Теория перманентного дохода Милтона Фридмена

Продолжим путешествие по теории потребительского выбора, вооружившись двухпериодной моделью поведения домашнего хозяйства. Долгое время ученые не интересовались особенностями потребительского спроса, придерживаясь, по-видимому, мнения, что чужая душа — потемки. Дело стало меняться только в 1970-х гг., когда сразу несколько европейских ученых независимо друг от друга сформулировали основы теории предельной полезности. Но в области взаимосвязи совокупного спроса с макроэкономическими переменными особых успехов не было. Удалось только установить, что объем потребительских расходов связан обратной зависимостью с уровнем нормы процента по финансовым активам. Проще говоря, чем выше норма процента по финансовым активам, тем меньше объем потребительских расходов. Интуитивно эту зависимость понять нетрудно: чем выше норма процента, тем более склонны люди сберегать текущий доход. Секрет в том, что будущее потребление становится для них относительно дешевле, чем текущее. Если цена автомобиля составляетX руб., а норма процента по финансовым активам — 100 %[1], то для покупки автомобиля через год (при ожидании неизменности цен) домашнему хозяйству понадобится сберечь из текущего дохода всего X / 2 руб. Весомый стимул, чтобы ограничить текущее потребление. Боимся, что если бы норма процента и вправду установилась на таком заоблачном уровне, то дети забыли бы вкус мороженого, а продавцы мороженого пошли бы по миру. Собственно, так и происходит во времена экономического кризиса и депрессии.

Кстати о депрессии. Именно мировой экономический кризис 1929— 1933 гг., известный как Великая депрессия, заставил ученых внимательнее присмотреться к потребительскому спросу. И озарения не заставили себя ждать. Первым был Джон Мейнард Кейнс, конечно. Кто же кроме него? В своей работе «Общая теория занятости, процента и денег», он обнаружил новую переменную, влияющую на склонность домашнего хозяйства к потреблению. Этой переменной оказался текущий доход, получаемый домашним хозяйством. Кейнс даже сформулировал закон, повелевающий домашними хозяйствами. «Основной психологический закон, — писал Дж. М. Кейнс, — в существовании которого мы можем быть вполне уверены не только из априорных соображений, исходя из нашего знания человеческой природы, но и на основании детального анализа прошлого опыта, состоит в том, что люди склонны, как правило, увеличивать свое потребление с ростом дохода, но не той же мере, в какой растет доход. Это значит, что если, допустим Си/ характеризует размеры потребления, a Yw — доход (причем и то и другое измерено в единицах заработной платы), то АСи/ имеет тот же знак, что и AYw, но величина АСи/ меньше, чем AYw, иначе говоря, значение d.Cw/dYw положительно и меньше единицы»[2]. В дальнейшем этот закон получил известность, как «закон снижающейся предельной нормы потребления». Смысл его состоит в том, что чем богаче становятся люди, тем меньшую долю своего дохода они пускают на потребление, а все большую долю — на сбережения.

Кейнс очень гордился открытием этого закона. Он не дожил до того дня, как другой ученый с мировым именем — Саймон Кузнец — опубликовал работы, посвященные динамике национального дохода США и его компонентов за длительный период. Было это в 1946 г., спустя 10 лет после опубликования «Общей теории». Выяснилось, что за 100 лет доля сбережения и, естественно, потребления в экономике США не изменилась. Как же так? Ведь и Дж. М. Кейнс не с потолка взял свой закон снижающейся предельной нормы потребления, он тоже оперировал данными о потреблении и сбережении, правда, за меньший период времени.

Возник парадокс, который некоторое время не находил себе объяснения. Однако в науке такие парадоксы только будоражат умы ученых. И в 1957 г. другой корифей экономики — Милтон Фридмен — в работе «Теория функции потребления» разрешил эту загадку. Оказывается домашнее хозяйство в своем выборе ориентируется не на текущий доход, как полагал Дж. М. Кейнс, а на перманентный доход. Таким термином М. Фридмен обозначил средний доход, который домашнее хозяйство рассчитывает получать в длительной перспективе. По-видимому, эта величина является более устойчивой, чем текущий доход, который подвержен колебаниям, вызываемым деловым циклом.

Теперь стало понятным, почему возник парадокс и как его можно объяснить. Если текущий доход снижается, но люди продолжают считать, что перманентный доход не изменился, то у них не будет стимулов резко сокращать объем текущего потребления. Они будут финансировать его даже за счет отрицательных сбережений (заимствований), ожидая, что в скором времени текущий доход вернется к среднему уровню. И наоборот, резкий скачок текущего дохода не вызовет такого же роста потребительских расходов, поскольку люди осознают временный характер такой денежной прибавки и предпочтут сберечь ее часть до того периода, когда текущий доход сократится до перманентного уровня.

Именно эти черты в поведении домашних хозяйств наблюдал Кейнс и положил в основание своего «закона». На самом деле эти действия людей могут быть объяснены только в том случае, если домашние хозяйства не замыкаются рамками текущего периода, а принимают во внимание всю свою жизнь. Фридмен предположил, что домашние хозяйства стремятся выровнять уровни потребления в текущем и будущем периодах. Полезно будет для тренировки навыков проиллюстрировать его гипотезу (рис. 12.6). По сравнению с исходным графиком появляется траектория оптимального потребления Оа. Это биссектриса, показывающая, что при любом уровне дохода домашнее хозяйство стремится распределить потребление поровну между текущим и будущим периодами.

Выбор оптимального потребления в модели Фридмена

Рис. 12.6. Выбор оптимального потребления в модели Фридмена

Предположим, что совокупный доход домашнего хозяйства достиг уровня, который описывается бюджетной линией а1а2. Тогда оптимальный потребительский набор описывается точкой е. Но структура выпуска (точка f) отличается от структуры потребления, и для того чтобы достигнуть точки е, домашнему хозяйству придется в текущем периоде сделать отрицательный сбережения (так иногда называют полученные займы) в объеме d. Модель Фридмана помогает нам понять, почему большинство домохозяйств (особенно в странах с развитыми финансовыми рынками) на заре туманной юности обращаются за кредитами и тянут за собой груз отрицательных сбережений до солидного возраста. Все дело в том, что, по понятным причинам, основной поток доходов домашнее хозяйство получает во второй половине жизни, а вести безбедный образ жизни собирается уже в текущем периоде.

  • [1] По правилам экономики норма процента записывается не в процентах, а в долях.Так, если речь идет о норме в 20 %, то пишут i = 0,2, а если норма процента снизитсядо 15 %, то мы запишем это как i = 0,15. В рассматриваемом примере i = 1,0.
  • [2] Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. С. 117.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >