Парламентские выборы 2015 года: июнь, ноябрь

В 2014 г. в Турции прошли президентские выборы, на которых победу одержал выдвиженец от правящей Партии справедливости и развития Р. Т. Эрдоган. Пост председателя ПСР был передан А. Давутоглу.

В программе ПСР частично изменились приоритеты, причем некоторые — кардинально. Так, в отличие от программы 2011 г., в которой одной из главных целей во внешней политике было названо вступление Турции в Евросоюз, в программе 2015 г. эта формулировка была заменена на фразу о необходимости развивать двусторонние отношения со странами ЕС[1].

Особое внимание стало уделяться развитию «мягкой силы» и борьбе с террористической угрозой, а прекращение союзничества с Ф. Гюле- ном вынудило ПСР внести в программу еще один пункт о необходимости противостояния «параллельному государству»[2].

Что касается главного конкурента ПСР — Народно-республиканской партии, то, согласно предвыборной программе, ее видение внешней политики основано на следующих принципах: в основе внешней политики — гражданин; приоритет политики — безопасность граждан, ценности социальной демократии и ценности, преследуемые самой партией, а также необходимость развития региональных связей для дальнейшей интеграции в мировые структуры[3].

Очередные парламентские выборы состоялись 7 июня 2015 г. На этот раз для ПСР все сложилось если не печально, то как минимум не так, как рассчитывали ее деятели. Результаты не оправдали ожиданий Партии справедливости и развития: она получила 40,9 % голосов, в то время как НРП — 25 %, ПНД — 16,3; а впервые перешагнувшая 10 %-ный порог и известная своими прокурдскими взглядами Демократическая партия народов (ДПН) — 13,1 %[4].

Ситуация для ПСР сложилась достаточно неблагоприятно: на прошедших выборах партия, которая обычно не уступала никому в выборной гонке с момента своего основания, не смогла получить большинства для создания однопартийного правительства. Таким образом, ПСР получила 258 мест в парламенте, НРП — 132 места, а ПНД и ДПН — по 80 мест каждая[2].

Неудача ПСР прежде всего связана с неубедительной предвыборной кампанией. Если раньше акцент делался на решении экономических проблем, с чем ПСР вполне успешно справлялась, то в 2015 г. он сместился в сторону внутриполитических вопросов, чему в ПСР, по всей видимости, не уделили должного внимания и увлеклись рассказами об угрозах, исходящих от «параллельного государства», которым не придали большого значения избиратели.

При этом успех ДПН объясним тем, что на выборах 2015 г. она отошла от исключительно прокурдской риторики, преобразовавшись в партию — защитницу всех национальных меньшинств, что, несомненно, подкупило избирателей.

В целом стоит отметить, что предвыборная компания практически всех партий сводилась к перетягиванию на свою сторону избирателей путем неосторожных, а иногда и провокационных высказываний[6], что также привело к подобному исходу.

Таким образом, в Турецкой Республике произошел беспрецедентный случай, когда в парламент должны были войти сразу четыре партии, программы и взгляды которых, мягко говоря, не во всем совпадали. Возник вопрос о создании коалиционного правительства, однако в ходе долгих дискуссий сделать этого так и не получилось — партии не стремились найти компромисс для совместного решения политических проблем внутри страны и за ее пределами.

Вскоре после этого было объявлено о том, что 1 ноября того же года пройдут следующие внеочередные парламентские выборы. Наиболее ответственно к предвыборной кампании на этот раз подошла Партия справедливости и развития, для которой победа на ноябрьских выборах была единственным шансом сохранить свои позиции в качестве правящей партии.

Она акцентировала внимание избирателей на необходимости объединиться в борьбе с внешними угрозами, прежде всего террористической, а также внутренними, среди которых на передний план вновь вышли «параллельное государство» и РПК. При этом ПСР в то время не слишком позитивно отзывалась о России. В частности, это было сделано для привлечения внимания националистически настроенных граждан. В итоге идею национального объединения перед общими угрозами избиратели восприняли позитивно, что отразилось на проценте отдавших свои голоса за ПСР граждан.

В ноябре 2015 г. Партия справедливости и развития вернула себе статус победителя, набрав 49,5 % голосов. НРП, в свою очередь, ненамного улучшила результат, разместившись на втором месте с результатом 25,3 %. Показатели ПНД и ДПН, наоборот, ухудшились — националисты получили 11,9 % голосов, а демократы — 10,8 %г.

Хотя все четыре партии вновь преодолели необходимый процентный порог для прохождения в парламент, полнота власти на этот раз была сосредоточена в руках ПСР, получивший 317 парламентских мест. НРП получила 134 места, ДПН — 59, а ПНД — 40[7] [2].

Победа на парламентских выборах 2015 г. должна была помочь правящей Партии справедливости и развития укрепить свою власть в стране и реализовать идеи в области безопасности, экономики и политики таким образом, как это видит ПСР. Однако события, выборов как во внутренней, так и во внешней политике в очередной раз изменили расстановку сил на внутриполитической арене Турецкой Республики.

  • [1] 2015 Se^im Beyannamesi // URL: http://rn.akparti.org.tr/site/dosya/59647.
  • [2] Там же.
  • [3] СНР Segim Bildirgesi 2015. URL: http://dagmedya.net/wp-content/uploads/2015/04/CHP-SECIM-BILDIRGESI-2015.pdf.
  • [4] 7 Haziran 2015 Tiirkiye Geneli Segim Sonuglari. URL: https://secim.haberler.com/7-haziran-2015-secimi/.
  • [5] Там же.
  • [6] Аватков В., Кочкин М. Парламентские выборы в Турции. Новая расстановка сил.URL: http://svom.info/entry/570-parlamentskie-vybory-v-turcii-novaya-rasstanovka-s/.
  • [7] 1 Kasim 2015 Turkiye Geneli Segim Sonuglari. URL: https://secim.haberler.com/2015/.
  • [8] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >