ПРОТЕСТНЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ В ТУРЦИИ

С учетом восточного менталитета и политической культуры Турции можно констатировать, что крупномасштабные демонстрации, акции и иные формы выражения протеста всегда были неотъемлемой частью социально-политической жизни граждан государства. За многолетнюю историю Турецкая Республика пережила много событий, от крупных восстаний, характерных, как правило, для военного и поствоенного периодов, до менее значимых протестов, которые охватывали государство во второй половине XX в. и нередко наблюдаются в наши дни.

Изучая внутриполитические процессы Турции, нельзя игнорировать народные выступления турецких граждан. Подробный анализ социальных протестов с момента образования государства вплоть до настоящих дней позволит понять причины, по которым возникают проблемы в турецком обществе, а также выявить методы, посредством которых граждане государства пытаются решить их и влиять на властные круги.

Изучение природы такого явления, как социальный протест в Турции, следует начинать со времен образования государства и предшествовавших этому событий.

Обстановка первой половины XX века

Внутриполитическую обстановку Турции первой половины XX в. нельзя назвать спокойной. Период между двумя мировыми войнами можно охарактеризовать достаточно крупными и продолжительными восстаниями, большинство которых развернулось на востоке страны. К таковым относится и мятеж шейха Саида, и восстание у г. Сасон (1925—1937), о котором сохранилось крайне мало информации. В итоге все эти протесты стали одной из главных причин развития крупномасштабных акций неподчинения, на которых было сосредоточено основное внимание властей.

Старт протестным выступлениям мог быть дан еще в год образования Турецкой Республики, когда наряду с созданием республиканского государства претерпел существенные изменения и его политический строй. Новая национальная политика М. К. Ататюрка, неизвестная турецкому обществу ранее светскость вызывали всплеск национализма в отдельных регионах, однако полноценных волнений тогда удалось избежать.

Однако вскоре после этого — в 1924 г. — первый крупнейший протест, именуемый «Несторианским восстанием» ассирийцев, все же добрался до Турции, став проявлением борьбы повстанцев за независимость. Ассирийцы, воевавшие против Османской империи в годы Первой мировой войны, как и многие другие народы, стремились создать собственную автономию вблизи приграничных районов Турции, Ирака и Ирана, однако под угрозой территориальных потерь, целесообразность этой идеи никто не разделил[1], и она так и осталась нереализованной.

Наибольший интерес ассирийцев вызывал богатый природными ресурсами Мосул, который когда-то входил в состав Османской империи, и в соответствии с Севрским договором, заключенном в 1920 г. был передан Ираку, что по понятным причинам Турция отказалась признать.

Впоследствии Турция и Великобритания, которая фактически отстаивала интересы ассирийцев, так и не смогли достичь согласия по этому вопросу. Этому не способствовали даже Лозаннская конференция и целый ряд переговоров, призванных решить вопросы территориальной целостности государств. В итоге было принято решение, что судьбу Мосула определит Лига Наций[2].

Однако уже в то время при активной поддержке Великобритании ассирийцы подняли крупномасштабное восстание, начав конфронтацию с турецкими войсками, которые, несмотря на провокационные требования прекратить атаки, продолжили наступление, подавив восстание. И хотя туркам удалось отбросить ассирийцев на юг Ирака, тем самым избежав создание автономии, Мосул вернуть так и не удалось — он и сегодня остается в составе Ирака и по-прежнему является объектом беспокойства Турецкой Республики.

Интерес Турции к этому региону вполне оправдан: помимо большого количества энергоресурсов респубдика до сих пор считает данную территорию своей, поскольку долгое время она являлась частью Османской империи[3].

Восстание ассирийцев, пусть и не самое успешное, мгновенно вызвало всплеск национального самосознания и в каком-то смысле стало примером для других народов в их борьбе за независимость.

Первыми, кто использовал тактику ассирийцев, стали курды, которые всегда считали себя угнетенным народом.

Уже через год после событий 1924 г. Турцию потрясло другое, более крупное курдское восстание во главе с шейхом ордена накшбенди Саидом. В нем приняло участие более нескольких сотен тысяч человек, а сами протестные выступления распространились во многие регионы страны.

Причина недовольства и, следовательно, восстания схожа с теми претензиями, которые курды предъявляют турецкому руководству и сегодня — национальная политика. Еще со времен М. К. Ататюрка закрепилось определение, согласно которому все граждане Турции назывались турками, что не могло не вызвать сопротивления со стороны этнонациональных групп, наряду с этническими турками проживающих на территории государства.

Как и ассирийцы, курды стремились и стремятся к созданию своего независимого государства. Зимой 1925 г. они начали восстание, однако на протяжении всего времени его основной силой являлось курдское племя Заза, в то время как лидеры Муша, Сиирта, Северика, Дерсима остались в стороне, не выразив поддержку Саиду[4], что впоследствии стало одной из главных причин поражения курдов.

В феврале повстанцы оккупировали Гендж, расправившись с правящими там турецкими властями и выдвинув на их места своих представителей. Следующей целью стала неофициальная столица курдов Турции — Диярбакыр, однако уже на этом этапе, встретив турецкое сопротивление при активной поддержке дерсимских племен, повстанцы потерпели поражение.

Несмотря на это, после неудачной осады Диярбакыра произошло еще несколько столкновений у Битлиса, Муша и Баязита, однако и они не принесли курдским формированиям успех. Позднее, весной, турки взяли осажденный ранее курдами Гендж. Спустя несколько месяцев предводитель восстания шейх Саид и все, кто был причастен к организации и реализации восстания, были приговорены судом к смертной казни, которая была проведена ночью того же дня[5].

Тем не менее восстание Саида, вероятно, стало только одним из первых столкновений турков с курдами. Через два года по тем же причинам в районе горы Арарат вспыхнуло следующее восстание (1927—1931), которое было подготовлено военным комитетом «Хойбун» («Независимость») и возглавлено курдом Ихсаном Нури[6].

Основное отличие от восстания 1925 г. заключалось в том, что к противоречиям по поводу курдской независимости, которую представители этого народа стремились получить, добавилось еще и тяжелое социально-экономическое положение, вызванное резким ростом цен на продовольствие.

На юго-востоке страны восстание было жестоко подавлено, а курды были вынуждены тщательно продумывать тактику наступления и продвинуться в малодоступный район горы Арарат и близлежащие районы Вана, Муша, Битлиса.

Однако в регион были передислоцированы правительственные войска, постоянно получающие подкрепления для подавления протестов. Единственной поддержкой курдских отрядов стали дашнаки — деятели контрреволюционной партии Армении, готовые поддержать после событий 1915 г. всех, кто организует какую-либо деятельность против Турции. Помимо этого дашнакам было особенно выгодно местоположение вспыхнувшего восстания. Гора Арарат с давних времен считается символом великой Армении, которую дашнаки стремились построить, а в условиях поднявшегося в этом регионе восстания это приобрело особый символизм.

После того, как восстание стало носить длительный характер, сопровождавшийся непрерывными столкновениями, парламент Турции предпринял попытку урегулировать конфликт путем создания примирительной комиссии, целью которой была встреча с лидером повстанцев И. Нури. Несмотря на предложенные комиссией привилегии в виде амнистии и предоставления почетного государственного поста предводителю восстания, И. Нури от общенародных целей не отказался и настаивал на предоставлении независимого статуса Курдистану, что представители комиссии были не намерены делать, и в итоге переговоры зашли в тупик[7].

Многие неудачи курдов были вызваны не только нехваткой конструктивного диалога с властями, но и отсутствием у повстанцев грамотной координации действий и средств. В военной технике курды значительно уступали туркам, активно использующим авиацию. В итоге в 1930—1931 гг. восставшие были отброшены к границе с Ираном[8], а уже в 1932 г. Турция и Иран, обеспокоенные за свои территории, подписали договор о границах.

Следующее, Дерсимское восстание произошло в 1937—1938 гг. Даже на фоне прошлых неудач лидеры курдских племен были не намерены отступать от своей идеи укрепления власти в регионе. В этот раз все силы повстанцев были сконцентрированы в районе Дерсима, который преимущественно был населен курдами и находился в непосредственной близости к регионам, уже пережившим социально-политические протесты, что позволило участникам прежних выступлений объединиться в новой борьбе за влияние.

Началась она с попытки реформирования областей на востоке страны, предложенной М. К. Ататюрком в ходе его речи в парламенте в 1935 г.[9] Понимая, что курды не отступят просто так, турецкое руководство, вероятно, предвидело протестные настроения в восточной части государства и надеялось укрепиться в регионе для предотвращения новых волнений, которые за последние несколько лет полностью охватили страну. Однако попытка подчинить курдские народы, которые стремились к независимости, только дестабилизировала ситуацию, открыв путь новому Дерсимскому восстанию 1937—1938 гг., которое из-за большого количества жертв вошло в историю как «Дерсимская резня».

Все началось 25 декабря 1935 г. с издания Закона о Тунджели, в соответствии с которым Дерсим получил новое название — Тунджели, а через год приобрел статус иля (области). Такие действия не могли не возмутить дерсимские племена. По этой причине лидер племени Сейит Рыза потребовал отмены закона.

Однако правительство также не желало идти на уступки, выдвинув требование о сборе оружия и депортации населения. Кроме этого, на заседании совета министров было принято решение о военном вмешательстве.

Как и прежде, восставшим не дали шанса на победу. В ходе правительственных военных операций племена Дерсима разъединились: одни предпочли ожесточенно вести борьбу, другие — остаться в стороне. Несмотря на сопротивление, результат Дерсимского восстания оказался даже более трагичным, чем этого можно было ожидать. Правительство решило силой подавить восстание. Его предводителя и организатора Сейит Рызу арестовали и повесили, а всего, по разным данным, жертвами восстания стали около 70 000 чел[10].

  • [1] Эрлихман В. Непокоренные // Родина. № 8. 2006. С. 75—78.
  • [2] Аватков В. А. и др. Россия и страны Востока в постбиполярный период / под ред.Д. В. Стрельцова. М. : МГИМО (У) ; Аспект Пресс, 2014.
  • [3] Аватков В. А. и др. Территориальный вопрос в афро-азиатском мире / под ред. Д. В.Стрельцова. М. : Аспект Пресс, 2013. 319 с.
  • [4] Гасратян М. А. Курды Турции в новейшее время. Ереван : Айастан, 1990. С.61—114.
  • [5] Киреев Н. Г. История... С. 167.
  • [6] Гасратян М. А.Указ. соч. С. 150.
  • [7] Гасратян М. А. Указ. соч. С. 156.
  • [8] Кдгре 6. Osmanli’dan Cumhuriyet’e Ayaklanmalar. istanbul, Paraf, 2013, p. 332.
  • [9] Жигульская Д. В. Восстание турецких курдов в Дерсиме (1937—1938 гг.) // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена.2013. № 161. С. 19—24. URL: http://lib.herzen.spb.rU/media/magazines/contents/l/161/zhigulskaya_161_19_24.pdf.
  • [10] Жигульская Д. В. Указ. соч.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >