Славянская правовая семья

Славянская правовая общность основывается на значительной культурно-исторической специфике правовых ценностей славянских стран. Категория "славянская правовая семья" отражает целостный правовой феномен, имеющий глубокие национальные, духовные, исторические и специальные юридические основания в правовой культуре России и ряда восточноевропейских стран. Восточные и южные славяне, имевшие уже в VI—IX вв. свои государственные образования, сформировали основы самостоятельной культурной традиции и стали "прямыми" наследниками Византийской империи, которая длительное время была оплотом православия и восточноевропейской культуры. Самобытность славянской правовой семьи и, прежде всего, российской правовой системы обусловлена не столько технико-юридическими, формальными признаками, сколько глубокими социальными, культурными, государственными началами жизни славянских народов[1].

Все это предполагает обоснование российской правовой системы под углом зрения ее культурно-исторической целостности и типологической самостоятельности по отношению к имеющимся правовым семьям, с учетом прежде всего русских смысловых феноменов.

Древние славяне имели весьма развитую систему мифологического осмысления мира, характеризующуюся в духовном отношении высокой индивидуальностью и значительной предправовой продвинутостью. Считается, что от понятия "Веды" происходят слова: "ведать", "поведать", "сведения", "проповедь" "заповедь"... "поведение", "справедливость" и пр. Правь — правящая или управляющая ипостась бытия. Правь — это система всеобщих законов и правил, установленная Сварогом, по которой устроен мир и в соответствии с которой надо жить правильному хорошему человеку. Жить по Прави — это правильно думать, правильно говорить и правильно делать. Отсюда происходят слова "правда", "правдивый", "правый", "правила", "правильный", "справедливый", "праведный" ("правильной веды"). Не менее любопытно, что древние славяне не только различали слова "право" и "закон", но и противопоставляли их. Само слово "закон" означает "за пределами кона", за пределами традиций. Если общество живет по принципам кона, а не по предписаниям (указам, постановлениям, законам), то оно более жизненно.

К началам, имеющим методологическое значение для анализа отечественного права, в юридической литературе относят следующие:

  • — самобытность русской государственности, не поддающаяся изменению даже после длительных и массированных включений иностранных управленческих и конституционных форм; для русского права всегда была исключительно важной связь с государством;
  • — особые условия экономического прогресса, для которого характерна опора на коллективные формы хозяйствования, крестьянскую общину, артель, сельскохозяйственный кооператив, основывающиеся на специфической трудовой этике, взаимопомощи, трудовой демократии, традициях местного самоуправления;
  • — формирование особого типа социального статуса личности, для которого свойственно преобладание коллективистских элементов правосознания и нежесткость линий разделения личности и государства;
  • — тесная связь традиционной основы права и государства со спецификой православной ветви христианства с ее акцентом не на мирском жизнепонимании Бога и человека (католицизм) и тем более не на благословении стяжательства (протестантизм), а на духовной жизни человека с соответствующими этическими выводами (нестяжание, благочестие и т.д.)[2].

Юридические источники славянской правовой семьи через Византию (Восточно-Римскую империю) унаследовали законодательные традиции римского права и таким своего рода "окружным" путем примыкают к романо-германской правовой семье.

Ведущий элемент славянской правовой семьи — российская правовая система, историческими, региональными и юридическими источниками которой стали два таких различных, на первый взгляд, законодательных массива, как право Российской империи и советское право, чья противоположность, однако, во многом была связана лишь со специфическими особенностями права СССР, обусловленными социалистической идеологией. Вне рамок этой идеологии, которая также во многом имеет национальную обусловленность, можно говорить о преемственном процессе развития одной и той же правовой системы России. В результате столь сложного переплетения нормативного материала различной идеологической природы, в том числе включения многих западных правовых ценностей, российское право продолжает свое самостоятельное развитие. Это свидетельствует о типологической целостности по-прежнему базирующегося на исконных культурно-национальных началах отечественного правового мира, чье основное историческое время приходится именно па XXI в.

Российская правовая система может рассматриваться в качестве целостной правовой семьи или, по крайней мере, группового подразделения славянской правовой семьи, поскольку в ее зону входят национальные правовые системы республик в составе Российской Федерации, законодательство которых инкорпорировано в систему федерального законодательства. При этом следует иметь в виду весьма нетипичную для классических правовых семей совместимость юридического регулирования у славянских и, скажем, тюркских народов России.

Российская правовая система в перспективе будет идентифицироваться в качестве основы правовой семьи восточнославянских и части тюркских народов бывшего Союза ССР.

  • [1] Симонов В. Н. Российская правовая система. М. : Норма-Инфра-М, 2011.
  • [2] См.: Теория государства и права : учебник / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. Саратов. 1995. С. 144-154.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >