Опросники, используемые для диагностики тревожности в детском и подростковом возрасте

Среди опросников наиболее известными являются следующие: Детская шкала проявлений тревожности (CMAS) (Castaneda, 1956), Шкала личностной тревожности для учащихся 10—16 лет (Прихожан, 2000), Методика для дифференцированной оценки тревоги как состояния и тревожности как свойства личности (STAI), разработанная Ch. Spielberger (1972), Факторный личностный опросник Кеттелла для детей от 8 до 12 лет (Александровская, 1995) и подростковый вариант для испытуемых 14—16 лет (Практикум по возрастной психологии, 2010), Усовершенствованная шкала явной тревоги для детей (RCMAS) (Reynolds, 1978) и Методика школьной тревожности В. Phillips (1978).

Для начала рассмотрим конструктивные особенности опросников, специализирующихся собственно на диагностике тревожности у детей и подростков (табл. 5).

Наиболее широко используемой и популярной среди психологов является Детская шкала проявлений тревожности (The Children’s Form of Manifest Anxiety Scale (CMAS)) (Прихожан, 2000), регистрирующая наличие симптомов тревожности, проявляющейся в поведении у детей 7—12 лет. Первоначально шкала была разработана американскими психологами A. Castaneda, В. R. McCandless, D. S. Palermo в 1956 г. на основе Шкалы явной тревожности (Manifest Anxiety

Scale) J. Taylor (1953), предназначенной для взрослых. Использование детского варианта шкалы во многих странах, включая США, Францию, Японию, Чехию, Словакию и др., доказало ее достаточно высокую клиническую валидность и продуктивность применения для широкого круга профессиональных задач.

Таблица 5

Основные характеристики опросников детской тревожности

Название опросника

Коли

чество

вопро

сов

теста

Количество шкал, направленных на диагностику тревожности

Возрастной

диапазон

использова

ния

Информация об адаптации и стандартизации в нашей стране

Детская шкала проявлений тревожности (CMAS) (Castaneda, 1956)

53

1

7—12 лет

В монографии А М. Прихожан (2000)

Шкала личностной тревожности для учащихся 10—16 лет (Прихожан, 2000)

40

4

10—16 лет

В монографии А. М. Прихожан (2000)

Опросник «Состояния и свойства тревожности» для подростков (Spielberger, 1973)

30

1 из 3

5—6-й класс школы

В статье А. Д. Андреевой (2004)

Опросник «Состояния и свойства тревожности» (Papav, 1986)

40

2

Дошкольники

Отсутствует

Методика школьной тревожности (Phillips, 1978)

58

8

7—12-й класс школ в 1

Отсутствует

Усовершенствованная шкала явной тревоги для детей (RCMAS) (Reynolds. 1978)

37

3 из 4

1—12-й класс школы

Отсутствует

Шкала детской «Я-концепции»

Пирса — Харриса (PHCSCS) (Piers, 1984)

80

1 из 6

4—12-й класс школы

Отсутствует

Факторный личностный опросник Кет- телла для детей

120

1 из 12

8—12 лет

В методическом пособии Э. М. Александровской и И. Н. Гилвяше- вой (1995)

Название опросника

Количество

вопросов

теста

Количество шкал, направленных на диагностику тревожности

Возрастной

диапазон

использования

Информация об адаптации и стандартизации в нашей стране

Факторный лич- ностнвш опросник Кеттелла для подростков

128

1 из 14

14—16 лет

Отсутствует для заявленного возраста

В России адаптация шкалы проведена в 1991—1993 гг. А. М. Прихожан (1995), а после того, как в 1995—1996 гг. была осуществлена дополнительная коррекция, — опубликована в 2000 г. (Прихожан, 2000). Автором адаптации была проведена процедура стандартизации «сырых» оценок с их переводом в 10-балльную систему стенов отдельно для мальчиков и девочек трех возрастных групп: 7—8, 9—10,11—12 лет. Кроме того, авторы приводят стандартные нормативы для пяти категорий выраженности состояний тревожности: «отсутствие тревожности», «нормальный уровень», «несколько повышенный уровень», «явно повышенный уровень» и «очень высокий уровень» (табл. 6).

Таблица 6

Характеристика различных уровней тревожности по данным CMAS

Стены

Характеристика

Примечание

1—2

Состояние тревожности испытуемому не свойственно

Подобное «чрезмерное спокойствие» может иметь защитный характер и не иметь его

3—6

Нормальный уровень тревожности

Необходим для адаптации и продуктивной деятельности

7—8

Несколько повышенная тревожность

Часто бывает связана с ограниченным кругом ситуаций, определенной сферой жизни

9

Явно повышенная тревожность

Обычно носит разлитой, генерализованный характер

10

Очень высокая тревожность

Группа риска

Следует сразу оговориться, что эмпирически обоснованных объяснений по поводу данного деления авторы не приводят. Данная шкала при всех своих достоинствах не способна дать качественный анализ особенностей проявлений тревожности у ребенка. Результаты дают возможность лишь констатировать ее наличие и степень выраженности, но не конкретизируют причин ее возникновения. Наряду с этим предпринятые авторами модификации попытки разработать подростковый вариант шкалы Дж. Тейлор (равно как и попытки использования в 7—9-х классах варианта для взрослых) оказались безрезультатными в связи с тем, что подростки весьма аффективно относились к вопросам, касающимся оценки некоторых видов тревожного реагирования, что делало практически невозможным использование вариантов этой шкалы в массовом эксперименте.

Следующей, не менее популярной, является Шкала личностной тревожности для учащихся 10—16 лет (Прихожан, 2000). Данная шкала тревожности была разработана по принципу Шкалы социально-ситуационного страха, тревоги О. Кондаша (1973). Особенность подобного рода шкал состоит в том, что тревожность здесь определяется по оценке человеком тревогогенности тех или иных ситуаций обыденной жизни. Их достоинствами является то, что они, во-первых, позволяют выделить специфические области, вызывающие тревогу, и, во-вторых, в меньшей степени зависят от умения школьников распознавать свои переживания, чувства, т. е. от развитости интроспекции и наличия определенного словаря переживаний. Опубликованный в 2000 г. А. М. Прихожан вариант методики прошел всестороннюю отработку и апробацию в 1995—1998 гг. Последний вариант методики содержит четыре субшкалы, определяющие соответственно тревожность, связанную со школьными ситуациями («школьную»), с ситуациями общения («межличностную»), с отношением к себе («самооценочную»), и шкалу мистических, магических страхов («магическую»), позволяющую отделить общую, генерализованную тревогу от вариантов частной, парциальной тревоги. Методика разработана в двух формах. Форма А предназначена для школьников 10—12 лет, форма Б — для учащихся 13—16 лет. Подросткам предлагается оценить в 5-балльной системе различные ситуации в зависимости от того, насколько они для них неприятны и могут вызвать беспокойство, опасения или страх. Так же как и в случае с детской шкалой, автором адаптации была проведена процедура стандартизации «сырых» оценок с их переводом в 10-балльную систему стенов отдельно для мальчиков и девочек четырех возрастных групп: 10—11,12, 13—14,15—16 лет. При всех своих достоинствах данный опросник ни по содержанию вопросов (ни формы А, ни формы Б), ни по характеру их оценки испытуемым не может быть использован для детей младшего школьного возраста и, соответственно, не способен дать оценку динамике развития специфических проявлений тревоги, отраженной в ее субшкалах. Данных же о возможности его использования у подростков — учащихся старших классов (17—18 лет) авторы модификации не приводят. Соответственно оценить с его помощью уровень тревожности ребят выпускных 10—11-х классов школы не представляется возможным, хотя это, с нашей точки зрения, представляет интерес не только с теоретической, но и с практической точки зрения. Несмотря на то что данный опросник способен определить четыре параметра тревоги, он не дает полной информации о действительных причинах ее возникновения. К примеру, диагностировав у конкретного ребенка повышенный уровень школьной тревожности, мы не можем знать, с чем конкретно она связана — конфликтными отношениями с учителями, сверстниками либо психофизиологическими особенностями ребенка, не позволяющими ему успешно осваивать новые знания и новые социальные роли.

Также широко распространенной является Методика для дифференцированной оценки тревоги как состояния и тревожности как свойства личности (State-Trait Anxiety Inventory (STAI)), разработанная Ch. Spielberger (1973) и адаптированная в нашей стране Ю. Л. Хани- ным (1976). Применение данного опросника у детей сопряжено с особенностями их психического развития, не позволяющими им справиться собственно с процедурой проведения теста, когда каждое из предложенных утверждений предлагается оценить по степени выраженности «в данный момент» и «за последнее время». Что касается нашей страны, то адаптации подвергся лишь вариант для взрослых, он же и рекомендовался к использованию у подростков. Так, данные отечественных авторов (по информации Л. Ф. Бурлачука и С. М. Морозова (2002)), проводивших специальные исследования, показали достаточную валидность в использовании данной методики не только у взрослых, но и у подростков. Разница между возрастными категориями испытуемых оказалась настолько малой, что авторы отказались от разработки отдельных норм. Кроме того, по результатам STAI возможно судить лишь о выраженности тревоги («низкий», «умеренный» и «высокий» уровни), причем авторы дают лишь общий алгоритм оценки ее степеней, а не подробную интерпретацию в зависимости от того, ситуативная или личностная тревожность имеется в виду. В 1988 г. А. Д. Андреевой также были предприняты попытки модификации подросткового варианта опросника Ч. Д. Спилбергера для старших подростков и юношей. Данные относительно его стандартизации приведены в статье, опубликованной в №8 за 2004 г. журнала «Школьный психолог».

Особо обращает на себя внимание тот факт, что, несмотря на то что еще в 1973 г. Ch. Spielberger был разработан опросник «Состояния и свойства тревожности» (State-Trait Anxiety Inventoryfor Children (STAJC)) для оценки тревожности у детей 5—6-х классов, а также в 1986 г. описаны принципы ее использования у дошкольников (Рарау, 1986), в нашей стране он не использовался. Опросник «Состояния и свойства тревожности» (Spielberger, 1973) разрабатывался для оценки тревожности у детей, которая либо имеет ситуативный характер (состояние тревоги), либо постоянно присутствует в виде фона в разных ситуациях (тревожность как черта). Изначально шкала, состоящая из 40 вопросов, была разработана для детей 5—6-х классов, но в процессе ее использования выяснилось, что она может быть эффективной и для детей дошкольного возраста (Рарау, 1986). Принципиальной особенностью диагностики с ее помощью является то, что результаты основываются на самоотчетах детей и она может проводиться в групповом варианте для старшеклассников и индивидуально в более младших классах. Как уже указывалось выше, данных о ее адаптации в нашей стране на данный момент нет. Оригинальное руководство по STAIC и комплект материалов можно получить в Consulting Psychologists Press, Incorporated (http: //www.cpp-db.com).

Среди всего многообразия используемых в нашей стране опросников, направленных на определение тревожности у детей и подростков, особое внимание привлекает Методика школьной тревожности Филлипса (Phillips, 1978). Перевод данной методики широко рекламируется для использования различными изданиями, описывающими тесты (как популярные, таки для специалистов-психологов), и часто используется не только психологами-практиками в сугубо прикладных, но и пси- хологами-исследователями в научных целях. И это не удивительно, поскольку, судя по описанию, данный метод является наиболее адекватным в плане использования ее у детей на протяжении их обучения в школе. Акцент на диагностике тревожности, сопряженной со школьными проблемами, согласуется с представлениями авторов различных периодизаций развития в детском и подростковом возрасте, где учеба определяется в качестве ведущей формы деятельности. Однако в отечественной литературе нет ни одной ссылки на ее апробацию и стандартизацию. Также вызывает значительные сомнения то, что ряд шкал содержит в качестве диагностически значимых всего 3 вопроса, что с точки зрения статистики не может расцениваться в качестве надежного критерия оценки. Нами, в свою очередь, были проведены пилотажные исследования, направленные на выяснение характеристик валидности данной методики в плане диагностики тревожности у детей и подростков. Так, при исследовании 160 школьников общеобразовательной школы в возрасте 9—12 лет опросниками школьной тревожности Филлипса и стандартизированной на отечественной выборке Детской шкалой проявлений тревожности (CMAS) значимые корреляционные взаимосвязи определяются только между показателями шкал общей тревожности и низкой физиологической сопротивляемости стрессу (по Филлипсу) с наличием симптомов тревожности (по CMAS) (г = 0,52 и г = 0,76 соответственно). Также ребятам данной выборки был предложен детский вариант факторного опросника Кеттелла, где также показатели только двух шкал имели значимые взаимосвязи с показателями шкал методики Филлипса. Здесь значимые взаимосвязи были обнаружены между такими шкалами, как «Страх не соответствовать ожиданиям окружающих» (по Филлипсу) и «Эмоциональная неустойчивость» (по Кеттеллу) (г = 0,44), а также «Страх самовыражения» (по Филлипсу) и «Подчиняемость» (по Кеттеллу) (г = 0,44), которые имеют весьма косвенное отношение к проявлениям тревожности.

Данный факт, с нашей точки зрения, является указанием на то, что среди восьми предлагаемых опросником Филлипса шкал только две направлены на определение наличия симптомов тревоги у детей, еще одна имеет отношение к такому личностному свойству, как «эмоциональная неустойчивость», в то время как оставшиеся пять регистрируют некие психологические феномены, не имеющие прямого отношения ни к тревожности, ни к специфическим личностным особенностям, связанным с эмоциональным реагированием.

В связи с этим хотелось бы обратить внимание читателя на сложившуюся в последнее время в нашей стране практику достаточно вольного обращения с психодиагностическим инструментарием. И дело даже не в том, что профессиональные методы становятся общедоступными благодаря широкоразвитой издательской деятельности. Основная проблема, как нам кажется, состоит в снижении стандартов (или вовсе в пренебрежении ими) при создании новых авторских методов либо «адаптации» иностранных. Нормальным сейчас считается принятие на вооружение «очевидной валидности», когда тест признается валидным только потому, что автор убежден в этом. Такого рода доказательства были достаточно широко распространены на заре психодиагностики в начале XX в., однако в высокотехнологичном XXI в. они выглядят достаточно убого, а психологи, пропагандирующие их, могут сравниться с первобытными людьми, пытающимися убедить нас в том, что каменный топор надежнее стального только потому, что выглядит внушительнее. И это оказывается тем более странным на фоне стремительного темпа развития компьютерных технологий, позволяющих за достаточно короткое время произвести все необходимые вычисления с использованием соответствующих статистических программ (STATISTICA, SPSS и т. п.).

Кроме вышеописанных опросников, являющихся мононаправлен- ными и предназначающихся исключительно для оценки детской тревожности, подобного рода задачи могут решать и другие методики, помимо «тревожных» шкал включающие в себя и другие психологические характеристики, в той или иной степени сопряженные с тревогой.

К таковым в первую очередь может быть отнесена Усовершенствованная шкала явной тревоги для детей (Revised Children’s Manifest Anxiety Scale (RCMAS)) (Reynolds, 1978), которая разрабатывалась для оценки уровня тревожности у детей 1—12-го класса на основании самоотчетов. Методика успешно адаптирована в США. Тестирование проводится в группах. Методика успешно адаптирована по уровню чтения так, что ее выполнение не является проблемой даже для первоклассника. Шкала состоит из 37 вопросов, 9 из которых используются для проверки лживости ребенка при выполнении теста или выявления попыток показать социально желаемые результаты. Кроме общей оценки тревожности могут быть получены данные по трем подшкалам, или факторам: «Психологическая тревога», «Озабоченность — повышенная чувствительность», «Социальный интерес — концентрация». Общая цель методики — выявление объема и тяжести, а также типа тревоги у детей, которые могут демонстрировать внешние симптомы или пока их не проявлять.

Шкала лжи исключительно полезна при оценке достоверности полученных данных, поскольку позволяет судить о готовности отвечать искренне. Данная шкала, безусловно, могла бы быть лидером среди используемых с целью диагностики тревожности у детей методов, однако на сегодняшний день мы не располагаем достоверными данными об ее использовании или апробации в нашей стране. Оригинальное руководство по RCMAS и комплект материалов можно получить в Western Psychological Services (http://www.wpspublish.com).

Шкала детской «Я-концепции» Пирса — Харриса (Piers — Harris Children’s Self-Concept Scale (PHCSCS)) (Piers, 1984) разрабатывалась для измерения уровня самоуважения ребенка, в понятие которого авторы включают тревожность как одну из составляющих. Изначально данная шкала оценивала самоуважение как понятие, имеющее одно измерение, т. е. как черту ребенка, которой он обладает или нет, но затем авторами было выделено шесть составляющих самоуважения. К ним были отнесены: «Физические данные и атрибуты», «Тревожность», «Интеллектуальный и школьный статус», «Поведение», «Счастье и удовлетворенность», а также «Популярность». Процедура проведения исследования заключается в том, что ребенок должен самостоятельно заполнить шкалу из 80 вопросов. Методика рассчитана на детей, обучающихся с 4-го по 12-й класс и обладающих навыками чтения не ниже 3-го класса. Работать по методике можно индивидуально или в группах, авторы акцентируют внимание на том, что она является прекрасным инструментом для работы со всем классом.

Тем не менее специально проведенное факторное аналитическое исследование зарубежных коллег поставило под сомнение существование шести субшкал, подтвердив только три из них: «Поведение», «Интеллектуальный статус» и «Физические данные». В целом, несмотря на выявленные недостатки и невозможность качественной диагностики тревожности как составляющей «Я-концепции», инструмент прошел серьезные процедуры клинических испытаний и был рекомендован в целях исследования «Я-концепции» детей более качественно, чем другие тесты, например Опросник самоуважения Куперсмита (Coopersmith Self-Esteem Inventory) (Hughes, 1984). Информация об апробации или использовании шкалы детской «Я-концепции» Пирса — Харриса в нашей стране в доступной нам литературе отсутствует. Что касается американской версии, то руководство и комплект материалов по PHCSCS можно приобрести в Western Psychological Services (http:// www.wpspublish.com).

Личностный опросник для детей (Children’s Personality Questionnaire (CPQ)) (Porter; 1985) разрабатывался в связи с потребностью в методике по диагностике личности ребенка, которую можно использовать в клинических целях для определения уровня развития и выявления школьных проблем ребенка, включая проблемы личностной тревожности. Вопросы методики отбирались на основании данных исследования, которое дало возможность выделить важные аспекты личности, поддающиеся измерению. Тест имеет в своем составе 14 факторов, или исходных черт, и 4 вторичных фактора, данные по которым также можно использовать как дополнительный источник информации. Методика рассчитана на детей от 8 до 13 лет. Она может проводиться как в группе, так и индивидуально. Если дети недостаточно хорошо читают, можно протестировать их устно. 14 факторов, получаемых на основании самооценок ребенка (по 70 пунктам в оригинальной версии и 60 — адаптированной), получили двойное название в соответствии с максимальным и минимальным значениями. В оригинальной версии фактор А по максимальному значению называется «Сдержанный», а по минимальному — «Сердечный», фактор В определяется как «Унылый — энергичный», фактор С — «Эмоционально лабильный — эмоционально стабильный», фактор D — «Флегматичный — возбудимый», фактор Е — «Хладнокровный — восторженный», фактор G — «Проницательный — простодушный», фактор Н — «Робкий — рискованный», фактор I — «Расчетливый — щедрый», фактор J — «Живой — настороженный», фактор N — «Прямолинейный — изворотливый», фактор О — «Самоуверенный — подверженный чувству вины», фактор Q3 — «Недисциплинированный с внутренним конфликтом — контролирующий», фактор Q4 — «Расслабленный — напряженный». Четыре вторичных фактора называются: «Экстраверсия», «Тревожность», «Уравновешенность» и «Независимость». В оригинальном руководстве CPQ даны прекрасные рекомендации по интерпретации этих дихотомий (Porter, 1985).

Оценки по первичным факторам выводятся на основании сырых оценок, полученных по двум подразделам опросника. Они входят в профиль, который, в свою очередь, предоставляет возрастные стеновые оценки (стандартизированная оценка со средним значением, равным 0, и стандартным отклонением, равным 1) и процентильные ранги. Оценки по вторичным факторам получаются из заданного сочетания конкретных оценок по первичным факторам с каждым вторичным фактором (например, показатель по фактору «Экстраверсия» вычисляется сложением факторов А, Е, F и Н и вычитанием фактора Q3). Для этих оценок можно получить возрастные стены (стандартизированные оценки со средним значением, равным 5,5, и стандартным отклонением, равным 2,0) и процентильные ранги. Это обеспечивает возможность сравнивать ребенка с другими детьми его возраста по первичным и вторичным факторам. Данная процедура также позволяет психологу проследить изменения в поведении ребенка во времени. Оригинальную версию руководства и комплект материалов по CPQ можно заказать в Institut for Personality and Ability Testing, Incorporated (http:// www.ipat.com).

В то же время следует отметить тот факт, что данный опросник прошел все необходимые процедуры адаптации и стандартизации для использования его на отечественных выборках детей и подростков. Как уже указывалось выше, при помощи Факторного личностного опросника Кеттелла для детей от 8 до 12 лет (Александровская, 1995) и для подростков 1416 лет (Практикум по возрастной психологии, 2010) возможно определение таких личностных свойств, сопряженных с тревожностью, как «эмоциональная неустойчивость», «робость», «тревожность», «низкий самоконтроль», «напряженность», однако по результатам можно судить лишь о наличии в структуре личности ребенка подобных качеств, но не об их выраженности. Интерпретации, которые сопровождают каждый из вышеназванных феноменов, в достаточной мере не раскрываются, авторы ограничиваются лишь констатацией превышения «порога нормы». Кроме того, рекомендуемые различными отечественными авторами варианты данного метода для подростков и юношей зачастую не имеют данных о соответствующих нормативах и сведений о стандартизации результатов для соответствующих возрастных групп.

Как видно из представленных описаний, существующие на данный момент тестовые методики в форме опросников, являясь относительно простыми в использовании, оказываются способными ответить лишь на вопрос о наличии или отсутствии тревоги как состояния или личностной типологической особенности индивида, не раскрывая при этом причин ее актуализации. В то же время существующие в настоящее время опросники для определения уровня тревожности у детей и подростков, как правило, ориентированы на диагностику данного феномена в определенной возрастной группе (младший школьный возраст (7—12 лет), подростковый (12—15 лет) и юношеский (15— 18 лет)). Кроме того, при исследовании уровня тревожности в подростковом и юношеском возрасте чаще всего используются методы, рассчитанные на взрослых, что в большей степени нивелирует проявление специфики данного, чрезвычайно сложного с точки зрения возрастной психологии возраста. С нашей точки зрения, «стирание границ» возраста, особенно в такие критические периоды развития, как детство, подростковый и юношеский возраст, не может быть оправдано предполагаемой видимостью тождества результатов, получаемых при использовании методик, предназначенных для других возрастных категорий. Отсутствие единого психодиагностического подхода к оценке детской тревожности в различных возрастных группах, основанного на принципах и специфике периодизации развития (Выготский, 1956), в значительной степени затрудняет возможности объективного динамического наблюдения феномена тревожности у детей и подростков по мере взросления. Используемые в настоящее время авторами известных опросников, направленных на оценку уровня тревожности у детей и подростков, теоретические подходы к описанию данного феномена не всегда и не в полной мере оказываются тождественными друг другу. Это, в свою очередь, не позволяет достаточно объективно оценивать динамику данного свойства.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >