Индивидуальные различия памяти

Память людей различается по многим признакам: скорости, прочности, длительности, точности и объему запоминания. Все это количественные характеристики памяти. Но существуют и качественные индивидуальные различия памяти. Они касаются как доминирования отдельных видов памяти: зрительной, слуховой, двигательной и др., — так и их функционирования.

В соответствии с тем, какие сенсорные области доминируют в процессах памяти, выделяют следующие индивидуальные тины памяти: зрительную, слуховую, осязательную, обонятельную, вкусовую, двигательную, эмоциональную, рациональную и их различные сочетания. Один человек, для того чтобы лучше запомнить материал, обязательно должен его прочесть, так как при запоминании и воспроизведении ему легче опираться на зрительные образы. У другого человека преобладает слуховое восприятие и акустические образы, ему лучше один раз услышать, чем несколько раз увидеть. Третий хорошо запоминает и воспроизводит движения, и ему можно рекомендовать записывать запоминаемый материал или сопровождать его запоминание какими-либо ассоциированными с ним движениями.

«Чистые» виды памяти — в смысле безусловного доминирования только одного из перечисленных видов памяти — встречаются крайне редко. Чаще всего мы сталкиваемся с различными сочетаниями зрительной, слуховой, двигательной и других видов памяти. Типичными их соединениями друг с другом являются зрительно-двигательная, зрительно-слуховая и двигательно-слуховая память. Однако у большинства людей все же преобладающей является зрительная память.

Есть уникальные случаи такой памяти, описанные в литературе. Один из них нам представил А.Р. Лурия в уже упомянутой книге «Маленькая книжка о большой памяти. Ум мнемониста». Он подробно изучил и описал память человека но фамилии Ш., который мог быстро, прочно и надолго запоминать сложную и большую по объему зрительную информацию. Объем его зрительной памяти и предельный срок сохранения в ней образной информации так и не удалось точно установить. «Ему, — писал Лурия, — было безразлично, предъявлялись ли ему осмысленные слова, бессмысленные слоги, числа или звуки, давались ли они в устной или письменной форме; ему нужно было лишь, чтобы один элемент предлагаемого ряда был отделен от другого паузой в две-три секунды». Это время, вероятно, и есть то, которое данному человеку требовалось для осуществления указанного перевода и необходимого отдыха. У обычных людей это время и прилагаемые для этого усилия являются гораздо большими. Как выяснилось в дальнейшем, механизм памяти III. был основан на эйдетическом зрении, которое у него было особенно хорошо развито. После однократного зрительного восприятия материала и его небольшой умственной обработки (в основном образной) Ш. как бы продолжал его «видеть» в отсутствии данного материала в поле зрения. Он был способен восстановить в деталях соответствующий зрительный образ спустя много времени, даже через несколько лет. Некоторые опыты с ним были повторены через 15—16 лет после того, как он впервые увидел запоминаемый материал и больше к нему в течение этого времени не возвращался. Тем не менее он и через столько лет смог вспомнить соответствующий материал. Эйдетическая память, особенно сильно развитая у Ш., не такое уж редкое явление. В детстве она проявляется у многих детей, а у взрослых людей постепенно исчезает. Данный тип памяти, кроме того, упражняем и бывает неплохо развит у тех людей, которым по роду своей профессиональной деятельности часто приходится запоминать и сохранять в своей памяти точные образы виденного. Эйдетическая память, по всей вероятности, является одним из задатков развития способностей к художественно-изобразительному искусству. Сферой профессионального применения такой памяти могут также стать музыка, дизайн, создание моделей одежды, инженерное дело.

Наибольшего развития у человека обычно достигают те виды памяти, которые им чаще всего используются. Большое влияние на этот процесс оказывает профессиональная деятельность человека. Например, у ученых отмечается хорошая смысловая и логическая, но сравнительно слабая механическая память. У актеров и врачей хорошо развита образная память на лица, у математиков — память на числа, у инженеров — память на формы деталей машин и т.д.

Процессы памяти также тесным образом связаны с особенностями личности человека, с его эмоциональным настроем, интересами и потребностями. Последние определяют то, что и как человек запоминает, хранит или припоминает информацию.

Запоминание также зависит от отношения человека к запоминаемому материалу. Отношение, в свою очередь, определяет избирательный характер памяти. Мы обычно хорошо и легко запоминаем то, что для нас интересно и значимо. Эмоционально привлекательное будет лучше запоминаться, чем эмоционально нейтральное или безразличное.

Существенную роль в процессах памяти помимо эмоционального характера впечатления, оказываемого запоминаемым материалом, может играть и общее состояние человека в момент получения этого впечатления, а также его физическое состояние.

То, что память теснейшим образом связана с физическим состоянием человека, доказывают случаи болезненных нарушений памяти. Практически во всех таких случаях (в медицине они называются амнезиями и представляют собой кратковременные или долговременные, частичные или полные утраты памяти) происходят характерные расстройства памяти, которые в своих особенностях отражают связанные с ними расстройства личности больного. Известный исследователь нарушений памяти французский клинический психолог Т. Рибо писал по этому поводу, что наше более или менее постоянное представление о себе в каждый данный момент времени поддерживается памятью, питается ею, и стоит памяти человека перейти в состояние расстройства, как тотчас же меняется и его представление о самом себе.

Эту мысль можно продолжить следующим образом. Вероятно, что не только вызываемые длительными и хроническими заболеваниями, но и обычные, каждодневные изменения нашего поведения связаны с тем, что в какой-то момент времени мы что-то помним и что-то забываем о себе, о других людях и произошедших событиях. Существуют, по-видимому, не очень заметные, но похожие на болезненные расстройства нормальной человеческой памяти, которые мы не замечаем так же, как и не обращаем особого внимания на имеющиеся у нас акцентуации характера. Однако мы знаем, что акцентуации характера влияют на наше поведение; точно гак же, наверное, и периодические нарушения памяти оказывают воздействие на наше актуальное поведение.

Замечено, что в повседневной жизни человека у него нередко проявляются те же самые расстройства памяти, которые в крайне выраженной форме наблюдаются у больных людей. Поэтому, знакомясь с особенностями памяти человека, важно иметь хотя бы общее представление о подобных нарушениях памяти.

Они не только в медицине и клинической психологии, но и в реальной жизни за неимением другого проходящего термина называются амнезиями.

По динамике протекания мнемических процессов амнезия делится на ретроградную, антероградную, ретардированную. Ретроградная амнезия представляет собой забывание прошлых событий; антероградная — неспособность запоминания чего-либо на будущее; ретардированная амнезия — вид нарушений памяти, связанный с забыванием событий, пережитых человеком во время болезни. Еще один вид амнезии — прогрессивная — проявляется в постепенном ухудшении памяти вплоть до ее полной потери. При этом вначале утрачивается то, что в памяти неустойчиво (запомненное недавно или непрочно), а затем и более прочные, давние воспоминания.

Основатель психоанализа 3. Фрейд уделял большое внимание анализу механизмов забывания, которые действуют у людей в повседневной жизни. Он писал о том, что один из таких распространенных механизмов состоит в нарушении хода мысли силой внутреннего протеста, исходящего из чего-то вытесненного в подсознание. Фрейд утверждал, что во многих случаях забывания в его основе лежит нежелание помнить или бессознательное желание забыть. Примерами внутреннего, со стороны бессознательного мотивированного забывания, но Фрейду, являются случаи, когда человек непроизвольно теряет, закладывает куда-нибудь вещи, связанные с тем, что он хочет забыть, и забывает об этих вещах, чтобы они не напоминали ему о психологически неприятных обстоятельствах. Склонность к забыванию неприятного действительно широко распространена в реальной жизни. Особенно часто такое забывание проявляется в тех случаях, которые связаны с воспоминаниями, порождающими у человека отрицательные эмоциональные переживания.

Таким образом, индивидуальные различия памяти людей могут проявляться как в нормальных, так и аномальных мнемических процессах. При этом соответствующие различия, по-видимому, являются достаточно устойчивыми, поскольку многие из них связаны с теми особенностями функционирования организма, которые имеют природный характер. Индивидуальные различия в памяти также обусловлены своеобразием жизненного опыта человека, например его профессией, тем, что и на какой срок ему чаще всего в жизни приходится запоминать. Наконец, замечаемые среди людей индивидуальные различия памяти могут быть объяснены и индивидуально своеобразными нарушениями памяти, появляющимися в результате разного рода заболеваний.

Вместе с тем, несмотря на большие индивидуальные различия памяти, связанные в том числе с ее нарушениями, все люди каким-то образом приспосабливают свои мнемические процессы к условиям жизни и неплохо справляются с задачей запоминания, сохранения и припоминания нужной для них информации. Это означает, что имеющиеся у них индивидуальные различия памяти не могут описываться в терминах плохой или хорошей памяти, они имеют компенсируемый характер. Это означает, что большинство недостатков памяти человека, если они не вызваны серьезными хроническими заболеваниями, можно устранить за счет более активного использования и совершенствования тех видов и процессов памяти, которые у данного человека работаю хорошо.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >