легкопехотных (по два полка) и 46-й пехотной немецких дивизий, 10-й и 19-й пехотных и 3-й горнострелковой румынских дивизий, а также 57-й танковый корпус генерала Кирхнера — дивизия СС «Викинг», словацкая моторизованная дивизия и 4-й охранный полк СС — всего до девяти дивизий. Этим силам противника противостояли соединения и части 12-й, 18-й и 56-й армий Черноморской группы войск Закавказского фронта — всего восемь дивизий (две из них — 11-я и 12-я гвардейские донские казачьи кавалерийские), три бригады и 145-й отдельный полк морской пехоты.

25 сентября, после двухдневных массированных налетов, немцы начали операцию «Аттика» — захват Туапсе. 97-я и 101-я легкие и 198-я пехотная дивизии прорвали оборону 18-й армии и вышли в долину р. Гунайка, заняли господствующие высоты — горы Гейман, Хочканова, а к исходу 23 октября — в долину р. Туапсинка. До порта оставалось 28 км. Но преодолеть их немецким солдатам и их союзникам не удалось. Ставка Верховного Главнокомандования непрерывно усиливала войска туапсинского направления. Сюда были направлены четыре дивизии, шесть стрелковых бригад, 26-й полк НКВД и значительное маршевое пополнение. 11 октября Ставка освободила от командования Черноморской группой войск генерал-полковника Я. Т. Черевиченко, назначив на его место генерал-майора И. Е. Петрова, отличившегося при обороне Одессы и Севастополя.

Генерал-лейтенанта Ф. В. Камкова на посту командующего 18-й армией 19 октября сменил генерал-майор А. А. Гречко, командовавший перед этим 47-й армией под Новороссийском. Противник был остановлен контратаками наших войск и 31 октября перешел к обороне. Последнюю попытку выйти из гор к морю немцы предприняли в середине ноября. К 23 ноября они вклинились на 8 км в глубину на фронте в 10 км, но 26 ноября были отброшены на исходные позиции.

В ходе наступления войска 18-й армии — десять стрелковых дивизий, девять бригад и семь отдельных полков — к 17 декабря отбросили оперативную группу «Туапсе» в составе семи дивизий за р. Пшиш. На этом закончилась Туапсинская операция: германским войскам и их союзникам не удалось прорваться к Черному морю, окружить и уничтожить три армии Черноморской группы войск Закавказского фронта между Новороссийском и Туапсе.

Таким образом, все попытки немецких войск 17-й полевой армии и 49-го горного корпуса в августе — ноябре 1942 г. овладеть побережьем Черного моря в полосе от Новороссийска до Сухуми не увенчались успехом.

Одновременно с наступлением на туапсинском направлении командующий группой армий «А» фельдмаршал Вильгельм Лист решил развивать наступление в направлении Грозный — Баку. Действовавший здесь в одиночестве 50-й танковый корпус генерала Лео Гейра фон Швеппенбурга своими двумя дивизиями в течение 10—15 августа овладел районом Кавказских Минеральных Вод — городами Пятигорск, Ессентуки, Кисловодск, Железноводск, Минеральные Воды. Бои в этом районе продолжались до 25 августа. Во второй половине августа под Моздок с туапсинского направления был переброшен 3-й танковый корпус генерала барона Эберхарда Августа фон Макензена — 13-я танковая и 16-я моторизованная дивизия (17 сентября убыла в состав группы армий «Б» в Калмыкию), а через знойные и безводные «черные земли» Калмыкии к 18 августа на Моздокское направление прибыл 52-й армейский корпус генерала Отта в составе 111-й и 370-й пехотных дивизий. На нальчикском направлении оставались 23-я танковая и румынская 2-я горнострелковая дивизии. Фактически для захвата Грозненско- Бакинского нефтяного района враг смог сосредоточить части трех танковых (340 танков) и трех пехотных дивизий.

Наступающим на Моздок немецким соединениям противостояли войска созданной 8 августа Северной группы войск Закавказского фронта генерал-лейтенанта И. И. Масленникова в составе 9-й, 37-й, 44-й и 58-й (резервной) армии — всего 17 стрелковых и 6 кавалерийских дивизий, 15 стрелковых и две танковые бригады. В резерве командующего Северной группой оставались 89-я и 347-я стрелковые дивизии, 10 гвардейский корпус (четыре гвардейские бригады), 52-я танковая бригада, два танковых батальона, пять полков реактивной артиллерии («катюш»). На подходе был 4-й гвардейский кавалерийский казачий корпус генерал-майора Н. А. Кириченко. Соотношение сил было в пользу советских войск (кроме танков), но превосходство сводилось на нет линейным расположением сил на огромном фронте:

44-я армия генерала-майора И. Е. Петрова тремя дивизиями заняла оборонительный рубеж по рекам Терек, Сулак и Самур, получив на усиление пять стрелковых бригад. 30-я и 110-я Калмыцкая кавалерийские дивизии на фронте Бирючек — Аду — Юрт прикрывали железную дорогу Кизляр — Астрахань. 9-я армия генерал-майора К. А. Короте- ева силами пяти дивизий и четырех стрелковых бригад занимала оборону по рекам Терек и Урух, а 37-я армия генерал-майора П. М. Козлова силами пяти стрелковых дивизий прикрывала нальчикское направление. 58-я резервная армия генерал-майора В. А. Хоменко в составе трех дивизий двух бригад занимала Махачкалинский укрепрайон. К тому же из 2356 орудий и минометов в полосе предстоящего наступления противника было задействовано всего 237 стволов артиллерии и минометов.

Целью немецкого командования было прорвать оборону советских войск на р. Терек и захватить Малгобек, после чего танковыми соединениями прорваться между Терским и Сунженским хребтами и вдоль Алхан-Чуртского канала выйти к Грозному и Махачкале.

Моздок-Малгобекская операция (23 августа — 28 сентября 1942 г.) проходила в упорных боях. Захватив 23 августа Моздок, а 25-го — г. Прохладный, немцы встретили упорное сопротивление. Танковые атаки немцев сменялись яростными контратаками советских войск. Потеряв за месяц непрерывных боев более 6000 солдат и офицеров, 180 танков, командующий 1-й танковой армией, генерал-фельдмаршал барон Эвальд фон Клейст был вынужден перегруппировать свои силы и подготовить новый удар — через Эльхотовские ворота на Орджоникидзе, и по долине р. Сунжа, вдоль железной дороги Прохладный — Грозный — на Грозный. Бои под небольшим селением Эльхотово почти на месяц сковали главные силы 1-й танковой армии и стоили ей больших потерь — 18700 солдат и офицеров убитыми и 384 танка.

25 октября Клейст предпринял последнюю отчаянную попытку захватить Орджоникидзе силами двух танковых немецких и румынской горнострелковой дивизий. Нанеся неожиданный удар с плацдарма на правом берегу Терека в районе г. Майский — станция Котляревская, немцы рассекли 37-ю армию генерала П. М. Козлова и 28 октября захватили г. Нальчик, а 1 ноября г. Алагир и переправились через р. Ардон. 13-я танковая дивизия 2 ноября начала штурм Орджоникидзе и 3-го захватила пригородное селение Гизель, в 2 км от окраин столицы Северной Осетии. Большего немцы достичь не смогли. Командующий Закавказским фронтом генерал армии И. В. Тюленев прибыл в Орджоникидзе и с помощью резервных частей в боях 3—5 ноября остановил атаки нальчикской группировки противника. В течение 6—12 ноября гизельская группировка немцев в результате фланговых ударов 10-го и 11-го гвардейских стрелковых корпусов, поддержанных танковыми бригадами и пятью полками реактивных минометов «катюш», была разгромлена.

Если перед началом Нальчикско-Орджоникидзевской операции в составе 13-й и 23-й танковых дивизий и 2-й румынской горнострелковой дивизии насчитывалось 33894 солдата и офицера, 178 танков, 460 орудий и минометов, то в середине ноября 1942 г. Совинформбюро, подводя итог сражению под Гизелью, сообщало: «Многодневные бои на подступах к г. Орджоникидзе закончились поражением немцев. В этих боях нашими войсками разгромлены 13-я немецкая танковая дивизия, полк «Бранденбург», 45-й мотобатальон, 7-й саперный батальон, 525-й дивизион ПТО, батальон 1-й горнострелковой дивизии и 336-й отдельный батальон. Нанесены серьезные потери 23-й немецкой танковой дивизии, 2-й румынской горнострелковой дивизии и другим частям противника. Наши войска захватили при этом 140 немецких танков, 7 бронемашин, 70 орудий разных калибров, в том числе 36 дальнобойных, 95 минометов, из них 4 шестиствольных, 84 пулемета, 2350 автомашин, 183 мотоцикла, свыше миллиона патронов, два склада боеприпасов, склад продовольствия и другие трофеи. На поле боя немцы оставили свыше 5 тысяч трупов солдат и офицеров. Количество раненых немцев в несколько раз превышает число убитых».

Гизельский контрудар Северной группы войск Закавказского фронта пресек последнюю попытку врага прорваться к Грозненскому и Бакинскому районам, выйти в Закавказье.

Крах операции «Эдельвейс» был обусловлен недооценкой немецким командованием сил и средств Красной Армии на Северном Кавказе, их способности вести активную оборону, переоценкой возможностей группы армий «А». В течение пяти месяцев на огромной тысячекилометровой дуге от Новороссийска до затерянного в кизлярских песках селения Ачикулак 25 немецких и румынских дивизий, из которых только 3 были танковыми и 3 моторизованными, вели активные боевые действия с войсками трех советских фронтов — Южного, Северо-Кавказского, Закавказского.

В ожесточенных боях немецкие войска потеряли убитыми и ранеными 68 тыс. солдат и офицеров, 446 танков и штурмовых орудий, более 200 самолетов, сотни минометов и орудий. Потери советских войск за этот период составили 373911 человек убитыми и ранеными, 990 танков, 5049 орудий и минометов, 644 боевых самолета.

Провалились расчеты политического руководства Германии на межнациональные трения народов Северного Кавказа. Единой боевой семьей встали на защиту Отечества все большие и малые народы Кавказа, плечом к плечу сражались воины десятков национальностей. Так, в один день Указом Президиума Верховного Совета СССР за мужество и героизм в боях с гитлеровскими захватчиками звания Героя Советского Союза были удостоены воины Закавказского фронта — русские В. Шамшурин и В. Половинкин, грузин В. Лурсманишвили, армянин С. Мкртумян, азербайджанец И. Сулейманов.

В составе войск Закавказского фронта сражались десятки национальных соединений: 77-я, 223-я, 416-я Азербайджанские, 89-я, 261-я,

408-я Армянские, 242-я, 392-я, 394-я Грузинские стрелковые дивизии, 110-я Калмыцкая, 115-я Кабардино-Балкарская, 9-я и 10-я Кубанские, 11-я, 12-я Донские гвардейские казачьи кавалерийские дивизии, 255-й Чечено-Ингушский кавалерийский полк, 16-я Грозненская саперная бригада. В 275-й, 328-й, 389-й, 176-й, 276-й, 151-й, 271-й стрелковых дивизиях народы Северного Кавказа и Закавказья составили от 60 до 75 % личного состава.

В услужение оккупантам пошла лишь малая часть народов Северного Кавказа, Дона, Кубани, и Калмыкии. Из них в составе вермахта в составе группы армий «А» осенью 1942 г. действовали 796-й Грузинский, 800-й Северо-Кавказский, 804-й Азербайджанский, 808-й Армянский батальоны и Сводная казачья дивизия полковника Гельмута фон Панвица в составе 1-го и 5-го Донских, 3-го и 4-го Кубанских, 6-го Терского и 2-го Сибирского казачьих полков. В боевых действиях на фронте эти формирования фактически не применялись, а использовались в прифронтовой полосе для контрпартизанских действий по охране коммуникаций, складов и других военных объектов.

В декабре 1942 г. обстановка на южном крыле советско-германского фронта кардинальным образом изменилась. В результате наступательной операции «Уран» под Сталинградом попали в окружение 22 вражеские дивизии общей численностью более трехсот тысяч человек. С целью деблокады окруженной группировки командующий группой армий «Дон» фельдмаршал Э. фон Манштейн создал две ударных группировки — одну в районе Тормосино, другую — у Котельниково. В состав последней с нальчикского направления была переброшена 23-я танковая дивизия, а в конце декабря и моторизованная дивизия СС «Викинг». Еще раньше в Калмыкию убыла 16-я Вестфальская моторизованная дивизия генерала Хейнрици. Взамен в состав 1-й таковой армии прибыла из Крыма 50-я пехотная дивизия и корпус особого назначения «Фелыие» силою до моторизованной бригады (6 тыс. человек, 120 орудий и минометов, 25 танков).

Имея всего четыре пехотные и две танковые дивизии, охранное соединение (444-е) и моторизованную бригаду Гельмута Фелыие, танковая армия немцев не могла удерживать фронт протяженностью более 400 километров против четырех армий и конно-механизированной группы Северной группы войск Закавказского фронта, имевших семикратное превосходство в живой силе и пятикратное в артиллерии и минометах. Да и за спиной танковой армии Клейста, в 500— 600 км севернее, в донских степях советские войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов продолжали активные наступательные действия.

К концу декабря армии генерала Н. Ф. Ватутина, разгромив 8-ю итальянскую и 3-ю румынскую армии, вышли на рубеж Новая Калитва — Кантемировка — Миллерово — Морозовский, нацеливаясь на Каменск. Четыре армии генерала А. И. Еременко, разбив ударную группировку Гота под Верхне-Курмоярской и Котельниково, отбросили ее к Зимовникам, нацеливаясь на Сальск и Ростов-на-Дону. Перед войсками группы армий «А» на Кавказе возникла реальная угроза окружения, нового «Гросс-Сталинграда», если советские войска в районе Ростова перережут коммуникации, идущие с Кавказа на север через Тихорецк и Сальск.

В этих условиях немецкое командование отдало приказ всем соединениям и частям 3-го и 4-го танковых корпусов, 52-го армейского и 49-го горнострелкового корпусов и группе генерала Фелыие, прикрываясь сильными арьергардами, отвести войска на рубеж Черкесск — Ставрополь, а затем на рубеж Лабинская — Армавир — Сальск, чтобы войти в локтевое взаимодействие с 4-й танковой армией Гота.

Наступление Северной группы под командованием генерал-лейтенанта И. И. Масленникова началось 1 января 1943 г. Войска 44-й армии генерала В. А. Хоменко атаковали в направлении Моздок-Георгиевск. Правее 4-й Кубанский и 5-й Донской гвардейские кавалерийские корпуса, усиленные танковыми частями, двигались на Воронцово-Алек- сандровское, с целью расчленить войска особого корпуса Фелыие и 1-й танковой армии противника. 58-я армия с рубежа р. Терек наступала на Моздок, а соединения 9-й и 37-й армий на г. Нальчик и далее на города Кавказских минеральных вод — Кисловодск, Ессентуки, Пятигорск. Фактически наступление советских войск свелось к лобовым атакам и выталкиванию вражеских арьергардов от одного рубежа до другого. Тем не менее к 18 января советские войска продвинулись на 180—220 километров и освободили города Моздок (3.01), Нальчик (4.01), Прохладный (5.01), Буденовск и Георгиевск (10.01), Ессентуки и Пятигорск (11.01), Железноводск (12.01). Во второй половине января 1943 г., в связи с выходом войск Южного (бывшего Сталинградского) фронта на рубеж р. Маныч, немецкое командование ускорило вывод своих войск из «кавказского мешка».

Ускорилось и продвижение войск Северной группы, преобразованной директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 24 января 1943 г. в новый Северо-Кавказский фронт. Решительными и смелыми действиями 347-й Краснодарской стрелковой дивизии полковника Н. И. Селиверстова 21 января был освобожден краевой центр — г. Ставрополь (Ворошиловск). Днем раньше 9-я армия освободила важный узел дорог — г. Невинномысск. 24 января 37-я армия после упорного боя овладела г. Армавир. В этот же день соединения фронтовой конно-механизированной группы генерала Н. Я. Кириченко (4-й Кубанский и 5-й Донской гвардейские кавалерийские корпуса) в районе Богородицкое (30 км южнее г. Сальск) установили связь с частями 28-й армии Южного фронта, сомкнув таким образом сплошную линию фронта от Мурманска на севере до Новороссийска на юге. 28—30 января были освобождены от врага города Кропоткин, Майкоп и Тихорецк.

К началу февраля немецкое командование сумело отвести через Батайск и Ростов полевое управление 1-й танковой армии и основные силы 3-го, 4-го танковых и 52-го армейских корпусов. На Кубани остались отрезанными семнадцать дивизий и ряд более мелких частей 17-й полевой армии Рихарда Руофа, в том числе 13-я танковая немецкая и словацкая моторизованная дивизии, а также две горнострелковые, две пехотные и две кавалерийские румынские дивизии, десять немецких пехотных, горнострелковых и легких егерских дивизий, 454-я охранная и 381-я учебная дивизии. Единственным пополнением стала весьма слабая (6 батальонов) 5-я авиаполевая дивизия, прибывшая из Крыма 30 декабря. Этим восемнадцати измотанным непрерывными боями соединениям 5-го, 44-го, 49-го армейских и румынского кавалерийского корпусов противостояли войска 58-й, 9-й, 37-й, 46-й, 56-й, 47-й общевойсковых, 4-й и 5-й воздушных армий и Черноморского флота. 44-я армия и конно-механизированная группа с 4 февраля вошли в состав Южного флота. В составе сухопутных войск Северо-Кавказского фронта оставалось 32 стрелковые дивизии, 35 стрелковых бригад, 5 танковых бригад, усиленных 26 артиллерийскими полками и 10 минометными, в том числе и десятью дивизионами реактивных установок «катюш».

В течение январских боев войска группы армий «А» потеряли 30 690 солдат и офицеров, 482 орудия, 285 минометов, 229 танков и штурмовых орудий, в том числе 17-я полевая армия недосчиталась 11 300 солдат и офицеров. Около 200 тыс. уцелевших перешли к обороне на рубеже от Приморско-Ахтарский через Брюховецкую, Усть- Лабинскую, Пашковскую, Северскую до Новороссийска включительно. Потери советских войск в ходе январского наступления составили 52 822 человека, 220 танков, 895 орудий и минометов, 236 боевых самолетов. В строю оставалось более 697 000 бойцов и командиров.

Еще в ходе январского наступления Северной группы войск командование Черноморской группы (командующий — генерал-лейтенант И. Е. Петров) подготовило план наступательной операции силами 46-й, 18-й, 47-й и 56-й армий с целью разгрома врага в районах Новороссийска и Майкопа. Ставка Верховного Главнокомандования этот план не утвердила, а потребовала провести наступление в направлении Тихорецк — Краснодар, чтобы отрезать путь отхода всей кавказской группировке противника. После недельных согласований с Москвой был принят план наступательной операции на краснодарском направлении, состоящей из двух частей — «Горы» и «Море». В ходе операции «Горы» усиленная 56-я армия при поддержке 46-й наступала на Краснодар и далее на Тихорецк — Батайск. Операция «Море» имела целью освобождение Новороссийска, а затем и Таманского полуострова силами 47-й и 18-й десантной армий при поддержке 5-й воздушной армии и Черноморского флота. 11 января 1943 г. Ставка Верховного Главнокомандования утвердила план операции «Горы и Море». 316 танков и 2045 орудий и минометов обеспечивали огневое превосходство над противником, а 390 самолетов должны были подавить противодействие примерно 150 самолетов «люфтваффе». Мощный десант (83-я и 255-я бригады, отдельные полк и батальон морской пехоты плюс танковый батальон) должен был высадиться в районе Южной Озерейки, способствуя освобождению Новороссийска.

5 февраля Ставка Верховного Главнокомандования своей директивой передала Черноморскую группу войск из состава Закавказского фронта в Северо-Кавказский, сохранив ее состав полностью. Ставка поставила задачу «не позднее 10—12 февраля окружить краснодарскую группировку противника и уничтожить ее... Черноморский флот в оперативном отношении подчинить командующему Северо-Кавказским фронтом генерал-полковнику Масленникову».

Из-за плохой организации и неблагоприятных погодных условий наступление войск 47-й армии генерал-лейтенанта Ф. В. Камкова завершилось неудачей. Так же неудачной была высадка передового отряда десанта у Южной Озерейки, где с большими потерями высадили лишь 10 танков и 1427 морских пехотинцев. Остальные силы, потеряв потопленными 11 судов, вернулись в Геленджик. После трех суток боя в Южной Озерейке лишь немногим десантникам удалось прорваться в горы. Более удачно действовал демонстративный десант майора Ц. А. Куликова в южном пригороде Новороссийска — поселке Станичка, на мысе Хако. Здесь удалось захватить, а затем и расширить плацдарм площадью в 28 км2, вошедший в историю Великой Отечественной войны как «Малая земля». В течение 225 суток на этом клочке земли не прекращались упорные бои. 12 февраля получил смертельное ранение ростовчанин Цезарь Львович Куников. Звания Героя Советского Союза он был удостоен посмертно. Поселок Станичка был переименован в Куниково. 21 защитник Малой земли стал Героем Советского Союза.

12 февраля 1943 г. был освобожден войсками 56-й армии г. Краснодар. В условиях наступившей распутицы войска Северо-Кавказского фронта шаг за шагом теснили противника. К 4 апреля противнику удалось закрепиться по западному берегу рек Курка, Кубань, Ага- дум, по высотам станиц Крымская, Неберджаевская до Новороссийска. Этот рубеж получил название «Голубая линия» и на шесть месяцев сковал войска Северо-Кавказского фронта. Более месяца длились бои за станицу Крымская (ныне г. Крымск), где погибли тысячи воинов 56-й армии генерал-лейтенанта А. А. Гречко. Лишь 4 мая станица была освобождена.

Со второй половины апреля до начала июня 1943 г. над «Голубой линией» кипели воздушные сражения.

В отдельные дни проводилось до 40 групповых боев с участием от 30 до 50 самолетов с каждой стороны. Противник сосредоточил на аэродромах Крыма и Тамани до тысячи самолетов 4-го воздушного флота, в том числе лучшие в люфтваффе истребительные эскадры «Удет», «Мельдерс», «Зеленое сердце» — до 250 боевых машин. ВВС СевероКавказского фронта под командованием генерала К. А. Вершинина (4-я и 5-я воздушные армии и ВВС Черноморского флота) имели около 600 боевых самолетов и получили на усиление три резервных авиакорпуса резерва Верховного Главнокомандования (около 500 самолетов). В ходе воздушных сражений на Кубани в период с 17 апреля по 7 июня

1943 г. наши летчики совершили около 35 000 самолето-вылетов. Противник потерял 1100 боевых самолетов, из которых более 800 уничтожено в воздушных боях. 52 советских летчика были удостоены звания Героя Советского Союза за эти бои, среди них А. И. Покрышкин, братья Дмитрий и Борис Глинка, Г. А. Речкалов, Г. Г. Голубев и другие прославленные асы.

В боях с февраля по июнь враг потерял на Кубани около 40 тыс. солдат и офицеров, 339 орудий и 180 минометов. 5 тыс. солдат оказалось в плену. К осени в составе немецкой 17-й полевой армии насчитывалось семнадцать дивизий и четыре отдельных полка, из которых двенадцать оборонялись в первом эшелоне на фронте в сто километров. В период с 10 сентября по 9 октября войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и восстановленной Азовской флотилией провели Новороссийско-Гаманскую наступательную операцию. 21 дивизия и семь бригад с артиллерией усиления — почти 250 тыс. бойцов и командиров вместе с 68 700 моряков в течение тридцати суток продвинулись на 150 км, ударом с моря и суши 16 сентября освободили порт и город Новороссийск, взломали считавшуюся неприступной «Голубую линию» и полностью очистили от врага Таманский полуостров.

Плацдарм противника, длительное время обеспечивавшей оборону Крыма, был ликвидирован. Появились благоприятные возможности для ударов по Крымской группировке врага через Керченский пролив и со стороны моря. Враг потерял только убитыми 36 тыс. солдат и офицеров, 337 орудий, 229 минометов, 32 танка. Около 22 тыс. немцев, румын и их прислужников было ранено. Потери советских войск в этой операции составили 65 510 бойцов и командиров, 111 танков, 70 орудий и минометов, 240 боевых самолетов.

Освобождение Северного Кавказа было завершено. Вечером 9 октября Москва салютовала войскам Северо-Кавказского фронта 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. Многие соединения и части получили почетные наименования Новороссийских, Таманских, Анапских, Темрюкских. Битва за Кавказ, длившаяся с 25 июля 1942 г. до 9 октября 1943-го, завершилась. В ознаменование героической борьбы советского народа на Северном Кавказе Президиум Верховного Совета СССР 1 мая

1944 г. учредил медаль «За оборону Кавказа», которой были награждены 583 045 бойцов и командиров.

За 442 дня боевых действий на Северном Кавказе потери советских войск составили убитыми, пропавшими без вести, умершими от ран и искалеченными один миллион семнадцать тысяч семьсот один человек. Потери в боевой технике составили 6014 орудий и минометов, 1321 танк, 2320 боевых самолетов.

Потери немецких войск в битве за Кавказ за период с 25 июля 1942 г. по 30 августа 1943 г. по данным советских военных историков, составили 203 690 военнослужащих вермахта и их союзников. Войска группы армий «А» потеряли в боях 1358 танков и штурмовых орудий, 6852 пушки и миномета, 2120 самолетов, 22 тыс. автомашин (без учета потерь противоборствующих сторон на территории Ростовской области).

Освободив территорию Северного Кавказа, многие прославленные соединения и объединения принимали активное участие в изгнании врага с территории СССР, в освобождении народов Европы от фашизма. От Кавказа до Альп пролег боевой путь прославленных гвардейских казачьих корпусов — 4-го Кубанского и 5-го Донского, в рядах которых было 33 Героя Советского Союза. 9-я Кавказская горнострелковая Краснознаменная ордена Красной Звезды имени ЦИК ССР Грузии дивизия в 1943 г. была преобразована в пластунскую Кубанскую дивизию, сражалась до конца войны и была удостоена еще двух боевых орденов. Таким же славным был боевой путь многих соединений Дона, Кубани, Терека, украсивших свои боевые знамена орденами Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого, Александра Невского, Красного Знамени, получивших почетные наименования «Севастопольских», «Дебреценских», «Будапештских», «Венских», «Берлинских», «Бранденбургских», «Померанских», «Пражских», «Кенигсбергских». Сотни уроженцев Дона, Кубани, Ставрополя, республик Северного Кавказа стали Героями Советского Союза, полными кавалерами ордена Славы.

Боевые действия и временная оккупация Северного Кавказа нанесли огромный ущерб народному хозяйству региона. Только в Ростовской области было разрушено, взорвано, сожжено 42 500 жилых зданий, 6500 строений промышленно-производственного назначения, 963 школы, 843 клуба, 493 больницы и амбулатории, 17 вузов, 80 библиотек. Убытки составили более 20 млрд рублей в ценах 1940 г. Еще более значительными были разрушения в Краснодарском крае на рубежах «Голубой линии», в районах Новороссийска, Майкопа, Кавказских Минеральных Вод.

Выполняя изуверский приказ Гитлера № 4 «О порядке отхода и оставления местностей» войска вермахта прибегали к тактике «выжженной земли» — взрывали и сжигали постройки, разрушали дороги и мосты, линии и средства связи, коммунальное хозяйство городов и станиц, больницы, школы, учреждения культуры, шахты, угоняли с собой гражданское население, беспощадно расстреливая и казня тысячи ни в чем не повинных людей, женщин, детей, стариков, раненых и больных воинов. Только в Ростовской области гитлеровские захватчики уничтожили 89 500 мирных жителей, десятки тысяч военнопленных, а 84 тыс. граждан Дона угнали на принудительные работы в Германию.

Вопросы и задания

  • 1. Что стало решающим фактором разгрома захватчиков и изгнания их с территории региона?
  • 2. Где, на ваш взгляд, проходили сражения, решившие судьбу региона?
  • 3. Когда советские войска освободили непосредственно то место, где вы сейчас живете?
  • 4. Назовите советских военачальников, сражавшихся на территории изучаемого региона.
  • 5. Перечислите известные вам воинские части, освобождавшие непосредственно населенный пункт, где вы сейчас живете.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >