«Переворот» 2016 года

С приходом к власти ПСР армия как внутриполитический объект стала терять свои позиции. После проведения Партией справедливости и развития реформ, ограничивающих роль армии в политической жизни Турецкой Республики, эпоха военных переворотов и заговоров против правительства, казалось, прошла. Как и раньше политика правящей партии устраивала далеко не всех, однако мыслей о проведении переворота в обществе не возникало.

Тем не менее, в ночь с 15 на 16 июля произошло неожиданное для всех событие — военные, основной силой которых на этот раз стали молодые офицеры, совершили попытку военного переворота. Путчисты захватили ряд правительственных зданий в Анкаре и Стамбуле, а также мосты через пролив Босфор, аэропорт имени Ататюрка, Главное управление безопасности и др.

В обществе эти действия восприняли неоднозначно. В отличие от всех других переворотов, данный никто не поддержал. Эрдоган одним из первых поспешил осудить переворот, призвав народ выступить против заговора. На улицы начали выходить люди, протестуя против организаторов путча.

Большинство СМИ, за исключением государственной телерадиокомпании TRT, захваченной военными, также решительно осудили их действия и вели проправительственную пропаганду всю ночь и следующий после переворота день. Более того, путчистам не удалось добиться поддержки генералитета, который выразил поддержку правительству, что как минимум не характерно и странно для турецких переворотов.

Отсутствие четкого плана действий, осуществление переворота в период экономического развития и, следовательно, отсутствие поддержки у населения и военной элиты предопределило провал военных.

Каждый переворот, совершенный за многолетнюю историю Турции, преследовал две цели: ликвидацию исламистов или укрепление позиций США и НАТО. Достижения второй цели, как правило, всегда пытался добиться генералитет, который данный переворот проигнорировал.

Что касается исламизма, то правящая Партия справедливости и развития взяла серьезный курс на укрепление исламских ценностей только после переворота, а все эти события, наоборот, только ускорили этот процесс. Именно поэтому не до конца понятно, чего именно пытались добиться путчисты. Не стоит говорить о том, что этот не до конца осуществленный переворот стал самым странным в истории Турции. Учитывая, сколько от результата «переворота» выиграла правящая партия и лично Эрдоган, можно предположить, что, как и в 1971 г., он носил проправительственный характер.

Р. Т. Эрдоган воспринял переворот как повод укрепить свою власть и неоднократно утверждал о том, что люди выбрали его режим, а значит, он должен быть укреплен. В связи с этим был предложен проект конституционных реформ, который победил на референдуме в апреле 2017 г. и по замыслу должен был значительно расширить полномочия президента, вплоть до ликвидации поста премьер-министра.

Эрдоган обвинил в организации переворота «параллельное государство», получавшее, по его мнению, приказы от проживающего в США Ф. Гюлена[1], который уже не раз подвергался арестам прежде, например в ходе разбирательств по делу переворота 1971 г. В государственных учреждениях начались массовые чистки, особенно это коснулось армии, где вакантные посты теперь занимали приближенные к Эрдогану люди. Меньше чем через неделю после переворота был введен режим чрезвычайного положения, который продлевался еще несколько раз (последний в июле 2017 г. еще на три месяца).

Иными словами, переворот 2016 г. стал «переворотом наоборот», то есть власть сделала в отношении армии все, что армия делала в рамках предыдущих переворотов. Противники правящего режима обвинили его в фальсификации, поэтому в отдельной литературе указанные события фиксируются как «псевдопереворот».

  • [1] Турция (дайджест). URL: http://vostis.ru/tag/centr-vostokovednyx-issledovanij.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >