ИСТОРИЧЕСКАЯ, ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ВОЕННАЯ РОЛЬ АРМИИ В ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Турецкая армия всегда была и остается неотъемлемой частью внутренней политики государства. Начиная с времен Османской империи, вооруженные силы являлись опорой султана, а после образования Турецкой Республики в прямом смысле стали гарантом неприкосновенности принципов, дарованных турецкому обществу генералом М. К. Ататюр- ком, а впоследствии — традицией, которая будет передаваться из года в год. С этого времени армия занимает определенное место в сложной внутриполитической системе Турции, что несвойственно для других государств, где армия воспринималась лишь как элемент обеспечения безопасности, который используется в определенный период и нуждается в постоянном усовершенствовании.

В Турции все складывалось иначе: армия всегда была движущим элементом внутренней политики государства. Известны случаи, когда военные прямо влияли на ход политических событий. Например, они не раз провоцировали смену правящего режима путем переворотов, а должность начальника генштаба, в обязанности которого входили отчеты о политической деятельности государства, по значимости ничем не уступала должности премьер-министра.

Ситуация изменилась с приходом к власти Партии справедливости и развития в 2002 г. Лидеры партии посчитали, что военные не должны иметь настолько широких полномочий, а поэтому решили провести масштабные реформы по сокращению власти в руках армии. В связи с этим была изменена система соподчинения, а на местах назначали нужных правящей партии людей.

Результат не заставил себя ждать: неудавшийся переворот 2016 г. показал неготовность армии противостоять правящему режиму и окончательно исключил военные силы из политических процессов, что вызвало широкий общественный резонанс, поскольку это был первый государственный переворот в истории Турции, который потерпел поражение.

Что касается характеристики современных вооруженных сил Турции, то сегодня армия является второй по численности в НАТО и входит в десятку крупнейших армий мира, что является достаточно неплохим показателем для такой небольшой страны.

Как уже было отмечено, Турция — участник Североатлантического альянса, причем единственный из всех восточных государств, а поэтому сотрудничество с ним развито особенно сильно. Например, ВВС США разрешено использовать военную базу Инджирлик, турецкая армия принимает участие в военных операциях НАТО, и, следовательно, подготовка турецких военных также проходит по стандартам военно-политического блока.

Однако в связи с последними событиями и охлаждением отношений с Западом Турция не забывает о производстве собственных вооружений и сотрудничестве с другими партнерами. Так, весной 2017 г. Турция заявила о намерении приобрести российский зенитный ракетный комплекс С-400.

Учитывая все эти факты, можно заключить, что сегодня армия для Турецкой Республики, которая стремится стать региональным лидером, действительно остается важнейшим субъектом ее внутренней политики, поэтому большое количество ресурсов страны направлялось и будет направляться именно на развитие военной отрасли.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >